Понедельник, 22.04.2019, 03:58
Приветствую Вас Гость | RSS

//candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Прошлое - часть настоящего (гл.11)
Глава 11

Перед тем, как открыть дверь дорогого мужниного кабинета, Анни глубоко вдохнула. Хотелось выглядеть как можно спокойнее, и потом начать разговор. Открываясь, дверь тихо скрипнула, и погруженный в свои мысли Арчибальд, услышав зловещий шум, вздрогнул от неожиданности и отнял руки от лица.

«Прости, я не хотела тебя напугать тебя…» - сказала Анни, входя в темную комнату, едва освещаемую настольной лампой. На столе были разбросаны какие-то бумаги, но на девственно белых страницах ничего не было написано. Анни собиралась сесть в кожаное кресло из тех, что стояли напротив стола, но прошла мимо, и вместо этого встала лицом к лицу с мужем. При мрачном освещении его черты казались напряженными, а темный цвет элегантного костюма лишь усиливал впечатление, и на его лице читалось выражение настоящей пытки.

«Нам нужно поговорить…» - начала она, нервно теребя край своего лилового шелкового платья, и села на край кресла. У нее хватило храбрости приблизиться к мужу, и такая позиция позволяла лучше владеть ситуацией. У нее накопилось много претензий, хотя из-за любви и слабости она закрывала глаза на часть из них. Но сегодня вечером чаша ее терпения переполнилась, и разговор назрел…

Арчибальд поднял на нее взор ореховых глаз и грациозно отбросил пепельные локоны, упавшие на его благородное лицо. Он открыл рот, чтобы сказать что-то, но передумал и опустил голову. Он прекрасно знал, что заставило его жену прийти сюда так поздно. Он повернулся в кресле к окну, но в отражении стекла заметил неотрывный пытливый взгляд Анни.

«Может быть, мы можем поговорить об этом завтра…» - предложил он, не поворачиваясь.

«Нет…» - холодно ответила Анни, прикладывая нечеловеческие усилия, чтобы ее услышали. В строгом голосе предательски послышалась тревожная нотка. Она всегда боялась встречаться лицом к лицу с миром и всегда полагалась на других. Но сегодня она могла рассчитывать только на себя, и от этого так кружилась голова, будто предстояло выступать перед внимающей толпой.

«Я хочу понять…» - продолжала она, подбирая слова, чувствуя сопротивление мужа в кресле. «Хочу, чтобы ты мне объяснил, почему ты ничего не сказал сегодня вечером во время ужина с Мадам Элрой, когда она объявила, что выгнала Кенди…»

Перед глазами возник тягостный образ Мадам Элрой, с шумом входящей в гостиную в сопровождении ненавистной заносчивой племянницы, когда до обеда оставался час. Новость настолько потрясла Арчибальда, что, несмотря на все свое желание заткнуть рот Элизе, не скупившейся на грязные подробности возможного воссоединения Терри и Кенди, он не мог ответить. Он предпочел бы скрыть это, не ради того, чтобы защитить подругу, а чтобы положить конец пытке, которой она подвергла его чувства. В глубине души он знал, что Терри и Кенди когда-нибудь встретятся, но открывшаяся жестокая правда разбудила и усилила ревность, с которой он боролся еще с юности. Он поднял глаза на Анни и устыдился.

«Я ничего не сказал, потому что нечего было говорить!» - наконец, с вздохом ответил он, ерзая в кресле, будто на иголках.

«По крайней мере, ты мог бы попытаться защитить ее!» - Анни повысила голос. «Но ты предпочел промолчать!»

«А что ты хотела, чтобы я сделал?» - ответил он, смущаясь еще больше. «Элиза показала нам записку и снимки – очевидные доказательства измены! Мои протесты только бы наткнулись на ее издевательства!»

«Ты мог хотя бы попытаться, ради своей дружбы с Кенди…»

«А как насчет тебя? Что сделала ты, чтобы защитить ее?» - огрызнулся он.

«Ничего… Так же, как и ты… Моя обычная трусость не изменила мне даже сегодня… Но ты, я знаю, тебя это возмутило, ты не хотел подчиняться воле Мадам Элрой, но сегодня ты был пассивен и равнодушен к судьбе, уготованной Кенди… После смерти Алистера ты так изменился, что я больше не узнаю тебя …»

«Часть меня умерла вместе с братом, возможно, лучшая часть, и я скорблю о ней…»

«Он бы боролся за нее!» - крикнула Анни, но пожалела о своих ранящих словах.

«Возможно…» - сказал Арчибальд, пронизывая взглядом жену. «Но его больше нет здесь!»

«И это причина опустить руки? Разве Кенди не заслуживает поддержки? Она сломлена, и ее муж может с ней развестись!»

«И что ты хочешь, чтобы я сделал?» - Арчибальд встал, дабы избежать гневной вспышки Анни. «Я ничего не могу сделать против воли нашей Тети! Кенди уже не маленькая. Она знала, что делает, когда бросилась в объятия ЭТОГО АНГЛИЧАНИНА…» - возразил он с презрением.

«Ну, наконец-то! Теперь я все понимаю…» - воскликнула Анни, и в уголках ее красивых синих глаз появились слезы грусти. «Тебя задевает не столько то, что Кенди изменила Альберту, если такое вообще было, сколько то, что она была с НИМ!»

«На что ты намекаешь?» - Арчибальд резко развернулся. «Это же нелепо!!!»

«Будь честен со мной хоть раз! Ты все еще любишь ее, разве не так? Поэтому тебе невыносима мысль, что она была с другим, более того… с Терри! Когда ты прекратишь тешить себя иллюзиями? Она всегда будет видеть в тебе только друга!»

Правдивые слова Анни задели его за живое, резали без ножа. Хотелось оттолкнуть ее, сказать, чтобы оставила его в покое, поразмыслить над противоречивыми чувствами, бушующими внутри. Если б было возможно раствориться, исчезнуть и больше не возвращаться, чтобы, наконец, избавиться от беспрестанной боли, с которой рассудок, вопреки времени, не справился. Он повернулся к Анни и заметил в ее лазурном взгляде отчаяние покинутого и разбитого сердца.

«Прости меня…» - просто сказал он и протянул руку к нежному лицу молодой женщины. «Я столько боролся, но все безуспешно…»

«Я знаю…» - прошептала Анни, прикладываясь щекой к его руке. «Я всегда знала и принимала это…»

«Прости меня, Анни… Ты не заслуживаешь этого… Ты не заслуживаешь меня…» - нерешительно пробормотал он, и его накрыло волной печали.

«Не говори так!!!» - воскликнула Анни и бросилась ему на шею. «Это я виновата!» - всхлипывала она, прижимая его к себе. «Я смирилась с этим, все эти годы притворялась, что ни о чем не догадываюсь. Я думала, что со временем ты все-таки меня полюбишь…»

«Но я люблю тебя, Анни!» - крикнул он и отстранился, чтобы лучше рассмотреть ее. «Я искренне люблю тебя!»

«Возможно, ты любишь меня… Как любит друг, но ты никогда не полюбишь меня так, как ее, Кенди…»

Арчибальд вздохнул и понурился. Как объяснить жене свои чувства, не причинив ей боли? И все же так захотелось довериться ей. Но он продолжал молчать, только повернулся, чтобы сесть за стол.

«Не бросай Кенди, Арчибальд», - попросила Анни напоследок, направляясь в двери. «Не отталкивай ее только за то, что она не может полюбить тебя…»

«Анни…» - пробормотал Арчибальд вслед хрупкому печальному силуэту жены, исчезнувшему в дверном проеме. «Анни… в моем сердце все вверх дном… Я бы так хотел сдержать обещание, которое дал Кенди, когда мы учились в колледже Св. Павла – позаботиться о тебе и сделать тебя счастливой… Я никогда не думал, что это так трудно… Все эти годы, я был свидетелем ее радостей и горестей. Я смиренно принял ее брак с Альбертом, просто потому, что он глава семьи, но еще и потому, что в глубине души я знал, что она не любила его так, как ДРУГОГО – этого чертового Терри!!! Так что я чувствовал то же, что и Альберт – горечь того, что она никогда будет твоей до конца. Через него я переживал то, что всегда хотел… быть в ее жизни, любить ее, давать множество поводов для улыбок, которые она дарила ему, когда в какой-то момент переставала думать об этом аристократе, который только и знал, как разбивать ей сердце. Да, я злюсь на тебя, Кенди… Злюсь, что после смерти Энтони вместо того, чтобы обратить внимание на меня, ты ушла к нему. Злюсь, что ты любишь его, этого бродячего актера, отца внебрачного ребенка, того, кто только и знает, что сеять неразбериху вокруг себя… Я злюсь, что ты не смогла устоять перед ним, что уступила ему, не боясь отречься от своего имени и семьи. Какую власть имеет над тобой этот проклятый англичанин, что ты потеряла разум?! Неужели ты так сильно его любишь?.. Кенди… Если б я был настолько мудрым, как Алистер, который постоянно твердил, чтобы я смотрел на тебя издали и не обжег крылья в сиянии твоего света… Я знаю, что сейчас слишком поздно… Что я могу сделать, чтобы не любить тебя, когда ты всем своим существом пышешь добротой и радостью жизни? Терри повезло, что ты его полюбила, но этот идиот не смог этим вовремя воспользоваться!.. Кенди… Когда наступит тот день, когда я не буду думать о тебе?»


Еле передвигая ноги, Кенди устало закрыла за собой дверь. В последний раз поправила складки на блузке и глубоко вдохнула для храбрости. Оно потребуется, когда придется сказать Фленни о своем решении закрыть клинику. Она подумывала это сделать еще день назад, когда уволились уже нанятые медсестры. Новость об ее «изгнании», благодаря доброй заботе Элизы, распространилась по городу за несколько дней, и было ясно, что никто в здравом уме не придет сюда работать. Был только один выход – закрыть клинику, пока еще не поздно, пока не пополнился список пациентов, и клиника не погрязла в долгах, что было бы неприемлемо. Ответ Фленни наверняка будет резким, и после долгих колебаний Кенди спустилась по лестнице, ведущей в главный коридор. Справа были приемная и зал ожидания, в которых уже не появится ни одного пациента. Налево по трагически тихим холлу, кухне и служебному помещению… Створчатая массивная дверь вела в палаты будущих пациентов, чьи постели навсегда останутся пустыми… Операционная и послеоперационные комнаты монтировались в цокольном этаже. Кенди подумала о немалых расходах, которые пошли на установку лифта, и съежилась от мысли, что еще не все выплачено… Что же теперь делать, ведь у нее нет денег?

Она еще раз повернула налево по направлению в кабинет коллеги и подруги. Ее внимание привлек шепот за дверью. Фленни была не одна? Кто за последние четыре дня мог прийти в клинику? Все избегали ее и смеялись над ней…

«Входи, Кенди!» - сухо сказала Фленни до того, как молодая женщина успела озвучить свое присутствие. Кенди повернула ручку и вытаращилась на элегантных гостей Фленни. Несмотря на тени силуэтов, она узнала дружеские лица, которые улыбнулись ей.

«Анни, Арчибальд!!!» - обеспокоенно произнесла она. «Что привело вас сюда? Я думала, вы у Мадам Элрой!»

«Мы были там слишком долго, Кенди!» - сказал Арчибальд и подошел к ней. «Прости нас, Кенди, ты, наверное, думала, что мы бросили тебя…» - сказал он, беря ее за руку.

«Дело в том…» - простонала Кенди, задыхаясь от эмоций, и опустила взгляд. «Я бы поняла, если бы вы больше не захотели видеть меня…»

«Ты наша подруга, Кенди», - сказала Анни, подходя к ней. «Мы бы никогда не позволили себе осуждать тебя. Мы не могли навестить тебя раньше, потому что у нас были кое-какие дела…» - сказала она и хитро покосилась на мужа. «Но мы здесь и поможем тебе!»

«Я очень ценю ваши усилия, друзья», - смущенно ответила Кенди. «Но, думаю, уже слишком поздно… Я решила закрыть клинику», - бросила она, пока не передумала.

«Закрыть??? Даже не думай!!!» - поднялась Фленни из-за письменного стола.

«У нас нет средств на нее…» - с тяжелым сердцем сказала Кенди. «В таком режиме мы не продержимся и недели. У нас слишком много расходов. Я еще не все счета оплатила, а у меня нет ни цента!»

«А это поможет?» - подмигнул Арчибальд и протянул конверт. Обескураженная Кенди взяла его и открыла. Вынув чек, она изумленно вытаращилась на проставленную сумму – миллион долларов.

«Боже мой, но что это???» - воскликнула Кенди, поворачиваясь к Анни и Арчибальду.

«Наш скромный вклад…» - в ответ Анни поцеловала подругу. «Прими его, прошу тебя…»

«Но у меня нет на него права! Это слишком много!» - возразила Кенди, в чьих изумрудных глазах читалась борьба.

«Кенди, у меня недавно была пара удачных сделок», - Арчибальд положил руку на плечо подруги. «Считай, что это вложение в твой бизнес. В какой-то степени я буду твоим акционером».

«Спасибо, друзья, спасибо!» - сказала Кенди, и по красивым щекам, усыпанным восхитительными веснушками, покатились слезы счастья. «Ваша помощь неоценима для меня, но…» - она помрачнела.

«Но?» - спросила Анни.

«Но ваши деньги не помогут мне, если не найдется никого, кто захочет здесь работать!»

«А как же я?» - Анни протестующе сжала кулаки.

«А как же мы?» - отозвались два голоса из соседней комнаты, дверь которой только что открылась.

Кенди повернулась и прикрыла рот руками, чтобы сдержать крик удивления, а потом кинулась в объятия подруг.

«Патти! Дороти! Как я рада снова вас увидеть!!!»

«Я гостила у бабушки во Флориде, когда Анни позвонила мне…» - сказала Патти и вытерла слезы себе и Кенди. «Я приехала на первом же поезде в Чикаго».

«А что касается меня, я только вернулась в Лейквуд и узнала новости!» – сказала Дороти, прижимая руки Кенди к своей груди. «Мне даже не пришлось распаковывать свои вещи! Хахахахаха!»

«Вы все слишком добры ко мне…» - разрыдалась Кенди, явно расстроенная. «Я не заслуживаю всего этого… После всего, что произошло, меня все упрекают…»

«Давай больше не будем говорить об этом, Кенди…» - мягко сказал Арчибальд и взял ее за подбородок, чтобы посмотреть в заплаканные зеленые глаза. «Это не наше дело… Что касается семьи Эндри, мы это переживем, поверь мне!» - добавил он, усмехаясь. «Мы не позволим двум отпрыскам Леганов гордиться собой!!!»

«Кенди…» - сказала Анни, обнимая подругу. «Когда ты была нужна нам, ты всегда была рядом. Ты бросала все свои дела и посвящала себя тем, кто тебе дорог. Теперь наша очередь помочь тебе и поддержать. Мы у тебя в долгу…»

«Да, Кенди», - засмеялась Патти. «Если ты не против, мы будем медсестрами-практикантками…»

«Ну, дело в том…» - Кенди не договорила и повернулась к Фленни, которая безмолвно наблюдала за происходящим.

«Кенди…» - саркастично начала Фленни. «В школе медсестер у меня были замечания по поводу твоих успехов, ведь я считала тебя безнадежной… Если твои подруги будут хоть немного прилежны и усердны, они смогут стать хорошими помощницами. К тому же, сама знаешь, если иметь представление, что такое война, траншеи и условия, в которых приходится работать, можно справиться и одному. Кроме того, это я предложила им помочь нам…»

Три подруги под озадаченный взгляд Кенди утвердительно кивнули.

«Ну, скажи что-нибудь!! – сказала Фленни, дружески хлопнув ее по плечу. «Можно подумать, что ты язык проглотила!»

В ответ, Кенди закрыла лицо руками и зарыдала.

«Ой, Кенди…» - воскликнула Патти и прижала подругу к себе. «Не надо доводить себя до такого состояния…»

«Не волнуйся!» - простонала Кенди, поднимая голову. «Если я и плачу, то от счастья!» - добавила она с гримасой.

«Тогда шампанского!!!» - провозгласил Арчибальд, держа в руках бутылку, которую прятал под столом в ведерке со льдом специально для этого счастливого события.

«В такую рань?» - удивленная Анни с улыбкой кивнула на часы, которые показывали девять.

«Для счастья и веселья времени нет!» - ответил Арчибальд, разливая напиток по бокалам. «Кенди в самом деле нужно тонизирующее!»

«Арчибальд прав», - сказала Патти, беря бокал. «У меня сегодня хорошее настроение…» - сказала она, бросив взгляд на Кенди.

«Я благодарю бога за то, что встретила вас, друзья мои», - сказала Кенди, поднимая бокал. «Я вечно буду благодарна вам за то, что вы сделали для меня. Я благодарю вас и за тех детей, которым я теперь смогу помочь и о которых смогу позаботиться…»

«Мы только следуем твоему примеру, Кенди», - сказала Анни и поцеловала подругу. «Я так рада снова видеть твою улыбку».

«Ты намного красивее, когда улыбаешься, чем когда плачешь…» - ласково сказал Арчибальд.

Эти слова вызвали у Кенди грустную улыбку: их часто говорили ей Энтони и Альберт. О муже было больно вспоминать, ведь ее необдуманное поведение ранило его, и он не простит ее.

«Я приму его решение… каким бы оно ни было…» - сказала она про себя, глядя на свое отражение в искрящейся золотистой жидкости. «Но сперва я должна поговорить с ним… Господи, как бы я хотела услышать весточку от него! Может, он уже все знает и больше не хочет меня видеть?» - задалась она беспокойным вопросом.

«Все в порядке?» - спросил Арчибальд, заметив задумчивое выражение лица молодой женщины.

«Арчибальд…» - обратилась она и отвела его в сторонку. «У тебя есть новости от Альберта?.. Я волнуюсь… Я уже несколько недель ничего не получала от него…»

«Я не хотел, чтобы ты тревожилась из-за этого. Но у нас то же самое… Радио молчит… Мы связались с посольством, и они сказали, чтобы мы не волновались, но мне все это кажется подозрительным… Венесуэла не самая стабильная страна в политическом плане… А президент Висенте Гомез известен своей жестокостью…»

«Ты пугаешь меня, Арчибальд!» - в голосе Кенди слышался страх. «Значит, Альберт может быть в опасности!!!»

«Думаю, в ближайшие дни мы получим новости… Я тебе сообщу… Если будет нужно, я поеду и найду его…»

«Я поеду с тобой!»

«Тс-с! Тс-с! Ты останешься здесь, будешь заниматься клиникой и возвращением Артура в Чикаго…»

«Мой маленький Артур…» - простонала Кенди. «Мадам Элрой прекрасно знала, как заставить его согласиться, потому что когда я звоню в его школу, его никогда не зовут к телефону… Мое маленькое сокровище… Ему, наверное, там совсем одиноко. Я уверена, ему не отдают мои письма».

«Он в порядке, будь уверена», - сказал Арчибальд и положил ей руку на плечо в знак сочувствия. «Имей терпение… Я верну тебе Альберта, и мы найдем Артура в этом интернате. Это займет лишь день…»

«Спасибо, Арчи», - улыбнулась Кенди и в знак привязанности сжала его руку. «Твоя поддержка для меня большое утешение»

Эта невольная нежность смутила Арчибальда. Он опустил глаза и выпил содержимое своего бокала. Господи, как же он проникся ее умением очаровывать мужчин, и как завидовал этому проклятому англичанину, которого выбрало ее сердце. Краем глаза он наблюдал за молодой женщиной и восхищался белизной зубов, когда она улыбалась. Как ему хотелось прижать ее к себе и ощутить ее запах полевых цветов. Он поднял голову и увидел, что на него смотрит Анни. Арчибальд слегка покраснел и повернулся к Кенди.

«Давай отпразднуем этот момент, Кенди… Воспользуемся этой передышкой…»

«Ты прав, Арчи… Я слишком рано стала переживать…» - просто сказала она, улыбаясь самой красивой улыбкой, и присоединилась к пирующим друзьям.


Несколько дней смерть Сюзанны Марлоу и отчаяние ее спутника, Терренса Грандчестера, были в заголовках всех газет. Кенди тщетно пыталась не думать об этом, но стоило выйти на улицу, как она обязательно наталкивалась на уличных торговцев, выкрикивающих печальные новости. Сюзанну похоронили на семейном кладбище, недалеко от Бостона. Терри недолго побыл там, затем заперся в своей Нью-йоркской квартире. Именно из газет Кенди узнала о рождении его дочери, маленькой Джульетты… Если бы она могла быть рядом с ним, поддержать его сейчас. Если бы можно было повернуть время вспять и стереть то, что произошло между ними. Ее вина, ее слабость погубила несколько жизней… Альберта, Сюзанны и Терри.

«Но что на меня нашло, что я решила догнать тот поезд???» - стонала она про себя, мотая головой.

День только что закончился, и она нашла убежище у себя в кабинете, который стал ей домом с тех пор, как ей запретили возвращаться в семейное гнездо. Сидя на кровати, она массировала лодыжки, ноющие после бесконечной беготни за последние часы. За этот день она устала, ее силы истощились. Клиника открыла двери неделю назад, и начинали поступать маленькие пациенты. К счастью, их было еще немного, а состояние не было критическим. Это позволяло Анни, Патти и Дороти спокойно работать, но не мешало Кенди беспокоиться.

«Что будет, если понадобится операция? Сможем ли мы справиться с этим, ведь девочки, несмотря на свое рвение, с трудом могут наложить повязку?»

Кенди вздохнула и увидела свое лицо в зеркале. Она сильно похудела. Длинные светлые волосы вились вокруг бледного лица с тусклыми зелеными глазами. На глазах у подруг и маленьких пациентов она старалась быть в хорошем настроении и с головой бросалась в работу. Но как только наступал вечер, и в клинике воцарялась тишина, воспоминания и заботы возвращались и истязали ее.

Стук в дверь вывел ее из задумчивости. Это Патти пришла навестить ее.

«Ты еще здесь, Патти?» - удивилась Кенди. «Уже поздно. Ты давно должна быть дома».

«Я хотела удостовериться, что ты тоже вечером отдыхаешь», - сказала Патти, входя в комнату. «Ты измотана, Кенди. Тебе нужно отдохнуть… Если случится что-то важное, я предупрежу тебя…»

«Спасибо, Патти, но пока не стоит… В любом случае, я в последнее время плохо сплю…»

«Это из-за Терри, не так ли?» - спросила Патти, краснея под большими очками от своей неосмотрительности.

«Терри… Альберт… Артур…» - вздохнула Кенди и грустно пожала плечами. «Они не дают мне покоя ни днем, ни ночью… Я… Я была такой глупой!» - вдруг воскликнула она и повернулась к подруге. «Своей слабостью я все разрушила… Но я так боялась потерять его в этой автокатастрофе, что поняла, как сильно люблю его до сих пор, и моя любовь не угасла, а наоборот, стала сильней. А я не хотела этого признавать. А когда он приехал в Чикаго, я поняла… поняла, что погибла!!!»

«Кенди…» - Патти подошла к ней и крепко обняла подругу. «Ты просто слушала свое сердце… Любовь не поддается разуму. В этом ее очарование…»

«Где очарование в том, что я натворила?» - фыркнула Кенди и отстранилась. «У меня больше нет ни мужа, ни сына, а Терри меня ненавидит …»

«Это не только твоя вина!» - воскликнула Патти, повышая голос. «Если бы Терри не приехал увидеться с тобой, ничего бы этого не произошло!»

«Я не должна была уступать… Я предала Альберта и опозорила свою семью…»

«Ты глупая!!!» - огрызнулась Патти с внезапной злостью. «Ты рыдаешь над своей судьбой, тогда как я продала бы душу дьяволу за то, чтобы пережить то, что ты пережила с Терри!»

«Что ты хочешь сказать?» - Кенди была изумлена, сбита с толку.

«Я хочу сказать, что Терри жив, вы любите друг друга, и можете сказать это друг другу!!! Что до меня, то у меня никогда не будет такой возможности! Алистер пропал в океане у побережья Франции…» - она издала полузадушенный всхлип. «И даже будь я замужем за другим, если бы он пришел ко мне, я бы ни секунды не колебалась, потому что моя любовь к нему чиста, и я принадлежу сперва ему, а потом уже другому… Твоя любовь к Терри похожа на мою любовь к Алистеру. Ты не с Терри, потому что жизнь хочет вас разлучить. Вам запрещено жить вместе, но не любить друг друга…»

«О, Патти…» - прошептала Кенди, и по ее нежным щекам потекли горючие слезы.

Слова молодой женщины заставили посмотреть ее на свою боль с другой стороны. Много дней она проклинала себя за свое поведение, и вот самая чопорная подруга упрекает ее за нелепое реакцию. Несмотря на небольшой опыт романтических отношений, в трагические минуты Патти оказалась рассудительной, но она страдала из-за эмоциональной пустоты, и столь очевидный пустяк вызывал у нее гнев.

«Поэтому я не понимаю твоего поведения, Кенди… Ты должна быть счастлива, зная, что он до сих пор любит тебя, даже если вам пришлось заплатить за это».

«Прости меня, Патти… Я никогда не смотрела на эту ситуацию с такой стороны…»

«Если бы Терри не принял на себя обязательства, и если бы не твое чрезмерное чувство самопожертвования, ты бы не вышла за Альберта! Терри не был бы с Сюзанной, и вы были бы вместе!.. Ты живая, Кенди!!! Когда ты поднимаешь глаза к небу, ты знаешь, что он тоже смотрит на него… А я, у меня есть только предчувствие, но не уверенность… Алистер рядом со мной, в моем сердце, ваши же бьются в унисон!!!»

«Патти!!!» - воскликнула Кенди и бросилась подруге на шею. «Прости меня… Прости меня за мой эгоизм… Я больше не буду жаловаться, обещаю тебе!»

«О, Кенди…» - сказала Патти, плача. «Ты последняя, кого можно в этом упрекнуть… Когда вы с Терри расстались, я была так занята своим проблемами, что не замечала, какой ужас ты переживаешь… Я должна была тебя поддержать, но я только плакала из-за отъезда Алистера на фронт во Францию, хотя ты вернулась в плачевном состоянии».

«Не говори так, Патти…» - смущенно прошептала Кенди.

«Благодаря тебе, Кенди…» - продолжала Патти, уставившись на подругу, «…я смогла пережить смерть Алистера. Глядя на то, как ты каждый день борешься с неприятностями, я взяла с тебя пример и нашла мужество жить дальше… Без тебя, Кенди, я наверняка бы ушла вслед за Алистером…»

«О, Патти… Мне ничего не пришлось делать… Ты смогла жить дальше только благодаря себе. И доказательство тому – то, что я не жила с тобой…»

«Мне было достаточно лишь подумать о тебе, и ко мне возвращалось мужество… И ты должна вернуть себе это мужество, чтобы бороться и снова завоевать Альберта… Он знает тебя лучше, чем ты думаешь… Он поймет… Я уверена, что в глубине души он знает, что Терри всегда для тебя будет важнее».

«Он заслуживает большего…» - вздохнула Кенди. «Он заслуживает лучшего, нежели я…»

«Кенди…» - сказала Патти тихим, но твердым голосом. «Ты самый достойный человек из всех, кого я знаю. Не стыдись того, что ты сделала. Рано или поздно, это все равно бы случилось, потому что вы любите друг друга – Терри и ты - никто и ничто не может победить вашу любовь. Альберт это прекрасно знает…»

Красноречие Патти ставило в тупик, но и заставляло задуматься. Ее недавняя проницательность поражала. Кенди помнила скромную школьницу, стеснительную девочку из колледжа Св. Павла, которую Терри в шутку называл «святая непорочность в очках». После смерти Алистера они редко встречались. Кенди заперлась в Доме Пони, а потом вышла замуж за Альберта, а Патти уехала в Англию, а в Америку приезжала только затем, чтобы навестить бабушку. Со временем, она стала необычайно похожа на Анни, которая, несмотря на, казалось бы, счастливый брак, выглядела несчастнейшей из людей. Двух подруг объединяла общая грусть: одна не могла завоевать сердце собственного мужа, другая не могла смириться с тем, что потеряла любимого… Патти продолжала выглядеть хрупкой и строгой в неизменном траурном платье, но когда она говорила или входила в комнату, от нее исходила сила, мужество, которые Кенди раньше не замечала в ней. Теперь роли поменялись: Кенди беспрекословно подчинилась, осознавая мудрость и убедительность ее наблюдений. Сейчас именно подруга была примером, и Кенди было совестно за то, как она вела себя раньше.

«Патти права…» - подумала она, беря себя в руки. «Я только и знала, что дни напролет оплакивала свою судьбу, тогда как у меня есть все, а у Патти ничего… Неужели эта легкая и роскошная жизнь лишила меня здравого смысла, что я потеряла всякое желание бороться? Какой пример я подаю сыну, Альберту и Терри?.. А ты, Патти, подруга… Я понимаю, почему Алистер любил тебя… Ты обладаешь такой же мудростью… Ты увидела, что погрязла в своих эгоистичных заботах, и пришла предупредить меня об этой опасности. Несчастье, которое ты переживаешь, заставило тебя открыть мне глаза на тот шанс, который у меня был – все, кого я люблю, хоть и далеко, но рядом со мной …»

«Спасибо тебе, Патти…» - сказала Кенди и поцеловала подругу. «Спасибо за слова, которые согрели мою душу и вернули в действительность… Я буду бороться и больше никогда не сдамся…»

«Наконец-то ты вернулась, Кенди!» - воскликнула Патти со слезами радости. «Я не могла смотреть на то, как у тебя уходит земля из-под ног… Ты для меня пример, Кенди, и, увидев тебя подавленной, я была в отчаянии…»

«Можешь не верить, Патти», - нежно сказала Кенди подруге. «Это ты только что преподала мне жизненный урок! Спасибо тебе, подруга…»

Две молодые женщины крепко обняли друг за друга. Кенди пообещала себе, что, в свою очередь, даст подруге новое направление в жизни.


«Привет, ты хорошо спал?» - сказала Анни, отворяя дверь. Мальчик не ответил. Он повернул голову к окну и смотрел, как встает солнце, а на молодую женщину, которая поставила тарелку с завтраком на стол рядом с кроватью, даже не взглянул.

«Тебе понравится!» - сказала Анни, пытаясь привлечь его внимание. «Оладьи и апельсиновый сок! Мммм… моя самая любимая еда!»

«Тогда можешь съесть их. Я не голоден!» - буркнул мальчик, надув губы.

«О, жаль», - добавила Анни, нюхая тарелку. «Выглядит так аппетитно… Их готовила Дороти… Знаешь, она хороший повар…»

«Мне все равно!» - отказалось невоспитанное создание, повернулось на бок и притворилось, что спит.

Анни вздохнула и села на край кровати. Искоса она смотрела на ребенка, которого доставили неделю назад в плохом состоянии. Месяц назад он с родителями попал в автокатастрофу, и те умерли на месте. За бедным ребенком наблюдали в Главном Чикагском Госпитале, там ему лечили сломанные ребра и правую ногу. Затем отправили в городской приют, потому что его судьба не интересовала никого из членов его семьи. Грустный и разочарованный, он непрестанно докучал работникам приюта, и директор попросил Кенди забрать его из этого заведения…

Кенди согласилась. Она отлично понимала горечь мальчика из-за потери родителей. Ему отвели самую солнечную комнату рядом с внутренним садом.

Кенди думала, что со временем он подружится с маленькими соседями, но, похоже, он отказывался от любого контакта. Анни быстро прикипела к нему, не только потому, что могла понять его чувства, но еще и потому что он разительно походил Арчибальда. Когда она увидела его в первый раз, от его столь же длинных пепельных волос и больших ореховых глаз замерло сердце. Его звали Джереми. Ему было всего пять лет, но на ангельском личике была написаны все мирские страдания. Анни напросилась ухаживать именно за ним, и искала средство, чтобы вернуть ему улыбку. Задача казалась трудной: малейшая попытка сближения встречала резкий отказ. Но сегодня, судя по тому, что он не перевернул тарелку, его настроение было лучше…

«Когда я была маленькой…» - мягко сказала Анни, глядя в окно, «я обожала запах горячих оладий, которые готовила Мисс Пони. Это было как будто настоящий семейный завтрак…»

«Кто такая Мисс Пони?» - обернулся мальчик.

«Милая пожилая женщина, которая заботилась обо мне…»

«У Вас не было родителей?» - спросил он, вытягиваясь.

«Нет… Я не знала их. Меня нашли у приюта одним снежным вечером, а в корзине, где я лежала, была только записка с моим именем…»

«Сирота… Значит, Вы такая же как я …» - сказал мальчик и опустил глаза.

«Да…» - прошептала Анни, обращаясь к нему, пытаясь сдержать слезы. «И я понимаю, что ты чувствуешь», - сказала она и потянулась к нему, чтобы нежно тронуть его за щеку, но мальчик невольно отшатнулся.

«Не трогайте меня!» - крикнул он и схватился за ребра, а на лице отразилась гримаса боли. «Вы мне не мама!!!»

«Я не хотела сделать тебе больно…» - расстроилась Анни и встала. «Я просто хотела помочь тебе и сказать, что понимаю…»

«Вы не можете понять, потому что у Вас не было родителей, которых вы любили и которых у Вас отняли!» - возразил ребенок. «Вы сожалеете, но у Вас до сих пор есть пожилая женщина, которая Вас утешит… А я, у меня больше никого нет…»

«Ты не один, Джереми…» - участливо ответила Анни. «Я здесь, я позабочусь о тебе…»

«Мне не нужна Ваша жалость!!! Вы посторонняя! Это Вас не касается!»

«Касается!» - твердо возразила молодая женщина. «Касается, потому что я люблю тебя и хочу, чтобы ты был счастлив!»

От этих слов мальчик оцепенел и с разинутым ртом изумленно воззрился на нее. Он отказывался от еды и заботы, но Анни и не подозревала, какую радость он испытывал от того, что она входила к нему в палату. Тонкий аромат ее духов напоминал ему о любящей матери, а когда она смотрела на него, в ее больших грустных глазах читалась любовь, которую он не мог не заметить. Но на смену затишью тут же пришла буря – он бросил в нее подушкой.

«Оставь меня!!! Я больше не хочу тебя видеть!!!»

Потрясенная Анни вылетела из комнаты, уклоняясь от летящих снарядов.

«Я в порядке!» - сказала Анни с дрожащей улыбкой, чтобы успокоить прибежавшую на крик Кенди. «Можно сказать, что я ему не безразлична!» - сыронизировала она, взяла поднос и продолжила обход, но через два метра дала выход слезам, давно копившимся внутри.

«Что на меня нашло, что я сказала ему, что люблю его?» - сказала она, вытирая слезы. «Этот ребенок сведет меня с ума… Я ненормальная, раз так сильно привязалась к нему…» - вздохнула она и отворила дверь в палату другого маленького пациента.


Со времени несчастья Кенди прошел месяц, но от Альберта до сих пор не было вестей. Несколько раз она обращалась в посольство Венесуэлы, к полицейским властям, но ответ оставался неизменным: «Не волнуйтесь, мы над всем работаем…»

Кенди, подозревая, что с ее мужем случилось что-то ужасное, тревожилась не на шутку. В газетах писали о партизанской войне в стране и колониях, и из-за этого молодая женщина потеряла сон. Постепенно в голову стали лезть бредовые идеи: поехать туда, найти его и привезти обратно.

Слушая только свое сердце, она оставалась глуха к здравым советам Арчибальда, который, заметив странное поведение подруги, сразу догадался, что та вот-вот примет опрометчивое решение… решение, в которое он будет вовлечен, после ужасных новостей, которые они получат через несколько дней…

В тот день Кенди посреди ночи разбудил директор больницы Красного Креста в Техасе и сообщил, что к ним в отделение скорой помощи только что поступил человек по имени Джордж Джонсон, и зовет ее. При этих словах Кенди чуть не потеряла сознание, боясь худшего… Джордж вернулся в Америку один, серьезно раненый… Что случилось с Альбертом??? От ужасного предположения кровь застыла в жилах… «Боже мой, пожалуйста, пусть он будет жив!!!» - воскликнула она и бросилась на вокзал, а там взяла билет на первый же поезд до Техаса.

После двух дней невыносимо долгого путешествия, Кенди застала своего друга в плачевном состоянии: больного, исхудавшего, со следами дурного обращения. У него отросла борода, когда-то тонкие усики теперь закрывали губы, а бледность и выражение лица были как у трупа. Ее заверили, что сейчас он вне опасности. После того, что он пережил, Кенди только удивлялась, как он остался в живых. Когда она приехала в госпиталь, Джордж спал. Кенди уступила, но была настолько взвинчена, что проделала сотни шагов по комнате, кусая кулаки, чтобы не начать крушить мебель.

«Миссис Кенди…» - неожиданно произнес слабый голос.

«Джордж, друг мой…» - сказала она и кинулась в изножье его кровати. «Успокойтесь, теперь Вы в безопасности…»

«Мадам, простите меня…» - с усилием произнес Джордж и сморщился от боли. «Я не смог спасти Мистера Альберта… Они поймали нас, и он позволил им забрать себя, чтобы я мог сбежать…»

«О чем ты говоришь, Джордж?» - спросила побледневшая Кенди. «Что там произошло???»

Джордж глубоко вдохнул и начал рассказ. Ни о чем не подозревая, они приехали в деревню в Сан Себастьяне, тихом уголке близ плато Маракайбо. Там у Эндри имелось несколько шахт с начала века, когда Америка вложила средства в этот участок. Когда Альберт решил посмотреть бухгалтерские книги компании и счета, которые ему отказывались показывать, дела пошли хуже. Что Кенди не знала, так это то, что ее муж заметил кое-какие расхождения и лично поехал в Венесуэлу, чтобы пролить свет. Шахты работали в полную мощь, но плоды трудов были ничтожны. Джордж пытался отговорить его от этой поездки, но Альберт был не из тех, что будут просто стоять и смотреть. К сожалению, в то время, когда отец Альберта подписывал договор на использование своих шахт, по заверению новых местных властей и сторонников Президента Гомеса, все было согласовано. Хотя он был более благодушен к компаниям английского происхождения, новый региональный представитель правящей партии, прибывший на днях в Сан Себастьян, смотрел на условия добычи нефти по-другому. С помощью нечестных коллаборационистов, он устроил захват копей Эндри. Но произошел несчастный случай с бурением. Власти, посчитав Альберта слишком любопытным, обвинили его в несоблюдении техники безопасности и бросили вместе с Джорджем в тюрьму!

Пока Джордж продолжал рассказывать, слушавшую его Кенди бросало в дрожь от кошмарных мыслей. Альберт уже два месяца находился в тюрьме, и она не знала об этом… Если верить Джорджу, то санитарные условия в камере были отвратительные. Кто-то явно хотел, чтобы они исчезли…

«Но тогда, как Вы сбежали???» - опустошенно спросила она.

«Благодаря их собственной неуклюжести… Тюремщик просто забыл закрыть камеру!!! Мы не могли поверить своим глазам! Хе-хе-хе…» - нервно рассмеялся бедняга. «Мы не колебались ни секунды. Снаружи была кромешная тьма, наши мучители были смертельно пьяны от текилы… Все было слишком хорошо… Мы украли фургон и проехали лагуну Озера Маракайбо. Они нашли нас на рассвете, когда мы приближались к заливу. Я бросился в воду, мистер Альберт за мной. Но они стреляли в нас, и я увидел, как Ваш муж упал…»

«Боже мой!!! Альберт!!!» - в ужасе вскричала Кенди и закрыла лицо руками.

«Как только они поймали его, он крикнул мне, чтобы я уходил и предупредил Вас… Я продолжал плыть под обстрелом, пули свистели в ушах!.. Под покровом ночи меня течением отнесло от берега через границу… Я думал, что утону… К счастью, меня обнаружил американский нефтяной танкер, который возвращался на родину… За мной ухаживали, а потом отправили в эту больницу, а отсюда сообщили Вам, раз Вы здесь, со мной…»

«Джордж…» - прошептала Кенди нетвердым голосом, а в красивых зеленых глазах дрожали слезы. «Альберт… Он ум…?»

«Не знаю, Мадам… Но Ваш муж еще и не то переживал. Я уверен, что он выберется оттуда, и что его до сих пор держат в их ужасной тюрьме…»

«Я должна поехать и найти его!!!» - воскликнула Кенди и резко встала.

«Даже не думайте, Мадам!» - неистово воспротивился Джордж. «Это чистое безумие!!! Эти люди очень опасны!»

«Мне все равно, я любой ценой должна увидеть Альберта и увезти его оттуда… Я ни минуты не стану здесь сидеть, сложа руки!»

«Миссис Кенди, пожалуйста! Будьте благоразумны!!!»

«Друг мой, я предупрежу Арчибальда, он приедет и заберет Вас… Пока меня не будет, он займется моими делами…»

«Мадам!!!» - устало умолял Джордж, напрасно пытаясь удержать ее здоровой рукой.

«Я приняла решение, Джордж…» - оставаясь глухой к мольбам бедняги, Кенди приоткрыла дверь. Напоследок она обернулась, и от ее грустного взгляда пациента передернуло. «Я всегда ценила Вас, Джордж, за то, что Вы заботились об Альберте, и за то, что были добры и внимательны ко мне, когда я была девочкой. Я знаю, если со мной что-то случится, Вы позаботитесь об Артуре… Я уезжаю со спокойной душой…»

Кенди закрыла за собой дверь, заглушая последние призывы Джорджа. Уверенным шагом она покинула больницу.


Арчибальд отворил дверь и увидел, что Джордж сидит в инвалидном кресле и неотрывно смотрит на горизонт.

«Джордж, друг мой…» - сказал молодой человек и положил руку на плечо выздоравливающего.

Бедняга не молвил ни слова, лишь открыл ящик стола, который стоял рядом с ним. Достал два конверта: один был адресован Арчибальду Корнуэллу, другой – Артуру Энтони Эндри.

«Она оставила их мне два дня назад…» - сказал Джордж, понурившись, и беспомощно развел руками.

Сбитый с толку Арчибальд открыл предназначавшийся ему конверт. Руки так сильно тряслись, будто уже знали его содержание.

«Дорогой Арчибальд,

Когда ты будешь читать эти слова, я уже уеду…

Не злись на меня, но Альберт в опасности и я не могу сидеть, сложа руки… Я должна спасти его… Позаботься о себе и Анни. Она так сильно тебя любит…

Если со мной что-нибудь случится, я бы хотела, чтобы ты позаботился об Артуре как о собственном сыне. Я знаю, что с тобой он будет в хороших руках… Скажи ему, что я люблю его.

Если я не вернусь, я оставляю клинику Фленни. Я знаю, что она справится, и ты поможешь ей.

Друг мой, если бы у меня было больше времени, чтобы рассказать о том, как ты важен для меня. Но счет идет на минуты… Где бы я ни была, я никогда не забуду моего друга детства, который всегда был рядом, чтобы подставить плечо, и который показал мне, что значит дружба…

Прощай, Арчибальд.

Целую тебя.

Кенди».

Арчибальд сложил письмо и упал в кресло рядом с Джорджем. Мысли смешались. Казалось, он сходит с ума! Он перевел взгляд на Джорджа и прочел на его лице то же отчаяние, которое испытывал сам.

«Мы найдем ее, Джордж…» - сказал он, убеждающе стиснув кулак пациента. «Да, мы найдем ее и вернем обратно», - твердо повторил он. «Даже если ради этого придется поднять на ноги армию!!!»
Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (10.02.2010)
Просмотров: 475 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы