Вторник, 23.04.2019, 22:57
Приветствую Вас Гость | RSS

//candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Узы нерушимой любви (гл.11 ч.6)
Терри вздрогнул, когда Кенди начала свои несмелые ласки. Он поцеловал ее губы, давая понять, чтобы она не останавливалась, и чтобы ее желание исследовать его не исчезло. Ее робкие движения доводили его до отчаяния, и, Терри не выдержал и избавился от последнего предмета свой одежды. Он ласково взял ее руку, ласкавшую его, и, перевернув Кенди на спину, устроился меж ее ног. Его губы быстро оказались на ее груди, а руки исследовали ее тело, ее бедра.

Продолжая целовать свою жену, Терри добрался до ее шеи и затем до губ. Он взглянул ей в глаза, чтобы увидеть в них ее любовь. Он не хотел сделать ей больно, ему хотелось, чтобы их первая ночь вместе была идеальной, чтобы она навсегда осталась в их памяти. Лаская ее тело, Терри спустился к бедрам, и когда проник к ее лону, понял, что она была готова принять его.

- Ты даже не представляешь, как долго я ждала этого момента, - пробормотала Кенди. - Не останавливайся, люби меня до конца.

- Я не хочу причинить тебе боль... я просто не могу.

- Ты причинишь мне боль, если остановишься, - ответила она. - Разве ты не знаешь, как я желаю тебя...

Кенди поцеловала его, и он ответил ей со всей своей страстью.

- Я дрожу от любви к тебе, - прошептала Кенди между поцелуями. - Я хочу чувствовать... ощущать тебя.

- Любовь моя, - пробормотал он в ответ и нежно развел ей ноги шире.

- Я хочу тебя почувствовать так близко, как никогда, Терри... я уже много страдала, когда мы расстались с тобой... я не могу больше... я хочу, чтобы ты всегда был рядом со мной... всегда.

Терри ничего не ответил, а лишь придвинулся к девушке и медленно, на четверть вошел в нее. Он вновь стал целовать и ласкать ее, чтобы она успокоилась, и когда он почувствовал, что она полностью готова, он резко вошел в нее до конца. Он не шевелился и смотрел в ее глаза, которые говорили ему, что ей больно. Терри хотел выйти из нее, но...

- Я чувствую себя живой... более живой, чем когда-либо, - прошептала она ему.

- Кенди...

- Я мечтала быть с тобой именно так, - призналась она. - Чтобы ты был так близко... чтобы ты был во мне. Не прекращай любить меня, Терри... пожалуйста.

Ее руки гладили его спину, а он, целуя ее, медленно начал двигаться в ней, заставляя ее дрожать и издавать стоны. Их тела окутал жар страсти, сводил их с ума, побуждал тела двигаться быстрее. Кенди чувствовала, как по ее телу бегут тысячи электрических разрядов.

Никто не знал, сколько прошло времени. Терри ласкал ее именно там, где ей хотелось, поднимал ее на вершины блаженства. Каждый раз, когда она думала, что уже ничего не может быть прекраснее, его ласки доказывали ей обратное и дарили ей все большее наслаждение. Трение их тел, страстные ласки, жгучие прикосновения дали понять девушке, что значит заниматься любовью.

Кенди страстно отвечала на его движения, и мгновение спустя она была уже на небесах, но это не помешало ей почувствовать, что Терри тоже присоединился к ней и наполнил ее лоно теплом. Спустя несколько секунд, они лежали молча, обменивались удовлетворенными взглядами, переводили дыхание и дарили друг другу не пылкие, но нежные поцелуи.

Терри скатился с Кенди, перевернулся на бок и улыбнулся, но девушке показалось, что у него в глазах стоят слезы. Она не могла противиться желанию обнять его. И он принял ее радостно... счастливо, и тогда она устроилась у него на груди.

- Я люблю тебя, Кенди, - сказал он, гладя ее длинные волосы.

- Я тоже люблю тебя, - счастливо улыбаясь, ответила она.

Кенди и Терри сейчас были так близко друг к другу, что слышали даже биение своих сердец, и это заставляло чувствовать их единым целым. Они думали, что никакая беда или несчастье, никогда не сможет разрушить их любовь. В конце концов, ведь сегодня они побывали в раю.


В медленном огне горит твой взгляд

На медленном огне я вижу тебя

Мы в ловушке этого безумия,

Загнанные в нее силой ветров и жаром нежности.

Тебе остается лишь ухаживать за мной

В медленном огне... в древнем огне,

Который оживляет наше пламя

Моей любовью к тебе, и твоей любовью ко мне.

На медленном огне ты даешь мне прохладу воды.

С тобой моя душа влюблена.

Ты наполняешь меня... опустошаешь меня... разоружаешь меня.

Я не могу вздохнуть, когда ты любишь меня!

На медленном огне твои мятежные ласки

Похожи на нежные касание бабочек

Они скользят под моей одеждой,

Оставляя чувство страсти, горящие на медленном огне.

На медленном огне горит мой стан

Горит он в медленном и ровном огне.

Мы издаем этот крик

В танце нежной волны.

Ты все еще ухаживаешь за мной

В медленном огне... в древнем огне.

А я все еще горю в нашем пламени

Сколько еще у нас осталось таких дней, как снов,

Сколько снов, которые будут жить вечно.

На медленном огне ты даешь мне прохладу воды.

С тобой моя душа влюблена.

Ты наполняешь меня... опустошаешь меня... разоружаешь меня.

Я не могу вздохнуть, когда ты любишь меня!

На медленном огне твои мятежные ласки

Похожие на нежные касание бабочек

Они скользят под моей одеждой,

Оставляя чувство страсти, горящие на медленном огне.

Розана Арбело

Пару часов Кенди и Терри лежали в объятиях друг друга без сна. После того, что было между ними, они не могли уснуть. Они были слишком счастливы, чтобы потеряться в объятиях морфея. Итак, они лежали и разговаривали друг с другом, и ни один из них не хотел нарушать ту близость... близость, которая объединяла их, как духовно, так и физически.

Иногда их лица были так близко друг к другу, что было невозможно избежать поцелуев. Он страстно целовал ее, а она отвечала ему и постигала науку отвечать на жгучие ласки Терри. Когда их тела вновь сливались, Кенди не знала, где было больше страсти: чувствовать его внутри себя или ощущать его ласки на своем теле. "Невозможно решить", подумала она со смешком.

- Я не знал, что ты боишься щекотки, - сказал Терри, наваливаясь на девушку. - На самом деле... я многого о тебе не знаю, Кенди.

- А что ты хочешь обо мне узнать? - спросила она, пытаясь справиться с неожиданным ощущением близости.

- Все, - ответил он и опять поцеловал губы, - абсолютно все.

- И как ты собираешься это узнать? - спросила девушка.

- Расспрошу тебя... или ты думаешь, что есть лучший способ?

- Полагаю, что нет, - пробормотала Кенди, ощущая волнение в груди.

- Предлагаю вот что, - сказал Терри, поцеловав правую мочку ее уха. - Давай сыграем в игру: правда или исполнение желания. Эта игра поможет нам лучше узнать друг друга.

- Правда или исполнение желания? - переспросила она. - Я никогда не играла в нее с молодым человеком.

- Значит, сегодня будет первый раз. Давай, это будет интересно и познавательно. Ты можешь спрашивать у меня все, что хочешь. Согласна?

Минуту Кенди молчала, но потом решительно посмотрела на Терри.

- Хорошо... но с условием, - предупредила она.

- С каким, - спросил Терри.

- Я начну игру.

Терри не думал, что это справедливо, ведь игра была его идей. Но стоило ему посмотреть на жену, такую милую, с таким нежным взглядом и шаловливой улыбкой, и он не смог ей отказать.

- Хорошо... ты начинаешь, - согласился он, приподнялся и небрежно уселся на постели.

- Терри! - возмущенно воскликнула Кенди и натянула простыню себе на глаза. - Прикройся!

Молодой человек рассмеялся, услышав возмущение в ее голосе. Ему казалось невозможным, что после всего, что между ними сегодня произошло, Кенди все еще стесняется его наготы. "Хотя со временем она привыкнет", подумал Терри с коварной улыбкой.

- Ладно, Кенди, - заявил он, прикрывшись простынею. - Теперь ты можешь посмотреть на меня.

Блондинка открыла сначала один глаз, чтобы убедиться, что он говорит правду, а потом, улыбнувшись, закуталась в простыню и села на постель напротив Терри.

- Что ты выбираешь, правду или исполнение желания?

- Правду, - ответил Терри.

- Почему ты ушел из колледжа Святого Павла, не попрощавшись со мной?

Терри сглотнул. Для него это был довольно сложный вопрос, но он глубоко вздохнул и все же ответил:

- Я не хотел сожалеть, что уезжаю. Поэтому я ушел, не попрощавшись.

- Сожалеть? - переспросила девушка.

- Да... я знал, что в тот момент нам было лучше расстаться. Но, если бы я с тобой увиделся и поговорил, я вряд ли смог бы уехать. Поэтому я написал тебе письмо. Это единственное, что я придумал, чтобы уйти, не видясь с тобой, потому что если бы я увидел тебя, то я не смог вынести боли расставания.

- Терри! - вздохнула она и нежно посмотрела на мужа.

- Ты, наверное, возненавидела меня, когда я оставил тебя там одну? - спросил он.

- Нет... - ответил блондинка, - ... но мне было плохо... и твое письмо... было таким коротким и отдаленным.

- Мне жаль, - пробормотал он. - Я должен был написать тебе более личное письмо... но... я боялся, что монахини прочтут его раньше тебя. Я не хотел, чтобы из-за меня у тебя было еще больше проблем. Я подумал, что если я напишу тебе о своих чувствах в том письме, и оно попадет в руки сестры Грей, то ее подозрения подтвердились бы, и тогда тебе оставаться в колледже стало бы еще труднее.

- Я понимаю, - с улыбкой ответила Кенди. - Ты не хотел добавлять мне проблем. Спасибо тебе за это, Терри.

- Тебе не за что благодарить меня. Это меньшее, что я мог сделать для тебя после того, как ты исцелила мою душу.

Кенди слегка покраснела от его слов и почувствовала, как ее сердце вновь бешено застучало.

- Мы продолжаем? - нетерпеливо спросил он.

- Да, - ответила блондинка.

- Ладно. Правда или исполнение желания?

- Правда.

- Однажды в письме ты написала мне, почему покинула колледж сразу же после меня. Ты написала, что хотела найти свой собственный путь, как Альберт или я... но... мне очень интересно, правда ли это? Не думала ли ты о чем-нибудь другом, когда покидала колледж?

- Что ты имеешь в виду? - не поняла Кенди.

- Я имею в виду, что, возможно, ты покинула колледж, надеясь найти в Америке меня, чтобы я тебя похитил и неистово любил, как несколько минут назад.

Едва он закончил говорить, блондинка метнула в него подушку. Он попытался увернуться, но не получилось, потому что реакция Кенди была мгновенной.

- Какая ты агрессивная, веснушчатая! Разве я заслужил удар этой подушкой?

- Да!

- Я не сказал ничего такого, что было бы неправдой... или ты скажешь, что тебе не понравилось то, что было между нами? - спросил Терри, обнял девушку и сбросил с нее простыню, в которую она укуталась.

Кенди почувствовала неистовые поцелуи Терри на своей груди, а ласки его руки у себя на бедрах. Это было несправедливо. Своими ласками он манипулировал ею, как ему того хотелось, ими он заставлял ее ответить на свои вопросы.

- Я признаю... что в какой- то мере... я ушла из-за тебя, - пробормотала Кенди. - Но в действительности, я сделала это ради себя.

- Ради себя? - переспросил он и перестал целовать ее.

- Да, мне было, что искать... и я знала, что если бы осталась в колледже, то никогда бы этого не нашла. Я должна была найти свою судьбу... свой путь... Может быть именно судьба позволила мне найти тебя, потерять, а потом вновь обрести.

Девушка обняла его, и несколько минут они пролежали молча.

- Правда или исполнение желания? - спросила она, спустя несколько минут.

- Я должен ответить тебе прямо сейчас?.. Может быть, мы сначала займемся кое-чем другим, а потом вернемся к игре?

- Нет, - ответила Кенди с улыбкой, приподнялась и опять закуталась в простыню.

- Ты жестокая, - обиженно пробормотал он.

- Да,.. а теперь отвечай, Терри, правда или отказ от ответа?

- Правда, - ответил актер.

- От мисс Пони и сестры Марии я узнала, что ты приезжал... и это открытие наполнило меня любовью, нежностью к тебе... но мне бы хотелось узнать, зачем ты приезжал в дом Пони? Почему ты заехал туда перед тем, как отправиться в Нью-Йорк?

Терри посмотрел на жену... придвинулся к ней и обнял.

- Я сделал это, потому что ты была нужна мне, - пробормотал он, вновь начиная ласкать ее. - Путешествие из Лондона в Америку было очень длинным и одиноким. Я очень много думал о тебе, Кенди. У меня с собой была твоя гармоника, и я играл каждый раз, когда мне не хватало тебя... однако, со временем этого стало недостаточно. Мне было нужно нечто большее... тогда я и подумал, что единственное место, где бы я смог ощутить твой дух - в доме, где ты выросла. Я хотел познакомиться с женщинами, которые вырастили тебя, увидеть холм, озеро, отца дерево, на которое ты взбиралась, когда была малышкой... я хотел все это увидеть... запомнить. Поэтому я отправился в дом Пони, и сейчас, четыре года спустя, я уверен, что именно благодаря этому я смог выбрать верный путь.

- Терри, - пробормотала она и нежно поцеловала его. - Мой Терри!

Когда две души влюбленных были вдали друг от друга так долго, то даже сотни ласк им будет мало, чтобы утолить свою жажду любви. И так было с Терри и Кенди. Они никак не могли насытиться объятиями, ласками и поцелуями.

- Правда или исполнение желания? - спросил Терри, а Кенди не отрывала взгляда от его губ.

- Правда, - вздохнула она.

- Ты любила кого-нибудь сильнее, чем меня? - спросил он. - Например, Энтони, или еще кого-нибудь?

- Нет... никогда, - ответила она, продолжая смотреть на его губы. - Я даже не думаю, что смогла бы еще кого-нибудь полюбить так, как люблю тебя. Только ты заставляешь меня чувствовать себя живой и мертвой одновременно... ты воскрешаешь мою душу каждой своей лаской... каждым своим поцелуем... ты убиваешь меня, когда уходишь... только ты заставляешь меня дрожать от волнения... жара... только ты, Терри... и никто больше.

Молодой человек вновь начал целовать и ласкать ее. Его губы целовали ее глаза, щеки, губы, шею, их тела вновь переплелись.

Кенди уже знала, что произойдет дальше, и Терри не заставил себя ждать, чтобы одарить ее райским наслаждением. Ее стоны отдавались в его ушах, а он все ласкал ее и шептал страстные слова.

Кенди чувствовала, что возрождается и умирает с каждым его толчком. Его движения внутри нее сводили с ума, и ее тело вновь охватывала неуправляемая дрожь... взлет и падение. И как в прошлый раз, она вновь ощутила себя так, будто побывала на небесах.

Терри вновь поцеловал девушку, поднял голову и посмотрел в ее зеленые блестящие глаза. Он хотел навсегда запомнить блеск ее глаз.

- Правда или исполнение желания? - спросил Терри, вспомнив про игру.

- Сейчас не твоя очередь, - улыбнулась блондинка.

- Разве? Я думаю, что моя, - ответил он, целуя ее в носик.

- Нет, моя.

- Позволь мне продолжить... пожалуйста, Кенди, - попросил Терри.

- Хорошо, - ответила девушка. - Я выбираю правду.

Терри с благодарностью посмотрел на нее, глубоко вздохнул и задал ей вопрос, который больше всего терзал его посление недели:

- Как ты познакомилась с Томасом Хэтуэем?

Девушка не ожидала такого вопроса. Ей казалось невозможным то, чтобы Терри спросил ее о Томасе в такой интимный момент.

- Я познакомилась с ним в порту, - честно ответила она. - Клин потерялся, и он помог мне его найти.

- В порту? - недоверчиво переспросил Терри. - Ты познакомилась с ним в тот же день, когда мы с тобой вновь встретились?

- Да, - беззаботно ответила она.

- Этого не может быть. В тот день ты вела себя с ним так непринужденно... как будто вы были уже давно знакомы! - заявил Терри. - Почему ты так любезно вела себя с незнакомцем?

- Потому что он мне понравился, - уверенно ответила Кенди. - Он был очень мил со мной.

- Мил?.. Неужели?! - съязвил Терри.

- Не понимаю, что тебе так удивляет, - заявила девушка. - Томас настоящий джентльмен... он всегда был таковым со мной... со всеми.

- Да уж, - проворчал актер. - "Джентльмен" Томас Хэтуэй всегда убеждает всех в своей доброте, скрывая свое истинное лицо лицемера.

- Если бы ты знал его так, как знаю я, то не говорил бы так о нем.

- А ты его хорошо знаешь? Да? - спросил Терри. - Тогда объясни мне кое-что относительно этого благородного джентльмена. Я хочу знать, почему ты уехала с ним из Нью-Йорка несколько дней назад?.. С какой стати ты встала на его защиту в театре?.. И что между вами происходит? Потому что, я более чем уверен, что он тебе не просто друг... между вами есть еще что-то, о чем я очень хочу узнать.

Счастливое выражение лица Кенди сменилось недовольным. Терри мог с легкостью пробудить в ней любовь, и также легко мог ее разозлить.

- Я не собираюсь отвечать на эти вопросы. Я уже ответила на один, и теперь моя очередь спрашивать тебя.

- Но это несправедливо! - возмутился Терри.

- Выбирай, Терри, правда или исполнение желания? - спросила она, не обращая внимания на его возмущение.

Актер опустил взгляд. Ему хотелось, чтобы Кенди искренне, ничего не скрывая, рассказала ему о Томасе, и он понимал, что в их игре он сможет обо всем узнать. Он решил дождаться своего хода, чтобы задать ей свой следующий вопрос.

- Ладно, ты выиграла. Я выбираю правду.

Кенди торжествующе улыбнулась и приготовилась задать ему вопрос. Если Терри спросил ее о Томасе, то она сделает то же самое, спросив его о том, что мучило ее.

- Почему вы с Вэллари были вместе вчера в парке?

Терри услышал нечто странное в интонация Кенди. В ее голосе не чувствовалась ревность... нет... в нем было что-то другое.

- Вэллари ищет свою сестру Софи. Она пропала много лет назад, но Вэл не теряет надежды найти ее. Вчера ей надо было поговорить с одним сыщиком, который взялся найти ее сестру, и я предложил ей пойти вместе к нему.

- Понятно, - пробормотала Кенди. - Но откуда ты знаешь Вэллари? И как ты узнал о ее сестре?

- Я познакомился с ней через своего отца... он... он отец ее сестры, Софи.

- Что? - изумилась она.

- Да, у моего отца была любовная связь с матерью Вэллари, и от этой связи родилась Софи. Потом Софи пропала, и сейчас Вэллари ее ищет. Все, конец истории.

- Поверить не могу, - поразилась Кенди. - Герцог Грандчестер - отец Софи, сестры Вэллари... значит... она... то есть Софи - твоя сестра, Терри.

- Да... она моя сводная сестра, - ответил актер. - Теперь моя очередь. Правда или исполнение желания?

Кенди хотела продолжить разговор о Софи и семье Парадис. Она хотела узнать, что знает Терри, чего они с Томасом не знают. Однако, зная своего мужа, она была уверена, что он не расскажет ей ничего, пока она не ответит на его вопрос. А она больше не хотела, чтобы он спрашивал ее о Томасе, и поэтому решила прекратить игру.

- Ладно... я выбираю исполнение желания, - заявила блондинка.

Терри удивленно посмотрел на нее. Кенди не мог с ним так поступить... просто не могла!

- Ты не можешь отказать, Кенди! - воскликнул он. - Ты не можешь этого сделать.

- Почему не могу? - спросила она, бесхитростно смотря на него.

- Потому что это нечестно, - заявил он.

- Я думаю, честно, - изрекла блондинка. - Правила игры говорят, если не хочешь отвечать на вопрос, то выбираешь исполнение желания.

- Но мне нужно узнать, что происходит между тобой и Томасом, - просил Терри.

- Ничем не могу тебе помочь. Я выбрала желание.

- Ты делаешь это, чтобы не отвечать мне, - проворчал Терри.

- Думай, что хочешь, - раздраженно заявила она.

- Ради Бога, Кенди! - воскликнул он. - Не веди себя как невоспитанная девчонка.

- Это ты ведешь себя невоспитанно.

- Ты несправедлива, - обвинил ее Терри.

- А ты глупец, - ответила Кенди.

- Я больше никогда не буду с тобой играть, веснушчатая.

- Ах, так! Хорошо, тогда спокойной ночи, мистер Грандчестер, пусть Вам приснятся сладкие сны.

Кенди уже собиралась отодвинуться от Терри, но он обхватил ее за талию и прижал к себе.

- Игра еще не закончилась, - решительно изрек актер. - Раз ты хочешь выполнить мое желание, ты это сделаешь.

Терри коварно улыбнулся. Ему казалось, что желание, которое он придумал, вынудит Кенди ответить на его вопросы, нежели исполнить его.

- Я хочу, чтобы при следующей встрече с Томасом Хэтуэем ты сказала ему, что мы с тобой поженились... что мы занимались любовью, и что это было так приятно, что ты не можешь не желать, чтобы вновь это повторить.

Кенди просто не могла не рассмеяться. Возможно, это было жестоко с ее стороны, но слова так удивили ее, что не могла удержаться.

- Над чем ты смеешься? Ты издеваешься надо мной? - обиженно спросил актер.

- Прости, - произнесла блондинка, пытаясь сдержать смех. - Но, Терри... Боже.. ты правда хочешь, чтобы я сказала это?..

- Да, - ответил Терри. - Я не думаю, что ему будет так смешно, как тебе сейчас, когда он это услышит.

- Что ты имеешь против Томми? Я просто не понимаю, почему он так тебе не нравится.

- Я не собираюсь отвечать на твой вопрос, пока ты не исполнишь мое желание.

Кенди перестала смеяться и раздраженно, впрочем, и с обожанием тоже, посмотрела на мужа.

- Я исполню твое желание, не переживай, - уверила его Кенди. - Но это будет завтра, потому что я не думаю, что в столь поздний час я где-нибудь встречу его.

- Завтра так завтра, - довольно улыбнулся Терри. - Я пойду с тобой. Я хочу увидеть его выражение лица.

- Какой ты жестокий! - шутя, сказала Кенди, обняла его и поцеловала.

Терри принял ее с любовью. Несмотря на его неудовольствие, он не мог отказаться от ее объятий. А Кенди, перестав целовать его, решила хоть немного его успокоить.

- У тебя нет причин не доверять Томми, любовь моя, - прошептала Кенди ему в ухо. - Мы с ним всего лишь хорошие друзья... не более. Я не могу тебе всего рассказать, но не потому что не хочу, а потому что это секрет.

- Но ты когда-нибудь расскажешь мне о нем?

- Да, - ответила девушка. - И кто знает, может быть, узнав о нем, ты поможешь Томасу.

- Я не собираюсь ни в чем помогать Томасу, - заявил Терри.

- Ты сейчас так говоришь, но вскоре изменишь свое мнение. Вот увидишь.

Терри удивленно посмотрел на нее, услышав ее слова, и хотел что-то ответить ей, но такой возможности у него не оказалось, потому что губы Кенди накрыли его, и они вновь взлетели на вершину страсти. Определенно, Кенди и Терри все еще продолжали витать в раю.


- Неслыханно... просто неслыханно.

Более четырех часов Томас выслушивал одну и ту же лаконичную фразу. С тех пор, как он приехал в полицейский участок и встретился с заместителем Майкла Миллера, он ничего не слышал, кроме требований и выраженного недоверия к его работе. Стюарт Моуэр, новый начальник участка, вновь потребовал от Томаса повторить свой рассказ.

- Давайте начнем все сначала, хорошо, Хэтуэй?

- Как скажете, сэр.

- Тогда, я слушаю.

Этой ночью Томас в сотый раз начал рассказывать о том, что случилось с тех пор, как был убит Беренгер. Он рассказал все, что знал об Артуре Джексоне и Сесиль, и о том, какую роль во всем этом играла Кендис Уайт.

- Я все еще не могу в это поверить! - иронично заявил Моуэр. - В поезде, в первом классе, убивают человека, но все ведут себя так, как будто ничего не произошло. На девушку из очень влиятельной семьи нападают, и опять никто ничего не знает. Потом происходят убийства в центральной тюрьме, и вновь все молчат. На улицах города, непонятно откуда, появляются искалеченные дети, и вновь молчание, никто ничего не говорит. И сейчас, Вы стоите здесь, и спокойно говорите мне, что единственная женщина, которая могла дать показания о человеке, подозреваемом во всех этих преступлениях, мертва. Знаете, что я думаю? Я думаю, Вы просто насмехаетесь надо мной.

- Сэр, командующий Миллер...

- Командующий Миллер мертв, офицер Хэтуэй! - крикнул Моуэр, вставая со стула. - Он оставил после себя идиотов, как Вы.

Томас не мог не бросить на него взгляд, полный ненависти.

- Только не говорите, что это не так, Хэтуэй! - продолжал Моуэр. - Только этого мне не хватало! Мало того, что он неэффективно работает, так он еще и гордый. Боже! Неужели у Миллера были все такие агенты? - спросил он у Питера Риверса, второго командующего, который также находился в кабинете.

- Томас хороший агент, Стью, - спокойно ответил Риверс. - Хороший, как и все агенты Миллера. Если расследование об убийстве Беренгера затянулось, то лишь потому, что это довольно трудное дело, даже для таких опытных полицейских, как мы. Разве ты мог вначале предположить, что события будут так трагически развиваться? Конечно, нет. Никто не знал, что почти все агенты Миллера погибнут.

- Да, ты прав, Питер. Но Миллер совершил большую ошибку, не позволив, чтобы эта история дошла до верхов. Он позволил этому убийце продолжать убивать как ему заблагорассудится.

- Миллер сделал это, чтобы не затрагивать Мендела, - объяснил Риверс.

- А причем здесь этот глупец Мендел? Миллер всегда был слишком великодушным с этим тщеславным политиком. Он прикрывал его спину, и что получилось? Все стало только хуже. Но сейчас, он наверняка расплачивается за свою ошибку в аду.

Томас хотел было высказать этому человеку все, что он о нем думает, но взгляд Риверса не позволил ему. В эту секунду, ему лучше было молчать и ждать указаний нового начальника, как бы это ему не претило.

- Ну ладно... как сказала бы моя мать: плакать уже поздно. Фаррел, зайдите, - крикнул Моуэр агенту, который приехал с ним из Вашингтона.

Вошел Кевин Фаррел, высокий мужчина с темными волосами и серыми глазами.

- Слушаю Вас, сэр.

- Я хочу, чтобы ты осмотрел все расстояние, которое проходит поезд, от Питсбурга до Нью-Йорка. Если Беренгер и правда мертв, то его труп должен лежать где-то там.

- Там очень много оврагов, - осмелился возразить Томас. - В таких местах невозможно найти его труп.

Моуэр кинул на него раздраженный взгляд. Он так напоминал ему Миллера, словно на самом деле был им.

- Здесь я отдаю приказы, и никто больше. Если Миллер давал тебе поблажки, то от меня этого не жди. Ты понял? Твое мнение не имеет для меня никакого значения. И я надеюсь, что в дальнейшем ты будешь держать его при себе. Понял?

- Да, - ответил Томас.

- Хорошо, - все еще хмурясь, продолжил Моуэр. - Фаррел, также я хочу, чтобы ты поехал в дом Марлоу и осмотрелся. Может быть, эта женщина, Сесиль, оставила письмо или еще что-нибудь.

- Есть, сэр. Что-нибудь еще, сэр? - спросил Кевин с непроницаемым выражением лица. Томас заметил, что за все время, что он находился в кабинете, этот Фаррел ни словом, ни жестом, не выдал свои эмоции.

- Да, Фаррел, еще я хочу, чтобы ты рано утром поехал к семье Эндри. С этого момента, ты будешь расследовать дело Кендис Уайт.

Хотя Томас и старался больше не вмешиваться в разговор, его терпение истощилось, когда он услышал последние слова Моуэра. Он отвечал за Кенди и не собирался ее бросать... по крайней мере, сейчас. Он обещал Бобу, и Альберту, Анни и Арчи позаботиться о ней. И он собирался сдержать свое обещание.

- Мне кажется, семье Эндри не понравится, что делом мисс Уайт будет заниматься новый агент, - заявил Томас.

Моуэр вновь взглянул на Томаса.

- Я уже сказал, что меня не интересует твое мнение. Фаррел будет заниматься делом мисс Эндри! Это мое последнее слово, - раздраженно воскликнул Моуэр.

- Но, сэр, я уверен, что Кенди...

- Кенди? - прервал его Моуэр. - Я должен был догадаться об этом раньше! У тебя с этой девчонкой роман, так, Хэтуэй? Но не волнуйся, и не ревнуй. Фаррел никогда не смешивает любовь с работой.

Томас сорвался бы, если бы не Риверс.

- Томас, выйди, мне надо поговорить с командующим Моуэром наедине.

- Но, сэр, я...

- Иди, Томас, - прервал его Риверс. - Подожди меня снаружи.

Молодой сыщик взял свой пиджак и покинул кабинет начальника.

- С Вашего разрешения, я тоже пойду, - сказал Кевин, едва кивнув головой.

Как только Риверс с Моуэром остались наедине, Стюарт воскликнул в гневе:

- Я не собираюсь позволять этому идиоту обсуждать мои приказы!

- Я понимаю тебя, Стью, но я думаю, что ты недооцениваешь Томаса. Если ты немного подождешь, то увидишь, что он очень хороший агент. Миллер это знал, а тебе известно, что он никогда не ошибался в выборе агентов.

- Ты не мог бы больше не упоминать покойника? Черт! Не полицейский участок, а какой-то храм обожателей Майкла Миллера.

- Майкл был хорошим руководителем, и его все уважали. Трагедия, случившаяся с его группой, стала большим, чем потеря коллег... это была потеря хороших друзей.

- Да, я это знаю... но, Питер, из-за того, что он скрыл эти убийства, сейчас убийца бродит по улицам Нью-Йорка.

- Не преувеличивай, Стью. Все не так уж плохо. Томас знает, кто убийца, так что нам нужно собрать группу агентов и следить за ним. Когда-нибудь мы возьмем его.

- Разве ты не понимаешь, что Артур Джексон не проблема? Я могу посадить его в любой момент. Мотивов мне хватит! Но он, как и Бил Ноунс и Раймонд Беренгер, всего лишь пешки... а мне нужен король. Мне нужен человек, которого называют "шефом".

- Если взять Артура, то это будет хорошим началом, чтобы, наконец, выйти на главаря.

- Да, если Джексон еще не сбежал из города. Проклятье! Все-таки этот Хэтуэй - глупец. Знать, что эта женщина была замешена в убийстве, и ничего не сделать, чтобы задержать ее. Это нонсенс! Эта женщина, Сесиль, была нашим ключом к победе... но нет... Хэтуэй все испортил, когда ничего не предпринял, чтобы спасти эту женщину!

- Вот касательно этого, мне кажется, что Томас лжет.

- И с какой стати он это делает?

- Не знаю... может быть, он кого-то покрывает. Мне кажется, что Томас узнал о смерти Сесиль от третьего лица, от кого-то, кого он не хочет вмешивать в это дело.

- Ты думаешь, что он не видел, как произошло убийство?

- Полагаю, что нет.

- Еще лучше! - заявил Моуэр. - Хороший сыщик никогда не скроет истину от своего начальника. Хэтуэй обязан был сообщить мне правду. Я расцениваю его действие как предательство.

- А Миллер, расценил бы это как защиту свидетеля.

- Ну, все, хватит! - заявил Моуэр, садясь в кресло. - Мне уже надоело слышать о Миллере. Больше ни слова о нем.

- Что ты собираешься делать с Томасом, Стью? - спросил Риверс, меняя тему.

- А как ты думаешь, что мне с ним сделать? - вопросом на вопрос ответил Моуэр.

- Не знаю, - ответил Питер, пожимая плечами. - Ты начальник.

- Да, я начальник, но что бы ты сделал на моем месте?

- Я бы разрешил ему заниматься этим делом, - ответил Риверс.

- Хорошо, что не ты, а я начальник, - иронично улыбаясь, заявил Моуэр. - Потому что, я точно не собираюсь этого делать.

- Значит, ты собираешься его уволить? - спросил Риверс.

- Нет. Я пока отстраню его. Посмотрим, что будет дальше. Пока я не могу работать с ним. Он слишком эгоцентричен.

- Ты говоришь так, как будто знаешь его, как свои пять пальцев.

- Я знаю о нем почти все, - заявил Моуэр. - Фаррел подготовил мне отчет о нем, и поэтому я узнал много чего интересного. Например, он очень хороший полицейский, у него были самые лучшие оценки в классе, он достаточно умен, и был самым молодым в группе Миллера.

- Все это верно, - подтвердил Риверс.

- Однако, еще мне известны его недостатки. Он ведет двойную жизнь, потому что в его семье не знают, что он работает в полиции. Он эмоционально нестабилен. И если к этому добавить его тщеславие, наглость и гордыню, то мы получаем не слишком компетентного сыщика.

- Но Томас не такой, - встал Риверс на защиту молодого сыщика.

- Нет? Все женщины в полицейском участке говорят о нем с какой-то патетической набожностью. Они попросту все влюблены в него. Ни одна из них не говорила о нем как о полицейском, они поголовно говорили о нем, как о возлюбленном.

- Ладно, Томас симпатичный молодой человек, он любезен и ведет себя как джентльмен. Какая женщина не заметит такого мужчину? Думаю, наши сотрудницы вправе немного... помечтать.

- Никаких мечтаний, - ответил Моуэр. - То, что было напечатано в газете, является неопровержимым доказательством того, что у Хэтуэя репутация донжуана. Кроме того, ты не видел, как он разговаривал с мисс Эндри. Он называл ее по имени, как будто она его девушка или невеста, а не леди из высшего общества, к которой следует относиться уважительно. Только Бог знает, что он делал с ней все это время. Я бы не удивился, узнав, что у него любовная связь с Кендис Уайт.

- Я в это не верю, - сказал Риверс. - Томас не такой.

- Питер, Томас не первый и не последний, у кого на службе завязывается роман со свидетелем. Кроме того, как ты сказал, он парень видный, и наверняка мисс Эндри не устояла перед его обаянием. Я не могу позволить, чтобы так все продолжалось. Я должен положить этому конец.

- Но Фаррел тоже не менее привлекателен, ты не боишься, что и он поведет себя так же, как и Томас?

- Нет, - убежденно ответил Моуэр. - Он слишком честолюбив, чтобы потерять возможность, которую я ему предоставил. Он знает, что если он справится, то его ждет повышение.

- Мне кажется, ты несправедлив к Томасу, Стью.

- Как сказал Гете: "Я предпочитаю несправедливость, нежели беспорядок". С этим Томасом очень сложно работать.

- Хорошо, пусть будет так, как ты сказал, - ответил Риверс, вставая со стула. - Ты хочешь, чтобы я позвал Томаса, чтобы ты смог объявить ему свое решение?

- Нет, - заявил он. - Сам ему все скажи. Я не хочу его видеть... по крайней мере, еще некоторое время.

- На какое время он будет отстранен?

- На месяц. За это время, думаю, мы во всем разберемся. Если у Томаса и правда есть талант к работе сыщика, он будет работать на меня, и я заставлю его забыть уроки Миллера, и преподам ему свои.

Питер Риверс ничего, не ответил и быстро вышел из кабинета начальника. Он направился к смежной комнате, где его ждал Томас. Там же находился и Фаррел.

- Что он сказал, сэр? Он пересмотрел свое решение? - спросил Томас.

- Нет, - печально ответил Питер. - На самом деле, я должен тебе сказать, что ты отстранен на месяц.

- Он отстранил меня? - недоверчиво переспросил Томас. - Но что думает о себе этот сукин...

- Хватит, Томас, - прервал его Риверс. - Иди домой, успокойся и все обдумай. Завтра я жду тебя в своем кабинете. Несмотря на то, что Моуэр отстранил тебя от дела Беренрега и мисс Уайт, у меня для тебя есть другое дело.

- Но, сэр...

- Томас, отдай мне свое оружие, и закончим на этом. Уже поздно, и у нас у всех сегодня был тяжелый день.

У Томаса не было другого выхода, как подчиниться и отдать свое оружие Риверсу.

- Спокойной ночи.

Питер Риверс кивком головы попрощался с Кевином Фаррелом и быстро покинул комнату. Фаррел собирался уйти, как услышал голос Томаса:

- Полагаю, ты очень рад, получив это дело...

- Да, я рад, - ответил он, не оборачиваясь лицом к Томасу. - Хотя это не означает, что я согласен с решением командующего Моуэра. Мне кажется, что он был несправедлив к тебе.

Слова Фаррела удивили Томаса. Он не ожидал от него поддержки.

- Если тебе не кажется это справедливым, тогда почему ты согласился? Почему не отказался от этого дела?

- А ты бы отказался, Томас? Отказался бы от этого дела, если бы Миллер назначил тебя вместо меня?

- Да, - не раздумывая, ответил он. - Если бы я знал, что это было бы несправедливо.

- Ты очень честный, Хэтуэй, - заявил Фаррел, обернувшись. - И очень сентиментален, а это проблема для полицейского. Тебе не хватает хладнокровия, чтобы заниматься этим делом.

- Как ты можешь так говорить? - спросил Томас. - Ты даже не знаешь меня.

- Мне достаточно интуиции, чтобы понять, что ты это не ты, и это дело не то, к чему ты стремишься.

- Что ты хочешь этим сказать? - спросил Томас, ничего не понимая.

- Ты достаточно умен, чтобы самому все понять, Хэтуэй.

- Я не позволю тебе насмехаться надо мной.

- Я не насмехаюсь, я говорю то, что думаю. И сейчас, если ты меня извинишь, то у меня есть важные дела, которые следует обсудить с командующим Моуэром.

- Постой, Фаррел, - остановил его Томас. - Несмотря на то, что сейчас ты будешь расследовать это дело и следить за Артуром, это не означает, что я просто-напросто исчезну. У меня с этим типом есть незаконченные дела, и я не собираюсь забыть о них. Так что не удивляйся, если мы еще встретимся.

- Ты собираешься нарушить приказ командующего Моуэра?

- Ты достаточно умен, чтобы самому все понять, Фаррел.

Кевин слегка улыбнулся. Томас оказался смелее, чем он думал.

- Хорошо, меня это не интересует, Хэтуэй. Если хочешь следить за Джексоном, следи, но не надейся, что я буду прикрывать тебя. Это не моя работа. Однако я тебя уверю, что я ничего не расскажу Моуэру. Относительно этого можешь не беспокоиться, - спокойно заявил Кевин. - Это все, что ты хотел сказать мне?

- Нет, - ответил Томас. - Еще я хочу... чтобы ты хорошо оберегал мисс Уайт. Она очень важна в этом деле, и с ней ничего не должно произойти. Ты понимаешь?

Фаррел несколько минут, не мигая, смотрел на Томаса и потом спросил.

- Она для тебя больше, чем простой свидетель, правда, Хэтуэй? Командующий Моуэр был прав в своих подозрениях?

Томас цинич
Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 307 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы