Воскресенье, 21.04.2019, 19:48
Приветствую Вас Гость | RSS

//candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Прошлое - часть настоящего (гл.9)
Глава 9

Терри опустил ее на землю и взял ее за руки. Его лицо засияло ослепительной улыбкой.

«Кенди, давай прогуляемся!» - с воодушевлением предложил он. «Мне хочется смеяться, наслаждаться тем, что ты рядом со мной! Хочется слушать городской шум вместе с тобой и наслаждаться каждой минутой! Нам столько нужно наверстать!»

Кенди посмотрела на него с приоткрытым ртом. Она с трудом приходила в себя от сильных переживаний, потрясения, ужаса и огромного счастья, которые она испытала, когда думала, что теряет его, и когда погналась за ним, чтобы удержать. Она стояла перед ним, пряча глаза от его синего чарующего взгляда, и тряслась.

«Вообще-то я одета неподходяще!» - наконец, сказала она в оправдание, показывая свою медицинскую униформу.

«Тем не менее, разве на твоем нежном теле нет белья?» - намекнул он, и его глаза издевательски блеснули. «Или под прекрасным белым халатом ничего нет?»

«Что за глупости?» - покраснела она в ответ. «Под халатом у меня есть одежда, если ты об этом!»

«Как жаль…» - сказал он и провел рукой по изгибу ее халата.

«Ты никогда не изменишься, Терренс Грандчестер!!!» - провозгласила она с легкой улыбкой и твердо оттолкнула его руку.

«Ооо!... Если ты так зовешь меня, значит, я тебя разозлил!» - насмешливо отозвался он и прикоснулся пальцем к ее веснушкам. «Я сожалею», - добавил он тихим голосом, пожирая ее глазами.

«Я пойду посмотрю, может, удастся найти что-нибудь подходящее», - срывающимся голосом произнесла она и вернулась к себе в кабинет, дабы избежать волшебных чар молодого человека. «Подожди меня здесь, я ненадолго».

«Я готов ждать тебя вечно», - прошептал он, с бьющимся сердцем созерцая, как хрупкая молодая леди поднимается по лестнице на второй этаж.

«Что я делаю?» - удивлялась Кенди, глядя в зеркало в ванной. Сияющее отражение лица смущало еще больше. «Как будто в мире есть лишь только он и я… Боже, Терри, какую власть ты имеешь надо мной?» По телу прокатилась волна дрожи, но это была не усталость. Это была нервная реакция, протест ее слабеющего внутреннего «я». Когда он прижал ее к себе, было так больно, но вместе с поцелуем вдруг нахлынуло восхитительное чувство. «Мы целовались», - пробормотала она. Стоило ей вспомнить этот волшебный миг, как зрачки расширялись сами собой. «Было так приятно», - продолжала она и, коснувшись пальцем губ, покраснела. «Как никогда раньше, даже с Альбертом… О, Терри, на какое безумство ты меня толкаешь!» - вздохнула она. Когда приятные воспоминания начали тускнеть, подступили сомнения. Может, она поспешила кинуться в его объятия?

Пребывая в тревоге и радостном волнении, она начала расстегивать медицинский халат. Под ним открылось нежно-розовое хлопковое платье без рукавов, прямого покроя, длиной до колена со складками внизу. Наряд дополняла пара туфель на высоком каблуке. Темно-розовый цвет изящной вышивки с цветочными мотивами на широком вороте подчеркивал молочный оттенок кожи. К счастью, она была достаточно кокетлива, чтобы одеваться наряднее, чем обычно, вопреки мрачному настроению, которое продолжалось изо дня в день. Она небрежно скрутила волосы в высокий пучок и заколола сверху резной шпилькой из вишневого дерева. Несколько выбившихся непослушных прядей спадали золотыми и серебряными нитями тут и там на щеки и грациозную шею. Косметики под рукой не было, и, чтобы оживить цвет лица, она ущипнула щеки и прикусила губы, побледневшие из-за переживаний. На столике стоял флакон духов, с которыми никогда не расставалась. Запах цветов с юга Франции был так похож на запах Холма Пони. Она взяла флакон и нанесла несколько капель за ухом, в ямочке на шее и на запястья. Заметив, что ожоги еще не прошли, она невольно опустила руки и состроила зеркалу гримасу.

«Я выгляжу отвратительно! Когда Терри увидит эти ужасные ожоги, ему будет стыдно за меня…»

«Ты выглядишь прекрасно, Кенди», - сказал голос за полуоткрытой дверью.

«Терри!?» - испугалась от неожиданности Кенди. «Я не слышала, как ты вошел! Разве ты не должен был ждать меня внизу?»

«А…» - он толкнул дверь и осмелился войти в кабинет. «Я подумал, что ты звала меня, и поднялся…»

«Врешь!» - сказала она и топнула ногой. «Ты хотел застать меня полуголой! Я тебя знаю!..»

«Тогда я немного опоздал», - съехидничал он. Предсказуемая реакцией молодой леди веселила его, «но я не разочарован», - сказал он, приближаясь к ней. И чем ближе, тем сильнее у Кенди подкашивались ноги, пока ее не пробила дрожь.

«Да, ты прекрасна, Кенди!..» - мысленно повторил Терри с безмолвным восхищением. Он склонился и взирал на нее темными немигающими глазами, проникновенно и мечтательно. А ей было невдомек, что он видит образ той, кем она стала. Безупречные черты лица, сформировавшая фигура, линии носа, бровей, изгиба губ. В изумрудных глазах прибавилось красоты, тени и загадки. Ее безупречность не давала ему покоя ни днем, ни ночью. «Мой маленький сорванец, который лазил по деревьям, превратился в неописуемую красавицу», - мечтательно продолжал он, «…и обрел восхитительные открытые формы. Своей красотой ты сведешь с ума святого! За один твой взгляд можно убить… за взгляд, который навсегда западает в душу, как мне, когда я впервые встретил тебя на корабле… Тем вечером ты навсегда завладела моим сердцем, ты завоевала его своим озорством и звенящим смехом. Знаешь, я так его и не забыл… Стоит лишь закрыть глаза, и я слышу его, словно задушевную мелодию. Кенди… Как я мог так долго жить без тебя?»

Кенди шевельнулась и прервала его мысли. Под его пытливым взглядом терялись слова. Да, он узнавал каждую ее черточку, также, как и она узнавала обаятельное бледное лицо под длинной темной челкой и очертания фигуры, родной, любимой, возмужавшей за семь лет…

«Нам нужно идти, пока все не закрылось!» - вдруг сказала она, пытаясь скрыться от молодого человека, высокого как изваяние, которого можно было коснуться одним взмахом ресниц. Чтобы прогнать смущение, от которого пылали щеки, и блестели глаза, Кенди приложила все усилия, чтобы улыбнуться.

«Тогда пошли!» - сказал он, взял ее за руку и повел к выходу. Они спустились по лестнице, прошли по холлу, где эхо отразило их смех, и вышли на улицу.

«Я не знала, что на улице так холодно!» - сказала Кенди, потерла руки и прижала их к груди.

«Тогда возьми мой пиджак!» - предложил Терри и укрыл плечи молодой леди. «Я не хочу, чтобы ты простыла из-за меня», - нежно добавил он, обнимая ее подольше.

Было так приятно ощутить на плечах нежное прикосновение рук Терри, от которого постепенно стало теплее. Но от волнения Кенди опустила глаза. На улице было тихо. В этот поздний час им встретилось на пути лишь несколько прохожих. Звездное небо было пронизано легкой дымкой, которая окружала луну золотым ореолом. В полном молчании, они дошли до главной дороги, где Терри поймал такси.

«Отвезите нас в «Луп»*!» - распорядился Терри.

«Считайте, что вы уже там, сэр!»

Кенди отвернулась к окну, чтобы не попадаться под настойчивый взгляд молодого человека. Ей было не по себе, не по себе оттого, что она с мужчиной, который ей не муж. Ей привили высокие моральные ценности, и она дословно соблюдала их. А сейчас она едет по городу в такси со своей юношеской любовью.

«Что за ирония!» - сказала она про себя, когда Терри придвинулся поближе и нежно взял ее за руку.

«Не бойся», - сказал он и поднес ее руку к своим губам. «Думай о настоящем… Забудь об остальном… Сейчас есть только ты и я…»

В ответ, она обмякла, опустила голову ему на плечо и закрыла глаза. Ее веки подрагивали от городских огней, которые становились все ярче.

С начала столетия Чикаго сильно изменился. У жителей стало больше свободного времени и денег, так что индустрия развлечений пошла в гору. Район «Луп» на севере Стейт-стрит славился своими увеселительными заведениями. В конце ХХ-го века, здесь насчитывалось более трех универмагов, семь кинотеатров и десятки ресторанов и ночных клубов.

Кенди не привыкла к такого рода развлечениям. Ей были известны лишь скучнейшие вечера, которые устраивали Эндри и их окружение. Альберт старался избегать подобных сборов и предпочитал спокойные вечера вместе с женой и сыном. Она поймала себя на том, что рассматривает эти оживленные улицы, как ребенок рождественскую витрину. Она таращилась на освещенные витрины, вскрикивала при виде экстравагантных нарядов кое у кого из прохожих. Очарованный Терри наблюдал за ней краем глаза.

«О, Кенди», - вымолвил он. «Я всегда завидовал твоей способности всему удивляться. Тебе никогда не бывает скучно, а я пресытился такими развлечениями. Они лишь затем, чтобы мы могли забыть о грустной правде жизни…» - он вздохнул. «Иногда мне это помогало…»

«Приехали, сэр!» - объявил шофер и остановился в начале Рэндольф-стрит.

«Сдачу оставьте себе!» - сказал Терри и протянул ему пригоршню долларов.

«Спасибо, 'Мой Принц!'» - воскликнул водитель, оценив сумму. «Приятного вечера, мои юные голубки!»

Кенди в ответ застенчиво улыбнулась ему, а Терри подал ей руку и помог выйти из машины. Буйство света и цвета широкой улицы вызвало новый восторг. Повседневные дела постепенно отдалили ее от шума машин, быстрой музыки, льющейся изо всех кабаре, новых запахов из ресторанов с разнообразной кухней. Она будто жила в красивой оболочке, которую только что убрали. Освещенные фасады подсвечивали ей волосы. Она взволновано глянула на Терри.

«Не знаю, правильно ли мы сделали, что приехали сюда. Здесь полно людей, нас могут узнать…»

«Не бойся!» - сказал ей Терри и свернул на другую улицу. «Там, куда мы идем, об этом не стоит волноваться».

Долгие минуты они шли по темным улицам, сворачивали тут и там, минуя рыскающих кошек. Кенди затряслась, и Терри прочел страх на ее лице. Он раскрыл ей свои объятия, и она без возражений укрылась в них и закрыла глаза. Ее вели лишь уверенные шаги молодого актера. Наконец, они вышли на улочку с вымощенными участками, которую едва освещало несколько разбитых фонарей.

«Вот мы и пришли!» - сказал Терри и указал на неоновую вывеску на другой стороне. Уверенной рукой, он постучал в дверь 'Кошачьей Аллеи', из-за которой доносилась незнакомая Кенди громкая музыка. Открыть вышел высокий коренастый мужчина. При виде молодой пары он удивленно вытаращился.

«Терри, мой мальчик!» - громко воскликнул мужчина дружелюбным голосом. «Какой приятный сюрприз! Я не знал, что ты приехал в Чикаго», - сказал он и прижал к себе своими ручищами молодого человека. «Я думал, ты все еще в больнице в Детройте… Газеты только об этом и пишут…»

«Как видишь, мой славный Зеб, мне лучше!» - сдавленно отозвался Терри, освобождаясь от сильного объятия.

«Я так понимаю, тебя ободрила эта милая цыпочка???» - сказал детина, взял руку Кенди и приложился к ней. «Мое почтение, Мадам», - проворковал он, когда разглядел в бледном свете фонарей неописуемую красавицу. «Каким ветром вас сюда занесло?» - взволновано спросил он Терри, приглашая их войти.

«Ветром счастья!» - помпезно произнес Терри.

«Ха-ха-ха», - ухмыльнулся мужчина. «Какая радость услышать такие слова из твоих уст, мой юный друг», - сказал он и повел их по узкому проходу, занавешенному пурпурным бархатом, в главный зал.

В полумраке зала виднелся оркестр, игравший причудливую музыку, которую слышала снаружи Кенди. Пятеро цветных, явно афро-американского происхождения, в белых костюмах, суетились вокруг музыкальных инструментов: от пианино метались к басам, от аккордеона к трубе. Из этого союза разных инструментов родился новый звук – джаз - веселая музыка и танец, который произведет фурор в последующие десятилетия.

«Они очень талантливы!» - сказал Зеб, показывая на оркестр, выступающий на маленькой театральной сцене посередине комнаты. «Они из Нового Орлеана… Пойдемте, я найду вам столик подальше от шума, и там вы сможете ворковать столько, сколько вашей душе угодно», - добавил он с грубым ребяческим смехом.

Они прошли через задымленную залу, с трудом проскользнули между обжимающимися парочками у бара и разговаривающими около танцевальной площадки.

Сбитая с толку, Кенди глазела на танцующих мужчин и женщин. Они забавно выкручивали ноги и руки.

«Это называется фокстрот!» - прошептал ей на ухо Терри, заметив ее удивленный взгляд. «Если хочешь, можем попробовать…»

Кенди повернулась к нему, глядя сквозь плотный дым. Она безоговорочно верила знакомому нежному синему взгляду. Она улыбнулась в ответ, приняла протянутую руку, и он отвел ее к столику, который ожидал их. Бутылку шампанского в большом ведерке со льдом усо льдомкого в большом ведерке,же принесли. Терри выдвинул стул, на который Кенди элегантно села, и затем занял свое место напротив. Они молчали, изредка бросая незаметные взгляды в сторону оркестра и танцующих, рьяно веселившихся чуть дальше внизу на слабо освещенной рассеянным светом площадке. Кенди хотелось всеми силами отбросить скованность и найти нужные слова, но не получалось. Она плавно провела рукой по лбу, чтобы убрать блестящие волосы, и этот жест заставил Терри глубоко вздохнуть. Сейчас ей хотелось быть чуть безрассуднее, смеяться, шутить. Но взгляд Терри, казалось, пронизывал ее, полностью пленял, парализовывал…

«Я рад, что ты здесь, Терри!» - непринужденно заметил владелец кабаре, вернувшись к ним. «Что же до Вас, моя юная леди, то спасибо Вам!» - обратился он к Кенди, открывая бутылку с шампанским.

«Спасибо мне? За что?» - спросила озадаченная Кенди.

«За то, что вернули улыбку моему мальчику!» - сказал он и от души хлопнул по спине молодого человека, который от потрясения состроил гримасу. «Несколько лет назад я увидел его у дверей своего заведения. Он валялся как тряпка, был в полном отчаянии», - добавил он приглушенным, проникновенным голосом, наполняя бокалы. «Я сразу узнал его, потому что годом ранее был на премьере 'Ромео и Джульетты'…»

Кенди опустила глаза. Насколько мучительные воспоминания оживил в ней этот мужчина, с которым она познакомилась лишь пять минут назад.

«По мне не скажешь», - продолжал он, прижимая бутылку к свободной белой рубашке, «но я весьма тонкий любитель Шекспира и его восхитительной истории любви 'Ромео и Джульетта'. Выступление Терри поразило меня, и я хранил память о нем как о талантливом актере, который мог быстро сделать замечательную карьеру. Поэтому, когда я нашел его у кабаре, пьяного, бормочущего какую-то несуразицу о любви и смерти, я немедля отвел его к себе домой, привел в чувство и поставил на ноги. Тогда он мне и рассказал», - добавил он и кинул отеческий взгляд сквозь слезы в сторону молодого человека, «что он приехал в Чикаго, чтобы снова увидеть юную леди, в которую он был безумно влюблен, но приехал слишком поздно, потому что за день до этого она вышла замуж за его лучшего друга…»

От этих слов у Кенди кровь застыла в жилах.

«Терри», - прошептала она, и в уголках ее прекрасных глаз задрожали слезы. «Я не знала…»

«Предавать тех, кого любишь - жестоко!» - сказал Зеб, заметив, как помрачнел его протеже. «Но сегодня я счастлив видеть, что Вы стали для него причиной, чтобы снова начать радоваться жизни. Поэтому я благодарен Вам, Мадам, за то, что Вы знаете, как вернуть улыбку моему другу… Заговорился я с вами!» - смутился он, думая, не сболтнул ли чего лишнего, «…а меня ждут другие посетители! Заказывайте что хотите, вы мои гости!»

«Прости меня, Терри», - грустно сказала Кенди, когда управляющий ушел. «Прости за то, что я заставила тебя страдать», - сказала она и взяла его за руку.

«Все теперь позади», - вздохнул Терри, обеспокоенный тем, что правда так явно вскрылась. «У тебя была своя жизнь… Я был с Сюзанной. Ничего другого не оставалось. Это мне не надо было приезжать в Чикаго».

«Ох», - простонала Кенди и помотала головой. «Если бы я снова увидела тебя, может, тогда…»

«Кенди, давай выпьем!» - сказал он в ответ и поднял бокал. «Выпьем за этот приятный момент и за судьбу, которая так часто разлучала нас, но на этот раз была достаточно любезна и соединила нас вновь. Неважно, сколько нам осталось, я хочу провести это время в твоей компании, чтобы эта память осталось в моих глазах и душе».

«Тогда будем здоровы!» - сказала Кенди с восхитительной улыбкой и взмахнула бокалом, словно трофеем, знаком триумфа их взаимного счастья.

Они долго говорили, рассказывали каждый о своей жизни, опуская моменты, которые могли задеть собеседника. Сердце Кенди потихоньку успокаивалось, к ней вернулось самообладание. Приятный эффект шампанского, которое щедро лилось в их бокалы, подавлял духоту места, казавшегося ей менее болезненным.

Неожиданно Терри потянулся к ней и взял ее за руки, но не сжал.

«Помнишь?» - спросил он. «Помнишь Эдинбург, озеро в Шотландии?»

Она утвердительно кивнула и опустила глаза.

«Я помню», - сказала она про себя. «Помню так, как будто это было вчера… Я помню то волшебное место, окруженное зелеными горами; за ними встает и садится солнце, и освещает разноцветными бликами водную гладь… Я помню тот день, когда ты предложил мне потанцевать, а затем поцеловал… Я по глупости гордо оттолкнула тебя, отказываясь признавать любовь, которая разгоралась во мне, хотя уже тогда мне хотелось прижаться к тебе!»

Молодой человек наблюдал, как на переменившемся лице Кенди проступает страдание и незаживающая боль. Тайная боль, которую женщина хранила в себе, боясь показать свою слабость. Резко привстав, он склонился к ней.

«Что случилось, Кенди? Я тебя обидел? Тебе плохо?»

Приглушенный чарующий голос Терри снова проник сквозь нее, и она вздрогнула в замешательстве. Присутствие молодого человека пробуждало сладкую волну плотского желания, и Кенди не могла этого скрыть. Нервничая, она провела ладонями ко лбу, щекам, стараясь не смотреть на Терри. Он поднялся, обошел стол и встал перед ней. Под низким потолком кабаре он показался ей огромным. Стройный силуэт и развитые мускулы придавали ему волнующую мужскую грацию.

«Расслабься», - медленно произнес он, «выпей немного шампанского… тебе станет легче».

Его голос был спокойным и убеждающим, призванным успокоить и прогнать все страхи. Но ей его предложение казалось беспощадным, и она почти с мольбой глянула на Терри. Он вздрогнул и прикусил губы. Она решила, что он вернется на свое место, но он опустился на колени. У себя на запястьях она узнала тепло его руки, которой нельзя было избежать. Его пальцы поднялись выше к ее ожогам. Он увидел кожу блистательной белизны, которую обвивали розовые следы шрамов.

«Не стыдись их», - поднял он глаза цвета морской волны. «Они лишь выражение твоей душевной щедрости. В них красота и величие… Я люблю их», - сказал он и погладил пальцами. «Для меня нет ничего красивее…»

Нагнувшись, он резко коснулся губами израненной плоти.

«Терри», - простонала она, и в ее дыхании сквозили чувства.

Он почти сразу выпустил ее и, жадно оглядев, отошел, наконец, и вернулся на свое место. И все равно, обжигающий поцелуй оставил на свежей ране такой же огонь, каким горела гоночная машина Терри. А на запястьях, словно металлический браслет, держалось объятие его пальцев.

«Не хочешь потанцевать?» - наконец, спросил он, протягивая к ней руку.

Кенди с облегчением согласилась и приняла ее. Затем ее охватило чувство неожиданного опьянения. Перед ее глазами пошли круги, закружилась голова. Молодая женщина еще больше повисла на руке Терри. Тот счел это проявлением застенчивости и еще быстрее повел ее к танцевальной площадке.

«Я не умею танцевать», - смутилась Кенди, стоя столбом.

«Я тоже!» - насмешливо отозвался он, взял ее за руку и встал в позицию. «Делай как я: слегка присядь, ноги в стороны параллельно, положи руки на колени, потом двигаешь ногами одна за другую в такт музыке… Смотри!»

«У меня не получится!» - воскликнула она и расхохоталась, запрокидывая голову и обнажая белоснежные зубы.

«Расслабься», - сказал он и встал за ней, приняв правильную позицию, так чтобы Кенди подстроилась под него. «Так, видишь?» - сказал он и накрыл ее руки своими. «Сейчас скрещиваешь ноги…»

Ее шея была так близко от его губ, что он не устоял и поцеловал ее.

«Я поняла!» - поспешила ответить Кенди, взволнованная столь неприличным поведением. «Но мне кажется, из меня не выйдет хорошей ученицы», - сказала она и выпрямилась.

«Было бы лучше, если бы это бы наш танец?» - спросил Терри, повернулся к оркестру и что-то шепнул музыкантам. Быстрая музыка закончилась и уступила место мелодии, от которой у Кенди мурашки побежали по всему телу. Это был их вальс, тот, который они танцевали на майском празднике, а потом на берегу озера в Шотландии!

«Мадам, не окажете ли Вы мне честь потанцевать со мной?» - спросил он с поклоном.

Изумленная Кенди протянула ему руку. Он деликатно принял ее и прижал партнершу к себе. Слегка напрягшись, она ясно почувствовала, как загорелись ее щеки. Дыхание, коснувшееся ее, слишком напомнило приятный миг. Сердце билось быстрее, чем хотелось признать. Перед глазами вновь ожила сцена на берегу озера, а затем сцена на лестнице, что была несколько часов назад. Терри не лишал себя удовольствия ласкать взглядом шею, плечи молодой женщины, смело погружаясь в сладостные тени платья, под которым мечтал познать совершенство. Эта напряженная игра заставляла остальных танцоров останавливаться и приглядываться к ним. Вздохи восхищения разрастались жужжащим роем.

«Какая красивая пара!» - послышалось с одного конца.

«Это не актер танцует с этой красоткой?» - заметил один.

«Хотел бы я быть на его месте!» - ухмыльнулся элегантный молодой человек.

Закрыв глаза, Кенди, ведомая легкими искусными шагами актера, отдалась колебанию их тел. Ее накрыло желание отдаться ему без остатка, упокоиться в его объятиях. Естественно, Терри не мог не смутиться.

Кенди припала к нему и икнула от газа. Лишнее шампанское и круговерть танца пьянили до звона в ушах.

«Мадам, Вы не захмелели?» - иронично заметил Терри, поскольку она все больше слабела. «Лучше отвести тебя домой…»

Терри подал знак хозяину, что они уходят. Тот нагнал их у входа с курткой в руках. Ею он накрыл плечи пошатывающейся молодой леди.

«Давай-ка позаботимся, чтоб она не простыла, маленькая лань», - сказал он, подмигивая своему протеже. «Будьте умничками и возвращайтесь в гнездо, мои птенчики… Надеюсь увидеть вас снова!..»

«Я вернусь, Зеб, спасибо», - сказал Терри, отвечая дружеским рукопожатием.

«Я вызвал вам такси. Оно будет ждать вас в конце улицы…»

Как только хозяин открыл перед ними входную дверь, их ослепила яркая вспышка, потом вторая, а за ней третья…

«Чертов фотограф!!!» - воскликнул Терри и побежал за тенью, которая скрылась в темной аллее на противоположной стороне.

«Что он делает???» - воскликнул Зебулон, когда тот не вернулся. Было слышно только эхо шагов двух удаляющихся людей. Он повернулся к Кенди, которая прислонилась к нему с закрытыми глазами и мерно дышала.

«Готов поклясться, но эта девочка пьяна!» - хихикнул он, учуяв запах алкоголя, запах хорошего шампанского из полуоткрытого рта молодой леди. «Какая красивая!» - подумал он, рассматривая ее. «Интересно, не эту ли женщину он так любил, и которая разбила его сердце… Что она делает с ним сейчас?..»

«Этот трус убежал! Но я смог забрать камеру, которую он уронил, когда убегал», - воскликнул возникнувший из ниоткуда Терри, размахивая своим трофеем. «Избавься от нее», - сказал он приятелю, отдавая ему аппарат.

«Ты должен вернуть этого маленького ангела домой, пока ей не стало плохо», - сказал Зеб и показал Кенди, затихшую на его плече. «На мой взгляд, она совершенно пьяна! Хи-хи-хи!..»

Терри застенчиво улыбнулся. Он поднял Кенди и обнял ее. Она застонала, как ребенок, которого потревожили во сне, и зарылась головой в теплое углубление его шеи. Он разволновался; ему казалось, что он несет ее, как молодой муж свою невесту в брачную комнату. От этой мысли сердце больно сжалось - ему никогда не познать этого счастья, и он ускорил шаги.

«Прощай Зеб!» - сказал он, не оборачиваясь.

«Прощай мой друг!» - услышал он громкий взрыв смеха. Потом воцарилась тишина, которую нарушали только шаги Терри по мостовой. Он пересек дорогу и пошел по аллее, где на другом конце их ожидало такси.

«215 Гайд-парк, пожалуйста», - сказал он, опуская Кенди на заднее сидение. Сам сел впереди, рядом с водителем.

Через несколько минут, они уже были перед домом Эндри. Терри аккуратно обнял Кенди, которая все еще спала, и опустил перед входной дверью. Он жестом дал понять водителю, чтобы тот подождал его чуть дальше. Достал из кармана сложенную записку, которую написал по дороге, и спрятал в вырезе платья спящей женщины. Потом с тяжелым сердцем, он позвонил в дверной колокольчик и спрятался за углом поодаль. Оттуда он в последний раз восхищался ею, стараясь запечатлеть в памяти ее умиротворенное лицо, пока не пришел дворецкий и не позвал на помощь слуг.

«Спокойной ночи, моя любовь, и прощай», - грустно сказал он, видя, как она исчезает внутри. Ее вели двое слуг, бормотавшие сквозь зубы какие-то упреки.

Потом массивная дверь дома Эндри закрылась и явила надменную лепнину герба в виде животного. На лице Терри появилась гримаса отвращения. Сунув руки в карманы, он с усталым видом вернулся к такси, которое терпеливо дожидалось его на углу улицы.


С тяжелой головой и затуманенным сознанием, Кенди открыла глаза и застонала от боли. Постепенно к ней вернулись волнующие воспоминания, и она резко села в кровати.

«Терри???» - взволнованно произнесла она и поискала глазами в полутемной комнате молодого человека.

«Как я сюда попала?» - задалась она вопросом, пытаясь собраться с мыслями. Ее все еще трясло и подташнивало, но она встала и отдернула тяжелые зеленые занавески с высокого окна. Яркое солнце ударило ей прямо в бледное лицо, и она попыталась защититься рукой, догадавшись, что день уже давно начался.

«Я так долго спала???» - сказала она, глянув на часы работы XVIII -го века, которые показывала уже четыре часа пополудни.

Она решила принять ванну по-быстрому, дабы привести мысли в порядок. Ее оставили спать одетой, и было неприятно чувствовать себя грязной. Она сняла платье, от которого несло табаком из кабаре, и растянулась в ванне. Используя большое toweling, она облила водой шею и грудь. Теперь она чувствовала себя лучше, и с довольным вздохом расслабила ноги. Занимаясь омовениями, она подумала о Терри и о приятном вечере, который они провели вместе. Мысль о том, в каком состоянии он вернул ее, заставила ее покраснеть. Но она с улыбкой сказала себе, что у него будет хороший повод посмеяться над ней. Так и слышался его смех: «Мисс Тарзан винные веснушки!»

«Интересно, что он сегодня делает», - сказала она, выдувая мыльный пузырь. «Насколько я его знаю, он сейчас спит без задних ног in closed fists!»

Внезапно ей в голову пришла тревожная мысль.

«А что если он уехал???.. Нет… Он не настолько невоспитан, чтобы уехать, не попрощавшись со мной… снова…»

Она торопливо вышла из ванны, надела халат и вышла. Подошла к секретеру и взяла телефонную трубку. Во время разговора в кабаре Терри сказал, что остановился в Отеле «Ройял Пэлэс».

«Алло… Комнату мистера Терри… Извините, комнату мистера Терренса Грандчестера, пожалуйста… Как уехал… Когда?.. Вы не можете мне это сказать! Ну и ладно!..»

Раздраженная наглостью портье, Кенди повесила трубку.

«Терри уехал!» - простонала она. «Опять он уехал, не дав мне попрощаться с ним… О, я ненавижу тебя, Терри, НЕНАВИЖУ!!!» - крикнула она с слезами на глазах, упала на кровать и забарабанила кулаками по подушке. «Почему ты уехал так?» - сказала она в перерывах между удушливыми всхлипываниями.

Она повернула голову, и именно тогда заметила на полированном полу ванной сложенную вчетверо записку Терри, которая, скорее всего, незаметно выпала, когда Кенди раздевалась. Она схватила записку и села в кресло к окну ближе к свету. Трясущейся рукой она развернула послание и сквозь потоки слез начала читать.

«Кенди,

Прости меня, но, когда ты будешь читать эти строки, я уже уеду. Не злись на меня, я никогда не умел прощаться, и если дело касается тебя, веду себя малодушно.

«Кто бы говорил!» - шмыгнула она носом. «Я уже к этому привыкла!»

Этот вечер, проведенный с тобой, навсегда останется в моей памяти как самое прекрасное воспоминание в моей жизни. Сейчас я понял… понял, что у тебя здесь своя жизнь, а я должен начать свою где-то в другом месте… Я рад был узнать, что у тебя все в порядке, что у тебя есть планы на будущее. Я хотел жить в прошлом, каждый день пытался сбежать от этой грустной реальности. Я замкнулся на своих неудачах, в то время как ты смело подняла голову и боролась за нас обоих. Теперь моя очередь взять жизнь в свои руки, чтобы ты гордилась мной. Сознание того, что ты не забыла меня и хранишь частичку привязанности ко мне, поможет в моем дальнейшем пути. Что до меня, напоследок, я хотел рассказать о любви, которую я чувствую к тебе, о том, какое важное место ты занимала, занимаешь и будешь занимать в моей жизни. Возможно, это интуиция, но есть вещи, о которых иногда не нужно спрашивать, потому что, даже если не можешь этого объяснить, в глубине души знаешь, насколько они реальны. Возможно, тебе это покажется безумством, но я верю, я уверен, что любил тебя еще до нашей встречи, мечтал о тебе и ждал тебя. Той ночью на корабле я нашел то, чего мне недоставало, то, что я искал. Ты стала моим другом, а потом самой большой любовью. И хотя нам придется жить вдали друг от друга, хотя мне не стоять с тобой на Холме Пони, не остаться там навеки, чтобы восхищаться переливающимися бликами на озере Мичиган, в моей душе, наконец, все встало на свои места.

Я люблю тебя, Кенди… Я бы так хотел сказать об этом по-другому, не впопыхах. Мне бы хотелось взять в ладони твое лицо, заглянуть в твои красивые глаза и сказать тебе эти три слова «Я люблю тебя», медленно, наслаждаясь каждой буквой, каждым звуком, исходящим из моих уст, чтобы в ответ иметь шанс услышать эти же слова от тебя как окончательное признание твоей любви…К сожалению, я знаю, что тогда я бы уже никогда не смог тебя покинуть…

Я уже и так слишком много сказал и сделал… Будь счастлива, Кенди…

Я люблю тебя.

Терренс».

«Терри уехал!!!» - зарыдала она, бросив записку. «Ты уехал, не попрощавшись со мной… Так же, как из колледжа Св. Павла… Тебя не волнует, что ты делаешь мне больно??? Почему ты не дал мне шанса сказать тебе, что я тоже люблю тебя, признаться во всей глубине моих чувств?.. Опять ты стараешься защитить меня… Но к черту, Терри, я бы так хотела исчезнуть вместе с тобой, потому что ты – самый важный человек в моей жизни! О, Терри, почему ты оставил меня???»

Она уронила голову на руки и не слышала, как стучат в приоткрывшуюся дверь.

«Мадам, что случилось?» - спросила Нелли, ставя на стол посреди комнаты поднос с теплым чаем и фруктами. «Вы такая грустная! Вам плохо?»

Кенди вздрогнула от удивления и, смутившись, ответила, вытирая слезы с покрасневших глаз.

«Ничего особенного, Нелли… Я расстроилась, потому что этим утром моя хорошая подруга уехала в Нью-Йорк, а я не попрощалась с ней…»

«Тогда, возможно, у вас еще есть шанс застать 'ее'», - сказала Нелли, и в ее глазах сверкнул огонек.

«О чем ты говоришь???»

«Ну… Сегодня утром я выходила за покупками и встретила своего зятя, который работает на железнодорожной станции. Он сказал, что со вчерашней ночи линию Чикаго – Нью-Йорк перекрыли из-за аварии, которая произошла на дороге… Ее должны починить сегодня днем… Есть небольшой шанс, что Ваша 'подруга' еще не уехала», - добавила она с коварным выражением лица.

«Если то, что ты говоришь, правда, то мне нужно спешить!» - сказала Кенди и бросилась к шкафу. Оделась она в то, что попало под руку: легкое платье на бретельках и маленький кардиган того же цвета. Времени на то, чтобы завязать все еще мокрые золотистые волосы, не было. Надев бежевые замшевые туфли, она вихрем пронеслась вниз по лестнице, ведущей к комнатам прислуги. В спешке она позабыла убрать письмо Терри, которое лежало около кровати и уже успело привлечь любопытный взгляд Нелли…

За несколько шагов Кенди добежала до гаража. Там дворецкий полировал машину хозяйки.

«Быстрее, Горас, мне нужна машина!» - сказала она и села за руль. Слуга, которого она спихнула на соседнее место, наградил ее удивленным взглядом.

Она завела машину и выехала через приоткрытые ворота.

«Мадам!» - воскликнул дворецкий, пытаясь выпрыгнуть из автомобиля, но Кенди уже ехала на полной скорости, по длинной улице, ведущей в город, и не слышала криков работника, который кричал рядом с ней.

Ей необходимо найти Терри любой ценой!

«Надеюсь, еще не слишком поздно!» - думала она и прибавила газу. Дворецкий закричал от страха, когда машина проехала на красный, нарезая зигзаги между троллейбусами и другими машинами, едущими со всех сторон. Закрыв глаза руками, бедняга застонал и изо всех сил вжался в кресло, и на сиденье остались отпечатки его пальцев.

Наконец, вдалеке показалась башня Чикагской станции, но еще и просвистел свисток отходившего поезда. Кенди нажала на газ, позабыв обо всех правилах дорожного движения, и остановилась перед входом на вокзал под визг тормозов.

«Горас, ты вернешь машину!» - сказала она и исчезла, словно вспышка молнии. Бедный обезумевший слуга склонил голову над привратником.

«Поезд на Нью-Йорк!» - спросила Кенди первого встречного контролера.

«О, сожалею, моя красивая леди, но он отъезжает…»

«С какого пути???» - спросила она, тряся его за униформу.

«П… Путь №5, но Вы приехали слишком поздно!.. Мадам!!!» - крикнул он молодой леди, которая под крики ошеломленных пассажиров уже перескочила через турникет, разделяющий холл и пути.

«Терри!!!» - крикнула Кенди, прибежав на путь. «Терри, где ты???»

Поезд набирал скорость. Нужно было что-то решать, и быстро! Пропуская мимо ушей призывы подошедшего начальника станции, она повисла на перилах поезда и запрыгнула туда на ходу. Нажала на ручку, чтобы открыть дверь, и вошла внутрь. Станционный служащий бежал за поездом и кричал, но Кенди лишь с сожалением глянула в его сторону.

Не переводя дыхание, она прошла несколько вагонов, с трудом протискиваясь среди уже устроившихся пассажиров, без колебания пересекая межвагонные перегородки, пока не дошла до вагона с отдельными купе. Терри мог быть только здесь…

«Терри???» - крикнула она, посматривая по сторонам на случай прихода проводника. «Терри, ты здесь???»

Никакого ответа. Она сделала пару неловких шагов в вагон, качаясь со стороны в сторону, поскольку скорость поезда стала ощутимее.

«Терри???» - слабо повторила она, теряя последнюю надежду найти его. Он мог сесть на другой поезд…

И тут за спиной она услышала звяканье поднимающейся ручки, а потом открывающейся двери.

«Кенди!» - сказал удивленный голос. «А что ты здесь делаешь?»

Она повернулась и разглядела его посреди коридора. В последнюю дверь, из которой он появился, она еще не заходила. Она подумала, что ее сердце вот-вот разорвется. Он стоял перед ней, ошеломленный, ветер из открытого окна разметал его волосы по лицу. Наконец-то она нашла его!

«АХ, ТЫ!!!» - крикнула она и накинулась на него, яростно колотя кулачками по груди Терри. «Как ты посмел? Как ты посмел отставить меня так!»

«Кенди», - сказал он и отступил в купе, благородно уступая жестокому нападению молодой леди.

«Ни прощай! Ни объяснений!» - продолжала она, тряся головой; ее душили гневные слезы. «Вечно ты довольствуешься тем, что оставляешь мне эти чертовы записки!»

«Кенди», повторил он с явным изумлением и закрыл за собой дверь.

«И перестань смотреть на меня с такой насмешкой!» со злостью потребовала она, когда он шагнул к ней, а ее щеки очаровательно порозовели от гнева. «Ты просто…»

Ее упреки затихли под нежданным объятием губ Терри, и чем яростнее она защищалась, тем крепче он прижимал ее к себе. Сильная рука держала ее, а трепещущий рот молодого человека пробуждал ураган, в котором уже было не собраться с мыслями. В ответ она выгнулась.

«Хам!» - произнесла она, наконец, хриплым и задыхающимся голосом, который едва узнала. «Хам, которого я люблю, которого я безумно люблю!» - сказала она, вглядываясь в его глаза изумрудным взглядом. «Как ты посмел уехать, не дав мне времени сказать тебе все, что ты значишь для меня? О, Терри, Терри, обними меня крепко! Обними так, будто мы боль
Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (10.02.2010)
Просмотров: 562 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы