Понедельник, 22.04.2019, 03:05
Приветствую Вас Гость | RSS

//candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Западня (гл.7)

Глава 7
Сладкое примирение

- Иногда я вел себя не очень хорошим образом, - признал он.

Они оба ушли из столовой и сейчас сидели перед камином в одной из гостиной дома. Ее взгляд застыл в огне, и она с нервозностью крутила свое кольцо на левой руке. А он время от времени поглядывал на нее.

- Возможно, я казался тебе... отдалившимся, - продолжил он, медленно подбирая слова. - Тем не менее... В ночь премьеры... Я... Мне было хорошо в твоей компании, - сейчас кольцо Кенди яростно ходило на ее пальце. – Ты, наверное, хочешь знать, что со мной произошло на следующий день?

- Да, - ответила девушка, делая усилие, чтобы ее голос не дрожал.

- Я сам этого не знаю, но я тебя уверяю, что не хотел заставить тебя чувствовать забытой, - сказал он, начиная думать, что свет огня восхитительно отражался на белокурых волосах девушки.

- Я... Меня очень смущает... Вся эта ситуация, Терри, - решилась она заговорить, но все еще не поднимая взгляда. - Мы живем вместе... Я... Я не могу выходить... Это меня беспокоит. Я как будто в тюрьме.

- Я тебя понимаю, - ответил он и слегка наклонился к ней, расстояние между ними уменьшилось, - для меня это также было трудно.

- Тогда, могли бы мы, по крайней мере, чувствовать себя более непринужденно друг с другом, как ты думаешь? - сказала она, поднимая глаза. Он смотрел на нее снова с тем же самым тревожным напряжением. Это должно было бы побеспокоить ее, но Кенди сама себе удивилась, что наслаждается теплым взглядом Терри.

Со своей стороны не в силах узнать о беспокойстве, которое он пробудил в Кенди, он потерялся сам, смотря на тонкие линии женских пальцев. Внешняя сторона руки была такой белой, что ему показалось, что можно было рассмотреть вены на ее руке, и под светом огня эта белоснежная рука составляла контраст с темной тканью юбки. Он сразу же вспомнил вкус той кожи, когда всего лишь несколько минут ранее он поцеловал ее руку. Для него было достаточно невинного намека, чтобы воспламенить его разум. Сидеть в кресле, отклоняя свой взгляд, и скрывать свою внутреннюю дрожь под маской спокойствия было для него невыносимо.

- Мы могли бы что-то делать вместе и наслаждаться взаимной компанией... Как хорошие друзья, - продолжила она, не зная, что движение ее губ с каждым словом заставляло молодого человека терять контроль.

- Так, когда мы были в колледже, - прокомментировал юноша с робкой улыбкой. И Кенди так же улыбнулась.

Из-за невозможности сопротивляться этой вызывающей негодование привлекательности девушка чувствовала восхитительное головокружение, которое поднималось из ее живота из-за этой молчаливой улыбки. "Это настораживает", - подумала она. - "Если он может заставить меня так чувствовать одной лишь улыбкой, то что было бы, окажись я в его руках, как я этого желаю".

- Я боюсь, что в колледже ни ты, ни я не были достаточно любезны друг с другом из-за нашего поведения, - добавил он, чувствуя себя лучше, говоря о более счастливых временах.

- Верно, но, по крайней мере, мы могли бы сейчас попробовать вести себя иначе, если с годами мы стали вежливее, - ответила она, отчаянно ища способ продолжать разговор без потери самоконтроля.

- За последнее время я, думаю, не стал намного лучше, - сказал он, немного пристыженный.

- Если говорить правду, то и мое поведение не улучшилось, - ответила она, удивленная искреннему раскаянью Терри. - Мне жаль, что я так с тобой говорила... Я должна быть тебе благодарной за то, что ты для меня делаешь.

- Нет, не надо, даже не упоминай об этом, - прервал он, хмурясь и наклоняясь к ней еще ближе.

- Тогда давай говорить только о прошлом, которое приносит нам радость, - добавила она, заметив, что душевное волнение вновь отразилось на лице юноши. - Лучше иметь плохую память, когда говорят о неприятных вещах.

- Согласен. И тогда мы можем попробовать снова стать друзьями? - спросил он, и свет надежды заблестел в его глазах.

- Почему бы и нет? - ответила она, подавляя вздох разочарования его просьбой. - "Только друзья, Терри? Это все, чего ты хочешь?" – Однако, она не жаловалась. Сделав паузу, девушка осмелилась выразить свою собственную просьбу. - Хотя мне не нравится, что мы забыли о другом – моем заточении.

Терри еще больше склонился над Кенди. Эта мысль ему совсем не нравилась.

- Кенди, я понимаю, как ты себя чувствуешь, но я не думаю, что это касается... - начал он объяснять. - Мне жаль, что я так отреагировал той ночью, но все же я думаю, что тебе слишком рискованно выходить одной и работать каждый день. Если с тобой что-то случится, я себе этого не прощу. Хотя наш брак ненастоящий, я все равно чувствую ответственность за тебя.

Девушка хотела бы, чтобы она могла узнать через слова Терри, это его беспокойство выходило за пределы дружбы? Или он беспокоился за нее только из-за своего обязательства и чести?

- Терри, ты не думаешь, что когда мы разведемся, риск все равно будет существовать? Ты больше не будешь меня оберегать, и я не смогу все время прятаться. Я не боюсь того, что может сделать Нил, - ответила она, думая, как ее слова подействовали на Терри.

"Когда мы разведемся. Ты не забываешь об этом, Кенди? Ты, наверное, считаешь, дни, когда мы должны будем расстаться", - думал юноша, и кровь девушки замерзла, увидев его реакцию.

- Я понимаю. Возможно, ты права, - сказал он через некоторое время, отводя взгляд. Он искал в своей памяти слова Альберта, которые помогли бы ему вновь сблизиться с ней и не поругаться снова из-за этой причины. - Однако, - продолжил он, - если ты так настроена снова работать, то я бы тебя попросил, чтобы ты искала работу, по крайней мере, в районе Манхэттена, ты согласна с этим?

- Конечно, - оживленно ответила девушка.

Терри только кивнув в знак согласия. В душе он думал, что сделал все, что в его силах, чтобы защитить девушку, даже если ей самой это не по нраву. Теперь они сидели в тишине, наблюдая за огнем в камине и пытаясь справиться со своими мыслями.

Когда Кенди вновь начала воспринимать слабый звук дыхания Терри, она поняла, что не может больше находиться рядом с молодым человеком, так что она встала со стула, попрощалась и вышла из комнаты.

Терри остался в гостиной до вечера, представляя кружева под юбкой Кенди, создававшие легкий шелест по ковру, когда она уходила.


Все стало медленно меняться день ото дня. Будучи по природе ночной птицей, Терри вставал поздно и завтракал в комнате, в которой окна выходили на внутренний сад дома. Осень окрасила в золотой цвет листья на деревьях, и по ним барабанил дождь, в то время как юноша медленно пил свой чай и искоса смотрел на белокурую девушку, сидевшую с ним за столом.

Они оба неформально разговаривали о ежедневных пустяках. Для слуг было очевидно, что напряжение предыдущих недель осталось в прошлом. Кенди вновь открыто улыбалась, а ее муж уделял ей больше внимания. Между ними появилась более свежая и свободная атмосфера, которой не было раньше. Смех Терри начал заполнять дом все чаще.

После завтрака Кенди посвящала себя своим ежедневным заботам, а Терри занимался своими делами. Иногда молодой человек тайно наблюдал из окна за Кенди, когда она выходила искать работу. Она искала работу по вторникам и пятницам, но в течение первого месяца ее поиски не принесли положительных результатов. Терри благодарил небеса за это: частично из-за безопасности Кенди, частично из-за своего эгоизма. Для него было восхитительным наслаждением слышать шаги Кенди в доме, но еще и роскошью, которую он не мог упускать. Ведь, в конце концов, это удовольствие могло быть таким кратким...

Завтрак был легким, но давал им возможность находиться рядом. Вечера были спокойными и протекали медленно до тех пор, пока Терри не уходил в театр. Иногда Кенди сопровождала его, это было подходящим оправданием для нее, когда она могла взять его под руку и идти рядом с ним, чувствуя его запах и мускулы под костюмом.

В такие вечера она чувствовала себя счастливой, а когда они возвращались после представления, то ужины всегда были длинными. На улице холодало, что способствовало тому, что обитатели дома все больше жаждали тепла. Терри наслаждался чувством, которое возникало у него, когда он проваливался в теплоту зеленого взгляда. Однако... Когда наступало время сна, то одиночество спальни и холод простыней оставался неизменным. Софи разжигала камин каждую ночь в спальне Кенди, но это не спасало ее, так как она осознавала, что холод пронизывает ее тело до костей.


- Ты не хотела бы прогуляться в Центральном парке сегодня утром? Похоже, солнце сегодня, наконец, появится, - спросил Терри, стараясь удержать в руках газету, будто бы читая ее.

- А тебе ничего не надо учить? - спросила она, заинтригованная.

- Нет. Вчера было тридцатое представление. После этого я не учу больше роли. У меня будет свободное время по утрам, ты хочешь со мной выходить в эти часы?

- Да, конечно. Это будет приятным изменением. Только дай мне время переодеться.

С той же энергией, с которой она бегала в колледже, девушка быстро поднялась в свою комнату. Софи принялась предлагать одежду своей хозяйке.

- Красное шерстяное платье?

- Нет, слишком формально.

- Шелковый костюм цвета персика?

- Слишком легкий, и к нему не подходит ни одно из моих пальто.

- Фиолетовый костюм?

- Еще хуже. Он плохо сидит у меня на бедрах.

Всегда терпеливая девушка была в преддверии того, чтобы потерять терпение, когда ее хозяйка, наконец, одобрила темно зеленый костюм и блузку с белыми кружевами. Однако результат очень понравился служанке, которая раньше работала на Элизу Леган, но не могла не сравнить их. Мисс Леган была красива, но было сложно выделить ее черты лица. В отличие от последней, ее новая хозяйка была естественна, красива без всяких притязаний. Софи не могла понять, почему Кенди вдруг так разнервничалась из-за простой прогулки в парк. Но, так или иначе, она была также очаровательна.

Восхищение, написанное на лице Терри, было самым лучшем вознаграждением для Кенди, которой пришлось прятать раскрасневшиеся от удовольствия щеки под вуалью шляпки. Молодой человек подал ей руку, и пока они выходили, он продолжал думать об очаровательных белокурых локонах девушки под ее шляпкой. Он помнил их совместную первую брачную ночь и вновь видел те локоны, свободные от шпилек и покрывающие подушку. Какое желание было тогда окунуться в них!

- Открытый экипаж? Какая прекрасная идея! - воскликнула Кенди, выйдя из машины и удивившись экипажу, который ждал их.

- Хорошо, что тебе нравится. Нет ничего лучше, чем так ехать в Центральный парк, - ответил Терри, вынужденный оставить свои фантазии о локонах Кенди, когда они прибыли на место.

Девушка приблизилась к лошадям и начала гладить их мягкую кожу руками, одетыми в черные перчатки. Терри тайно желал быть на месте лошадей и решил, что будет лучше сконцентрироваться на чем-то другом, если он хотел держать себя в руках в течение их прогулки, и начал давать указания кучеру.

- Ты готова? - спросил он, поворачиваясь, наконец, к ней.

- Конечно, - ответила Кенди, принимая руку, которую Терри предложил ей, чтобы помочь подняться в экипаж.

Это были первые дни ноября, и осенний холод чувствовался даже сквозь солнечные лучи, хотя небо этим утром было удивительно чистым. Защищенная пальто и одеялом, покрывавшим колени, Кенди чувствовала себя более чем комфортно. Привыкшей к холодным зимам Иллинойса, ей была приятна поездка в открытом экипаже в осенний солнечный день, как и весенний день в поле, хотя это колдовство отличалось друг от друга.

Золотые деревья колыхались, когда ветер шевелил листву, заставляя сухие листья падать на землю. Пара, прогуливающаяся по тропинкам, продавец шаров, светлые глаза детей и звук смеха, - все это, казалось, перемешалось, создавая единый мир, который разворачивался в цвете и звуках перед открытыми чувствами девушки.

- Весь смысл мира, кажется, в том, чтобы прогуляться этим утром, - прокомментировала девушка с радостью, которая помогла Терри мгновенно забыть о своих беспокойствах.

- Кто знает, когда еще будет такой солнечный день, как этот. Приближается зима, Кенди, и с ней будет труднее находиться на свежем воздухе, - ответил он с простотой.

- Но когда выпадет снег, можно будет кататься на санях или на коньках. Когда я была маленькой, меня никто не мог победить в сражении снежками, - сказала она, открыто улыбаясь, когда вспомнила свои детские рейды.

- Не тот, кто выиграл в сражении тебя, - сказал он с жестом правой руки.

- Если бы кто-то тебя услышал, то решил, что мне все время приходится переносить какую-нибудь испытание, - ответила она, хмурясь.

- Человек, которому бы это удалось, был бы прав, и не морщи нос, а то твоих веснушек становятся больше, - ответил он ей, поднося указательный палец к своему носу и шутливо улыбаясь.

- Ты никогда не изменишься, это так? - спросила она и заметила на левой щеке Терри ямочку, которая появлялась, когда он улыбался; она была так очаровательна, что в этот момент Кенди могла простить ему все что угодно.

- Гений и игра... - сказал он, поднимая бровь. - Кажется, я тебе когда-то говорил, что по этой причине мне нравится театр, помнишь?

- Потому что ты можешь переживать много жизней... Быть принцем или нищим, сражаться за справедливость... - ответила она, точно помня слова юноши.

- ...И также ты можешь влюбляться, - заключил он, удивленный тому, что она помнила это с той же ясностью, что и он.

Испытывая неудобство из-за того, что Терри неотрывно смотрел на нее, Кенди направила все свое внимание на пейзаж.

- Наши жизни сильно изменились с того времени, - сказал Терри, переводя взгляд на пуговицы своего пальто.

- В твоем случае, изменения были к лучшему, - ответила она, едва сдержав дрожь в своем голосе, - Той ночью в течение праздника в гостинице я поняла, что твое решение уехать от отца, чтобы воплотить в реальность твои мечты, было самым лучшим, что ты мог сделать. Ты родился для сцены, для искусства, а не для Высокой Палаты. Но все равно ты был ленивым и задиристым грубияном, - добавила она, ставя ударение на последнем предложении.

- Я даже не мог надеяться, что твои похвалы будут хоть чуточку хорошими, - ответил он с хитростью.

- Все имеют то, что заслужили, - доказывала Кенди, чувствуя себя гораздо удобнее с шаловливым характером, который принял разговор.

- Если я правильно тебя понял, то я заслуживаю, по крайней мере, поцелуй за прогулку в такое прекрасное утро, - сказал он с озорной искоркой во взгляде, в тоже время приближаясь к девушке.

- Тот, кто стремится получить вознаграждение таким образом, позорит свою хорошую работу, - ответила она, быстро отодвигаясь в конец сиденья.

- И тот, кто не выражает благодарности за принятую услугу, превращается в неблагодарного человека, - ответил он, развлеченной игрой.

- Благодарность может выражаться в разных формах. Это привилегия того, кто показывает ее через некоторое время и способом, который окажется более правильным, - возразила девушка, увлекающаяся этой устной дуэлью.

- Я так понимаю, ты выразишь мне свою благодарность рано или поздно? - спросил молодой человек, изгибая бровь.

- Точно, но ты не должен ждать ничего особенного, - ответила она, поднимая свой указательный палец в знак отрицания.

- Даже поцелуя? - настаивал он, склоняя свое лицо, тем самым уменьшая расстояние между ними.

- Я подарю тебе то, что ты действительно заслуживаешь, - ответила Кенди и почувствовала, что не сможет больше сопротивляться озорному наступлению Терри, если сейчас же не изменит тему разговора.

- Я не верю в то, что могу доверять тебе. Я думаю, что закончится все тем, что ты подаришь мне жабу, - сказал Терри недовольным выражением лица и скрещивая руки на груди.

- А это неплохая идея. Лягушка - всегда хорошая компания.

Юноша собирался что-то ответить, но кучер предупредил их, что они уже прибыли на место.


Взгляды всех членов Кантри клуба были направлены на только что вошедшую пару, а именно на темные кожаные сапоги, зеленые глубокие глаза, шляпу украшенную белым газом и стройную фигуру в костюме. Держась за руку Терри, пытаясь избавиться от своей тайной нервозности, Кенди шла через салон клуба, чувствуя на себе глаза публики.

- Это Терруз Гранчестер и его жена, миллионерша из Чикаго, - шептались между чашками чая и бокалами с бренди.

- Она красива, - сказал какой-то молодой человек.

- Но, несомненно, существуют еще несколько миллионов причин, по которым он женился на ней, - прокомментировал старый финансист и выдохнул клубок дыма гавайской сигары.

- Говорят, что этим самым браком Эндри выгодно породнились с английской аристократией, - сказала дама, кладя серебряную ложку в свое блюдо.

- Брак уместен тогда, когда это выгодно обеим сторонам, - добавила другая дама.

- Даже без большого состояния, красота женщины стоит много, - настаивал юноша.

- Она красивая? - брякнула первая дама. - Что вы говорите!.. Слишком белокурая.

Терри мог чувствовать напряжение Кенди через ее пальцы, которыми она сжимала его руку. Инстинктивно он накрыл ее руку своей, продлевая тем самым контакт, к которому он так привык.

"Я не могу избежать этого. Мне нравится чувствовать, как они смотрят на нее, когда она идет со мной рядом", - думал он. - "В эти моменты для меня мало значит, что она не была моей женой в постели. По крайней мере, здесь, перед глазами у всех она моя... и кто знает... Возможно, когда-нибудь ее сердце вновь полюбит меня как раньше".

- Теперь ты мне можешь сказать, что за сюрприз ты для меня приготовил? - спросила Кенди, отпуская руку Терри.

- Через секунду. Я хочу кое-что тебе показать, - ответил он, проходя между стойлами и подойдя к черной лошади с белым пятном на лбу, которая смотрела на него темными и блестящими глазами.

- Какая красивая! - воскликнула девушка, приветствуя животное улыбкой. - Она немного похожа на кобылу Элизы, Клеопатру. Я о ней заботилась когда-то, и мы были лучшими подругами, ты знаешь?

- Это не кобыла. Его зовут Султаном, и сюрприз о котором я тебе говорил, находится за твоей спиной, - сказал Терри, ожидая реакции Кенди.

Кенди повернулась с нетерпением. Ее любопытные глаза встретились с глазами синего неба, которые смотрели на нее с добрым спокойствием, и с улыбкой, которую она очень хорошо знала.

- Альберт! - воскликнула блондинка с удивлением и радостью. - Альберт! Это действительно ты!

Девушка радостно бросилась на шею своего друга, крепко обнимая его.

- Осторожней, Кенди, ты можешь задушить человека! - засмеялся Терри, радостный, что Кенди оказалась такая довольная.

- Извини, Альберт, но я очень рада снова увидеть тебя, - извинилась блондинка, отпуская своего друга.

- Я тоже очень рад, что снова вижу свою самую любимую медсестру, - сказал Альберт, ослепительно улыбаясь.

- Но что ты делаешь здесь, в Нью-Йорке? - спросила Кенди заинтригованно, пока в голове у нее возникало все больше вопросов о своем загадочном друге.

- Ты же знаешь, что я всегда ищу новые места. Пока я работаю здесь, в конюшне этого клуба. Лошади - одни из моих любимых животных.

- Он делает мне большое одолжение, заботясь о моем Султане. Никто, кроме Альберта, не может заботиться о таком неспокойном жеребце, - комментировал Терри, поглаживая лошадь. - Я думаю, вам надо о многом поговорить, так что я оставляю вас наедине и пойду прокачусь верхом.

Сказав это, юноша ловко вскочил на лошадь, которая была уже готова к прогулке, и выехал их конюшни, оставляя двух друзей, чтобы они могли спокойно поговорить. Оставшись одни, Альберт и Кенди пошли вдоль конюшни, и Альберт показывал блондинке всех своих "подопечных". Казалось, что они никогда не расставались, так как хорошо они чувствовали себя в обществе друг друга.

- Кенди, я хотел бы попросить у тебя прощения, - осмелился сказать Альберт после довольно длинного промежутка времени.

- За что? - спросила она смущенно.

- За то, что покинул тебя, ничего не сказав. Ты была самым лучшим другом, когда я болел, и я думаю, что тебя огорчило то, что я сделал, когда моя память восстановилась.

- Не беспокойся из-за этого, Альберт, - ответила девушка с мягкой улыбкой. - Я же знала, что рано или поздно это должно было произойти, хотя должна признаться, что мне было грустно вновь остаться одной.

- Я знал это. Но поверь мне, если бы все было по-другому, я бы обязательно простился с тобой, но когда я вспомнил свое прошлое, я должен был уладить некоторые дела, которые не могли ждать.

- Я понимаю. Ты не должен давать мне объяснений. В конце концов, ты всегда оказываешься рядом. Когда мне необходима чья-то помощь, ты всегда появляешься. Я не забываю, что благодаря тебе... Ты уже знаешь... Я смогла избавиться от Нила, - сказала девушка, поднимая глаза и понижая голос.

- Даже не упоминай об этом, - торопливо сказал Альберт. - Я только придумал, а Терри тот, кто действительно спас ситуацию. Кстати, как тебе живется рядом с ним? Я надеюсь, вы не поубиваете друг друга... По крайней мере, в течение времени, которое вы должны еще прожить вместе, - добавил Альберт шутливым тоном, но тень во взгляде девушки подтвердила то, что он и так уже знал.

- Иногда я совсем не понимаю, что я чувствую, Альберт! - сказала девушка со вздохом.

- Все так плохо? - спросил Альберт, задерживаясь напротив одного из стойл.

- Сначала все было трудно, потому что Терри был холодным и далеким. Потом он подобрел, а потом все опять изменилось. После этой перемены мы наговорили друг другу много ужасных слов.

- Да ну! Я думал, что такие внезапные смены настроений между вами остались в прошлом, в котором вы были влюблены друг в друга. Я считал, что сейчас все будет по-другому, - прокомментировал Альберт, притворяясь удивленным.

Кенди опустила глаза, думая, могла ли она оправдаться перед Альбертом.

- Что происходит, Кенди? - спросил молодой человек, заметив молчание девушки. - Я ошибся? Возможно, ты еще что-то чувствуешь к нему?

Блондинка направила свой взгляд на белую гриву лошади, которая смотрела на нее с любопытством. Через несколько минут она молча кивнула в ответ.

- А он? Ты знаешь, что он чувствует к тебе? - допытывался Альберт спокойным и ласковым голосом, который помог Кенди обрести хоть немного потерянного спокойствия.

- Нет, - ответила она, наконец, хриплым голосом, - в последнее время между нами все было хорошо, плюс то, что кое-кто мне даже сказал, что он все еще любит меня, но мне бы хотелось услышать это от него самого, ты понимаешь? Иногда я думаю, что этот год пройдет без изменений, и мы должны будем развестись.

- Не надо быть такой пессимисткой, - ободрял ее Альберт, положив свою руку ей на плечо, - ты никогда не отступала перед трудностями. Кроме того, ты не думала, что, возможно, он тоже ждет каких-то намеков с твоей стороны?

Девушка подняла свою белокурую голову и недоверчиво взглянула на своего друга.

- Ты так думаешь? - спросила она, нахмурившись.

- Возможно. Учитывая то, что детство Терри отличалось от твоего, Кенди, - сказал Альберт. - Это ирония: ты росла в доме для сирот, но ты получала больше внимания и любви, чем он, несмотря на то, что он родился в благородной колыбели. Для Терри трудно раскрыть то, что он скрывает в себе. Кроме того, ты, должно быть, помнишь, что между вами произошли довольно болезненные вещи.

- Но я никогда бы не причинила ему боль, если бы были другие обстоятельства, - защищалась она с пылкостью.

- С этим я согласен, но ты не спрашивала себя, как это он видит?

Кенди собралась ответить на последний вопрос, но услышала звук шагов приближающегося Султана, и они прервали свой разговор.

- Я надеюсь, что у вас было достаточно времени перемыть мне кости, потому что я уже вернулся, - сказал Терри с шаловливой искрой во взгляде, которая сгладила его саркастический тон.

- У нас будет еще возможность поговорить, - ответил Альберт в той же озорной манере, пока Терри слезал с коня.

- Говоря о возможностях, - продолжил Терри, - мне бы хотелось использовать то, что ты сейчас здесь, для решения незаконченного счета между Кенди и мной.

Услышав слова Терри, девушка заметила взгляд взаимопонимания между двумя мужчинами, который показался ей подозрительным. Если Альберт и Терри задумали подшутить над ней, она не даст им выиграть, хотя эти двое были изворотливы.

- О каком незаконченном счете ты говоришь, можно узнать? - вызывающе спросила она.

- Некоего пари, которое ты сама предложила, - ответил он, и его взгляде можно было прочитать: "Я тебя поймал".

"На что нарывалась, то и получила", - сказала она себе. - "Если ты думала, что Терри забудет об этом, ты ошибалась. Позаботься о себе или он опять вовлечет тебя в другое выгодное для него пари".

- Пари? Мне кажется это интересным, - прокомментировал Альберт, позабавленный ощущением электрического напряжения между парой.

- И на чем мы будем заключать пари? - решилась Кенди, наконец, спросить с недоверием.

- На лошадях, как и всегда, - ответил Терри с ударением на последних словах, которое Кенди и Альберт услышали. - Мой Султан против лошади, которую Альберт сам для тебя выбрал.

- Для меня? - спросила она, все более осознавая, что все шло еще хуже, чем она представляла.

- Да, это соревнование будет только между мной и тобой. Я полагаю, Альберт выбрал одного из коней клуба, который мог бы быть достойным соперником Султану. Ты не сомневаешься в нашем друге?

Кенди вновь посмотрела на Альберта, уверенная в его выборе, но его хорошее настроение подсказывало ей, что они собрались хорошо подшутить над ней.

- Конечно же, я доверяю ему, но, по крайней мере, позволь мне испытать коня перед началом осуществления нашего пари, - осторожно сказала Кенди.

- Конечно же, позволю, - ответил ей Терри и, повернувшись к белокурому мужчине, спросил: - Какого ты коня выбрал?

- Вот этого, - ответил Альберт, гладя белую лошадь. - Его зовут Альдебаран. Красавец, не правда ли? Владельцы клуба подумывают продать его с аукциона.

- Ты не думаешь, что у тебя будут проблемы, если ты мне позволишь прокатиться на нем? – с сомнением в голосе спросила Кенди.

- Нет, абсолютно никаких. Я занимаю здесь определенную должность, и поэтому должен постоянно тренировать этого коня. А если кто-нибудь спросит меня, почему я позволил тебе проскакать на нем, то я просто скажу, что ты собираешься участвовать в аукционе и хотела бы опробовать его.

Говоря это, Альберт вывел коня из стойла под неуверенным взглядом Кенди, которая, в свою очередь, все еще думала, что Терри втянул ее в одну из своих озорных затей. Она забралась на коня и проскакала вокруг клуба сначала рысью, и потом галопом, и поняла, что конь был действительно великолепным и быстрым. По крайней мере, относительно выбора упряжки она была уверена.

Итак, испытывая темперамент Альдебарана, Кенди проскакала по тому пути, по которому Терри предложил осуществить пари и, кажется, никаких подвохов там не было. Единственное, что ей казалось невыгодным, так это большой опыт Терри в качестве всадника. Однако, из-за этого она не могла отказаться от пари.

- Что ты думаешь? Ты предоставишь мне справедливый реванш? - спросил Терренс, когда девушка слезла с коня.

- Это будет не.... - запнулась она, искоса смотря на Терри. - Я не очень хорошая наездница.

- Я это знал! Ты боишься. Что я тебе говорил, Альберт? Я был прав.

- Это не трусость, - затараторила девушка, не давая Альберту сказать и слова, - просто ты лучший всадник, чем я. У тебя больше шансов выиграть, и мне не кажется это справедливым.

- Я бы так не сказал, - вмешался Альберт с его привычным спокойствием. - Альдебаран очень хорошо натренированный конь, и у него более спокойный темперамент, чем у Султана. И именно поэтому я выбрал его для тебя. У тебя не будет с ним проблем.

Кенди, не отрываясь, смотрела в глаза своего друга, но не смогла увидеть в них ничего, кроме честности.

- Хорошо, если ты так говоришь, то я согласна, - сказала она, в конце концов. - Но могу я еще узнать, в чем будет заключаться наше пари? - спросила девушка, обращаясь к Терри.

- Это должно быть чем-то интересным, потому что, не смотря на то, что сказал Альберт, я собираюсь выиграть это пари, - ответил юноша с дьявольским блеском во взгляде. - Ты не будешь против, если мы рискнем высокой ценой? Это будет что-то вроде подписанного чека, и когда придет момент, кто-то из нас может получить все, что пожелает.

- О чем ты говоришь? - заинтересовалась она, в то время как и сам Альберт смотрел на своего друга с любопытством.

- У того, кто выиграет это пари, будет право просить у проигравшего выполнить свое задуманное желание, и оно должно быть выполнено по-настоящему, не смотря на то, какое это желание.

- Не смотря на то, какое это желание? - спросила встревоженная Кенди. - Мне это не нравится! Это очень туманно.

- Итак, если ты не принимаешь это условие, тогда забудь об этом. Так как я со своей стороны не заинтересован ставить ни больше, ни меньше, чем это, - твердо ответил ей Терри, а потом с иронией добавил: - Я всегда знал, что ты не осмелишься сделать это.

Несколько часов спустя, в своей комнате у Кенди было достаточно времени, чтобы препираться с самой собой из-за того, что она не решилась сопротивляться провокациям Терри. Он сказал, что было бы неинтересно заключать пари, если бы она не принимала его условия, и это ли не было превосходной возможностью выйти из опасной ситуации с достоинством? Ей только и надо было сказать, что нет.

- Конечно! Я должна была согласиться с этим условием, чтобы спасти свою гордость! - горько препиралась девушка. - Почему я веду себя так глупо, когда речь идет о Терри?

Все оказалось унизительнее, чем проявление благоразумия. Кенди приняла пари Терри, и несколько минут спустя проиграла его в нескольких метрах. Все произошло очень быстро. Альдебаран был действительно превосходным конем, но ловкость Терри в верховой езде взяла верх над породой Султана, демонстрируя самую лучшую партию его скорости. Кенди знала, что хорошо сражалась, и в более чем одном случае у нее было преимущество, но опыт юноши преобладал над мыслями девушки. В конце концов, не имело значения соперничать достойно... но она все же проиграла и, следовательно, была отдана на милость желания Терри.

- Не следует так смотреть на меня, - угрожала она Альберту и Терри, слезая с коня, - и я не хочу никаких комментариев, только скажи, что я должна буду сделать для тебя, Терри.

- Я не понимаю, к чему такая спешка, - спокойно ответил Терри, и это спокойствие привело девушку в отчаяние. - По правде говоря, я еще даже не думал о желании, которое мне бы хотелось, чтобы ты выполнила. Позволь мне подумать о нем несколько дней... а может, недель. Когда я решу, что это за желание, я дам тебе знать.

Так все и осталось. Еще хуже быть просто не могло.


Листы календаря медленно продолжали уменьшаться, но душевные волнения Кенди только увеличивались. Иронически сложилось что чувство неудобства, испытываемое девушкой со дня пари, не казалось совсем обоснованным. Правда была в том, что за время их знакомства Терри не однажды доказывал ей, что никогда бы не использовал сложившиеся в его пользу обстоятельства, чтобы принести ей вред. Да, он мог подшутить или использовать преимущественную ситуацию, чтобы непочтительно подразнить ее, как делал это много раз, но он никогда бы не использовал данное ею слово, чтобы вынудить ее сделать что-то, чего она не желала делать. Другими словами, у Кенди было достаточно времени понять, что он не забывает о том, что она дама, а он джентльмен.

Но к несчастью, все предыдущие случаи не были гарантией, и, возможно, он хотел хорошо подшутить над ней, и из-за этого ее охватывало угнетение, которое блондинка отчаянно пыталась скрыть. Она боялась того момента, когда он, в конце концов, придумает свое желание, и ей придется его выполнить.

Не осознавая этого, в непростое для нее время ожидания Кенди в старании выглядеть безразличной в последние дни стала молчаливой. Это изменение разбудило беспокойство Терри, и он забыл о своих играх - по крайне мере, временно - и начал обдумывать, как вновь вернуть непринужденное общение между ними.

- Я подумал, что это сказочное время года подходит для того, чтобы устроить пикник, - сказал он одним вечером после ужина.

Несоответственное утверждение молодого человека вызвало у Кенди немедленный интерес, и она прекратила рассматривать геометрические формы столовой посуды, еще не убранной со стола.

- Ты сумасшедший? - спросила она удивленным и шутливым тоном. - Утренняя температура не превышает и пяти градусов, земля остыла, и листья на деревьях полностью опали, и ты думаешь устроить пикник?

- Каждый видит вещи по-разному, - ответил он, вставая со стула. - В Бронксе есть место, где зеленая листва, и температура там такая же, как в этом доме. Это превосходное место для пикника и там, как на свежем воздухе, тебе интересно? - спросил Терри, наблюдая за глазами девушки, смотревшими на него с вниманием.

- Да, конечно. Это звучит заманчиво, но о каком ты месте говоришь?

- Это секрет. Если ты принимаешь мое предложение, я отведу тебя туда. Даже после всего, я еще не забыл, что ты однажды сказала, что хотела бы, чтобы мы устроили пикник на свежем воздухе, но у нас так и получилось. Ты помнишь?

На мгновение Кенди онемела. Конечно же, она помнила тот случай. Это было красивое весеннее утро, и они оба рассказывали друг другу о своем детстве в тени дерева на Ненастоящем холме Пони. Девушка едва могла поверить, что он запомнил тот момент.

- Да, я хорошо это помню, - ответила она, наконец.

- Тогда ты согласна?

- Да, - ответила она с легкой улыбкой, и он обрадовался получению ее согласия.


Этим же самым вечером Кенди писала письмо в дом Пони, рассказывая о последних новостях, одновременно вспоминая свой последний разговор с Терри. Однако и в другой части дома, в комнате для слуг Софи также писала письмо.





 



Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 384 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы