Понедельник, 22.04.2019, 17:22
Приветствую Вас Гость | RSS

//candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Низачто не отпущу! Продолжение (гл.7)

 Глава 7



Позвякивающая мелодия музыкальной шкатулки повторилась несколько раз. Кенди взирала на «Счастливую Шкатулку», которую держала в руке, и веселые переливы немного ободрили ее. Эту шкатулку подарил ей Стир перед тем, как она уехала из Чикаго, чтобы встретиться с Терри в Нью-Йорке.

«Эта музыкальная шкатулка принесет тебе счастье», гордо сказал он ей.

«Стир, знал ли ты, что меня ждет, когда я сюда приеду?» прошептала она. «Если б твоя счастливая шкатулка своей нехитрой мелодией могла прогнать всю мою печаль...»

Тело затекло, и она неловко поменяла положение там, где сидела... на твердом, деревянном полу.

«О, Терри, где же ты?» прохныкала она. Он, наверное, понял, что ее больше не было ни в больнице, ни в гостинице. Когда она выезжала из номера днем, то надеялась застать его в квартире, но в комнате было пусто. Идти было некуда, и она решила подождать его… но он задерживался. «Может, он пошел в театр?» тревожилась она. «Наверно, мне надо туда...»

Кенди оттолкнулась руками и попыталась встать. Недавняя болезнь и мучительные переживания дали о себе знать, ноги подкосились, и она соскользнула по стене на пол. Кенди, какая же ты дура! отругала она себя. Почему нельзя было осталась в гостинице и подождать Терри? Но дело в том, что... она не могла ждать. Она очень хотела его увидеть и поговорить о том, что случилось. Хотела знать, как он, и что думает о смерти Сюзанны. Они не обнимались целую вечность. В его объятиях она могла забыть почти обо всем...

«Терри...» прошептала она его имя, будто надеясь вызвать его. Она откинулась головой на стену сзади и закрыла глаза. В животе было пусто, и определенно хотелось пить. Кенди, ты все-таки дура, снова отругала она себя. Рассудок затуманился, навалилась вялость. Как хотелось вновь оказаться в теплой постели...


Терри в коридоре стоял как вкопаный. Он дважды моргнул, дабы убедиться, что глаза его не обманывают. На полу перед дверью свернулась калачиком… Кенди! При виде ее недоверие мгновенно сменилось огромной радостью, и он, не теряя времени, бросился к ней! Его худшие опасения все-таки не сбылись... Кенди не уехала! Она все еще здесь... рядом с ним, как и должно быть.

«Кенди...» мягко произнес он и опустился на колени, чтобы проверить, как она. Она выглядела такой хрупкой и изнуренной. У него не хватало духу разбудить ее. Он быстро открыл дверь и бережно подхватил спящую на руки.

Глаза Кенди дрогнули и открылись, и, вновь увидев Терри, она улыбнулась с облегчением и удивлением.

«Ты вернулся...», пробормотала она и положила голову ему на плечо. Ему стало тепло, он почувствовал себя таким сильным.

«А ты здесь...» ответил он с глубоким облегчением и запечатлел нежный поцелуй на ее лбу. Он баюкал ее на руках и медленно нес в спальню.

«Где я?» спросила она в сонном тумане, когда он положил ее на мягкие стеганые покрывала.

«На моей кровати», просто ответил он. «Ты еще не набралась сил, Кенди».

Он помог ей снять ботинки и пальто и вернулся с большой белой ночной рубашкой из своего гардероба.

«Я принесу твой багаж. А ты пока можешь спать в этом, если хочешь», сказал он. «Обещаю, что не буду смотреть, как ты переодеваешься».

Кенди скорчила гримаску и улыбнулась.

«Спасибо», поблагодарила она. Теперь, когда она рядом с ним, хотелось лишь наслаждаться его компанией и закрыться от остального мира. Но мысли вновь вернулись к смерти Сюзанны и тому, как это может отразиться на их совместном будущем, и лицо омрачила тревога.

Терри не отрывал от нее взгляда, полного любви и нежности. Он был очень благодарен, что она была здесь, у него, а не в поезде на Чикаго. Учитывая ее слабость, он также чувствовал ее внутреннее смятение, и огромное желание защитить ее и излить всю любовь, которую она заслуживала. Он сел на кровать рядом с ней и взял ее руки в свои.

«Кенди...» торжественно начал он. «Когда я не смог найти тебя ни в больнице, ни в гостинице, я подумал, что ты оставила меня...» Он остановился, потому что к глазам подступили слезы.

«О, Терри... Мне так жаль», голос Кенди был полон раскаяния. Она подняла руку и мягко коснулась его лица. Небольшой порез у него на лбу обеспокоил ее, и она дотронулась до него. «Что это? Ты поранился!»

Терри взял ее руку и почтительно поцеловал в ладонь.

«Так, небольшое происшествие, оно было еще раньше. Не волнуйся об этом. Кенди...» медленно продолжал он с серьезным взглядом. «...Я так боялся, что потерял тебя,.. но я счастлив, что ты теперь здесь, живая и здоровая. Теперь я буду заботиться о тебе. Ты можешь доверять мне, Кенди. Пожалуйста, поверь».

«Я правда верю тебе», тихо заверила она. Слегка пристыженная, она опустила глаза. «Терри, есть кое-что, что я должна тебе сказать...»

«Ш-ш-ш...» прервал он и приложил палец к ее губам. «Завтра... у нас будет весь день на разговоры. А пока тебе нужно немного отдохнуть». Он с беспокойством осмотрел ее и спросил: «Когда ты в последний раз ела?»

Кенди помотала головой и пожала плечами.

«Не помню...» Стоило упомянуть о еде, как в животе заурчало.

«Жди здесь. Я что-нибудь приготовлю», сказал он. Чмокнул ее в нос и вышел из комнаты.

Кенди с любопытством глянула на белую ночную сорочку, лежащую на кровати, и покраснела. Она потрогала мягкий хлопок. У него был чистый, свежий мужской аромат с нотками лаванды. Такой же запах, как у Терри. Она прижала сорочку к груди, наслаждаясь ее мягкостью. Терри был прав... в этом спать будет удобнее... но от мысли о том, что ее кожи будет касаться его одежда, по спине пробегали мурашки. Это было настолько личным... настолько сокровенным... как если бы это были прикосновения его собственной кожи... Щеки запылали. А почему нет? сказала она себе и быстро разделась.

Когда Терри принес поднос с чашкой горячего супа, хлебом, фруктами и кружкой чая, ему пришлось остановиться. Он воззрился на восхитительное видение, так удобно усевшееся в его кровати. То, что она была в его ночной рубашке, сразу вызвало соблазнительные образы... но он заставил себя думать более «джентельменски». Сейчас было не время фантазировать о Кенди... для этого будет время позже. Он улыбнулся и поставил поднос ей на колени.

«Проголодалась, Леди с Веснушками?»

Кенди оживленно кивнула. Ее глаза расширились от восторга при виде еды, которую ей приготовил Терри.

«Ой, спасибо, Терри! Выглядит восхитительно!»

Он выбрал кусочек клубники и вложил ей в губы. Она чуть-чуть откусила, а остальное он положил к себе в рот и съел. В тишине, наполненной любовью, они вглядывались друг в друга.

«Всецело твой, я честь твою люблю, И за нее бесчестие стерплю*», тихо произнес Терри. Кенди стало любопытно.

«Это из «Ромео и Джульетты?»

«Нет, это из сонетов Шекспира», улыбнулся в ответ Терри. «Стих напомнил мне о тебе».

«Какая прелесть. Хотелось бы услышать еще...» горячо откликнулась Кенди. Слушать звук его плавного чувственного голоса было наслаждением, особенно когда он декламировал строки. От его голоса женщины теряли голову... как и подобало его роли.

«Как пожелаете, моя Леди Веснушка», подмигнул Терри и потянулся к ночному столику за книжкой в кожаном переплете. «Я нашел ее в одной старой книжной лавке дальше по кварталу. Решил почитать другие произведения Шекспира, раз мы ставим его пьесы».

Пока Терри листал страницы, Кенди устроилась на кровати поудобнее и вновь занялась едой.

«Вот, один из моих любимых...» Терри нашел нужный сонет.

«Я догадалась», шаловливо заметила Кенди.

«А?»

«Ты подчеркнул строки... как в той книге, которая была у тебя в Шотландии», со смешком напомнила она. Терри усмехнулся.

«Верно, Леди с Веснушками. Полагаю, от старых привычек трудно избавляться».

Он вернулся к стихотворению и начал читать:

«Когда, не мил ни людям, ни фортуне,

Отверженный, я плачу над собой

И к небесам глухим взываю втуне,

Мечтая уподобиться судьбой

Счастливцам, что надеждами богаты,

Кому даны, на радость их друзьям,

Талант, и внешность, и ума палаты, –

Забыв о том, чем так богат я сам;

Себя жалею, чуть не презирая,

Но вспомню о тебе – душа в полет

Стремится от земли к воротам рая

И, будто жаворонок, песнь поет.

В твоей любви такая мне награда,

Что мне и царской участи не надо».

От восхищения Кенди перестала есть. Голос Терри окрашивал каждое слово, каждую строку и стих, так что явственно ощущался словесный образ, даже если он не обращался к большой аудитории.

«Кенди…»

«М-м?..» мечтательно откликнулась она.

«Твой суп стынет».

«Ой!» воскликнула она и поспешно выпила его одним большим глотком. Оторвавшись от чашки, она сказала: «Пожалуйста, продолжай...»

«Сначала вытрись», поддразнил он и взял салфетку, чтобы вытереть ей подбородок. Он отбросил со щек золотые кудряшки. Ее лицо было так близко... крошечные веснушки, которые он обожал... пара изумрудных глаз, в которых отражалось ее внутреннее сияние, сладкие розовые губы, которые хотелось поцеловать...

«Терри...»

«М-м?..»

«Твой стих стынет», напомнила она.

«Туше*», усмехнулся он и продолжил:

«Могу ль тебя я уподобить лету?

Ты краше, и краса твоя ровней,

Ведь угрожают бури первоцвету,

И краток срок законный летних дней.

Сияющее око в небосводе

То слишком жгуче, то омрачено.

Все лучшее в изменчивой природе

Несовершенным быть обречено.

Но нет предела твоему цветенью,

Ты не утратишь дара красоты,

И поглощен не будешь Смерти тенью,

Коль в строчках вечных воплотишься ты.

Покуда в людях есть душа и зренье,

Ты жив пребудешь – как мое творенье».

«В твоих устах сонеты Шекспира оживают», сказала Кенди, чьи глаза сияли восхищением.

«Нет, это благодаря тебе», ответил он и нежно погладил ее по щеке.

«Мне?» взвизгнула Кенди. «Как это?» Когда Терри так прикасался к ней, сердце билось быстрее.

«Для каждого стихотворения нужен объект вдохновения или любви», объяснил он. «Если чувствуешь, что в моих устах стихи оживают, то только потому, что меня вдохновила ты. Эти стихи... прекрасные, как они есть… ничего для меня не значат без тебя».

«О Терри...» прошептала она, взирая на него со всей любовью, что ощущала внутри.

«Кенди...» не в силах противиться зову ее губ, Терри наклонился. Но поднос между ними вдруг зашатался, и чай пролился на рубашку.

«Черт!» тихо пробормотал он. Видя, что он расстроился, Кенди хихикнула.

«Тебе помочь вытереть?» поддразнила она.

Он начал расстегивать рубашку. Смутившаяся Кенди ахнула и закрыла глаза.

«Терри, что ты делаешь?!»

Ее реакция рассмешила его. Он встал с кровати, чтобы взять из гардероба чистую рубашку.

«Не волнуйся, Мисс Веснушка. Я не потревожу твою невинную впечатлительность... пока ты не будешь готова...»

В ответ на лукавый проблеск в его глазах, Кенди встряхнула головой.

«Э… нет! Пока ты переодеваешься, я закрою глаза», заявила она и закрыла глаза ладонями.

«Не подглядывай», шутливо предупредил Терри, меняя рубашку.

Кенди не могла сдержаться... подсмотрела... чуть-чуть, через щелочку между пальцами. Толком и не разглядишь... но то немногое, что она увидела, пробудило волнующее любопытство, от которого перехватило дыхание. На несколько секунд перед ней мелькнули неприкрытые спина и широкие плечи.

«Кенди, я знаю, что ты подглядываешь», сказал Терри и, застегивая свежую рубашку, повернулся.

«Нет, не подглядываю», быстро возразила она, пытаясь скрыть замешательство.

Терри усмехнулся и подошел к кровати.

«Маленькая обманщица...»

«Ты уже прилично выглядишь?» невинно уточнила она, не отрывая ладоней от глаз.

«Очень прилично», насмешливо заверил Терри и, схватив ее руки, отнял их от ее глаз. «А теперь, моя Леди с Веснушками, тебе пора поспать».

«Спасибо за обед», сказала Кенди и посмотрела на него с искренней благодарностью. «Терри, ты уже столько сделал для меня...»

«Для тебя я сделаю все», тихо поклялся он. Он склонился так, что его губы нерешительно парили над ее губами. Ужасно хотелось целовать ее ночь напролет, но было ли сейчас подходящее время? Его глаза вопросительно смотрели на нее в ожидании знака. Ждать не пришлось... Кенди потянулась и с застенчивой непринужденностью прижалась губами к его губам. Терри взял ее лицо в свои ладони и неторопливо, сдержанно смаковал ее губы. Но ласковые ответы Кенди лишь распаляли его желание, и он заставил себя прервать поцелуй. Он запечатлел долгий поцелуй на ее лбу и, закрыв глаза, отдышался.

«Мне лучше пойти, чтобы ты смогла поспать, моя Леди Веснушка», спокойно сказал он.

Кенди глянула на него с озабоченностью.

«А как же ты? Где ты будешь спать?» Губы еще покалывало от тепла его губ.

«В другой комнате... на кушетке», сказал он и встал, держа в руке поднос. «Если, конечно, тебе не хочется, чтобы я спал на одной кровати с тобой. Думаю, для нас двоих достаточно комнаты!»

«Ах ты...» Кенди наморщила нос и покраснела. Мысль о том, чтобы быть с Терри в одной кровати, неожиданно взволновала ее. О том, что могло быть дальше, она и думать не смела.

Терри рассмеялся, будто прочел ее мысли.

«Не волнуйся, Кенди. Я буду джентльменом. Если ты не захочешь, я не приду», поддразнил он.

«Терри...» нерешительно начала она. Втайне ей не хотелось, чтобы он уходил из комнаты. Только его присутствие помогло ненадолго забыть печаль о смерти Сюзанны, и не хотелось, чтобы это чувство снова вернулось. Часть ее вдруг испугалась остаться одной... Если б она могла разговаривать с ним всю ночь.

Так или иначе, Терри, должно быть, почувствовал, что она опять растревожилась.

«Кенди, мне уйти?» мягко спросил он. В прошедший час, который они провели вместе, дразнясь и смеясь, мир будто исчез... будто на Земле остались только они, и никто не мог ворваться в их мирок. Ему было радостно и легко при виде ее улыбки, но часть его беспокоилась, что Кенди опять вернется в скорлупу депрессии.

В глазах Кенди сквозила грусть.

«Если не возражаешь, я бы хотела поговорить о Сюзанне».

Терри снова сел на кровать и взял Кенди за руку.

«Ты уверена, что хочешь этого?»

«Да... Я так думаю», подтвердила она, хотя сама не была так уверена.

«Кенди, ты можешь рассказать мне все», мягко произнес он и ободряюще сжал ее руку. «Раньше тебя это не останавливало».

Сознавая его правоту, Кенди кивнула. Она вглядывалась в человека, которого любила всем сердцем, и чувствовала: он поймет.

«Терри... ты должен кое-что знать. Перед спектаклем я навещала Сюзанну... мы разговаривали... она плакала... и... мне кажется, что из-за меня все стало еще хуже...» Кенди остановилась. От воспоминания об их последнем разговоре накатила грусть и сожаление.

«Кенди, я знаю, что ты приходила», тихо сказал Терри.

«Знаешь??» вытаращилась она. «Но как?»

«Миссис Марлоу и врачи сказали...»

«О Терри! Я хотела, чтобы она поняла, что не должна давить на тебя, чтобы ты остался с ней... что это неправильно! Я хотела бороться за тебя... за нашу любовь!» из глаз Кенди хлынули слезы, а на лице отражалось сознание вины. «Но когда я ее увидела... Я увидела молодую женщину, которая выглядела так, будто побывала в сражении и проиграла. У меня не хватило духу...» Она сделала паузу, чтобы вытереть капающие слезы. «Возможно, если бы я не ходила к ней... ей бы не пришло в голову самоубийство. О Терри! Это я виновата, что она умерла! Если бы я не заходила к ней, она была бы еще жива...»

Терри притянул ее в свои объятия утешения.

«Кенди... мои милая Мисс Веснушка...» прошептал он в ее волосы. «Я понимаю, почему ты пошла навестить ее. Пожалуйста, не вини себя. Ее смерть не связана с твоим визитом. Еще до твоего прихода Сюзанна уже решила уйти из жизни».

«Что? Откуда ты знаешь?» Кенди в замешательстве подняла голову.

«Погоди. Мне нужно кое-что тебе показать», Терри отпустил ее и направился к вешалке, где висело его пальто. Вынул конверт и вручил его Кенди.

«Что это?» она уставилась на запачканный кровью конверт.

«Я хотел, чтобы мы прочли его вместе, но когда я не смог тебя найти... когда я подумал, что ты оставила меня... Я решил прочитать его по пути домой».

Кенди вынула из конверта единственный листок. Пока она читала письмо, ее руки дрожали:

«Любимый мой Терри,

Имею ли я право так называть тебя? Пожалуйста, позволь мне эту последнюю простую радость. Я надеялась, что сегодня вечером ты придешь меня навестить. Я бы хотела увидеть тебя в последний раз, но ты, наверное, был с ней... Кенди. Наверное, ты был очень счастлив видеть ее после того, как провел последнее время со мной. Я знаю, я была тебе лишь обузой...камнем на шее. Я видела это в твоих глазах каждый раз, когда ты смотрел на меня. Пожалуйста, прости, если я была слишком эгоистична в желании удержать тебя, но я ничего не могла поделать. Я всегда буду любить тебя, Терри, и именно ради своей любви я хочу чем-то пожертвовать для тебя... даже своей жизнью. Я думала об этом с тех пор, как произошел несчастный случай. Если я заставляла тебя оставаться рядом со мной, это потому, что я хотела провести свои последние дни с тобой, даже если наши встречи были короткими и сладостно-горькими. Любить – значит, страдать, разве не правда, Терри? Внутри меня шла вечная борьба, но я хочу освободить тебя. Если сейчас ты это читаешь, пожалуйста, знай, - я это сделала… Сделала из любви к тебе. По крайней мере, в смерти, моя любовь будет жить вечно.

Сюзанна».

Пока Кенди читала письмо, у нее по щекам текли слезы. Сердце разрывалось от каждой строчки, написанной Сюзанной в последние часы жизни.

«Она так любила тебя, Терри...» тихо вымолвила она, глядя на письмо, «...возможно, так же, как и я...»

Терри с нежностью держал ее лицо в ладонях и вглядывался в ее глаза так глубоко, будто хотел говорить прямо с ее душой.

«И я очень люблю тебя, Кенди... ты правда веришь мне?»

Кенди, чьи глаза были затуманены слезами, молча кивнула. Терри ласкающим жестом вытер ее упавшие слезы с влажных щек большими пальцами.

«Тогда, пожалуйста, верь мне, когда я говорю, что это не твоя вина. Никто не мог предугадать, что она задумала. То, что она сделала... грустно и трагично, но не имело ничего общего ни с твоим визитом, ни от того, что вы могли сказать друг другу. Кенди, я думаю, мы сами несем ответственность за наше счастье... и наш крах. Но ты должна поверить, что ты не имела никакого отношения к ее выбору, и письмо тому доказательство. Позволь Сюзанне покоиться с миром... в своих мыслях и своем сердце».

«О Терри...» всхлипнула она и спрятала лицо у него на груди. Терри покачивал ее в своих объятиях и позволил ей плакать, пока она не выплачется. Кенди так хотелось ему верить... она знала, что может ему доверять всем своим сердцем... и все же, она задавалась вопросам, сможет ли она когда-нибудь стереть из памяти измученный взгляд Сюзанны. Любить значит, страдать... Как верно сказано.

«Терри, я должна сказать тебе еще кое-что...» нерешительно произнесла Кенди.

«А? Что такое, Леди с Веснушками?»

«После того, как я ушла из больницы, там, в гостинице... Я серьезно думала о том, чтобы уехать и не говорить тебе ничего...»

Ответом было безмолвие. Кенди подняла глаза и поймала взгляд, которого раньше никогда не видела... его лицо окаменело, как будто он не хотел выдавать сильные эмоции.

«Терри?» осторожно позвала она, боясь, что своим признанием разозлила его.

Терри закрыл глаза и мысленно встряхнулся, словно рассеивая самые глубокие страхи.

«Но ты здесь... ты не уехала».

«Я знаю», кивнула Кенди. «Я передумала... До того, как уехать, я хотела увидеть тебя... Я не хотела уезжать, не попрощавшись...»

«Ты правда думаешь, что я бы тебя отпустил?» резко сказал Терри. От мысли о том, что Кенди могла его оставить, закололо в груди.

«Терри, я никак не могла оставаться... после, что случилось с Сюзанной... Я просто не могла!» воскликнула Кенди. «Ты не понимаешь? Я считала себя виноватой, и если бы я знала, что ты считаешь также, я бы этого не перенесла...»

«Ох, моя веснушчатая глупышка», вздохнул Терри и притянул ее в свои объятия. «Если бы ты оставила меня... Я правда не знаю, что бы я сделал... что бы от меня осталось. Мне невыносимо тебя потерять...»

«Я сожалею, Терри... Я никогда не хотела ранить тебя...»

«Я знаю, Кенди. Главное, что ты сейчас здесь... и это все», твердо сказал Терри. Он взял ее руку и приложил к своей груди. «Теперь ты самая важная часть меня... важнее крови, что течет по моим жилам или сердца, что бьется в моей груди. Умри я прямо сейчас, мой дух следовал бы за тобой повсюду, куда бы ты ни пошла. Я никогда не уйду от тебя... Никогда тебя не отпущу...»

В его крепких объятиях Кенди открывала для себя, как ей повезло, что она удостоилась любви, такой всеобъемлющей, такой сильной и преданной. Ее нельзя было сравнить ни с чем, что она когда-либо чувствовала или испытывала раньше. Это придало ей силы и вернуло надежду преодолеть свое личное испытание. Она расслабилась; разум, тело, дух истощились от выпущенного потока страдания... горя... печали... вины... Наконец, в его объятиях она смогла найти ощущение внутреннего покоя и утешения. Когда она склонялась к его груди, будто огромный груз отпускал ее плечи. Ровное биение сердца Терри звучало тихой колыбельной…

Терри молча обнимал ее, пока не почувствовал, что она заснула. Он осторожно опустил ее на постель и укрыл одеялом до подбородка.

«Спокойной ночи, моя Леди с Веснушками», тихо произнес он и ласково поцеловал ее в лоб.

«Терри...» пробормотала она с закрытыми глазами.

«Да, Кенди?»

«Спокойной ночи и... сладких снов», тихо сказала она.

«И тебе сладких снов, Мисс Веснушка», ответил он. Его взгляд был полон горячего желания и любви. Погасил свет и тихо закрыл за собой дверь.




*Строка из сонета 88, сонеты 29 и 18 - перевод Александра Шаракшанэ

*Туше (Touche') – команда к выполнению определенных заданных действий.











Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 666 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы