Вторник, 23.04.2019, 23:31
Приветствую Вас Гость | RSS

//candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Узы нерушимой любви (гл.7ч.2)
Вся полиция Нью-Йорка была мобилизирована. На часах едва пробило шесть утра, но это, казалось, не имело значения для Майкла Миллера, который вместе с мэром города, Стивеном Менделем, разговаривал в центральном комиссариате. Произошло нечто ужасное, отвратительное, и самое худшее, что даже Миллер, который был искусен в делах следствия, не мог найти объяснение случившемуся.

- Этого не может быть. Ужасно, - прошептал мэр, который никак не мог поверить в недавние новости, который он получил.

- Более сорока убитых за одну ночь, и нет никаких улик. Никогда бы в это не поверил! - изрек Миллер.

- Это что-то непостижимое. Вчера мы отмечали успех компании Стрэтфорд, а сегодня произошло это. Просто неслыханно! - удрученно воскликнул мэр.

- Мне придется задействовать всю свою команду. Мне кажется, что это только начало.

- Ты думаешь, что может произойти что-то еще, Майкл? - дрожащим голосом спросил мэр.

- Не знаю, Стивен, но лучше принять меры предосторожности.

- Ты прав. Но никто не должен узнать, что произошло вчера вечером.

- И как ты собираешься избежать прессы? Несколько репортеров уже ждут на улице. Наверняка они интуитивно чувствуют, когда что-то происходит.

- Я ничего им не скажу. Если придется, то солгу, но не позволю, чтобы они узнали о том, что произошло. Это было бы ужасно для города и для моей политической карьеры.

- Я понимаю, но рано или поздно, правда выйдет наружу. Очень трудно сделать так, чтобы сорок трупов остались незамеченными.

- Да, но я не могу позволить, чтобы в ближайшие дни это происшествие появилось на страницах газет. Я предпочитаю немного подождать, чем делать официальное заявление.

- Хорошо, сделаем по-твоему.

- Спасибо, Майкл. Сейчас я должен идти, из-за всего этого у меня разболелась голова, а мне еще надо сегодня вечером встречаться с европейскими инвесторами.

- Будь спокоен. Я сегодня же примусь за расследование. Все уладится.

- Майкл, правда, не знаю, что бы я делал без тебя. Еще раз спасибо, - искренне говорил мэр, протягивая руку Миллеру.

- Тебе не за что благодарить меня. Это моя работа, и хотя ты мне не поверишь, она мне нравится, - сказал сыщик, пожимая предложенную ему руку.

Стивен Мендель покинул здание в сопровождении своей свиты телохранителей. Он был хорошим человеком, любимым и уважаемым большинством обитателей города, но все же у него был недостаток: он становился слишком нервным, когда что-то происходило без его ведома. Его единственный врожденный страх того, что его авторитет будет подорван, мешал ему решительно действовать в самые важные моменты. Но поскольку Майкл Миллер знал его очень давно, он по мере сил помогал и поддерживал мэра. Однако сейчас ему было трудно помочь и не разрушить надежды, которые возлагал на него Мендель.

Центральный комиссариат был маленькой тюрьмой внутри города, где преступники ожидали, когда огласят их приговор. Никогда раньше в этом месте не возникало проблем, даже когда здесь находились важные члены мафии. Однако, предыдущей ночью произошло неожиданное.

Внешне казалось, что все шло нормально: стражники сменялись без проблем, и все указывало, что ночь будет спокойной. Однако, было не так, поскольку на следующее утро, когда стража вновь должна была смениться, все находившиеся в тюрьме, включая заключенных и полицейских, были мертвы. Двадцать семь заключенных и тринадцать полицейских были убиты. На их телах не было обнаружено никаких свидетельств насилия; казалось, что все они спали.

Миллер, эксперт по этой работе, предположил причину их смерти: отравление, и пару часов спустя его предположение подтвердилось, когда медики нашли цианистый калий в крови убитых. Таким образом, причина смерти была ясна, но как такое могло случиться? Кто был способен разработать столь жестокий план? Он этого не знал. Сейчас первыми подозреваемыми были те, кто прошлым вечером работал на кухне. Но думать о них, как об убийцах, было почти невозможно, так как все они ели то же самое, что и те, кто был отравлен, но у них не было обнаружено даже самого малого признака отравления. Также, на экспертизу были отправлены все остатки еды, но никакого результата это не принесло. В остатках еды не было яда.

Все было очень странно, и Миллер знал это, но его больше беспокоило то, что в тюрьме также находились Билл Перкинс и его приятели: Джек, Сэм и Деннис, предполагаемые члены банды продавцов наркотиков в Нью-Йорке.

Вечером, предшествующим убийству, Миллер разговаривал с Биллом о его приговоре. Сыщик обещал ему, что если он поможет им и все расскажет, включая имя предводителя банды, то он постарается смягчить его приговор. Видимо, Билл все же решился рассказать все, но не смог этого сделать. Кто-то заставил его замолчать навсегда. Но неужели причина убийства состояла именно в этом: не дать Биллу и его приятелям все рассказать или же это все-таки было только зловещим совпадением?

В последние время были совершены серьезные преступления против чернокожих в Нью-Йорке. Зачинщики были сумасшедшими с радикальными идеями о расизме. Тем днем в тюрьме сидела половина людей с внешностью мулатов. Возможно ли, что это было убийство на почве расовых конфликтов? Но если так, зачем тогда было убивать всех остальных?

Так какой же был мотив этого преступления: расизм или разборка между преступниками? Миллер этого не знал. У него было много предположений, но истинная причина убийства казалось очень мутной.

- Дом, подойди, - позвал Миллер одного из своих агентов.

- Слушаю, сэр.

- Я хочу, чтобы ты собрал всех как можно скорее. Расскажи им, что произошло, и скажи, что я всех жду в своем кабинете сегодня вечером.

- Будет сделано, сэр.

- Подожди, - попросил Миллер. - Сделай исключение для Боба и Томаса. Первому расскажи, что произошло, но не говори, что я собираю всех. Скажи ему, что я хочу, чтобы он взялся за дело Кендис Уайт, и объясни ему, что ему срочно нужно увезти эту девушку из Нью-Йорка в Лэйквуд, чтобы он там взялся за расследование ее прошлого. И сделай акцент на то, чтобы он побыстрее увез ее из города. Если мои подозрения верны, то жизнь этой девушки подвергается опасности. И Томми... ему ничего не говори; в свое время я сам ему все расскажу.

- Но, сэр, разве не Том расследует дело Беренгера? Мне кажется, что он должен первым узнать о том, что произошло.

- Возможно, но если все произойдет, как я думаю, он нам не понадобится.

- Я не понимаю, сэр...

- И не нужно ничего понимать, - улыбнулся Миллер. - Иди и сделай все то, что я тебе сказал.

- Хорошо, сэр. У Вас есть еще указания для меня?

- Пока нет.

Дом быстро покинул здание комиссариата. И хотя Майкл Миллер не хотел быть пессимистом, он знал, что те, кто убил столько человек предыдущей ночью, были также связаны с убийством Рэймонда Беренгера, и, следовательно, мисс Кендис Уайт подвергалась неизбежной опасности. Она была последней, кто видел Беренгера живым и разговаривал с ним. Конечно же, она ничего важного не рассказала, но убийца этого не знал, так что следовало быстро увезти Кендис Уайт из города, чтобы продвигаться дальше, вперед.


Артур Джексон пережил одну из самых приятных ночей всей своей жизни. Все было так просто: обмануть Сюзанну, представившись ей племянником ее медсестры; пробраться не только в театр, но и на праздник в дом мэра Стивена Менделя; втереться в доверие к миссис Марлоу, несмотря на то, что она была очень тщеславна; преследовать и заставить понервничать Сесиль; очаровать глупую богатую девчонку, и все это он сделал для пользы своего "Шефа". Он, несомненно, должен был поднять тост за свою удачу.

Молодой человек медленно поднялся с постели и приблизился к изъеденному молью буфету, который стоял рядом с дверью. Он наклонился и достал бутылку. Шотландское виски наилучшего качества, подарок "Шефа" за его превосходную службу. Артур достал стакан, налил туда виски и выпил его, гася неожиданную жажду.

Его взгляд остановился на фигуре, которая сладко спала в его постели. Эта женщина доставила ему неземное удовольствие предыдущей ночью. Несомненно, Элиза была красива. Она была настоящей леди, была умной и высокомерной, как истинная королева, но что самое интересное, она была ядовита, как змея. Никогда бы в жизни он не поверил, что на земле существует такой человек, полный злобы, как Элиза. Она была совершенным примером дьявола, разгуливающего по земле. Ее глаза цвета лесного ореха блестели светом, характерным не для кокетства, нет, они были полны света радости чужому горю. Она наполнялась светом, как только начинала изливать свой яд на невинное существо, и большая радость приходила к ней, когда этим невинным существом была Кендис Уайт, ее кузина.

Артуру было ясно, что Элиза все своим существом ненавидит ее. Предыдущим вечером она рассказала ему об этой "девушке с конюшни" то, что она украла у нее любовь двух молодых людей в прошлом, и гордость мисс Леган этого не вынесла. Но помимо этого, Артур понял, что истинная причина вражды Элизы состояла в том, что несмотря на то, что Кенди была сиротой низшего происхождения, она была намного привлекательнее и интереснее, чем сама Элиза. Это Артур знал очень хорошо, так как не был слеп. Своими собственными глазами он был свидетелем ослепительной привлекательности блондинки. Он подумал, что Грандчестеру повезло быть ее любовником в колледже, и также он завидовал Томасу, который сейчас, видимо, был владельцем ее благосклонности.

Да, несомненно, Терри и Томасу сопутствовала удача. Но он не мог понять, почему ему также не может повезти. Если он смог затащить к себе в постель девственницу, такую, как Элиза, то почему бы ему не суметь проделать то же самое и с Кендис Уайт? Она была уже опытна в таких делах, и, конечно же, он мог бы уговорить ее стать его любовницей. Хотя, Элиза, несомненно, ему нравилась, но он бы предпочел в своей постели Кенди. Всего один взгляд на нее мгновенно воспламенял его. Он даже не смел представить, что эта чувственная блондинка могла бы заставить его чувствовать в постели.

Артур подлил виски в стакан, настойчиво продолжая думать о Кенди. Ему казалось странным, но что-то говорило ему, что он уже видел ее где-то раньше. Раньше он уже видел эти зеленые глаза и это красивое лицо. Но где? Он не помнил. Он не мог вспомнить ее.

- Эй, Артур!.. Я могу войти? - раздался голос за дверью.

На лице молодого человека появилось раздражение, но все же он осторожно открыл дверь.

- Какого черта ты хочешь в такой час, Мойра?

- Мне надо с тобой поговорить.

- Мы поговорим позднее, у меня сейчас нет времени.

- То, что я должна тебе сказать, гораздо важнее той проститутки, которая спит у тебя в постели, - процедила она сквозь зубы.

Молодой человек резко схватил ее за шею и загнал в угол стены другой комнаты. Девушка могла едва вздохнуть от его хватки.

- Ты опять говоришь глупости, и если я еще раз от тебя такое услышу, я клянусь, что убью тебя. Ты меня поняла? - зловеще произнес он.

Девушка сжалась, опустившись на пол. Она хотела дотронуться до своего горла, так как оно болело, но ледяной взгляд Артура остановил ее.

- И что ты хочешь мне сказать? - зло выплюнул он.

- ...Я... я хотела поговорить с тобой насчет дочери Беренгера, - сломавшимся голосом вымолвила Мойра.

- Что случилось с этой девчонкой?

- Вчера вечером... ее узнали, когда мы работали на улице, - объяснила девушка.

Лицо Артура мгновенно потемнело.

- Кто ее узнал? Полиция? Миллер? - раздраженно спросил он.

- Нет, это была леди. Мы работали около особняка Менделя, когда одна из леди, которая вышла из дома, узнала девочку. Она знала имя Ребекки.

- Леди?

- Да, очень красивая леди. Белокурая, с длинными волосами, ниспадавшими до спины. На голове у нее была блестящая диадема, и она была одета в самое красивое платье, которое я когда-либо видела. Платье было темно-красное и составляло великолепный контраст с ее зелеными глазами. Она казалась настоящей принцессой. В самом деле, когда я увидела ее, я так подумала.

- Значит, блондинка в темно-красном платье?

- Да... ты ее знаешь?

Артур не ответил на этот вопрос, хотя он знал эту леди. Это была Кендис Уайт, кузина Элизы. Внезапно, он вспомнил, где видел ее раньше. Это была та самая девушка из поезда, с которой в начале он столкнулся на станции в Питсбурге, и которую после увидел рядом с трупом Беренгера. Сладкая голубка, ускользнувшая из его рук. Несомненно, это была она.

- И что произошло дальше, когда она узнала ее? Она говорила с ней? - испуганно спросил Артур.

- Конечно же, нет. Я подхватила Бекки и убежала. Она также побежала за нами, но не смогла нас догнать. Все остальные дети были так напуганы, что тоже разбежались. Конечно, большинство уже вернулось сюда, но все еще некоторых нет.

- А девочка Беренгера? - обеспокоенно спросил он.

- Я ее продала вчера, - уверила Мойра.

- Как это ты ее продала? - недоверчиво спросил Артур.

- Да. Продала. Вчера я столкнулась с цыганом, которому нужны были дети для того, чтобы работать в его странствующем цирке. Девчонка ему понравилась, и он купил ее у меня. Вот пятьдесят монет, - объяснила девушка, доставая из кармана бриджей мешочек с деньгами и отдавая его своему брату.

- А этот цыган, как далеко собирается увезти ее?

- Он сам не знал еще, куда держит путь, - утвердила Мойра. - Но, наверняка, мы вновь больше не увидим ни цыгана, ни девчонку.

- Хорошо, Мойра, хотя тебе дали мало денег за эту соплячку. Но хорошо, в этом единственном случае ты использовала свои мозги. Нам больше не придется беспокоиться о дочери Беренгера. Если хочешь, то можешь сегодня не работать и отдохнуть. Но завтра ты и все остальные должны выйти на работу.

- Спасибо, - пробормотала Мойра, обрадовавшись, что была так убедительна. - Я пошла, оставляю тебя развлекаться со своей подружкой.

- Нет, мне тоже нужно уйти. У меня есть пара важных дел. Надо немного поработать, чтобы запутать полицию, чтобы они подумали, будто дочь Беренгера мертва, и потом мне еще нужно кое-кого навестить.

- Кое-кого навестить?

- Да. Когда Элиза проснется, скажи ей, чтобы сразу же шла к себе в гостиницу. Я позже ее найду.

- Но...

Артур не позволил своей сестре закончить предложение, недобро улыбнувшись. Он вошел в комнату и несколько минут спустя вышел, респектабельно одетый. Он жестом простился с девушкой и начал спускаться вниз по лестнице.

Мойра не хотела оставаться в этом доме, который купил Артур. Он был очень большим, и снаружи казался настоящим особняком, но внутри все было так грязно и небрежно разбросано, что казалось, что это дом страха. Она не знала, почему ее брат потратил столько денег на приобретение этого дома, и ей не хотелось этого выяснять. Для нее было важно лишь то, что она смогла убедить Артура в том, что Бекки сейчас далеко с цыганами. Она была уверена, что тот красивый актер, кому она действительно оставила девочку, позаботится о ней. Малышка заслуживала лучшей участи, нежели побираться на улице.

Она была спокойна, так как хотя бы в этот единственный раз почувствовала себя порядочным человеком. Единственное, о чем она сожалела, это то, что ей пришлось украсть у Терри деньги, чтобы отдать их своему брату. Но она это сделала во благо, и поэтому это было простительно.


Кенди шла сама не зная куда по извилистому полю. Ей было холодно, особенно рукам. Куда она направлялась? Она не знала. Однако, когда она хотела остановиться, неизвестная сила, заставляла ее двигаться дальше.

Ее следы оставались на влажной пастьбе, которая, казалось, была усыпана песком. Все вокруг было ей совсем незнакомо. Она была одна в этом поле, что заставляло ее сильно беспокоиться. Однако, некоторое время спустя, издали, там, где горизонт терялся в дымке, она заметила мимолетный блестящий свет, исходящий от огромного здания, которое было похоже на средневековый замок.

Постепенно девушка приблизилась к высокому дому с могучими стенами. Деревянная дверь, казалось, была закрыта, но когда она дотронулась до нее, она открылась, позволяя ей войти в дом.

Внутри было темно, и она абсолютно ничего не видела. Испугавшись, Кенди повернулась к двери, через которую вошла, но ее не оказалось рядом, и ей пришлось бежать, потому что ее испуг становился все сильнее. Она бежала и бежала, но так этим ничего и не добилась. Она не воспринимала ничего, что находилось вокруг нее. Неужели она была мертва? Возможно, потому что она не чувствовала своего тела. Она как будто была духом, привидением.

Неожиданно издали вновь появился свет. Кенди побежала туда, но ей казалось, что она не бежит, а парит над землей, как призрак. По мере ее приближения свет становился ярче... и ярче. Девушка закрыла глаза, когда не смогла противостоять сиянию света, но когда она открыла их вновь, она оказалась в темной комнате, едва освещенной свечой.

Оттуда слышалось множество голосов, но она не понимала, о чем они говорят, так как голоса смешивались один с другими, но все же ей удалось кое-что услышать... имя... "Мэгги"... шептали голоса. Девушка перевела взгляд на постель, которая освещалась тусклым светом свечи. Она боялась приблизиться, но ее ноги сами собой направились к постели.

Кенди инстинктивно закрыла глаза. Она понимала, что если она откроет глаза, то мгновенно потеряет над собой контроль, но внезапно она почувствовала, как знакомый аромат наводнил ее душу. "Розы Энтони", - подумала она, осмеливаясь открыть глаза.

Как только она открыла глаза, то увидела себя будто в зеркале. На белых простынях лежала она. Ее губы были белы и сухи, словно воск, который, скользнув со свечи, мгновенно застыл. Она была ужасно бледна, а в ее глазах светилась удрученность. Однако ее волосы были не такими, какими она привыкла их видеть. Они не вились, они даже не были волнистыми. Они были прямыми и гладкими, но и белокурыми. Ее лицо также слегка отличалось. Линия носа осталось такой же, но на переносице не было ни одной единственной веснушки. Казалось, что эта женщина она, но в то же время и не она.

Кенди опустила взгляд на руки женщины, которые лежали над простыней. Запястья были лилового цвета, а на одной из рук, в вене, торчала игла. "Это сыворотка" раздался шепот, и она обернулась.

Сердце ее забилось быстрее, но тело не двигалось. Она стояла там, спокойно смотря на эту загадочную леди. Неожиданная молния заморозила ее кровь и почти в то же время она увидела двух мужчин, входящих в комнату. Она не могла разглядеть их лица, но слышала их голоса.

- Пора, Чарльз. Ее должны увезти, - сказал один из мужчин.

- Ей будет там хорошо? О ней будут заботиться? - спросил второй мужчина, чей голос показался Кенди таким знакомым, хотя раньше она никогда его не слышала.

- Конечно, они все сделают, но для тебя это не должно иметь никакого значения. Она не заслуживает твоей снисходительности. После того, что она сделала, она ничего не заслуживает.

Мужчина, чей голос показался Кенди знакомым, рухнул на колени возле постели. Он не сказал более ни слова, но правой рукой гладил волосы женщины на постели. "Он плачет", - интуитивно почувствовала Кенди, и заметила, как простынь слегка намокла. Она хотела утешить этого человека... она хотела подойти к нему... но она не смогла сделать и шагу. Она не знала, кто был этот человек, но в душе чувствовала откуда-то взявшуюся любовь к нему. Эта любовь была не такой, какую она испытывала к Терри, но все же она была сильной. Кто этот мужчина?

Внезапно, все покрылось туманом, и вдруг она почувствовала, как порыв ветра уносит ее. Звуки голосов и образы стали мутными. Все вокруг нее заходило ходуном, она хотела крикнуть, но не смогла издать ни единого звука. Вскоре тишина заполнила все вокруг нее. Однако постепенно стали слышны едва различимые звуки. Металлический стук все ближе приближался к ней. И вот она уже в поезде, на котором несколько дней назад ехала в Нью-Йорк... в поезде, где убили Рэймонда Беренгера. Инстинктивно, она посмотрела на свои руки, которые были в крови. Она испугалась. Ее дыхание сбилось, и она хотела убежать, но рука того отвратительного человека схватила ее за запястье. "Когда-то ты уже ускользнула от меня, красавица, но на этот раз тебе так не повезет", - услышала она слова убийцы.

Кенди испуганно закричала и открыла глаза. Рядом с ней сидела Анни, испуганно глядя на нее.

- Кенди, ты в порядке? - спросила ее подруга.

- Где я? - спросила Кенди, совсем смутив Анни.

- В гостинице «Карлтон», в Нью-Йорке. Ты разве не помнишь?

Слова Анни быстро вывели блондинку из оцепенения. Она осторожно пробежалась глазами по всему номеру и поняла, что недавний кошмар быль всего-навсего сном.

- Тебе приснился ночной кошмар, Кенди, - прошептала Анни, беря за руки подругу.

- Да... думаю, да, - еле слышно ответила она.

- Тебе часто снятся кошмары?

- Изредка.

- Я не помню, чтобы, когда ты была маленькой, тебе снились кошмары. Обычно у меня были кошмары и страхи.

- Ты права, Анни, но я помню, что этот же самый сон мне приснился, когда ты покинула Дом Пони. После этого он еще пару раз повторялся в течение нескольких лет: после смерти Энтони и после моего разрыва с Терри. Однако, в этот раз он другой.

- Другой? - заинтересованно спросила Анни.

- Да, не знаю, как объяснить, но мне кажется, что с годами он становится все более четким... более реальным... но в то же время более страшным.

- Ты можешь мне рассказать, что ты видишь в своем сне?

- Я вижу себя, Анни, лежащей на кровати... как мертвая... и отчаявшегося мужчину около себя.

- Мужчину?

- Да, но я не знаю, кто это. Все очень странно. После этого все образы исчезают, и я вспоминаю какое-нибудь грустное событие из своей жизни. Сегодня я вспомнила случившееся в поезде.

- Ты помнишь того, кто на тебя напал? - испуганно спросила Анни.

- Только его голос, такой хрипловатый и ужасный голос.

- Ладно, Кенди, забудь об этом, не стоит больше терзаться.

- Я хотела бы забыть, но не могу. Это выше моих сил. Только подумаю, что этот ужасный человек мог навредить Бекки Беренгер, меня сразу пробирает озноб. Кроме того... - Кенди запнулась.

- Кроме того, что? - настаивала Анни.

- Я могу довериться тебе, и ты никому не расскажешь то, что я сейчас тебе скажу, Анни? - серьезно спросила блондинка.

- Конечно, да! Я буду молчать как рыба, - заверила она.

- Хорошо. Ты помнишь молодого человека, с которым мы познакомились вчера вечером на празднике мэра? С другом Сюзанны.

- Да, его зовут Дэвид Кейн, верно?

- Точно. Анни, возможно, ты подумаешь, что я сошла с ума, но клянусь тебе, что у него точно такой же голос, как и у того, кто напал на меня в поезде.

- Не может быть! - воскликнула Анни, прикрывая рот руками.

- Да, это невероятно. Этот человек кажется достойным джентльменом, но это не так, Анни. Вчера мне показалось, что голос, которым он говорил, был ненастоящим. Зачем он изменил свой голос?

- Кенди, если то, что ты говоришь, верно, то этот человек очень опасен. Ты должна все рассказать полиции.

- Без доказательств они ничего не смогут сделать. Но все же я не стану отступаться. Сегодня я должна встретиться в Бобом Тейлором, сыщиком, который расследует дело моих родителей, и я расскажу ему о своих подозрениях. Я уверена, что он знает, что делать.

- Конечно, Кенди. И я забыла тебе сказать, что пятнадцать минут назад Арчи сказал, что сыщик придет сегодня утром в гостиницу, чтобы поговорить с тобой.

- А ты с Арчи поговорила? - заинтригованно спросила Кенди, сразу вспомнив, что произошло вчера вечером.

- Да, - безразлично ответила Анни. Она явно была все еще сердита на своего жениха.

- И о чем вы говорили?

- Да не о чем... мы решили сегодня закончить нашу беседу.

Тон, которым Анни произнесла эти слова, не понравился блондинке.

- И что ты собираешься делать, Анни?

- То, что должна была сделать давным-давно, - решительно обрезала она.

Кенди похолодела, она не знала, что имеет в виду ее подруга, но говорила она очень решительно.

- Кенди, можно задать тебе вопрос? - спросила Анни, глядя в глаза своей подруге.

- Конечно, можешь, - любезно ответила она.

- Когда ты была с Терри... он... он... он когда-нибудь целовал тебя?

Лицо Кенди запылало. Как робкая Анни Брайтон могла спрашивать такое? Девушка глубоко вздохнула и ответила:

- Эээ... да... НО ЛИШЬ ОДНАЖДЫ, - заявила Кенди с пылающими щеками.

- Я знала это, - уверила Анни, опуская свой взгляд. Она была грустна и разочарована. - Арчи никогда не целовал меня, знаешь? И никогда не пытался.

Кенди изумилась этому признанию. Никогда в своей жизни она не слышала, чтобы Анни говорила на такую тему.

- Анни, Арчи джентльмен, который тебя уважает. Ты не можешь сравнивать его с таким человеком как Терри.

- Но мне бы очень хотелось, чтобы Арчи потерял ко мне хоть немного уважения, и повел себя как Терри хотя бы один раз, - без колебаний заявила она, позволяя паре слез скатиться по щекам.

- Но что ты говоришь, Анни?

- Арчи меня не любит, Кенди. Он лишь испытывает ко мне дружескую привязанность... привычку. Но действительно он меня не любит. Если бы он любил меня, то уже попытался бы приблизиться ко мне. Ты знаешь, что мои родители ему полностью доверяют? Когда он приходит ко мне, я остаюсь с ним наедине без компаньонки. И мы гуляем без нее, но даже так он не приближается ко мне... и я... я уже не хочу жить вот так. Я его очень люблю, но не выношу того, что я как будто его ответственность... как будто он обязан быть моим женихом. Я хочу, чтобы он любил меня так же, как Терри любит тебя. Но если он меня не любит, то... то мне не имеет смысла дальше быть с ним вместе, - всхлипнула она и зарыдала в объятиях подруги.

Кенди не знала, что сказать. Арчи и Анни всегда казались ей великолепной парой, во всем подходящей друг к другу, но сейчас, услышав тоску в голосе своей подруги, она не знала, что и думать. На мгновение она представила себя на ее месте. Она помнила, как холодно они встретились с Терри, когда она приехала в Нью-Йорк, чтобы увидеть его и спектакль с его исполнением Ромео. Она ждала объятий, и, возможно, поцелуя, но он ее избегал, и хотя она была счастлива видеть его, она слегка расстроилась из-за такого приема. Сейчас она понимала, что Терри был с ней холодно вежлив из-за Сюзанны... он чувствовал себя виноватым. И сейчас, анализируя случай Арчи и Анни, ее кузен не имел оправданий. У него на пути не было никакого препятствия, чтобы сблизиться с Анни. Не было ничего, что бы их отдаляло друг от друга. Тогда почему он так холоден с ней?

- Не плачь, Анни. Я думаю, что перед тем, чтобы что-либо предпринимать, ты должна искренне, положа руку на сердце, поговорить с Арчи. Так же, как ты сейчас говоришь со мной.

- Конечно... хотя я умираю от страха... но я должна это сделать. Поэтому я и сказала тебе, что сегодня закончу свою беседу с ним.

- Хорошо, но не слишком настаивай, возможно, Арчи потребуется немного времени. Ты очень важна для него, Анни. Я в этом не сомневаюсь, так что дай ему немного времени. Я уверена, что у вас все будут хорошо. А сейчас мне надо одеться и ненадолго уйти.

- Ты не можешь уйти, Кенди. Сыщик скоро придет.

- Не беспокойся, Анни. Я ненадолго. Мне надо навестить кое-кого, кто меня очень беспокоит.

- Терри, - улыбнулась Анни.

- Откуда ты узнала, что это он? - удивленно спросила блондинка.

- Твои глаза всегда так блестят, когда ты думаешь о Терри.

Кенди вновь покраснела с головы до ног. Она не хотела этого признавать, но Анни была права. Только, когда она думала о Терренсе Грандчестере, на ее сердце становилось тепло.

- Если Арчи спросит, скажи ему, я скоро приду. Я просто хочу узнать, как чувствует себя этот глупец Терри.

- Хорошо, я ему скажу, - пообещала Анни.

- Спасибо, - поблагодарила ее блондинка, вставая с постели и идя в ванную.

Анни глубоко вздохнула и направилась к трюмо, которое стояло в гостиничном номере. Она взяла расческу и начала расчесывать свои темные волосы, обдумывая сложившуюся ситуацию. Она знала, что Кенди старалась подбодрить ее, но он не любит ее, и после стольких лет она понимала, что он никогда и не полюбит ее. Она уже приняла решение, и даст ему свободу, чтобы он мог быть счастлив с кем-то другим.

Она взглянула синими глазами на свое отражение в зеркале и первый раз в жизни почувствовала себя храброй и бескорыстной девушкой. Удовлетворенная этим образом, она слегка улыбнулась себе. Ее сердце было полностью разбито, но душа была спокойна. Она только надеялась, что такое же понимание, которое охватило ее, придет и к Сюзанне Марлоу и заставит ее понять, что удерживать около себя Терри – самая большая ошибка в ее жизни.


Предыдущая ночь была самой мучительной для Альберта. Его разговор с тетушкой оставил у него плохой осадок в душе, и он промучился почти всю ночь, стараясь уснуть, однако это удалось ему лишь на рассвете. Его разозлило то, как она грубо разговаривала с Вэллари. Он просто не мог понять поведение своей тети.

Последнее время ее только и заботило, как бы найти ему невесту. Она постоянно говорила о достойных леди Чикаго, которые хотели бы познакомиться с ним. Мадам Элрой даже приглашала некоторых леди на чай в особняк Эндри, однако Альберт некоторое время спустя извинялся, ссылаясь на то, что у него разболелась голова, и исчезал. "Это просто какой-то ужас!" - думал Альберт, вспоминая бесчисленные случаи, когда ему приходилось поддерживать безвкусный разговор о моде и сплетнях, чтобы не показаться невежливым.

И не то, чтобы девушки, которых выбирала мадам Элрой, были уродинами, нет, как раз наоборот, у мадам Элрой был хороший вкус, но Альберту просто не нравилось, что она, а не он, выбирает для него кандидаток в жены. Он много лет жил свободно не для того, чтобы сейчас мадам Элрой навязывала ему свою волю. Нет, он этого не позволит. Несмотря на то, что он очень любит свою тетю, он не позволит ей вмешиваться в свои дела, тем более сейчас, когда он встретил девушку, которая ему, действительно очень нравилась.

Вэллари была красива, и ее имя звучало музыкой в ушах Альберта. Огненный цвет волос сразу же обращал на нее внимание. Она была как солнце, освещающее небосвод. Кроме того, ее свободные и нежеманные движения указывали на ее мягкость и элегантность, которая переполняло ее тело. А что говорить о глазах! Глаза фиалкового цвета, цвета, в который иногда окрашивается горизонт на рассвете. Когда-то в детстве он читал про фею с фиалковыми глазами, и если эта фея и существовала, то ее имя было Вэллари Парадис, и Альберт уже пал ее жертвой.

По правде говоря, эта девушка ему очень нравилась, но он не хотел поддаваться иллюзиям относительно нее. В ее взгляде было что-то, что препятствовало Альберту проникнуть ей в душу. Она как будто что-то скрывала, но он не хотел рисковать и спрашивать ее об этом напрямую. По крайней мере, пока. Возможно, через несколько дней, когда они получше узнают друг друга, он осмелится поинтересоваться ее прошлым. Но пока он старался, чтобы их отношения укрепились. В конце концов, он наслаждался этим видом любовной игры.

Молодой человек встал с постели и направился в ванную. Его сердце забилось быстрее. Через несколько минут он увидит ее, и если она чувствует себя лучше, то он прогуляется с ней по саду; покажет ей розы, которые вывел его племянник Энтони; и, возможно, даже пригласит ее присесть в какой-нибудь красивой беседке. Конечно же, он сделает все это, если она будет себя хорошо чувствовать. В противном случае, они останутся в особняке и поговорят на разные темы. Он расскажет ей о своей жизни, и, возможно, она тоже немного расскажет о себе. Он был счастлив, и ничто не могло испортить его настроение.

Внезапно он услышал, что в дверь постучали. Альберт очнулся от размышлений и, быстро накинув на себя халат, открыл дверь.

- Почему ты еще не одет, Уильям? - спросила мадам Элрой, неодобрительно глядя на неформальное облачение своего племянника.

- Еще очень рано, и сегодня у меня нет никаких дел в банке, тетя. Сегодня я могу остаться дома, - широко улыбаясь, отозвался Альберт.

Мадам Элрой очень удивилась. Она уже долгое время не видела, чтобы он так счастливо улыбался. По правде говоря, даже с Кенди, которую он обожал, она не видела, чтобы он так улыбался.

- Я пришла, чтобы показать тебе это, Уильям, - заявила она, протягивая Альберту газету.

Он беззаботно взял газету, потому что его тетя постоянно возмущалась тому, что было написано в газетах об эксцентричности Уильяма Альберта Эндри. Однако, когда он прочитал заголовок, его беззаботность исчезла.

"Терренс Грандчестер и Томас Хэтуэй в борьбе за любовь Кендис У. Эндри: кто преуспеет в этом?"

- Тетя, ты это прочитала? - недоверчиво спросил Альберт.

- От начала до конца, - ответила она.

- И что там написано? - продолжал он спрашивать.

- Достаточно для того, чтобы вся страна узнала о нашей наследнице! - возмущенно воскликнула мадам Элрой.

- Неужели то, что здесь написано так ужасно?

- Ужасно? Я бы сказала, губительно. Никто и никогда за все эти годы, что я живу, не выставлял на всеобщее посмешище семью Эндри, как это сделала Кенди. Это очень оскорбительно!

- Томас Хэтуэй?.. Кто это? - спросил Альберт, не обращая внимания на упреки своей тетушки.

- Это сын актера Роберта Хэтуэя. Ты можешь себе это представить, Уильям? Сын актера! Боже мой, это конец нашей семье. По крайней мере, Терренс из благородной семьи, но этот молодой человек Томас... нет... я даже не хочу об этом думать. Кенди, должно быть, сошла с ума, если думает, что семья позволит ей общаться с такими людьми.

- Ладно, тетя, успокойся уже. Я не думаю, что ее очень уж интересует этот парень.

- Нет? Тогда переверни страницу и посмотри, что там! - возмущенно воскликнула женщина.

Альберт подчинился, перевернув страницу газеты, и действительно, там было ясно видно, что этот Томас не был совсем чужд сердцу Кенди. На одной фотографии он ее обнимал, на другой дарил ей розу, и на последней они стояли очень близко друг к другу, взявшись за руки. Еще там были напечатаны фотографии и с Терри, но они не были столь красноречивы, как предыдущие. Кроме того, над этими фотографиями он прочитал заголовок: "Боль под дождем", и потом пробежался глазами по тексту, где было написано, что Терри с Томасом подрались из-за любви Кенди. Альберт был уничтожен. Он не мог поверить, что столько всего произошло, за столько короткое время.

- Уильям Альберт Эндри, я хочу, чтобы ты начал действовать. Или ты поедешь в Нью-Йорк и силой привезешь свою приемную дочь обратно, или я тебе клянусь, что с твоим согласием или же без, я устрою скандал на всю страну! - слепо угрожала она.

- Я поеду к Кенди в Нью-Йорк и поговорю с ней. Я уверен, что все это имеет объяснение. Она не из тех девушек, которые любят играть с сердцами других.

- Отлично. Тебе нельзя терять времени. Репутация семьи уже висит на волоске.

- Успокойся, тетя, я поеду, как только поговорю с Вэллари, - уверил ее Альберт.

- Как? Ты еще не знаешь? – удивленно спросила его мадам Элрой.

- Не знаю что? - смущенно переспросил он.

- Твоя гостья, мисс Вэллари Парадис, уже уехала. Она сбежала как воришка, не поблагодарив нас за оказанное ей внимание и гостеприимство.

- Как уехала? Когда? Куда? – расстроенно спросил Альберт.

- Я полагаю, она уехала на рассвете, когда все еще спали. Не знаю, куда она отправилась, и для меня это не имеет никакого значения. Я надеюсь, что ты больше никогда ее вновь не увидишь.

Альберт холодно посмотрел на свою тетю. Он всегда думал, что она была очень высокомерной женщиной, но сейчас, услышав ее слова, он подумал, что она такая же злая лицемерка, как и Элиза.

Молодой человек подошел к гардеробу и открыл его, смотря, что ему надеть. Он не хотел больше разговаривать со своей тетей, так как расстроился из-за того, что его гостья уехала.

- Когда ты увидишь Кенди, Уильям, скажи ей, что если она хочет покрывать грязью фамилию нашей семьи, то пусть, по крайней мере, она делает это с Терренсом Грандчестером. Он потомок аристократической семьи, и хотя он отказался от своей семьи, он лучше, чем сын этого актера.

- Так это все из-за фамилии? - возмущенно спросил он. - А как же ее чувства? Ты этого не учитываешь, тетя?

- Конечно же, нет, Уильям. Люди нашего класса руководствуются другими стандартами. Чувства всегда остаются лишь на заднем плане.

Альберт больше не мог слушать ее. Он посмотрел на мадам Элрой взглядом, который мог бы мгновенно заморозить, и процедил:

- Убирайтесь, мадам Элрой.

- Но Уильям! - воскликнула она.

- Я сказал, ВОН! - неистово крикнул Альберт.

Женщина, удивившись и испугавшись реакции Альберта, разв
Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 206 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы