Пятница, 26.04.2019, 05:02
Приветствую Вас Гость | RSS

//candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Узы нерушимой любви (гл.11 ч.4)
- Ты серьезно это говоришь? - с надеждой спросил он.

- Да, серьезно... я... ты очень много для меня сделал, Альберт... я очень благодарна тебе за это... и для меня твои слова много значат.

- "Только поэтому?" - подумал Альберт. - "Единственное чувство, которое ты испытываешь ко мне - благодарность... и ничего более? Ты благодарна мне за то, что я помог тебе, когда ты в этом нуждалась... Я вызываю у тебя лишь это чувство. Проклятье, Вэллари! Я не хочу, чтобы ты чувствовала ко мне благодарность... я... я хочу, чтобы ты любила меня так, как я люблю тебя. Боже! Если бы ты не была бы такой красивой... такой милой... и... и такой чувственной, может быть, тогда я бы не полюбил тебя. Но это невозможно, я влюбился в тебя так сильно, как никогда раньше не любил ни одну женщину". Альберт начал ходить туда сюда по гостиной. Он не мог больше выносить отчаяния, которое все больше разрасталось у него в груди.

- Правда, это не имеет значения... - повторил он. - Я ухожу. Спокойной ночи, Вэллари.

- Ты не уйдешь! - девушка встала у него на пути. - Пока не скажешь мне, что хотел сказать.

Альберт почувствовал, как сердце его забилось еще сильнее. Это был первый раз, с тех пор, как он приехал в Нью-Йорк, когда Вэллари была так близка к нему.

- Не знаю, что ты думаешь обо мне, Альберт Эндри, но я уверена, что все это неправда, - продолжила она. - Может, ты думаешь, что между Терри и мной есть нечто большее, чем дружба? Тогда ты ошибаешься, потому что он мне только друг... он мне как брат... Кроме того, это не мой тип.

- А другие тебе тоже как братья? - спросил Альберт, уже не скрывая своей ревности. Он вспомнил, что прошлым вечером ее кое-кто искал по телефону. - А этот Кроуфорд из Флориды, тоже тебе как брат?

- Да! - ответила она, повышая голос. - Роджер мой лучший друг с тех пор, как я себя помню. Он был рядом со мной в самые тяжелые для меня времена, но только как верный друг... Я не люблю его как мужчину, он не мой возлюбленный... Я надеюсь, тебе это ясно?!

Девушка, теребя юбки своего платья, опустила взгляд, стараясь сдержать слезы, но оказалось, что ей это было не по силам, и слезы с легкостью покатились из ее глаз. Она не могла больше оставаться здесь, она должна была как можно скорее уйти.

- Если ты меня извинишь, я уйду. Я не очень хорошо себя чувствую. Спокойной ночи.

Вэллари уже развернулась, чтобы уйти, однако не успела она сделать и шага, как почувствовала сильные руки Альберта у себя на талии, прижимавшие ее к его груди.

- Скажи мне, Вэллари... скажи, что у тебя нет никого, кого бы ты любила, - попросил он. - Дай мне надежду на то, что когда-нибудь ты сможешь полюбить меня и будешь только моей.

Вэллари почувствовала, как ноги ее ослабели, а сердце бешено заколотилось. Ощущение дыхания Альберта на затылке заставляло ее трепетать, а его слова... она даже не могла и подумать, что когда-нибудь услышит их.

- В моем сердце никого нет, Альберт... никого, - пробормотала она, слегка откинув голову ему на грудь. - По правде говоря, даже перед тем, как я приехала в Чикаго, в нем никого не было...

На лице Альберта промелькнула надежда. Она сказала Чикаго? Он правильно расслышал?

- Ты был первым, кто заставил мое сердце полюбить... потому что, я клянусь тебе, что я отчаянно влюбилась в тебя в первый же день, когда увидела тебя, - продолжила она, - поэтому... если хочешь... я твоя... только твоя... потому что я... я люблю тебя.

- "Все... я ему все сказала", - подумала Вэллари. Было бесполезно продолжать скрывать свои чувства к нему. В объятиях Альберта она была словно бабочка, которую поймали сачком, и не могла более скрывать от него правду.

Он же, со своей стороны, не мог больше сдерживать свои эмоции. Да и как, когда он услышал ее слова любви? Она любила его. Это были ни догадки Бруно, ни его предположения. Как он мог оставаться спокойным, когда узнал правду? Его ладони начали поглаживать ее живот, а губы целовать ее щеки.

Вэллари почувствовала себя так, как будто умерла и вновь ожила в его объятиях. Она оперлась на него всем телом и закрыла глаза. Никогда раньше она не испытывала таких ощущений, которые сейчас вызывал у нее Альберт. Ей казалось, что она парит над землей. Ей стало тепло и уютно в его объятиях, а ее тело еще сильнее потянулось к нему, когда она почувствовала что, что-то твердое уперлось ей в поясницу.

Альберт приоткрыл глаза, почувствовав неизбежное изменение своего тела. Даже толстые юбки ее платья не могли препятствовать его манящему прикосновению. Его ладони, все еще поглаживающие вверх ее живота, медленно спустились вниз.

- Наша любовь зародилась с первого взгляда, - прошептал он, вдыхая аромат ее духов. - Мне было достаточно лишь раз посмотреть на тебя, и я уже понял, что именно ты станешь любовью всей моей жизни... моей единственной и истинной любовью.

Вэллари больше не могла противиться своим желаниям. Она развернулась к нему лицом и обняла его со всей своей любовью. Их губы встретились в любовном танце, таком искреннем и страстном.

Как может человек в такой момент выразить свое счастье? Он не знал, но чувствовал себя так, будто нечто необыкновенное, о чем он и мечтать не смел, стало реальностью. Сейчас он держит ее в своих объятиях, обнимает ее тело, чувствует ее дыхание. Все, что он сказал мгновением ранее, было правдой. С первого раза, как только он увидел ее, он знал, что именно она станет любимой женщиной в его жизни, и никто другой. Эта красивая, храбрая девушка не побоялась вступиться за Клина перед раздраженным мужчиной. Она покорила его сердце, и сейчас дарила ему такие сладкие поцелуи.

- "Сладкие поцелуи?" - подумала Вэллари, чувствуя, как поцелуи Альберта становятся глубже. "Нет, они более, чем сладкие... они... они божественные", сама себе ответила девушка, чьи руки погрузились в белокурые волосы молодого человека. Она так сильно его любила... как никогда не думала, что сможет полюбить. Когда-то отец ей сказал, что любовь - самое прекрасное, что может быть в жизни, но в то время она не поверила ему. Однако сейчас, стоя в объятиях Альберта, она поняла, что это странное чувство полного блаженства, о котором перед смертью говорил ей ее отец, существует. И несмотря на то, что она не думала, что заслуживает такого счастья, она окунулась в него. Ее жизнь, ее прошлое, ее печаль и злость на судьбу исчезли. Он заставил ее забыть обо всем. Сейчас она была счастлива... очень счастлива... как никогда и не мечтала быть.

Вэллари с Альбертом захватил водоворот любви и ласки, и их объятия становились все сильнее. Правая рука Альберта ласкала ее талию, а левая спину. Вэллари вздрогнула от неожиданности, когда почувствовала, что его губы оставили в покое ее рот и спустились к шее. Альберту не надо было спрашивать ее согласия, потому что согласием служили ее тихие стоны.

Что еще ему можно было желать в этот момент? Ничего... абсолютно ничего. Держать Вэллари в своих объятиях было самым заветным его желанием. Ее кожа была такой мягкой, а вкус таким восхитительным, что это сводило его с ума.

Ладони Вэллари поглаживали его шею и спустились на грудь. Пуговицы его белой рубашки встретились в ее пальцами, и вот уже ее ладони притрагивались к загорелой коже его груди.

Он судорожно сглотнул от ее ласки и, прервав поцелуй, посмотрел ей в глаза. Он мог позволить ей касаться его, где она захочет, однако если это произойдет, то он не сможет более сдерживать свое желание...

Девушка почувствовала взгляд Альберта и посмотрела ему в глаза. Она задрожала, однако не убрала свои руки с его груди.

- Ты меня любишь? - вновь спросил он.

- Больше жизни, - ответила она, покраснев.

- Любишь ли ты меня так, что на все готова ради меня? - страстно спросил он.

- Да, - вздохнула она. - Ты значишь для меня все, Альберт... все. Я хочу быть с тобой... я хочу быть твоей.

Для Альберта ее слова значили много.

- Твои глаза такие красивые... невероятно красивые, - сказал Альберт, нежно целуя ее в губы. - Ты вся такая красивая... слишком красивая, чтобы быть настоящей. Как я мог так долго жить без тебя? Я так люблю тебя... однако, ты должна знать, что если ты останешься сейчас со мной, то обратного пути не будет, Вэллари... если ты сегодня войдешь в мою спальню, ты никогда больше не покинешь меня. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Конечно, она понимала, что он предлагал ей, но не могла сопротивляться. Если он хотел, чтобы она вошла в его спальню, она сделает это без всяких сомнений.

- Увидев тебя в первый раз, я уже знала, что люблю тебя, - пробормотала она, высвободилась из его объятий и направилась к двери, ведущей в его покои. - Я полюбила тебя так сильно, как никогда не думала, что полюблю. И сегодня, когда мы с тобой так близки друг к другу, у меня больше нет сомнений. Я люблю тебя, Альберт Эндри... люблю. И если действительно верно то, что если я войду в твою спальню, то больше никогда не покину тебя... то... я согласна... потому что мое единственное желание - быть с тобой рядом... всегда.

- А как же твоя добродетель? - спросил он, сбрасывая с себя рубашку и медленно приближаясь к ней. - Тебе неважно, что я в мгновение украду ее у тебя?

- Ты можешь украсть у меня все, что пожелаешь, - соблазнительно улыбнулась она, - ... на самом деле... ты можешь делать со мной, что хочешь, Альберт. Я уже тебе сказала, что я твоя.

Молодой человек не мог устоять перед такими словами. Он быстро приблизился к ней, обнял и страстно поцеловал. Вэллари приняла его без возражений, искренне и импульсивно, а Альберт, не прерывая объятия, открыл дверь в спальню. Несколько шагов, и они очутились на постели. В страстном порыве, он оторвал верхние пуговицы ее платья. Он так жаждал увидеть ее всю.

- Прости... я... прости, - извинился он, немного придя в себя.

Она улыбнулась и ласково посмотрела на него.

- Ничего страшного, - ответила она и погладила ладонью его лицо.

С этими словами, девушка сама начала расстегивать пуговицы, и когда она расстегнула последнюю пуговицу, она сняла платье. Альберт восхищенным взглядом посмотрел на нее. В ее глаза, на ее губы, на волосы, на ее тело... чувственное тело, прикрываемое лишь одной сорочкой... И оно принадлежало ему, как и вся она. Однако, есть ли у него право овладеть ею?

- Вэллари, подумай хорошо. Потом ты, возможно, будешь сожалеть о содеянном... и у тебя еще есть время уйти, - прошептал Альберт, глядя ей в глаза.

- Уйти? - переспросила она. - Но зачем мне уходить?

- Затем, что если ты останешься, то между нами произойдет то, что потом нельзя будет изменить, - ответил он, слегка обнимая ее.

- Ты любишь меня, Альберт.

- Да, я люблю тебя.

- Тогда о том, что сейчас произойдет, я никогда не пожалею.

- Точно? - настаивал он.

- Да, - улыбаясь, ответила Вэллари. - Я никогда не пожалею, что стала твоей.

Альберт не позволил ей произнести больше ни слова. Его губы накрыли ее, а руки его легли на ее тело. Нежные ласки превратились в жгучую страсть, а их тела сплелись воедино. Этой ночью, последние слова "я люблю тебя" принадлежали Альберту Эндри, который произнес их перед тем, как Вэллари стала по-настоящему его. Все остальное было скрыто тенями и под белыми шелковыми простынями.


Кенди с Терри поднялись по лестнице к его квартире с таким шумом и скоростью, что со стороны казалось, что это дети, играющие в забавную игру. Они промокли с головы до ног, однако для них это не имело ни малейшего значения. Они были так счастливы, что даже сильный дождь не мог этому помешать.

Подойдя к квартире, Терри вновь ее поцеловал. Его губы накрыли губы Кенди, как будто он хотел украсть ее дыхание.

- Хватит, Терри, - улыбнулась девушка, уворачиваясь от его объятий. - Ты не мог бы вести себя прилично?

- Нет, я буду вести себя, как хочу, - ответил он.

- Ты, наверное, никогда не изменишься, - серьезно заявила блондинка. - Дай мне ключ, чтобы я смогла открыть дверь.

Молодому актеру не понравился тон Кенди, однако, он все же отдал ей ключ от своей квартиры.

- Почему ты всегда стараешься бороться со мной? - с долей грусти спросил Терри.

- Потому что ты плохо себя ведешь, - мило ответила блондинка, открывая дверь и входя в квартиру. - Ты очень невоспитанный молодой человек.

- Я искренний, - поправил ее Терри и закрыл за собой дверь.

- Что? С каких это пор непокорность стала называться искренностью? - спросила Кенди.

- С тех пор, как я родился, - отшутился он.

- Какой же ты тщеславный!

- Но любимый... да, веснушчатая?

Девушка уже хотела достойно ответить ему, однако чихание прервало ее.

- Будь здорова, - сказал Терри и подошел к Кенди. - Тебе надо принять теплую ванну и переодеться, а то ты заболеешь.

- Не волнуйся, Терри, я хорошо себя чувствую, - нежным голосом ответила она.

- Сейчас, возможно, да, но что будет завтра, - заявил он. - Идем в ванну.

Тон, которым он произнес последние слова, заставил Кенди вздрогнуть, но не от холода, а от любви, потому что она знала, что этой ночью произойдет то, о чем никогда не рассказывала на своих занятиях Мэри Джейн в медицинской школе. Однако, действительно ли она была готова стать настоящей женой Терри? Действительно ли она была готова любить его так, как могла любить только в своих снах? Блондинка раскраснелась, пока думала об этом. Она знала, что начиная с этой ночи, ее жизнь изменится навсегда.

- Ты раскраснелась, - услышала она голос Терри, и почувствовала его ладонь у себя на лбу. - Но у тебя нет температуры.

- Может, это из-за нашей долгой прогулки. Твоя квартира довольно далеко от собора.

- Наша квартира, - быстро поправил ее Терри.

Щеки Кенди покраснели еще сильнее.

- Я хочу, чтобы мы купили большой дом, - продолжал актер, входя в ванну. - Ты сама нам его выберешь, а если тебе ни один из продающихся особняков не понравится, то я построю тебе тот, который ты бы хотела.

- Но особняк слишком большой для нас двоих, - ответила Кенди. - Я предпочла бы квартиру. Она идеально подходит для нас двоих.

- На первое время, - с улыбкой произнес он, - но потом этой квартиры нам будет недостаточно.

- Потому? - спросила она.

- Да... когда у нас родятся дети.

- Дети?

- Да, веснушчатая... наши дети.

Слова Терри всколыхнули в Кенди море чувств, которые она не могла объяснить словами. Она всегда мечтала создать свою семью, и сейчас ее сон приобретал черты реальности.

- Наши дети, - вздохнула блондинка.

- Я хочу иметь двоих детей, - продолжил Терри, открывая воду, которая полилась в ванну. - Мальчика, похожего на меня и белокурую девочку.

Кенди улыбнулась его словам.

- Какой все же ты тщеславный! - заявила она.

- Это не тщеславие, а реальность. Или я не кажусь тебе самым красивым в мире человеком, а веснушчатая?

Терри приблизился к ней и нежно прикоснулся губами к ее щеке.

- Ты не красавец, но и не урод, - ответила блондинка.

- Почему ты всегда мне врешь? - спросил актер, целуя ее ухо.

- Вру? - улыбаясь, переспросила она.

- Да, со времен колледжа. Ты никогда не говорила со мной откровенно.

- Неправда!

- Нет, правда.

- Приведи мне хотя бы один пример, когда я соврала тебе.

- Хорошо, - ответил Терри. - Ты помнишь тот день, когда я избавил тебя от нападок Нила?

- Вроде бы, я что-то помню о том дне, - ответила она, отводя свой взгляд.

- В тот день ты сказала мне, что не пойдешь со мной, хотя ты умирала от желания сделать это.

- Я умирала от желания пойти с тобой? - переспросила Кенди. - Ты бредишь!

- Это было ясно, как день, - улыбнулся он. - Ты покраснела, как помидор, когда я предложил тебе это.

- Я не покраснела, Терри... я... тогда... в тот день было просто очень жарко... да... было очень жаркое лето.

- Тогда была зима, Кенди.

- Ну, тогда, мне было жарко от холода, - ответила она.

- Жарко от холода? - повторил он, улыбаясь. - Знаешь, веснушчатая, я думаю, что все это из-за дождя. Ты просто не понимаешь, что говоришь! Ладно, идем в ванну.

Кенди наверняка бы, как всегда, продолжала опровергать слова Терри, однако его неожиданное приглашение очень удивило ее. Теребя мокрую юбку своего платья, она пробормотала:

- Что... ты хочешь этим сказать?..

- Что мы примем ванну вместе, - ответил он.

- Вместе?

- Да, - заявил он и провел рукой по воде.

- Но я... я... никогда в жизни не принимала ванну с кем-то еще,.. тем более с мужчиной... так что... я... я бы предпочла принять ванну одна... конечно же... если ты согласен.

Кенди опустила глаза. Она так нервничала, что чувствовала, как ее сердце едва не выпрыгивало из груди. Она больше всего хотела быть с Терри, но боялась... очень боялась.

Актер, не отрывал от нее глаз. Он понимал, что Кенди боялась даже сильнее, чем он думал. Несмотря на то, что сейчас она стала его женой, он знал, что ему придется преодолеть еще долгий путь, чтобы преодолеть ее страх стать его настоящей женой. "Для нее все это в первый раз", подумал Терри. "Я не должен давить на нее... все должно пройти хорошо. Будь же терпеливым. Если ты уже прождал целых два года, то неужели не можешь подождать еще несколько минут?"

- Хорошо, Кенди, - улыбнулся он, беря полотенце из шкафа. - Вот, твое полотенце. Я буду ждать тебя в комнате.

- Спасибо, - пробормотала блондинка, прижимая к груди полотенца.

Терри вышел из ванны и закрыл за собой дверь. Он больше ничего не сказал Кенди, лишь нежно поцеловал в губы и ушел.

Когда девушка осталась одна, она приблизилась к ванне, и когда она коснулась воды, то смогла спокойно поразмыслить о том, что произошло за этот день. Еще утром ей все казалось потерянным, но сейчас произошло чудо и она в квартире Терри. Сейчас она его законная жена. Она стала миссис Терренс Грандчестер... его женой, и хотя он оставил ее одну, чтобы она смогла привести себя в порядок, она прекрасно знала, что вскоре он потребует от нее исполнить свой супружеский долг.

- "Я не могу поверить, что смогу пережить, когда он коснется меня", - подумала Кенди, начиная расстегивать платье. Терренс Грандчестер имел над ней абсолютную власть. Ему было достаточно лишь посмотреть на нее, чтобы она упала к его ногам. Раньше она не могла позволить себе даже думать об этом, но сейчас, когда за дверью ванны находился ее муж, то недавнее ощущение подавленности превратилось в серьезное беспокойство. "А если я разочарую его?" подумала она. "Что если я сделаю что-то не так?"

Кенди сняла с себя платье и повесила его на стул. Мало-помалу, она сбросила с себя нижние юбки и корсет, и когда осталась полностью обнаженной, залезла в теплую ванну. Она взяла мыло, лежащее около нее, и намылилась им. Запах лесного аромата мгновенно окутал ее удовольствием. "Это его мыло", подумала девушка.

Внезапно она представила, что те места своего тела, которые скрывала мыльная пена, вскоре откроются глазам и рукам ее мужа. От этих мыслей ее щеки ее покраснели, но в то же время, на ее устах появилась улыбка. Да, она хотела, чтобы это произошло. Всей своей душой она хотела почувствовать физическую любовь своего мужа, но страх все равно не покидал ее.

Кенди еще раз окунулась в воду, чтобы ополоснуть волосы от пены. После она осторожно поднялась, чтобы взять полотенце, которое дал ей Терри, но поскольку она сильно нервничала, то уронила его в воду. "Какая же я неуклюжая", упрекнула она себя и, выйдя из ванны, направилась к шкафу, чтобы достать еще одно полотенце. Но, открыв дверь шкафа, она была немало удивлена. В первый раз в своей жизни, она увидела себя без одежды, полностью обнаженной в отражении зеркала.

Никогда в жизни она не видела себя полностью обнаженной. С малых лет ее тело было тайной для нее. Мисс Пони и сестра Мария обычно говорили ей, что ее тело священно, и никто не должен видеть или касаться его без ее разрешения. Даже сама она, до сих пор, не знала, как выглядит ее тело. Она всегда принимала ванну быстро и монотонно, никогда прежде ни о чем не задумываясь. И сейчас, впервые, увидев свое тело, которое уже нельзя было назвать детским, она сильно покраснела.

Не ведая того, девушка подняла руку и коснулась своего отражения в зеркале, но внезапно резко одернула ее и закрыла дверь шкафа. Кенди закрыла глаза и на ощупь взяла первую попавшую под руку одежду, чтобы прикрыться. Она еще больше удивилась, когда поняла, что это была рубашка Терри, которая не только сохранила его запах, но и была нежной, как его объятия.

Она резко отбросила ее, и посмотрела по сторонам, пытаясь, найти, чем ей прикрыться, но ничего рядом не было. Казалось, что судьба играет с ее чувствами, предлагая ей то единственное, что она могла одеть. Блондинка вновь взяла рубашку, надела ее и почувствовала, как аромат Терри пропитывает ее кожу. Она села на корточки, дрожа и вспоминая поцелуи, которые муж подарил ей. Она глубоко вздохнула, чувствуя себя все больше потерянной в своих же собственных ощущениях. Однако эта дрожь была всего лишь одной из многих, которые она почувствует этой ночью...


В то время как Кенди была в ванной, Терри приготовил простой ужин. Он мог бы приготовить что-нибудь более изысканное, однако нервозность, охватившая его, была такой сильной, что он с трудом мог удержать нож в руке.

И как ему было не нервничать из-за последних событий? Он женился на Кенди... он женат. Он перед Богом стал ее мужем. "Это чудо", улыбался он мыслям, расставляя тарелки на стол.

Он вспомнил, как, проснувшись этим утром, он собирался идти к Сюзанне. Он хотел порвать с ней как можно быстрее, но ему было больно осознавать, что она почувствует, когда узнает его решение. В конце концов, она всегда была с ним милой и доброй. Она не заслуживала такой боли, однако их связь не имела радужного будущего. Он больше не мог притворяться влюбленным женихом... просто не мог. Он должен был порвать помолвку с ней. К тому же, кто бы мог подумать, что двенадцать часов спустя, Кенди согласится стать его женой? "Я сам все никак не могу поверить в это", подумал он.

Сейчас она была так близко... стоило ему открыть дверь в ванну, и он бы наверняка увидел бы ее обнаженной. Было бы так просто заняться любовью с ней в ванне... и никто бы не упрекнул его за это, ведь он был ее мужем. Однако он не хотел давить на нее. Он желал, чтобы Кенди отдалась ему, полностью осознавая, что делает... только тогда он осмелится прикоснуться к ней.

Актер посмотрел на стол и остался доволен зрелищем. На столе стояли кофе, молоко, ягоды земляники, гренки с маслом и маленький подарок, завернутый в шелковый платок. Возможно, это нельзя было назвать ужином, но он приготовил это с любовью. Он присел на стул, надеясь на то, что его жена вскоре выйдет из ванны. Через некоторое время плеск воды прекратился, и он понял, что вскоре она выйдет к нему. Те мгновения, когда до его слуха доносились тихое плескание воды, были самыми восхитительными мучениями. Его воображение уже рисовало ему, как Кенди плещется в ванне, а мочалка с мылом ласкает её нежную кожу. "Ты даже не представляешь, как я люблю тебя, веснушчатая... как я всегда любил тебя".

Терри достал из пиджака тетрадь, которая, с тех пор как попала ему в руки, стала для его разбитого сердца волшебным лекарством. Он вдохнул запах, исходящий от нее, и случайно открыв ее, обратился в чтение.

"Тот молодой человек, которого я видела на корабле, появился сегодня здесь, прервав мессу. Он наделал столько шума, что я подумала, что сестру Грей хватит удар. Его зовут Терренс Грандчестер и говорят, что он из благородной семьи,.. но... если это правда, то почему он ведет себя, как бессердечный хулиган? Он такой странный... некоторое время спустя, после мессы, я вновь встретилась с ним. Я думала, что он узнал меня, но, как оказалось, я ошиблась. Он даже не посмотрел на меня. Думаю, он и не помнит, что произошло на корабле... да... должно быть он меня не помнит".

Терри глубоко вздохнул. "Не помню? Ради Бога, Кенди, я никогда бы не смог этого сделать. На самом деле, с того дня, как я увидел тебя, я не мог забыть тебя. Ночью, днем... я всегда думал о тебе... моя милая любовь. Я помню, какое душевное волнение охватило меня, когда я узнал, что ты в колледже. Я не хотел возвращаться в этот колледж. Я не чувствовал себя свободным в нем... но узнав, что ты тоже там, что я смогу видеть тебя и иного говорить с тобой, мне захотелось остаться. Ты даже не представляешь, что я чувствовал тогда... твои глаза, твой голос, твоя улыбка... были для меня красивее всего на свете... Сама того не подозревая, ты стала самым дорогим мне человеком на земле!"

Молодой человек поднялся со стула. Он подошел к окну, и свет луны осветил его лицо. Казалось невероятно, что после такого сильного дождя и ветра ночь будет такой ясной и спокойной. "Жизнь точно такая же", подумал Терри и провел рукой по стеклу. "Сначала все кажется темным и тусклым, и что счастье никогда не улыбнется тебе. Но все меняется за одно мгновение. В твою жизнь возвращается свет и наполняет дни новыми красками. Темнота, окружавшая тебя, бесследно исчезает, и ты понимаешь, что счастлив... счастлив, как никогда раньше. Это двойственность жизни... смех и слезы... печаль и любовь".

Терри вновь посмотрел на тетрадь. Ему казалось, что когда он читал, его воспоминания становились ярче. Он перелистнул станицы и остановился на той, где было написано о летнем дне и о белом празднике.

"Сегодняшний день, без сомнения, был одним из лучших в Шотландии. Утром я была с Терри около озера и слушала его, когда он говорил о Шекспире. Боже, он такой милый, когда декламирует эти стихи! Его голос... его выражение... Он точно будет очень хорошим актером. Когда-нибудь он станет звездой Бродвея. Его мама будет гордиться им, и я знаю, что и его отец, в глубине своей души, будет горд за успехи своего сына. Герцог Грандчестер не сможет оставаться равнодушным, когда узнает и увидит талант Терри... Терри... почему в последнее время я все время хочу быть рядом с ним? Мне нравится проводить время с Анни, Патти, со Стиром и Арчи... но с Терри все по-другому. С ним время пролетает так быстро и в то же время так медленно. Рядом с ним краски дня мне кажутся волшебными: небо - неимоверно синим, трава - сказочно зеленой, а солнце - сияющим и теплым. Я даже думаю, что я самая счастливая в мире, когда я рядом с ним... с Терри... таким очаровательным и милым. Даже несмотря на то, что иногда он выводит меня из себя, он все равно самый чудесный человек во вселенной. Я обожаю его голос, когда он читает стихи Ромео, его взгляд и его смелость. Его доброту и его помощь другим, помощь, которую он оказал сегодня Элизе.

За то, что он ее спас, когда она тонула, она устроила белый праздник в его честь. Все были приглашены... все, кроме меня, разумеется. На самом деле, я и не ждала, что Элиза пригласит меня. Если бы она это сделала, то, думаю, ради того, чтобы сделать еще одну пакость. В последнее время мне стало казаться, что в жизни Элизы есть лишь одно развлечение - вредить другим. Патти с Анни были так взволнованы, но как только они узнали, что я не приглашена, хотели отказаться от приглашения. Я могла бы согласиться с ними и устроить вместе с ними пикник на озере, но я не могла позволить, чтобы они пропустили этот праздник, будучи такими красивыми леди. Я не хотела, чтобы из-за меня они отказались от такого заманчивого предложения. Так что я притворилась, что мне вовсе не хочется идти на этот белый праздник. Я уверена, что они поверили мне, однако самой мне было очень грустно. Мне предстояло провести целый вечер одной, без возможности встретиться с Терри... это было ужасно!.. Не увидеть его... не поговорить с ним...

Я не хотела больше думать об этом, и решила, что если мне предстоит одинокий вечер, то я не должна грустить, а, наоборот, воспользоваться этим. И я пошла в лес. Прошло уже столько времени с тех пор, как я в последний раз забиралась на дерево. Я перепрыгивала с ветки на ветку, как в детстве, однако мне не повезло, я потеряла равновесие и упала. Слава Богу, я ничего себе не сломала, а минуту спустя, я обрадовалась, когда увидела всадника на белом коне. Это был Терри.

Я не могла оторвать от него глаз. Он был в белоснежном костюме, а его синие глаза показались мне самими прекрасными на свете... я не знаю, что произошло со мной... но у меня закружилась голова... я подумала, что сейчас упаду, и, наверное, упала бы, если бы он не начал шутить по поводу моей привычки лазать по деревьям. Боже, Терри, не знаю, что бы я сделала, если бы ты всегда был со мной такими милым, как в тот вечер. Иногда я даже рада, что мы иногда ругаемся. Потому что я могу спокойно поразмыслить и продумать свои действия. Если бы ты всегда был со мной таким любезным, я не думаю, что смогла бы спорить с тобой.

Терри решил не ездить на праздник, и поэтому мы направились к нему домой. Я подумала, что не смогу больше заговорить с ним, но пара его шуток привела меня в чувство. Он вновь повел себя как обычно... или почти как обычно, потому что этим вечером он все же был другим... этот вечер был для меня особенным.

Никогда раньше я не проводила столько времени наедине с молодым человеком, как с Терри. Если бы сестра Грей об этом узнала, то наверняка сказала бы, что мое поведение недостойно молодой и благовоспитанной леди... но... почему это должно считается неприличным? Мы не делали ничего, что бы можно было назвать безнравственным. На самом деле, мы едва перекинулись парой слов друг с другом. Мы довольствовались тем, что смотрели на огонь в камине и позволили времени пролететь незаметно. Только и всего. Разве это так ужасно?.. Неужели достойно порицания то, что мы провели этот вечер наедине? Я так не думаю, но полагаю, Элиза в это верит. Она нашла нас в его доме и устроила скандал. Она была в такой ярости, так разгневана, что назвала меня бесстыдницей... но... может быть, она была права? Правильно ли я поступила, приняв предложения Терри пойти к нему в особняк?







Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 229 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы