Воскресенье, 21.04.2019, 19:35
Приветствую Вас Гость | RSS

//candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


После дождя часть 4
Глава 10
Вдовствующая Герцогиня Грандчестер



В пять часов вечера родственники герцогини встретились в огромной библиотеке особняка Грандчестеров. Все они страстно желали знать, что станет с огромным состоянием герцога. Они были готовы допустить, что Терри станет следующим герцогом Гарндчестером, но больше всего их интересовало, не перепадет ли им что-нибудь из средств Грандчестеров или же их назначат опекунами детей герцога, что даст им право распоряжаться наследством детей до их совершеннолетия.

Однако, при чтении завещания, последняя воля герцога оставила братьев герцогини в недоумении. Герцог просто-напросто разрушил все их планы. А Терри, который с момента начала чтения завещания стоял ко всем спиной, развернувшись к окну, с изумленным лицом повернулся к нотариусу.

- То, что вы говорите, господин нотариус, просто невозможно! - воскликнул один из братьев герцогини.

- Но это последнее указание герцога.

- Но это сумасшествие, - настаивал мужчина.

- Это завещание не может быть... - заговорил еще один из присутствующих.

- Я уверяю Вас, что здесь нет никакой ошибки, барон Вонампот.

- Но как же наша сестра возьмет на себя эти обязанности, если... если она мертва?

- Ах, боюсь, вы плохо слушали меня, господа.

- Разве мы плохо слушали??

- Мы слушали очень даже хорошо. Вы сказали... - начал барон Вонампот.

- Что наша сестра, герцогиня Грандчестер, возьмет на себя заботу о детях до тех пор, пока брат герцога не приедет, - закончил за барона маркиз Гонгора.

- Это невозможно!! - заявил маркиз Салсбери.

- Да, верно. Здесь говорится, что герцогиня будет заботиться о детях герцога, но здесь не имеется в виду ваша сестра, - ответил нотариус.

- Тогда какая другая герцогиня имеется в виду, кроме нашей сестры? - спросил маркиз Салсбери.

- А... до того, как герцог умер, он вновь женился.

- ЧТО????

- На ком он женился? - спросили одни.

- Это ложь, вы хотите сами завладеть состояние Грандчестеров! - сказали другие.

- Господа, я вас уверяю, что новая герцогиня существует, и она настоящая. Я не собираюсь забрать себе состояние Грандчестеров. Я лишь исполняю последнюю волю герцога Грандчестера.

- Мы хотим знать, кто она! - поднимаясь на ноги, заявили они.

- Мне очень жаль, но сегодня я не могу ответить на ваш вопрос. Это был указ герцога перед тем как он умер.

- По крайней мере, скажите нам ее имя, - заявил один из мужчин.

- Мне жаль, маркиз, но я не могу этого сделать.

- Это неприемлемо, мы будем оспаривать это завещание, - выплюнул маркиз, вставая напротив нотариуса. Но Терри, который до этого момента просто наблюдал за братьями герцогини, выступил посредником между нотариусом и маркизом.

- Это была последняя воля моего отца. Ни Вы, никто другой, не имеет права ее оспаривать.

- Терренс! Мы не допустим, чтобы ты стал новым герцогом Грандчестером, этот титул принадлежит Джорджу. Он англичанин и старший сын моей сестры, единственной герцогини Грандчестер.

- Очень жаль, что вы так думаете, господа, но я старший сын герцога Грандчестера, и несмотря на то, что в моей жилах течет американская кровь, сейчас я герцог и наследник этого дома и недвижимости с коттеджем в Шотландии. И поэтому я вас любезно прошу, чтобы вы немедленно ПОКИНУЛИ МОЙ ДОМ!


В это время в больнице, Энтони не находил себе места. Он хотел поехать вместе с Кенди, но не мог оставить свою работу. Возможно, если Альберт будет с ней, то эта встреча не будет слишком устрашающей. Однако, он сам не знал, доверять ли Альберту или нет.

- Энтони. - раздался голос Элен, прервавший его мысли.

- Да, Элен? Что ты здесь делаешь?

- Я... Ох, я не знаю, как тебе это сказать.

- Сказать, что?

-... Мм... в палате, которую занимал герцог Грандчестер...

- Ты прекрасно знала, что доктор Стивенсон запретил туда входить, зачем ты туда зашла?

- Я искала термометры для инвентаря, но это не то, что я хотела тебе сказать.

- А что тогда?

- Почему ты так относишься ко мне, Энтони, ты ведь знаешь, что я...

- Что ты хотела мне сказать? - отрезал Энтони.

- Я нашла это под кроватью герцога, - Элен протянула ему то, что было у нее в руке, и Энтони взял это.

- Это письмо для Терри Грандчестера.

- Я думаю, что письмо упало под кровать, и поэтому его никто не увидел.

- Спасибо, Элен, - и сказав это, он положил письмо к себе в карман.. Элен поняла, что Энтони больше не обращает на нее внимания, и ей не оставалось ничего другого как уйти.

"Почему? Почему он не обращает на меня внимания? Он смотрит лишь на нее..." - думала Элен, идя по коридору больницы. – «Если бы не она, то он был бы со мной".

Энтони дождался, когда Элен скрылась за углом, и достал письмо из кармана.

- Что в этом письме? Может быть мне... нет, будет лучше, если я отдам это письмо его владельцу.


Услышав слова Терри, браться герцогини начали потихоньку покидать библиотеку. Терри стоял напротив нотариуса, который все еще держал в руках завещание. Маркиз Салсбери, старший брат герцогини, который не терял надежду на то, чтобы стать опекуном детей своей сестры, не был готов к такому повороту дела.

- Ты еще заплатишь за это, Терренс, я буду оспаривать завещание твоего отца.

- Только попробуй.

После этого, маркиз Сласбери вышел из библиотеки и покинул особняк Грандчестеров.

- Спасибо, Терренс.

- Все в порядке,- Терри посмотрел на нотариуса. Он не был рассержен, как братья герцогини, но все же он был удивлен тем, что его отец вновь женился.

- Терренс... - немного нервничая, начал нотариус.

- Да? - молодой человек посмотрел на нотариуса, который не очень сильно изменился. Он также как и раньше, был одет во все черное, и волосы его были белые как снег. Однако, сейчас, у него были большие темные круги под глазами.

- Твой отец отдал тебе письмо?

- Письмо? Нет, он ничего мне не давал, - нотариус удивился, но не показал этого. - А он должен был его мне дать?

- Нет, нет. Я думал, что это письмо было предназначено тебе, но я ошибся.

"Что произошло с этим письмом?" - думал нотариус.

"Хотел бы я знать, почему он сделал это? Почему он вновь женился? Возможно, он любил свою любовницу, и как только оказался свободным от герцогини, от этой старой ведьмы, женился на ней?" - думал Терри. Однако он не осмелился спросить об этом у нотариуса. Вскоре он сам узнает, кто эта новая герцогиня, и расспросит ее обо всем.


Энтони находился в кабинете Кенди, и его любопытство взяло вверх. Ему было очень интересно, что было написано в этом письме, и поэтому он открыл и начал читать его.

- Нет! - воскликнул Энтони, читая письмо. - Этого не может быть, не может быть, Кенди!! - тоска в лице Энтони отражала ужасное известия, которое он прочитал. - "Я подписываюсь, не будучи осведомленной..." Я должен ехать в особняк Грандчестеров, - сказал сам себе Энтони.

Энтони рукой скомкал письмо и, не переодевшись, побежал к выходу из больницы.

- Энтони, куда ты так спешишь? - спросила Элен, встретив его на выходе из больницы.

- У меня появилось безотлагательное дело. Я должен идти.

Энтони быстро сел в свой автомобиль и отправился в особняк Грандчестеров.


В дверь библиотеки постучали, мажордом сообщил нотариусу о приезде гостей, и он сказал, чтобы их проводили в смежную комнату библиотеки.

- Хорошо, молодой герцог, мне надо еще заняться другими делами, связанными с завещанием. Так что с Вашего разрешения, я удаляюсь.


У автомобиля Энтони спустилась шина на холме, недалеко от особняка Грандчестеров.

- Проклятие, - пробормотал он, ударяя ногой по колесу автомобиля. - Проклятие, проклятие, проклятие!!

- Могу я Вам чем-то помочь? - спросил молодой человек, который остановился напротив автомобиля Энтони.

- Да, мне срочно нужно попасть в особняк Грандчестеров.

- Особняк Грандчестеров! Если хочешь, то могу тебя подвести туда.

- Спасибо!!

Оба молодых людей сели в автомобиль и направились в особняк Грандчестеров, однако, Энтони так и не узнал этого журналиста, который выпустил статью о смерти герцогини. Сейчас этот человек направлялся в особняк, так как знал, что его наверняка там ждут новости, о которых он напишет в своей газетной статье.


Нотариус оставил Терри наедине с его мыслями, в библиотеке.

- Кто эта женщина? Я не обвиняю отца в том, что у него была любовница, у меня бы самого она была бы, если бы я женился на такой женщине, как герцогиня, - думал Терри, глядя в окно библиотеки.

Пока его взгляд блуждал по окну, его руки скользнули в карманы брюк, и он ощутил холод металлического предмета. Очень медленно он достал его из своего кармана.

- Кенди! - пробормотал он, смотря на гармонику, которая приносила ему столько воспоминаний...


Кенди приехала с Альбертом в особняк Грандчестеров, и сейчас они находились в маленькой комнате, в которую проводил их мажордом. Комната была оформлена в стиле пятнадцатого века. Тяжелые занавески из красного бархата прикрывали единственное окно в комнате. Альберт с Кенди сидели на диване, также отделанным бархатом. Напротив дивана стоял камин, и над ним висела картина с изображением человека, одетого в старомодный костюм.

"Возможно, это чей-нибудь предок", - подумала Кенди.

- Господа, извините за то, что заставил вас ждать.

- Не беспокойтесь. Нам бы хотелось знать, когда приедет герцог Кент, чтобы взять на себя опекунство над своими племянниками.

- Ах, герцог Кент. Как Вы уже знаете, мистер Роджер Грандчестер, герцог Кент живет в Осло, Норвегии, и в это время года там очень плохая погода. И поэтому все письма туда идут довольно долго.

- Вы хотите сказать, что он еще... ничего не знает?

- Я уверен, что письмо, которое герцог Грандчестер отправил своему брату Роджеру уже дошло, но боюсь, что его ответ может ненадолго задержаться в пути.

- Тогда...

- Вы возьмете заботу на себя о детях герцога, как и обещали герцогу Грандчестеру.

- Но как?

- Кенди, я полагаю, что герцог оставил какие-нибудь указания по этому поводу, правильно, господин нотариус? - вмешался Альберт.

- Да. Мистер Ричард оставил все определенным. Вы можете жить в этом особняке и заботиться здесь же о детях, конечно же, если пожелаете. Герцог упоминал о Вашей профессии. Также вам будут выделять денежные средства на ваши нужды и нужды детей. Еще Вам будут выделяться деньги на оплату гувернантки для детей, на отдых, на лечение Джорджа и на оплату услуг девушки, которая заботится о нем. И поскольку Вы становитесь опекуном детей, то Вы имеете право распоряжаться их частью наследства.

- Я!! - удивилась Кенди.

- Да, мадам.

- Кенди, ты стала единственным опекуном детей и их наследства, - пробормотал Альберт.

- Да, мистер Эндри, мадам стала управляющей состоянием семьи Грандчестеров.

- Но, а как же Терри??

- Молодой герцог унаследовал не так уж и мало. Он получил в наследство недвижимость в Шотландии и Лондоне. Также у него есть права на этот дом, как и у его братьев. Но если Вы решите остаться жить здесь, то вы получаете те же права на дом, что и дети покойного герцога.

- Почему?

- Почему, господин нотариус? Почему Кенди получает такие же права, как и дети герцога?


Терри играл на гармонике, и мелодия, которая лилась из нее, была очень хорошо знакома Кенди. Терри продолжал смотреть в окно, когда увидел автомобиль, направляющийся к особняку.

- Эта музыка, - пробормотала Кенди, вставая и прерывая объяснения нотариуса. - Терри в смежной комнате? - спросила она, подходя к двери.

- Да, мадам, герцог сейчас в библиотеке.

Кенди остановилась напротив двери, соединяющую библиотеку и эту комнату. Она положила руку себе на грудь и продолжала слушать музыку.

Терри заметил, что автомобиль остановился у ворот особняка и уже собрался выйти из библиотеки, чтобы посмотреть, кто приехал, как что-то на столе привлекло его внимание.

На столе нотариус оставил завещание его отца. Но под ним еще оказался какой-то документ, на котором стояла печать, которую Терри очень хорошо знал. Много раз Сюзанна настаивала, чтобы у них был точно такой же документ. Это был брачный контракт. Нотариус оставил здесь вместе с завещанием брачный контракт его отца с новой герцогиней.

Терри не осмелился поднять со стола завещание, чтобы подтвердить свои догадки. Он чувствовал, как в груди его сердце билось с бешеной скоростью. Он подумал, что это из-за того, что он играл на гармонике и вспомнил Кенди, однако сейчас, его сердце стучало еще чаще, потому что он вот-вот должен был узнать имя новой герцогини.

Наконец-то, Терри решился и поднял завещание, под которым лежал брачный контракт, подписанный совсем недавно. Терри пробежался глазами по контракту, до имен и подписей. Он увидел своеобразную подпись своего отца и свидетелей, которыми были нотариус и адвокат. Однако, дойдя до подписи невесты... молодой герцог почувствовал, как его сердце остановилось. Он не мог поверить в то, что читал. Завещание, которое до этого момента он держал в руках, упало на пол, в то время как он брал со стола брачный контракт.

Кенди, стоя около двери, внезапно почувствовала огромную боль на сердце, и из ее глаз угрожали пролиться слезы. Она нашла в себе силы и отошла от двери.

- Мадам, Вы имеете на это право, потому что, вы...

Терри не знал, как, но его взгляд помутнел, и он не мог различить то, что видел. В праведном гневе и с документом в руках, он резко открыл дверь в смежную комнату, как раз в том момент, когда нотариус заканчивал свое предложение.

- …Вдовствующая Герцогиня Грандчестер.

Звук открывшейся двери, заставил всех обернуться и лицезреть внушительную фигуру человека в проеме двери, у которого был свирепый вид. Кенди, пораженная известием и увидев Терри, почувствовала... как ее сердце вновь разбивается на мелкие кусочки.

Глава 11
Горькая Встреча



Терри появился точно в тот момент, когда нотариус объяснял Кенди, почему у нее есть все права на особняк Грандчестеров.

Все замолчали, увидев Терри в проходе двери. В свой руку он держал брачный контракт, из которого он узнал, что мисс Кендис Уайт Эндри вышла замуж за герцога Ричарда Грандчестера за день до его смерти. Никогда бы он не подумал, что, открыв дверь, он обнаружит в смежной комнате никого другого как герцогиню, герцогиню вдову Грандчестер.

- Столько времени я тебя искал, и посмотрите, где я тебя нашел, - заявил он с уничтожающим сарказмом, останавливаясь напротив девушки.

- Терри, Терри, я... - пробормотала Кенди.

- Хватит, - язвительно процедил молодой человек. - Так что, мисс веснушчатая, сейчас, стала герцогиней Грандчестер.

- Терри, я не...

- Не надо, - сухо перебил он ее, и продолжил. - Как ты могла сделать это, а я, то, считал тебя порядочной девушкой.

- Терри, она... - хотел заступиться за блондинку Альберт.

- А ты, тоже хорошо, так называемый друг, - заявил Терри и потом обратился к Кенди. - Поэтому я не нашел тебя ни в Чикаго, ни во Флориде, когда я искал тебя, ты приехала в Лондон и стала... - Кенди недоуменно смотрела на Терри. - стала любовницей моего отца!! - воскликнул он, бросая ей брачный контракт.

- Нет, Терри... я не... - старалась защититься Кенди, смотря на ее и герцога Грандчестера брачный контракт.

- Это ты, та медсестра, о которой все говорили, ты была любовницей моего отца, и у тебя еще хватает наглости отрицать это? - выкрикнул Терри, держа в руках брачный контракт. - Ты...

- Терри!! - раздался голос Энтони. - Я тебе не позволю, оскорблять Кенди.

Энтони занес кулак и одарил Терри. Молодой актер был так поглощен Кенди, что для него этот удар был неожиданным, и он упал на колени, а из губы выступила кровь.

Терри рукой вытер кровь, и посмотрел на Энтони, который стоял напротив него. Он показался ему знакомым, но он не мог вспомнить, где он видел его раньше. Мгновение он старался вспомнить, но так и не смог, и поэтому сосредоточил внимание на происходящем, и увидел, что Кенди стоит около Альберта.

- Я никогда не избегаю драк, - холодно заявил он. - У тебя хороший удар справа, - и говоря это, молодой актер быстро поднялся и сбил Энтони с ног, навалившись на него всем своим весом, и ударил Энтони. В свою очередь, Энтони пытался выбраться из-под актера, но потерпел неудачу.

- Достаточно! Терри, Энтони, хватит!! - крикнула Кенди.

Услышав голос Кенди, актер на мгновение отвлекся, и Энтони, воспользовавшись этим, ударил его в живот, на что Терри, придя в себя, ответил несколькими ударами в лицо Энтони. Однако, через некоторое время, Энтони все удалось выбраться из-под Терри.

- Вы, двое, хватит, - сказал Альберт, подходя к Терри, в то время как Кенди уже подошла к Энтони, который уже поднялся на ноги.

- А ты? Тоже еще один из ее любовников? - спросил Терри у Энтони.

- Ты не понимаешь, что говоришь, - ответил он.

- Мадам, обернитесь, пожалуйста, - услышала Кенди, и когда обернулась, ей в глаза ударила вспышка света. Человек, который окликнул Кенди, был тем, кто некоторое время назад, подвез Энтони в особняк Грандчестеров. Сейчас, у него было уже достаточно информации для своей статьи, и, сфотографировав Кенди, он быстро выбежал из особняка.

- Это журналист! - воскликнула Кенди.

- Я поговорю с ним, - сказал Альберт и побежал за журналистом.

Терри ни сказав больше, ни слова, несколько минут продолжал смотреть на Кенди, и после перевел свой взгляд на Энтони.

- Мы посчитаемся с тобой в другой раз, - заявил Терри Энтони, проходя мимо него.

Кенди уже хотела было сказать ему что-нибудь, чтобы задержать его и все объяснить, но не смогла вымолвить и слова. Она почувствовала, как ноги ее налились тяжестью, и она не могла двинуться с места. И когда Энтони обернулся к девушке, он заметил, какой бледной она была.

А Кенди, в свою очередь, стояла и ничего не понимала. Как могло случиться, что она стала вдовствующей герцогиней Грандчестер? Как она могла оказаться женой покойного герцога? Она просто не могла в это поверить.

Нотариус подошел к Кенди и предложил ей обговорить подробности завещания, однако в данный момент девушка уже ничего не хотела знать. Произошло очень много всего, а Кенди ничего не могла объяснить, она лишь хотела поскорее уйти из этого дома, потому что задыхалась в нем.


- Ай!!! Мне больно, босс!! Ты что, решила отомстить мне? - развлекаясь, спросил Энтони, пока Кенди промывала его раны.

- Если бы не вел себя как дитя малое и не начал драку, то тебе сейчас не было бы больно, - улыбаясь, ответила Кенди.

- Я не мог позволить, чтобы этот... аристократ продолжал оскорблять тебя.

- Но ты не сможешь все время защищать меня, особенно когда все узнают, что я вышла замуж за герцога, - с грустью произнесла Кенди.

Энтони хотел еще что-то сказать, но промолчал. Кенди закончила промывать его раны и, отвернувшись от него, начала убирать миску с водой и вату.

- "Да, сейчас, когда появился Терри, он может стать очень сильным соперником, - думал Энтони. - Он ведет себя не как женатый человек, я вообще не уверен, что он женился. Но Кенди думает наоборот. А если он будет и дальше продолжать думать, что Кенди была любовницей его отца, то он, возможно, не будет преследовать ее. И тогда у меня не будет ни одного соперника..."

- Чему ты улыбаешься, Энтони?

- Ээ, я просто подумал, что сейчас ты стала мачехой Терренса!

- Не говори глупостей. Альберт поговорит завтра с нотариусом, чтобы как-нибудь разобраться во всей этой несуразице.

- Надеюсь, что все решится быстро. Но тебе все равно придется подготовиться!

- Подготовиться к чему?

- Альберт не догнал того журналиста, так что завтра, ты будешь на первых полосах лондонских газет...

- О, Господи!! - это все что смогла произнести Кенди.


На следующее утро Элен вошла в комнату отдыха с новостями из утренней газеты.

- Я ведь вам говорила, - торжествующе заявила Элен, бросая на стол, за которым сидело несколько медсестер, газету. - Эта нахалка все-таки добилась своего.

- О чем ты говоришь, Элен? - спросила Оли, подруга Кенди.

- Я говорю, что эта нахалка Кенди добилась своего, вот смотрите, - объяснила она, поднимая газету так, чтобы все смогли прочитать, что Кенди стала вдовствующей герцогиней Грандчестер...

Все приблизились к Элен, и увидели, что в газете напечатана статья, посвященная Кенди.

Декабрь, 1919

Лондон, Англия

Герцогиня, вдова Грандчестере.

Медсестра, которая до недавнего времени заботилась о покойном герцоге Грандчестере и о его сыне, Джордже, внезапно превратилась в герцогиню, вдову Грандчестер. Родственникам предыдущей герцогини, не понравилось это известие, и они утверждают, что никогда не признают эту девушку новой герцогиней Грандчестер. Они обещают сделать все возможное, чтобы этот брак был аннулирован.

Также, как нам стало известно, новому герцогу Грандчестеру, Терренсу Грэму Грандчестеру, это известие также пришлось не по душе, так как вчера он сильно повздорил с друзьями новой герцогини.

На этой фотографии, можно заметить, что новая герцогиня очень молода, и могла бы быть женой нового герцога, а не его мачехой.

Фотография Кенди шла сразу же после последней фразы.

- Это не она, - сказала одна из девушек.

- Что ты такое говоришь? - воскликнула Элен. - Ты посмотри получше, это она.

- Конечно, это не она, - сказала другая.

- Нет, это она, - настаивала Элен.

- Кенди всегда делает два хвоста на голове, а у этой девушке волосы собраны в прическу.

- Какая разница, как она причесывается, я говорю вам, это она. В газете даже упоминается ее имя.

- Да, верно, это она, - согласилась Оли.

- Но она здесь на себя не похожа, Оли, с чего ты взяла, что это она? - спросила одна из девушек.

- Я вчера вечером видела Кенди, и она была так же, как на этой фотографии, одета и с такой же прической.

- Я же вам говорила! Эта нахалка добилась своего.

- Кроме того, в статье говорится, что новый герцог повздорил с друзьями герцогини и...

- И что, Оли? - спросила Элен.

- Вчера я встретила Кенди и Энтони, и Энтони похоже с кем-то подрался.

- Энтони? - удивилась Элен.

- Да, Кенди сказала, что собирается промыть его раны...

- Вот идиот! - воскликнула Элен, быстро выходя из комнаты отдыха.


В это же самое время, Альберт встретился с нотариусом семьи Грандчестер, чтобы постараться все уладить. Кенди не знала, как стала женой Ричарда Грандчестера, она лишь вспомнила, что подписала какие-то документы, в которых, как она думала, она берет на себя ответственность за детей герцога.

Альберт не очень долго пробыл в конторе нотариуса, и, выйдя оттуда, он сразу же направился к адвокату семьи, чтобы хоть как-то помочь Кенди.

- Мистер Уильям, вы не читали сегодняшнюю газету? - спросил адвокат Альберта.


После вчерашнего вечера Кенди чувствовала себя очень усталой и смущенной. У нее было два выходных дня, но она даже не хотела выходить из своей квартиры. Она надеялась, что Альберт зайдет к ней и скажет, что все уладил. Сейчас, она меньше всего желала становиться герцогиней. Она никогда не вела себя, как благородная леди, и это вызывало у тетушки Элрой постоянную головную боль, и сейчас она даже не знала, как ведут себя сливки английского общества.

Однако, потом она решила все-таки выйти из дома, зайти к сестре Маргарет и познакомиться с детьми герцога.

Через некоторое время, Кенди уже сидела в кабинете старшей сестры колледжа и вспоминала, как пришла сюда в первый раз. Здесь почти ничего не изменилось, лишь занавески на окнах были открыты, позволяя свету проникать в это помещение.

Когда Кенди пришла в колледж, она попросила известить об этом сестру Маргарет и не понимала, почему ее проводили в кабинет старшей сестры. Возможно, здесь происходили встречи с сестрами? Она этого не знала.

- Здравствуй, Кендис! Я очень рада, что ты пришла, - сказала сестра Маргарет, входя в кабинет вместе с другими двумя сестрами.

- Сестра Маргарет, я очень рада Вас вновь видеть, - сказала Кенди, вставая.

- Не надо, не вставай, Кенди. Сестра Клайдия, Сестра Фредерика, это Кендис Уайт Эндри, несколько лет назад она была одной из наших учениц, - сказала монахиня, представляя Кенди сестрам. Монахини склонили головы в знак приветствия и покинули кабинет.

- Не понимаю, почему мы сейчас здесь, в кабинете главной сестры, - удивленно пробормотала Кенди. - Почему Вы улыбаетесь, сестра Маргарет?

- Да, так ничего, просто, сейчас, я старшая сестра.

- Как? - удивилась Кенди.

Сестра Маргарет рассказала Кенди о том, что сестра Грей очень плохо себя чувствовала незадолго до начала войны, и поэтому ей было разрешено уйти на покой. На протяжении войны колледж был закрыт, а сестер отослали в монастырь для оказания помощи, которая от них требовалась. Кое-кто из сестер попал на поле сражения в качестве медсестры. По окончании войны, здоровье сестры Грей ухудшилось, и церковная комиссия, назначила нового ректора в колледж Святого Павла, сестру Маргарет. Сейчас, сестра Грей в одном из монастырей в Шотландии, где пытается улучшить свое здоровье.

- Как я рада!!

- Мы изменили некоторые правила, но они, разумеется, не пятнают доброе имя и мораль этого колледжа. Пойдем со мной, Кендис.

- Хорошо.

Они прошли через коридоры, где расположены спальные комнаты, которые Кенди хорошо помнила, и через некоторое время дошли до одного из класса. Сестра Маргарет открыла дверь и подала знак Кенди, чтобы она туда заглянула.

- Он смешанный! - удивилась Кенди.

- Да. С тех пор, как колледж вновь открылся, классы стали смешанными: молодые люди и девушки теперь занимаются вместе. Этот колледж продолжает быть интернатом. Как раньше, здесь мы прививаем этикет и хорошие правила поведения, но времена изменились, и мы не видим причин, почему леди и джентльмены должны учиться порознь.

Несколько минут спустя, Кенди и сестра Маргарет вновь сидели в кабинете ректора.

- Хорошо, Кенди, а теперь расскажи мне о цели твоего визита. Ты ведь пришла сюда не только для того, чтобы поговорить со мной?

- Да... - Кенди немного смутилась. - Я обещала герцогу Грандчестеру, что буду присматривать за Маргарет и Джонатаном, пока не приедет их дядя.

- А-а, да. Адвокат семьи Грандчестер уже был здесь.

- Адвокат? - удивилась Кенди. Она надеялась, что она не рассказала, что она стала вдовой герцога Грандчестера.

- Да, господин адвокат все подробно объяснил и сделал пожертвование от имени герцога Грандчестера, чтобы его дети могли и дальше учиться у нас. Так что нет никаких проблем. Ты можешь забрать их к себе, когда у них закончатся занятия. Двадцатого числа.

- Хорошо, - пробормотала Кенди. - И еще я хотела бы познакомиться с детьми герцога, это возможно сейчас?

- Конечно, Кенди. У Маргарет сейчас занятия верховой езды, так что, я думаю, тебе придется немного подождать ее. Ну а Джонатана я скажу, чтобы привели прямо сейчас.

Сестра Маргарет вышла из кабинета, ненадолго оставляя Кенди одну. Дверь была открыта и девушка увидела мальчика, лет семи-восьми, появившегося около двери. Ребенок был одет в форму колледжа Св. Павла; его каштановые волосы были коротко подстрижены; и он был высоким для своего возраста. Взгляд ребенка был устремлен на Кенди, и девушка не могла не заметить, что у мальчика были глаза глубокого синего цвета, такого же, как у Терри, Джорджа и у самого герцога. Нет, Терри никогда не сможет отрицать, что они его братья.

Кенди встала и стала приближаться к Джонатану, в тоже время делая ему знак подойти поближе. Мальчик робко подошел к ней.

- Здравствуй, меня зовут Кенди. А ты Джонатан, верно? - спросила Кенди, приседая на корточки, чтобы стать с ним одного роста.

- Да.

- Я была знакома с твоим отцом, и он меня попросил позаботиться о тебе и о твоих братьях, пока не приедет твой дядя.

- Я хочу к папе и маме... - сказал Джонатан, с плачем кидаясь в объятия Кенди. Девушка ощутила комок в горле, но все же нашла в себе силы заговорить. - Джонатан, - начала она. - Джонатан, послушай меня, - мальчик поднял голову и посмотрел ей в глаза. - Ты знаешь, что твои папа и мама сейчас на небе, правда?

- Да, сестра Маргарет сказала мне. Но я хочу их увидеть.

- Если ты хочешь их увидеть, то зажмурься сильно-сильно, и тогда ты их увидишь, - Джонатан сделал как сказала Кенди. - Итак, вспомни последний раз, когда ты видел их счастливыми... Сейчас ты их видишь, правда?

- Да, они вместе и смеются, - прошептал мальчик.

Недалеко от двери за молодой девушкой и малышом наблюдали два карих глаза, принадлежащих Маргарет Грандчестер.

- Привет! - сказала Кенди, заметив девочку, которая была одета в костюм для верховой езды. Блондинка сразу же поняла по виду девочки, что это и есть дочь герцога, Маргарет. Внешностью она отличалась от мужчин Грандчестеров: ее лицо было слегка округлой формы, волосы были светло-каштановые, закрепленные лентой на затылке. Она была не такой высокой, как Джордж или Джонатан, и ее глаза были карего цвета. Скорей всего, девочка была похожа на свою мать, герцогиню.

- Привет! Ты медсестра?

- Меня зовут Кенди и да, я медсестра.

- Я леди Маргарет.

- Очень приятно познакомиться, леди Маргарет, - улыбнулась Кенди. - Я надеюсь, что мы подружимся с Вами, пока не приедет ваш дядя. Я приеду за Вами двадцатого числа, чтобы мы все вместе провели рождество.

Взгляд Маргарет казался изучающим, казалось, что она хотела что-то спросить, но не осмеливалась. Возможно, если бы они были одногодками, то дочь герцога непременно бы спросила о том, о чем сейчас она спросить не могла.


На следующий день, Терри находился в своей комнате в особняке Грандчестер. Он занял ту же комнату, в которой когда-то жил. Этой ночью он не спал, потому что каждую секунду его преследовал образ Кенди. И уже в тысячный раз он мысленно упрекнул свою мать в том, что она уговорила его сопровождать ее в Лондон.

- Если бы я остался в Нью-Йорке, то ничего бы не узнал о ней. Я бы хранил ее чистый и благородный образ. Я не должен был приезжать в Лондон, не должен был.

В дверь постучали, и Терри откликнулся, разрешая войти горничной, которая принесла завтрак и утреннюю газету. Когда девушка вышла из комнаты, Терри взял газету и начал читать статью о Кенди.

- Вдова покойного герцога и его мачеха... ха... - он с силой опрокинул поднос на пол. - Если бы ты хоть чуточку меня бы любил, ты бы стал связываться с ней. Я мог бы смириться с любой, но только не с ней...

Терри провел в своей комнате весь день. Он никому не позволял входить к нему, и сам не выходил.

Элеонора Бейкер не знала, что произошло при чтении завещания герцога Грандчестера. Терри обещал зайти к ней и все рассказать, но он так и не пришел. Ее это очень обеспокоило. Она не сразу прочла утреннюю газету и только к вечеру поняла, почему ее сын не приехал к ней сегодня.

По приезду в особняк Грандчестеров, слуги рассказали, что Терренс заперся у себя в комнате. Актриса никак не могла себе представить, что Кенди вышла замуж за Ричарда Грандчестера, но все-таки она думала, что если это произошло, на это были серьезные причины. Она поднялась в комнату Терри, но тот не захотел говорить с ней. Было уже без четверти шесть вечера следующего дня, когда Терри, в конце концов, открыл дверь.

- Сын, я хочу с тобой поговорить, - просила Элеонора.

- Не сейчас, у меня нет времени, на разговоры, - ответил он и быстро вышел из особняка.

Молодой человек сел в автомобиль и на полной скорости уехал в город.


Было полседьмого вечера, когда Кенди выходила из квартиры, собираясь в больницу. Вчера Энтони зашел к ней всего на несколько минут, и ей не хватило времени поговорить с ним, поскольку он уже опаздывал на работу. Ко всему прочему, девушка надеялась, что Альберт зайдет к ней, но он так и не пришел. Она надеялась, хотя бы сегодня он появится, но ее надежды не сбылись. Она уже начала беспокоиться, что с ним случилось, но также была очень заинтригована, чем закончился его разговор с адвокатом. Еще ее преследовала мысль, что теперь, когда Терри появился, он считает ее самой недостойной женщиной в мире... эта мысль не давала ей ни минуты покоя.

В тот день, когда она неожиданно увидела Терри, она не придала значения его словам, но сейчас, идя по улице, до нее начал доходить смысл сказанных им слов.

- "Поэтому я не нашел тебя ни в Чикаго..." - вспоминала Кенди. - "ни во Флориде, когда я искал тебя, ты приехала в Лондон и стала... - Нет, Терри, нет. Как ты можешь так говорить, - думала девушка. - Что произошло у тебя с Сюзанной? И ребенком? Зачем ты меня искал, Терри?

Кенди рассеяно брела по улице по направлению к больнице. Солнце на небе постепенно скрылось, поскольку стояла зима, и дни стали короче, а ночи длиннее. Блондинка не заметила, как сгустилась темнота, и фонари уже зажглись. Холод зимнего воздуха и густой туман опустился на улицы. Сейчас можно было лишь разглядеть тени вдали, и ничего больше.

- Какой густой туман! - воскликнула Кенди. - Такое ощущение, что уже наступила ночь, - девушка продолжала идти и когда она подняла голову, то у ворот больницы, заметила высокую тень, которая показалась ей знакомой. Силуэт мужчины облокачивался на стену, и его длинные волосы шевелил ветер. Туман не позволил блондинке разглядеть лица этого человека, но она подумала, что узнала его. Она улыбнулась и поспешила к мужской фигуре.

- Альберт!

Приближаясь, Кенди мало-помалу начала различать черты лица, и вдруг резко остановилась. Она смотрела на того, с кем спутала Альберта.

Терри стоя у ворот больницы, смотрел на Кенди своими синими глазами, однако его взгляд казался отдаленным и холодным: казалось, он обвинял ее во всех смертных грехах.

Кенди почувствовала такой гнев в глазах Терри, что снег вокруг нее мог с легкостью растаять.

Терри хотел увидеть Кенди, и поэтому приехал в город. Он не знал, что ей сказать, и два прошедших дня думал о том, как это возможно, что его отец сделал то, что сделал. Он не мог поверить, как его отец осмелился просить прощения, когда он приехал в больницу. Если бы извинений было достаточно. Но он не мог потребовать объяснений у покойного, однако мог у Кенди.

Было уже без пятнадцати семь, когда он подъехал к больнице. Он не знал, работала ли Кенди сегодня в вечернюю смену или нет, но единственное, что он знал, что она работает в этой больнице, и эти ворота были единственным входом и выходом из нее. Он решил ждать ее здесь, неважно, сколько времени у него это займет, но он ее дождется. Он не знал, что скажет ей, когда встретит, и думал об этом, когда услышал голос Кенди, зовущий Альберта.

Густой туман не позволял ему отчетливо видеть, но он смог различить силуэт в этой дымке. Несмотря на то, что почти ничего не было видно, он узнал ее силуэт. Она превратилась в красивую женщину, с формами, от которых любой бы сошел с ума, включая его и его отца. И только он подумал об этом, как гнев вновь охватил его.

- Терри! - удивилась Кенди, подходя к воротам. - Что ты здесь делаешь?

- Мне тоже интересно, что я здесь делаю.

- Здесь холодно, Терри, может, мы поговорим в моем кабинете?

- Ты думаешь, что здесь холодно? - зло улыбнулся он. - А ты знаешь, что такое холод? Возможно, да, ты же согревала других, когда я был одинок, - заявил он с уничтожающим сарказмом.

- Терри!!

- Может быть, я мог бы войти в часть твоего списка? - язвительно продолжал он.

- Как ты... ну, как ты можешь... - Кенди начала сердиться.

- Как я могу? Очень просто, тебе не кажется?

Молодой человек с яростью смотрел на нее. Но все же видел, что она превратилась в красивую женщину, в ее движениях сквозила элегантность; на ее белокурых волосах плясали маленькие, белые снежинки. Терри посмотрел на ее щеки, окрашенные смущением, и его взгляд спустился к ее губам. Он смотрел на ее губы, с которых когда-то сорвал первый поцелуй, и ему вновь захотелось попробовать их вкус. В этот момент он забыл обо всем, в том числе и о том, зачем он приехал к ней. Он хотел потребовать объяснений, но, увидев ее губы, которые так сильно искушали его, он забыл обо всем.

В полном молчании, он взял в свои руки лицо девушки. Сердце Кенди начало учащенно биться, когда она старалась отстраниться от него, но Терри не дал ей это сделать. Блондинка видела, как его лицо приближалось к ней, и она уже знала, что он собирается ее поцеловать. Разум твердил ей, что надо сопротивляться, но она не могла, и вот уже почувствовала, как его губы сомкнулись на ее губах. Она хотела ему что-то сказать, но как только открыла рот, его язык мгновенно проник внутрь. Поцелуй Терри стал более требовательным, но в тоже время и более нежным. Терри исследовал ее рот, смакуя каждый сантиметр; его руки опустились ей на спину, и девушка уже не могла ни о чем думать. Терри обнимал ее, и она чувствовала в поцелуе все его существо.

Кровь застучала у нее в висках так, что закружилась голова, она чувствовала, как огонь разливается в ее венах. Никогда раньше она ничего подобного не чувствовала.

Сердце Терри также неистово колотилось, пока он обнимал блондинку. Он почувствовал, что Кенди расслабилась и подалась ему, отвечая на его поцелуй. Но неожиданно, он вспомнил, зачем приехал сюда, и резко прервал поцелуй. Кенди лишь через секунду поняла, что он оторвался от нее, и почувствовала разочарование.

Терри улыбнулся, в его глазах Кенди увидела блеск, который уже видела и раньше.

- Значит, ты занесешь меня, нового герцога, в свой список любовников... или ты подождешь, пока мой брат Джордж немного подрастет, ма...

- Идиот... - ударила она его, и на ее глазах выступили слезы. Терри коснулся своей щеки, и посмотрел на Кенди. - Какое право ты имеешь, говорить мне все это, и целовать? Ты, у которого жена и сын в Америке? Убирайся и оставь меня в покое.

Терри удивился ее словам, но уже через мгновение, он вновь заговорил своим высокомерным тоном:

- К Вашему сведению, мисс, о, простите, герцогиня, у меня нет никого сына, и я не женат.

- Но Сюзанна...

- Ах, Сюзанна, боюсь, Вы плохо проинформированы. Мисс Сюзанна Марлоу, разорвала помолвку и исчезла со своей злосчастной матерью неизвестно куда.

Сказав это, Терри развернулся и собрался уходить, однако, немного помедлив, он бросил через плечо:

- Я буду ждать Вашего ответа... герцогиня.

Кенди рассердилась и смутилась в ответ на его слова. Сюзанна его оставила. Они не поженились, и у них не было никакого сына. Какой глупой она была, когда поверила этому письму. Кенди поднесла руку к своим губам, которые все еще хранили поцелуй Терри.


В тоже время, с другой стороны ворот стоял Энтони, наблюдая за всей этой сценой. Его лицо раскраснелось от гнева и ревности. Терри целовал ее, и она отвечала на его поцелуй. К тому же он слышал, что Терри не женился!! И у него не было никакого сына. Сюзанна обманула Кенди. Энтони был расстроен и смущен, ведь если все так, как он слышал, он может навсегда потерять Кенди... Энтони был так поглощен своими мыслями, что не заметил, что другая фигура также стояла, неподалеку и наблюдала за происходящим.

- И ты оставишь все как есть? - спросила Элен.

- Тебя это не касается, Элен, занимайся свои собственными делами, - ответил он, возвращаясь в больницу.

- "Зачем она все это делает?" - думала Элен, глядя на Кенди, которая все еще стояла у ворот и смотрела, как удаляется автомобиль Терри. - "Сначала она выходит замуж за герцога Грандчестера, потом становится невестой Энтони, а сейчас она флиртует с новым герцогом... Энтони, неужели ты не понимаешь, что она из себя представляет?" - с горечью подумала она. - "Если ты не собираешься ничего говорить ей, это сделаю я", - решила Элен и направилась туда, где стояла Кенди.

Глава 12
В бурю



Кенди смотрела вслед удаляющемуся автомобилю Терри. Постепенно она начала чувствовать холод. Поцелуй Терри окутал ее теплом, и ей казалось, что она пылает в лихорадке. Сейчас она начинала ощущать температуру воздуха, но сердце ее было намного холоднее снега, падающего на землю.

- Кенди! - раздался голос Элен.

- Что?.. - она не смогла закончить свой вопрос, так как Элен ударила ее по щеке.

- Как ты можешь так поступать с Энтони! - воскликнула она, в то время как Кенди поднесла руку к своей щеке. Она ничего не ответила, так как не могла. - Ничего не можешь сказать! - продолжала бушевать Элен.

- Я ничего не могу сказать, - тихо ответила Кенди, почувствовав себя виноватой.

- Конечно, не можешь. У тебе хватило бесстыдства целоваться с другим на глазах у Энтони!

- На глазах у Энтони? - удивилась девушка, поднимая голову.

- Да, на глазах у Энтони, он все видел. Как ты можешь так обращаться с ним, он этого не заслужил, - сказала Элен, и на последней фразе ее голос охрип.

- Элен, ты... - Кенди посмотрела на девушку, стоящую перед ней. - Ты его любишь! Ты любишь его!

- Что??? - не поняла она.

- Вот именно, поэтому ты меня так ненавидишь. Ты любишь Энтони!

- Мы сейчас говорим не обо мне.

- Поэтому тебе больно! Элен, мне очень жаль, правда, мне очень жаль, что так случилось.

- Ты ему не подходишь, ты не та, кто ему нужен.

- Элен! - раздался голос Луизы, - Нельзя изменить чувства другого, особенно, когда он влюблен. Ты ведь понимаешь это, не так ли?

Элен посмотрела на Луизу и перевела взгляд, полный ненависти, на Кенди и через мгновение убежала в сторону больницы в слезах.

- Элен! - крикнула Кенди.

- Оставь ее, Кенди, она понимает, что если Энтони любит другую, тебя или нет, она ничего не может поделать с этим.

- Спасибо, Луиза, ты хорошая подруга.

- Такая же, как и ты, но сейчас давай пойдем в больницу, здесь холодно. И кстати, у меня для тебя послание от Альберта.

- От Альберта?..


Комната была окутана мраком и грустной мелодией одиночества. Терри сидел за столом со стаканом виски. Янтарная жидкость бежала по горлу, и он ничего не замечал вокруг себя. Он отнял стакан от губ и подлил в него еще немного. Держа стакан в руке, он все думал и думал.

- "Герцогиня вдова Грандчестер, герцогиня вдова... Грандчестер. Я всегда мечтал, чтобы в один день она стала миссис Грандчестер, миссис ТЕРРЕНС ГРАНДЧЕСТЕР. А ты стала миссис Ричард Грандчестер, не моей женой, а женой моего отца. Почему, Кенди? Почему? Если бы я мог умереть, то прямо сейчас и умер бы. Как Ромео... выпив яд, который погрузит меня в вечный сон, или как Джульета... от удара кинжала... И этот молодой человек, кто он?.. Этот Энтони... Мне показалось, что я его знаю. Но откуда?..

- Ты снова собираешься напиться, Терри? - спросил женский голос.

- Зулейма? - удивился Терри, поднимая свой взгляд и обращая его на девушку. - Не думаю, что это тебя касается, - ответил он, отводя взгляд.

- Я тебе этого не позволю! - заявила она, отбирая у него стакан с виски.

- Что ты делаешь?

- Не даю тебе совершить ошибку, Терри.

- И что ты знаешь о моих ошибках? С чего ты взяла, что, лишившись стакана, я не совершу никаких ошибок...

- Этого я не знаю. Обычно я знала все, когда ты жил в Лондоне, со своим отцом. Но с тех пор, как ты уехал, ты очень изменился. Да, ты все еще такой же невоспитанный и высокомерный... но, сейчас, в твоих глазах я вижу грусть, и она больше, чем несколько лет назад.

- А с чего ты взяла, что мне грустно? - язвительно осведомился он. Девушка посмотрела ему в глаза и через некоторое время вернула ему стакан виски.

- Ни с чего, просто я вижу.

Терри одним глотком опустошил стакан.

- Ну, тогда, может, ты скажешь мне, почему мне грустно?

- Вообще-то, чувствовать грусть и быть грустным, это разные вещи, Терри.

- Зулейма, ты имеешь в виду, что если я грущу, это не означает, что я чувствую грусть, или наоборот?

Девушка улыбнулась.

- Ты не понял меня, Терри. Я имею в виду другое. Сейчас, причин у твоей грусти нет. Эта грусть - отголосок той грусти, которую ты испытывал, и из-за которой ты сейчас пьешь. Но я уверена, скоро она отпустит тебя. Я очень хорошо помню, что я сказала тебе, когда ты покидал Англию. Я сказала, что смерть одного из самых дорогих тебе людей заставит тебя вернуться сюда, но еще я еще сказала, что ты найдешь здесь то, что потеряешь.

- Это всего лишь слова, Зулейма. Да, я покинул Англию и вернулся, когда мой отец умер. Возможно, я и нашел, что потерял, но...

- Ты не должен об этом думать, Терри. Ты просто-напросто должен выслушать того, кого ты любишь.

- Зулейма, ты знаешь?

- Нет, я только вижу то, что тебя огорчает. Эта женщина, в которую ты влюблен, связана с кем-то еще. Но ты не уверен в этом. Ты слышишь лишь слухи, и не знаешь, верить им или нет. Можешь мне сказать кое-что, Терри? Ты выслушал ее? Ты выслушал ее версию происходящего?

- Нет, я был в гневе. Когда я рядом с ней, я не могу не думать о том, что она сделала...

- Но ты не знаешь, есть ли в этом ее вина. Терри, выслушай ее. И тогда решишь, что делать дальше.


Энтони усердно работал в зале интенсивной терапии. Он хотел забыть о том, что видел сцену, разыгравшуюся между Кенди и Терри. Он думал отдать Терренсу письмо, которое нашла Элен, но ярость, разгоревшаяся в нем, помешала ему это сделать. И сейчас, он хотел лишь поквитаться с Терри, и разорвать это письмо. Ревность не позволяла ему думать ясно. Он закончил работу и направился в комнату отдыха медсестер. Он знал, что Кенди сейчас разговаривает с Луизой в своем кабинете. Так что он надеялся побыть там в одиночестве и разобраться в своих чувствах и мыслях. Но, войдя в комнату, он увидел Элен, сидящую в кресле, и услышал ее всхлипывания.

Элен не слышала, как он вошел, и Энтони молча приблизился к ней. Девушка в отчаянии плакала, и молодой человек ощутил ком в горле. Он всегда был очень груб с ней, хотя у него не было на это причин. И сейчас, видя ее такой беззащитной и удрученной, он проникся к ней нежностью. Она казалась ему раненым зверьком, и он хотел обнять и защитить ее. Энтони подошел к креслу, сел около нее и, положа руку ей на плечо, сказал:

- Элен, не плачь. Я не знаю, что произошло, но ты не должна плакать.

Элен подняла голову и поняла, что рядом с ней Энтони. Она облокотилась на спинку кресла и посмотрела ему в глаза. Энтони достал платок из кармана брюк и любезно протянул его ей. Девушка взяла платок и слегка улыбнулась. Энтони тоже улыбнулся и сказал:

- Ну вот, тебе не стоило никакого труда сделать это.

- Не стоило труда сделать, что? - спросила она.

- Не стоило труда улыбнуться, - ответил он, широко улыбаясь.

Это был первый раз, когда Энтони говорил с ней так нежно, и постепенно она перестала всхлипывать и успокоилась.

Энтони не знал, почему Элен плакала, но почувствовал в этом свою вину. Он был с ней груб и невнимателен. Сегодня, он впервые увидел, что она плакала, хотя всегда думал, что у нее сильный характер, и она никогда не плачет. Возможно, он никогда не обращал на нее внимания, потому что она всегда говорила плохо о Кенди, но сейчас он понял, что эта девушка очень симпатичная. У нее белоснежная кожа, красивая фигура и высокий рост. Ее волосы цвета зари достигали плеч, и у нее были очень красивые зеленые глаза. Однако, не такие красивые, как у Кенди, - подумал он, убирая прядь волос с лица Элен.

- Тебе уже лучше?

- Да, спасибо, Энтони.

- Я могу узнать, почему ты плакала? - мягко спросил Энтони.

Элен почувствовала себя счастливой, ведь Энтони никогда раньше не говорил с ней с такой нежностью в голосе, хотя и не знала, что ответить ему. Однако, она почувствовала, что если сейчас она не скажет ему правду, то другой возможности у нее уже никогда не будет.

- Потому что мне сказали, что если человек влюблен, то уже никто не сможет изменить его чувства, - прошептала она, опустив голову.

- И поэтому ты плачешь?? Но почему тебя это так расстроило?

- Энтони... я... я... - Элен подняла голову, и посмотрела прямо в глаза Энтони.

- Да? - заинтриговано, спросил он.

- Я... я, знаю, что ты любишь Кенди, и что твои чувства к ней очень сильны, но я хочу тебе кое-что сказать... - она смущенно запнулась.

- Что ты хочешь мне сказать??? - еще более заинтриговано спросил Энтони.

- Что я тебя люблю...

В конце концов, Элен сказала эти слова. Энтони смутился, так как никогда не думал, что Элен была влюблена в него. Он всегда разговаривал и относился к ней очень резко, и не мог понять, когда она влюбилась в него. Но все равно это было уж не столь важно, так как сердце его уже принадлежало Кенди.


Луиза и Кенди оживленно говорили в кабинете Кенди.

- Значит, ты весь день провела с Альбертом, а я его ждала, чтобы он рассказал мне о встрече с адвокатом, - немного расстроившись, сказала Кенди.

- Мне очень жаль, Кенди, я знаю, что для тебя это очень важно, но когда мы этим утром столкнулись с ним около твоего дома, Альберт подумал, что еще очень рано, и ты еще спишь. И мы решили зайти к тебе попозже. Я пригласила его выпить чашку кофе, и у нас завязалась такая оживленная беседа, что мы не заметили, как пронеслось время. Беседовать с Альбертом очень интересно, он такой внимательный и любезный... - мечтательно сказала Луиза.

- Я вижу, ты заинтересовалась Альбертом, Луиза! - с едва заметной улыбкой провозгласила Кенди и заметила, как вспыхнули щеки подруги. - Я это знала!

- Кенди!

- Не беспокойся, я ему ничего не скажу. Я была бы очень рада, если бы Альберт встретил хорошую девушку, с которой бы он был бы счастлив. И если эта девушка - ты... то это просто замечательно! - Луиза улыбнулась в то же время, что и Кенди.

- Ох, я совсем забыла. Альберт просил меня передать тебе, что он зайдет к тебе завтра часов в одиннадцать, - сказала Луиза, меняя тему. - Я думаю, что это касается завещания герцога Грандчестера.

- Отлично, я буду ждать его.


Странно, но после того, как открылось, что появилась новая герцогиня, больницу атаковало множество репортеров и журналистов. Это известие было покрыто тайной, ведь никто ничего точно не знал; единственное, что было известно, так это то, что маркиз Салсбери был не в восторге от этих сплетен и отказывался подтверждать слухи. По его словам, он ничего не знает о брачном контракте и о любовнице бывшего герцога.

В то же время, Кенди передали, что ее вызывают в кабинет директора.

- Мисс Эндри...

- Да, доктор?

- Я вызвал Вас, поскольку до меня дошли некоторые слухи по поводу того, что вы стали новой герцогиней Грандчестер. Нет, не перебивайте меня, - сказал доктор, когда Кенди хотела что-то сказать. - Я редко доверяю колонкам слухов в газете, потому что не всегда написанное там, правда. Однако меня уже несколько раз спрашивали, известно ли мне что-нибудь по этому поводу. Но я не знаю. Но если узнаю, что этот слух правдив, то не обращу на это никакого внимания. Вы меня поняли??

- Да, сэр.

- Хорошо, вы свободны.

- Да, сэр, - Кенди подошла к двери, но обернулась к доктору и спросила. - Доктор, можно вам задать вопрос?

- Да, мисс Эндри.

- Если бы этот слух был правдой, то почему вы не обратили бы на него внимание?

- В больнице не место тем, кто стремится разбогатеть на смерти других. Эта больница самая лучшая в Лондоне, и я не могу допустить понижение ее престижа, - твердо заявил он, но после его голос смягчился. - Однако, я ожидаю, что этот слух и так и останется слухом. Мне бы не хотелось Вас увольнять. Вы хорошая медсестра.


Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 449 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы