Понедельник, 22.04.2019, 17:26
Приветствую Вас Гость | RSS

//candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Узы нерушимой любви (гл.10 ч.2)
- Вэллари, перед тем, как я тебе отвечу, я хочу, чтобы ты успокоилась и внимательно выслушала меня.

Девушка кивнула в знак согласия, и Альберт, вновь глубоко вздохнув, заговорил:

- Я нанял одного из сыщиков Миллера. Он занимается делами, связанными с моей семьей, но недавно он случайно обнаружил, что твоя семья связана с двумя опасными преступниками, с Артуром Джексоном и предполагаемой медсестрой, Сесиль.

Бруно и Вэллари переглянулись. Наконец-то, они хоть что-нибудь узнают о женщине, которую сами ищут.

- Ты видел Сесиль, Альберт? Ты говорил с ней? Где я могу ее найти? - взволнованно спросила Вэллари.

- Нет, я не видел ее, но этот сыщик, о котором я тебе только что говорил, знает ее, - ответил Альберт.

- Отведи меня к нему. Мне надо с ним поговорить... мне очень важно, чтобы он сказал мне, где сейчас Сесиль.

- Успокойся, Вэллари, я прошу тебя позволить мне закончить свой рассказ.

- Да, Вэллари, позволь мистеру Эндри закончить, - сказал Бруно.

Альберт поблагодарил его, чуть улыбнувшись, и продолжил.

- Это Сесиль, видимо, была замешена в убийстве одного из членов твоей семьи, а точнее, девочки по имени Софи Парадис.

Бруно с Вэллари побледнели. Они не могли в это поверить.

- Убийство? - недоверчиво переспросил Бруно. - Софи мертва?

- Возможно, - допустил Альберт.

Вэллари резко вырвала свои руки из рук молодого человека и встала.

- Лжешь! - воскликнула она. - Моя сестра не мертва. Софи жива, я это чувствую. Она жива!

"Сестра? Софи - сестра Вэллари?" - мысленно спросил себя Альберт.

- Мистер Эндри, но почему этот сыщик утверждает, что Софи мертва? - спросил Бруно, стараясь сохранять спокойствие.

- Есть свидетель, который слышал, как Сесиль говорила Артуру, что много лет назад сама похоронила Софи.

- Значит, этот свидетель лжет, - заявила девушка. - Я узнаю правду. Я найду Софи, чего бы мне это ни стоило. И я найду ее ЖИВОЙ.

И, сказав это, Вэллари выбежала из номера. Она слышала, что Альберт и Бруно зовут ее, но она не замедляла шага, и в мыслях у нее вертелось одно единственное утверждение:

"Софи не мертва... она жива... она не может быть мертва..." - повторяла она снова и снова, словно этими словами пытаясь утешить себя.

Вэллари быта так погружена в свои мысли, что даже не заметила, как налетела на молодого человека, который, взяв ее за плечи, посмотрел в ее глаза. Она плакала, и ему стало ясно, что девушка ничего не слышит из того, что он говорит ей. Тогда он достал платок, и нежно стал вытирать ее слезы. Постепенно она стала приходить в себя.

- Что с тобой, Вэл? Почему ты плачешь?

Вэллари всхлипнула и невольно бросилась в его объятия в поисках поддержки.

- Софи мертва, Терри... она мертва.

Молодой актер ответил на ее объятия.

- Откуда ты это знаешь? Тебе сказал об этом тот человек, с которым мой отец договорился о поисках Софи?

- Нет, - пробормотала она, отходя от Терри. - Мне сказал другой человек. Он сказал, что Сесиль, женщина, которая украла мою сестру, призналась, что много лет назад убила ее.

- Я не могу в этом поверить, - ответил он.

- Мне надо поговорить с Джонни Лерри. Только он сможет подтвердить или опровергнуть это. Терри, отвези меня к нему, пожалуйста!

Терри не знал, что делать. Он приехал в гостиницу, чтобы поговорить с Кенди и попросить ее вернуться к нему, но сейчас, узнав о последних новостях, подумал, что это может немного подождать.

- Ты меня отвезешь к нему, Терри? - вновь спросила она.

- Конечно, - ответил он, улыбнувшись. Он очень хотел поговорить с Кенди и уладить их отношения, но в такую минуту он не мог оставить Вэллари одну. С Кенди он поговорит немного позже.

Вэллари и Терри направились к лестнице, чтобы выйти из гостиницы и поехать к Джонни Лерри. Они не догадывались, что вслед им смотрел человек с разбитым сердцем.

Альберт видел, как они столкнулись, и как она спонтанно и нежно обняла актера. Он еще раз убедился в том, что она любила Терри всей своей душой. И, несмотря на то, что ему было больно об этом думать и его терзала жгучая ревность, он ничего не мог сделать.

- Мистер Эндри, с Вами все в порядке? - спросил Бруно, выглянув из номера, и увидев Альберта, который казался потерянным.

- Да, - ответил он.

- Если Вы не против, то я бы хотел узнать, как связан Чарльз с Сесиль и похищением Софи? Почему Вы о нем заговорили?

Альберт опустил голову. Он не хотел продолжать разговор, но видимо, у него не было выбора.

- У сыщика Миллера есть подозрение, что Чарльз является лидером одной банды преступников, в которой состоят Сесиль и Артур.

- Боже! - воскликнул старик. - Но это невозможно. Он, наверное, ошибся.

- А почему это невозможно? Неужели Чарльз Парадис был святым? - язвительно спросил Альберт. Ревность давала о себе знать, и он уже не соображал, каким тоном разговаривает с Бруно.

- Нет, мистер Эндри, доктор Парадис не был святым. Но он не может быть лидером банды, как Вы выразились, потому что он уже несколько лет мертв.

- Мертв? - перепросил Альберт. Это известие было для него еще неожиданнее, чем то, что Софи была сестрой Вэллари.

- Да, мистер Эндри. Вэллари до сих пор грустит о нем. Она потеряла его, когда была еще девочкой, но все равно не может преодолеть боль от его потери. Знаете, Вэллари может показаться людям храброй и сильной, но на самом деле, она очень хрупка.

Альберт помнил первую встречу с девушкой на станции Чикаго. В самом деле, его первым впечатлением было то, что перед ним была сильная и бесстрашная женщина. Она защищала Клина так, как будто от этого зависела ее жизнь, и, разумеется, это изумило его. Однако после, уже в особняке Эндри, он понял, что Бруно прав, потому что Вэллари действительно была одинокой розой, которой требовалась забота, чтобы она слишком быстро не зачахла.

- Я все же никак не пойму, почему этот сыщик решил, что доктор Парадис мог быть преступником.

- Я тоже, - прошептал Альберт. - Простите, что я подумал, что кто-то из семьи Парадис может быть вовлечен в совершенные преступления.

- Ничего страшного, мистер Эндри. В этом нет Вашей вины. Однако, если сыщик, о котором Вы говорите, предположил такое, то у него на это должны быть очень веские основания.

- Да, - ответил Альберт, вспоминая слова Томаса. - Он подумал, что мистер Чарльз может быть преступником, так как подписал рекомендательное письмо Сесиль, в котором говорилось, что она профессиональная медсестра. Он предположил, что честный человек такого никогда бы не сделал.

- Рекомендательное письмо? Нет, здесь, должно быть, какая-то ошибка. Я знал мистера Чарльза, и могу с уверенностью сказать, что он не мог ничего подобного подписать. Хотя, одно верно: он написал Сесиль рекомендательное письмо, но только для того, чтобы она могла получить работу компаньонки, но уж никак не медсестры.

- Наверное, Сесиль удалось подделать письмо.

- Да, такое возможно. Я никогда не доверял ей и когда она забрала Софи, я понял, что не ошибался. Жаль, что тогда я уже ничего не смог сделать. А сейчас, когда я узнал, что Софи мертва, я чувствую себя еще хуже из-за того, что в прошлом не доверился своей интуиции.

- Мне так жаль, Бруно. Если я чем-нибудь могу помочь Вам или Вэллари, то только скажите.

- Да, Вы можете кое-чем мне помочь, - с широкой улыбкой заявил Бруно.

- Правда?

- Да. Сегодня я должен уехать назад, во Флориду, чтобы кое-что уладить, и Вэллари останется здесь, одна. И, несмотря на то, что мы уже знаем, что Софи мертва и поиски ее уже не требуются, я уверен, что Вэллари не захочет уехать, пока сама в этом не убедится. Поэтому, я был бы Вам очень благодарен, если в мое отсутствие Вы позаботитесь о ней и поможете ей, чем сможете. Если Вы согласны, то я уеду со спокойной душой.

- Конечно, я согласен, Бруно, - искренне ответил Альберт. - Однако, если быть честным, то я не думаю, что ей придется по душе моя компания. Мне кажется, она бы предпочла мне Терренса Грандчестера.

- Терренса Грандчестера? - удивленно переспросил Бруно.

- Да, и не делайте такого удивленного лица. Я уверен, что Вы знаете, что чувствует Вэллари к Терренсу. Я знаю, Вэллари влюблена в него.

- Черт возьми! На земле много слепцов, но самый большой слепец, как известно, тот, кто не хочет видеть, - заявил Бруно. - Мистер Эндри, я не могу поверить, что Вы не замечаете.

- Не замечаю чего? - спросил он.

- Очевидного, сэр, то, что Вэллари вовсе не влюблена в Терренса Грандчестера. Она влюблена в Вас.

- В меня?

- Так точно, - улыбнулся Бруно, хлопая его по спине. - Спасибо за помощь, мистер Эндри. До встречи.

Альберт остался один, растерянный и счастливый. Он никогда бы не подумал, что Бруно сделает ему самый лучший подарок во всей его жизни... подарит надежду быть единственным обладателем сердца своей любимой.


Наведаться к своим родственникам было неплохой мыслью, так как они всегда знали что-то такое, что могло оказаться очень полезным.

Возможно, с первого взгляда могло показаться, что иметь таких родственников как ее дядя с тетей, было сущим кошмаром, однако Наташа с Джонни были ее единственной семьей, и несмотря на их не слишком хорошую репутацию, они никогда не оставляли ее одну. Так что иметь родственные связи с Лерри было совсем не плохо, и Аймори это очень хорошо понимала.

Благодаря хитрости Джонни и советам Наташи, девушка научилась выживать даже в самых малопривлекательных районах Нью-Йорка. Они научили ее выходить из самых опасных ситуаций, и, прежде всего, никого не бояться. Так что, начиная свою карьеру журналистки, она не пасовала в опасности.

Кроме того, ее дядя Джонни был очень хорошо осведомлен, если не обо всем, что происходило, то о большей части. Аймори не могла не изумляться его способностям. У него не было работы. Он был бездельник, согласно своему же определению, однако, Аймори не сомневалась в его уме и в его многообразных и полезных контактах.

Да, Джонни Лерри был намного хитрее, чем мог показаться на первый взгляд, и у него было больше влияния, чем у многих могущественных политиков. И благодаря ему, сегодня Аймори могла похвастаться статьей, которую она так долго ждала.

Девушка была счастлива. В конце концов, она скоро продвинется по служебной лестнице, и не могла удержаться, чтобы не поделиться этим со своим дядей. Еще она хотела поведать ему о своем недавнем разговоре с Розой Петерсон. В конце концов, ведь она через него узнала о Розе.

Аймори шла по темному переулку, который вскоре вывел ее к "крытой галерее" Лерри. Обычно они часто переезжали с места на место, но это было самым скрытым от посторонних глаз. "Как игла в стоге сена", подумала девушка, открывая дверь, и входя в помещения, где господствовала "Мадам Наташа".

- Привет, тетя Нат, - улыбнувшись, поздоровалась девушка. - Как дела?

- Ужасные события грядут, Аймори, - сказала женщина. На ней было синее газовое платье, а на голове платок такого же цвета. На пальцах сверкало множество колец, на шее ожерелья, а в ушах висели круглые серьги. Ее руки лежали на прозрачном шаре, и хотя казалось, что она не смотрела в него, это было не так. Невозможно было не заметить ее черные проникновенные глаза. - Марс уже перешел в созвездие Андромеды, а когда такое происходит, то ничего хорошего не жди.

- Ну, если ты так говоришь, то спорить не буду, - улыбнулась девушка. Ее тетя действительно была немного ведьмой, ибо как иначе объяснить то, что все, сказанное ею, вскоре сбывалось. - Дядя Джонни здесь?

- Да, он в своей конторе.

- Спасибо, тетя Нат.

- Аймори! - вновь обратилась к ней женщина, - Оберегай свою душу. Я чувствую что-то неладное. Если хочешь, то я могу сделать тебе амулет, который огородит тебя от зла и отрицательной энергии.

- "Возможно это неплохая идея", - подумала она. - Почему бы и нет.

- Хорошо, но сначала... - заявила Наташа, протягивая к ней ладонь.

- Я так и знала, - вздохнула Аймори, глядя на свою тетю. - Нелепо было бы предположить, что ты не захочешь взять с меня денег.

- Моей психологической энергии нужно вдохновение, а если вдохновения нет, то моя работа окажется неэффективной.

- Все понятно, тетя, но обманывай этим других, - угрюмо пробормотала девушка. - А я лучше пойду к Джонни.

Девушка развернулась и, подойдя к двери, открыла ее, и направилась к дяде. Столько лет прожив с Лерри, она должна была понять, что на самом деле представляла из себя Наташа. Было бы глупо думать, что когда-нибудь она станет бескорыстной.

Аймори сделала глубокий вдох и направилась к Джонни, так как ей было нужно срочно поговорить с ним.

Девушка подошла к двери, постучала и услышала хриплый голос, который больше подходил женщине, нежели мужчине.

- Мистер Лерри ушел, - сказал голос. - Он больше здесь не живет. А если он Вам задолжал, то не теряйте даром времени, его здесь нет.

- Хватит, дядя Джонни, - с упреком ответила девушка. - Это я, Аймори, мне нужно поговорить с тобой.

- Я уже сказал, что мистер Лерри больше здесь не живет. Так что лучше уходите, и не возвращайтесь, - вновь услышала она.

Аймори нахмурилась. Она была не в том настроении, чтобы подыгрывать своему дяде. Она попробовала открыть дверь, но у нее не получилось, так как было закрыто на ключ. "Хорошо, Джонни, ты сам этого захотел", подумала девушка, и, достав револьвер, навела его на щеколду и выстрелила.

- Хватит, Лерри, выходи, - приказала она, входя в комнату.

Спустя несколько секунд, из-за угла появился мужчина с черными как ночь волосами и живыми синими глазами. Вначале в его взгляде читалась осторожность, которая потом сменилась на доверие.

- Аймори, плохая девочка, зачем ты сотворила такое с моей дверью?

- Даже не думай жаловаться, Джонни. Это все из-за тебя. Ты прекрасно знаешь, что я не выношу твоих выходок.

- Милая, не нервничай, а то у тебя будет сердечный приступ, - цинично улыбнулся Лерри. - Как я понимаю, у тебя такое мрачное настроение, потому что некоторые вещи приняли для тебя неожиданный оборот, так?

- Да, так, - ответила она, садясь на стул. - В этом ты прав.

- Ну, вот видишь, моя милая, и все это благодаря советам твоего любезного, воспитанного и умного дяди Джонни.

- Да неужели, - иронично произнесла Аймори. - Должна тебе признаться, дядя, что хорошо изучила тебя, и должна сказать, что у тебя нет никакого стыда.

- Конечно, ты должна была это понять, раз столько времени прожила со мной и Наташей, а? - смеясь, ответил он.

- Ты невозможен! - хмурясь, изрекла девушка.

- Спасибо за добрые слова, - улыбаясь, подмигнул он.

- Ладно, я пришла сюда по делу. Я видела Розу и хочу сказать, что она выглядит очень плохо. Не думаю, что она еще долго проживет.

- Она рассказала тебе о своей жизни? - спросил Джонни.

- Да, - ответила она.

- Тогда, она может отдать Господу душу, когда пожелает, - с еле заметной улыбкой сказал Лерри. - Главное, ты получила неплохую историю для своей статьи. Остальное не имеет никакого значения.

- У тебя и в самом деле нет сердца, дядя, - упрекнула его девушка.

- Конечно, нет, в мире, в котором мы живем, оно излишне, - широко улыбаясь, ответил он. - Но скажи мне, что она тебе рассказала. Наверное, что-нибудь интересное?

- Да. Она рассказала об одном преступлении, в котором также звучит фамилия Парадис.

Джонни уже чувствовал, что удача у него в руках. Он вновь улыбнулся и продолжил спрашивать свою племянницу.

- Так, что же в точности она тебе рассказала, Аймори?

- Она рассказала, что она и ее подруга Сесиль выкрали девочку из этой семьи. Еще она мне призналась, что обманула свою подругу, заставив ее поверить в то, что малышка умерла, когда на самом деле она была жива, и сейчас живет в Иллинойсе, или где-то поблизости оттуда.

- А случайно имя этой девочки было не Софи? - спросил он, растягивая слова.

- Да, - удивленно, ответила Аймори. - Откуда ты об этом узнал?

Лерри засмеялся и ответил:

- Пару дней назад, ко мне обратился один аристократ с просьбой найти Софию Парадис.

- Ты серьезно? - недоверчиво спросила она.

- Да, - заверил он. - Я кое-кого поспрашивал, кое-что проверил и неожиданно вспомнил, что меня уже просили найти эту девушку.

- Кто? - спросила она.

- Майкл Миллер и Томас Хэтуэй.

- Полиция? - недоверчиво спросила Аймори.

- Ага. Когда они ко мне обратились в первый раз, я уже подозревал, что они из полиции, и когда произошел пожар, я в этом убедился. Из всего штата Миллера, в живых остался только Томас, - усмехнулся он.

- Джонни! - упрекнула его Аймори. - Эти люди погибли ужасной смертью, не стоит тебе таким тоном говорить о них.

- А что я? Бог захотел забрать их души и забрал. Но не будем больше об этом. Знаешь, я думаю, что уже видел пропавшую Софи. А если это так, то очень скоро я буду богатым человеком.

- Неужели? А могу я узнать, где ты ее видел? - недоверчиво спросила Аймори.

- Рядом с Томасом Хэтуэем. - заявил Лерри.

- Я так и знала, что ты опять лжешь, - разочарованно воскликнула девушка. - Как всегда!

- Нет, моя дорогая, Аймори, я не лгу, - с улыбкой возразил Джонни. - Я тебе все сейчас объясню. Итак, Томас разыскивает родителей девушки по имени Кендис Уайт, которая девятнадцать лет назад была оставлена в детском доме недалеко от Лейквуда. Я же ищу Софию Парадис, которая также девятнадцать лет назад пропала из дома Парадис. Сейчас я знаю, что ее выкрали Роза с Сесиль и отвезли в штат Иллинойс. Кендис Уайт была удочерена влиятельной семьей Эндри. Софи же, как ты сама мне рассказала, до сих пор жива, и ее оставили недалеко от места, где росла Кенди. Сложив все это воедино, мы имеем: с одной стороны, девушку девятнадцати лет, которая ищет своих родителей, а с другой стороны, отца, который ищет свою дочь такого же возраста. Также внешность Софи и Кенди совпадает: обе белокурые... у обоих зеленые глаза... Совпадение? Может быть, но я так не думаю. Я полагаю, что Кендис Уайт и София Парадис - один и тот же человек.

- Значит, ты говоришь, что "мисс разбивающая сердца" - на самом деле пропавшая дочь семьи Парадис?

- Так точно, девочка моя, - подтвердил Лерри, закуривая сигарету.

- Не может быть! - воскликнула она.

- Да, это невероятно. Однако, мне следует еще кое-что проверить, чтобы быть уверенным в этом, но мне кажется, что это так и есть.

- Джонни, ты случайно не помнишь название того детского дома, где росла Кендис Уайт? - спросила девушка.

- Вроде бы он называется "Убежище Пони".

- Дом Пони, - исправила его Аймори.

- Да, точно, Дом Пони.

- Тогда, у меня нет никаких сомнений, - вздохнула Аймори, - что Софи и Кенди одно и тоже лицо. Роза сказала мне, что она оставила девочку около Дома Пони.

- ЧУДЕСНО! - на радостях воскликнул Лерри. - Мы будет очень богатыми людьми, Аймори.

- Я не сомневалась, что ты так скажешь. Сейчас ты побежишь и все расскажешь, и все лавры достанутся тебе. А бедный Томас так и останется без повышения.

- Не думай, что я такой уж плохой. Вообще-то, я собирался разделить победу с ним. Когда он придет ко мне, я дам ему наводку, чтобы он сам постарался разобраться с этим делом.

- А с чего ты взял, что он придет к тебе? - с сомнением в голосе спросила девушка.

- Но я же Джонни Лерри, самый лучший в своем деле, хоть и без магических способностей твоей тети Нат, - широко улыбаясь, заявил он.

Аймори больше не сомневалась, что в разгадывании тайн ее дяде нет равных. Однако, неприятный голос начал твердить ей, что факт того, что Кенди и Софи один и тот же человек, принесет еще много бед.

Она не знала, почему это так, но также как и у Джонни, у нее была интуиция, которая подсказывала ей, что все это кончится не так хорошо, как бы хотелось.


Патриция О'Брайен была несказанно рада, когда Роджер сообщил ей о том, что он поговорил с Вэллари, и та скоро приедет, чтобы не позволить отправить Маргарет в лечебницу. Эта новость была самой лучшей за все это время, и поэтому девушка должна была этим поделиться.

Девушка быстрым шагом направилась к комнате Маргарет. Она должна была с ней поделиться хорошими новостями. Однако, войдя в комнату, она стала свидетелем того, как медсестра уговаривала испуганную леди сделать еще одну инъекцию успокоительного.

- Мадам, пожалуйста, позвольте мне сделать Вам укол, - просила медсестра. - Это распоряжение доктора Бенджамина.

- Нет... никогда... не могу... - бормотала Маргарет, забившись в углу постели.

Патти просто не могла больше на это смотреть и обратилась к медсестре:

- Мисс Фрайзер, давайте я сделаю все необходимое, - попросила Патти.

- Вы? - спросила она, - но доктор Бенджамин сказал, что...

- Не беспокойтесь, - прервала ее Патти, - Любые проблемы с доктором Бенджамином я беру на себя. Идите себе спокойно, позавтракайте, я все сделаю.

- Но...

- Мисс Фрайзер, идите, - настаивала Патти. - Вам больше не надо заниматься леди Маргарет. Сейчас, за это берусь я.

- Хорошо, - вздохнув, ответила она. - В любом случае, сегодня я бы не смогла сделать укол леди Парадис. Не могу ее заставлять, ведь она такая милая женщина. Однако, надеюсь, вам это удастся.

- Спасибо, мисс Фрайзер, - улыбаясь, сказала Патти.

Как только медсестра покинула комнату, отдав девушке, шприц с лекарством, Патти приблизилась к кровати и присела, но Маргарет не осмелилась к ней приблизиться, так как заметила, что у девушки шприц в руке.

- Милая, я только об одном тебя прошу, не надо делать мне укол... я... я больше этого не вынесу.

- Конечно, я не буду делать Вам укол, леди Маргарет, - быстро ответила девушка, убирая шприц. - И если честно, то хочу Вам сказать, что больше не будет никаких уколов. Вэллари скоро приедет, чтобы помочь Вам.

- Правда? - робко улыбаясь, спросила женщина.

- Да, - оживленно ответила Патти. - А сейчас, может быть, мы поговорим о чем-нибудь более приятном? Давайте поговорим о Вашей подруге Энджи. Хотите?

- Да! - улыбаясь, ответила она. - Это было бы чудесно.

- А еще мы могли бы посмотреть Вашу шкатулку, если конечно, Вы хотите.

- Да, милая. С удовольствием, - ответила Маргарет. - Я уже очень давно храню ее под кроватью, а ключ спрятала, чтобы никто не мог открыть ее. Милая, возьми, пожалуйста, ключ, он в книжном шкафу, за книгой со стихами.

- Хорошо, - ответила Патти, встала и подошла к шкафу.

Когда девушка нашла ключ, она передала его леди Маргарет, и та достала свою шкатулку и открыла висячий замок.

- Как же долго я не открывала ее! - со вздохом прошептала Маргарет.

- В ней лежат Ваши самые лучшие воспоминания, правда? - спросила Патти.

- Самые лучшие, которые есть у человека. Здесь мои воспоминания детства и отрочества. Воспоминания, которые связаны с моей подругой Энджи.

- Кукла! - произнесла Патти, беря тряпочную куклу из шкатулки, на фартуке которой было написано слово "Лили", - Эта кукла принадлежала Вашей подруге, да?

- Да, милая. Она забыла ее, когда гостила у меня во Флориде, и я ее сохранила, надеясь, что когда-нибудь смогу ей ее вернуть, - вздохнув, ответила Маргарет. - Но уже прошло много времени с тех пор, и думаю, что вряд ли мне удастся это сделать... А знаешь, что? У меня когда-то была точно такая же кукла, только на ней было вышито имя "Кенди".

Услышав имя своей подруги, Патти попыталась сохранить спокойствие, но с каждым разом ей было трудно это сделать, так как все больше и больше подозрений у нее вызывало то, что Кенди и Софи могут быть одним и тем же человеком.

- А почему Вы выбрали такие имена? - спросила девушка, стараясь не думать о своих подозрениях.

- Я расскажу тебе. Все началось благодаря бабушке моей подруги, - начала Маргарет. - Она была довольно экстравагантной женщиной. Они с Энджи все время во что-то играли, то в шпионов, придумывая себя другие имена, или во что-нибудь еще. Энджи очень любила свою бабушку, и когда она умерла, ей было очень плохо, а так как она была моей лучшей подругой, я предложила ей поиграть в ту игру, в которую она играла со своей бабушкой. Она согласилась, но сказала, что нам следует придумать себе другие имена, и я придумала имя "Кенди".

- Кенди, - повторила Патти, вновь думая о своих подозрениях.

- И начиная с того дня, мы были друг для друга только Лили и Кенди. Это была наша тайная игра, а куклы, которые подарила нам ее мама, были доказательство этого. Как же хорошо было тогда! Мы с Энджи выросли вместе... мы были лучшими подругами... и оставались ими даже после того, как она уехала в Нью-Йорк.

- В Нью-Йорк? - переспросила Патти.

- Да. Знаешь, моя подруга стала известной актрисой на Бродвее. Она вышла замуж за знаменитого актера Роберта Хэтуэя, и вскоре у них родился ребенок... мальчик Томми. Где-то здесь должна быть его фотография. Ты хочешь ее посмотреть?

- Конечно! - улыбаясь, ответила Патти.

Маргарет достала из кучи писем из шкатулки и вскоре нашла, что искала.

- Вот, это Томми, сын Энджи, - гордо сказала Маргарет.

- Очень красивый ребенок, - посмотрев на фотографию, сказала Патти.

- У меня также есть еще фотография с его родителями.

- Какая красивая семья! - воскликнула девушка. - И маленький Томми, очень похож на свою мать.

- Да, - вздохнула Маргарет, - хотя ему достались темные волосы его отца.

- Но у Энджи тоже темные волосы, - сказала Патти.

- Да, но это не ее настоящий цвет волос, - улыбнувшись, отозвалась женщина. - У Энджи были светлые и очень красивые каштановые волосы, но ей пришло их затемнить, чтобы ее не узнали. По правде говоря, ей приходилось очень много меняться в своей жизни. Перво-наперво, ей пришлось лгать относительно своей личности, и навсегда скрыть свое настоящее имя. Она изменила свое имя Анджелина Лейнг сначала на Сару Эмили Дрейфус, а потом на Лилиан Дрейфус. У нее было слишком много имен!

- Но почему она это сделала? - заинтригованно спросила Патти.

Маргарет опустила глаза. Этот вопрос заставил ее вспомнить то, что было глубоко похоронено в ее разуме.

- Простите меня, леди Маргарет, - прошептала Патти. - Я не должна была об этом спрашивать.

- Ничего страшного милая, - вновь улыбнувшись, ответила женщина. - Думаю, что ничего плохого не произойдет, если я поделюсь с тобой этим секретом... но... ты должна пообещать мне, что никому не расскажешь, того, что я тебе сейчас скажу.

- Обещаю, - ответила девушка, прижимая к груди руку.

- Хорошо, - глубоко вздохнув, сказала Маргарет. - Итак, как я уже сказала тебе, мы с Энджи жили рядом по соседству и были лучшими подругами. Наши родители были компаньонами, и поэтому мы много времени проводили вместе. Но когда отец Энджи умер, а вскоре умерла и ее бабушка, моя семья взяла под свое крыло их с матерью до тех пор, пока миссис Лейнг вновь не вышла замуж. С виду отчим Энджи был хорошим человеком и часто баловал ее, однако вскоре, она кое-что узнала о нем, узнала то, что сильно напугало ее. Она узнала, что этот человек был лидером преступной группировки. Ее отчим понял, что она все знает, и как-то сказал ей, чтобы она молчала, так как если она заговорит, то заплатит за это. Тогда-то Энджи и уехала в Нью-Йорк, и вскоре стала актрисой. Она не стала использовать свое настоящее имя на Бродвее, но взяла имя своей бабушки Сары Эмили Дрейфус. Спустя некоторое время, по совету директора театра, в котором она работала, она вновь сменила имя на более изящное: Лилианна.

- Невероятно! - воскликнула Патти, а Маргарет продолжила:

- Ее карьера актрисы развивалась удачно. Никто не подозревал, что ее имя было не Лилиана, но вскоре она влюбилась, и тут начались проблемы, потому что, несмотря на свою любовь к Роберту, она не могла ему открыться. Если бы она рассказала ему всю правду о себе и о своем отчиме, то подвергла бы себя и его опасности. Она не хотела этого, и поэтому лгала. Она вышла замуж за Роберта, но не как Анджелина Лейнг, а как Сара Эмили Дрейфус.

- Но тогда получается, что они не были женаты, так как Сары Эмили не существовало.

- Да, - ответила Маргарет, - и ты не знаешь, как это расстраивало Энджи. Она была и в тоже время не была женой Роберта. Он думал, что женился на Саре Эмили, когда в действительности ее настоящее имя было Анджелина. Но все же моя подруга так никогда и ничего не рассказала ему, потому что знала: если она это сделает, то жизнь Роберата и Томми подвергнется риску. Она должна была позаботиться об их безопасности.

- Бедная Энджи! - вздохнула Патти. - Она заслуживала счастья.

- Да, заслуживала... но ее все время преследовали. Сначала ее отчим, а потом этот человек, который превратил ее жизнь в ад. Он всегда был влюблен в нее, а когда она не ответила на его любовь, он решил испортить ей жизнь. Он такой подлый! Самый ужасный человек, который мог бы войти в нашу жизнь.

Слова Маргарет были полны ненависти, и это насторожило Патти. Она уже полгода ухаживала за ней и заботилась, но никогда раньше она не видела ее в таком состоянии. Ее бабушка была права, сказав, что леди Маргарет не сумасшедшая. Конечно, нет! В душе этой женщины было много терзаний, и, возможно, что-то мрачное из ее прошлого, что она хотела забыть. Но она не была сумасшедшей... нет. Этот неожиданный всплеск чувств, пускай и ненависти, подсказали Патти, что не из-за ревности Чарльза Парадиса Маргарет попала сюда. Был еще кто-то, кто знал об этом... кто-то, кто был повинен в этом не меньше, чем ее покойный муж. Это было понятно из того, какая ненависть горела в глазах женщины. Но кто это мог быть? Кто разрушил ее семью? Он также был связан с Анжелиной Лейнг и ее отчимом? Или же нет?

- Леди Парадис, - рискнула Патти. - Простите, что я вмешиваюсь, но... Вы говорите об этом человеком с такой ненавистью... будто он и Вам сделал, что-то плохое.

В глазах женщины вспыхнула ярость. Было очевидно, что воспоминания охватили ее.

- Да, сделал, - ответила Маргарет. - Все несчастья в моей жизни произошли по его вине, и, в конце концов, он разрушил мою жизнь. Он покончил со счастьем Энджи и с моим. Я никогда не думала, что смогу такое сказать, но я ненавижу этого человека... Я ЕГО НЕНАВИЖУ.

- О ком Вы говорите, леди Маргарет? Может, я его знаю?

Женщина не смогла ответить на вопрос Патти, потому что в этот момент, в комнату вошли Фредерик Паулан и доктор Бенджамин.

- Что здесь происходить? - спросил Бенджамин. - Почему леди не спит?

Маргарет задрожала, и схватила за руку Патти. Однако, хотя женщина испугалась, она все же решила защитить себя.

- Вы никогда больше не прикоснетесь ко мне! - воскликнула Маргарет. - Убирайтесь!

- Леди Маргарет, успокойтесь, пожалуйста! - моля, попросила ее Патти.

- Не стоит, сестра. Эта женщина больна, и успокоить ее можно только с помощью лекарств. Она сумасшедшая и к тому же опасна, - заявил Бенджамин, направляясь к шкафу, чтобы взять новый шприц.

- Это ложь, она не сумасшедшая, - сказала Патти. - Ей лишь нужна спокойная обстановка, чтобы прийти в себя.

- Спокойная обстановка? Вы ничего не понимаете! - заявил он. - А теперь отойдите, мне надо сделать ей укол.

- НЕТ! - заявила Патти. - Я Вам не позволю.

- Не будьте смешной, сестра, отойдите и дайте мне сделать свою работу, - сказал он, начиная терять терпение.

- Нет, Вы это не сделаете... еще один шаг и пожалеете об этом, - воскликнула девушка.

- Ну, что за глупость! - цинично улыбнулся Бенджамин. - Вы что, угрожаете мне? Я этого не потерплю.

Доктор Бенджамин уже собрался собственноручно отодвинуть девушку, как услышал голос Фредерика:

- Прекратите, Бенджамин! - сказал он. - Если Мэгги не хочет, то не стоит это делать. Больше не будет никаких уколов, ни сегодня, ни завтра, никогда, если она этого не хочет.

Патти с благодарностью посмотрела на дядю Вэллари.

- Но, мистер Паулан, я не думаю, что...

- Я уже все сказал, Бенджамин, - прервал он его. - Больше никаких успокоительных.

Слов Фредерика было достаточно, чтобы сдержать желание Бенджамина, но не его бессилие. Казалось, что ввести успокоительное леди Маргарет было для него нечто очень важным.

Патти попробовала разобраться в истинных чувствах этих мужчин, но сделать это было очень трудно. На первый взгляд, Фредерик Паулан казался уравновешенным, терпеливым, добрым и сердечным человеком, но девушка не могла быть полностью уверена в этом, потому что в его глазах было что-то, что заставляло ее сомневаться в этом...

С другой стороны, доктор Бенджамин был злым, тщеславным и грубым человеком, ему нельзя было доверять. Однако, сегодня Патти заметила, что он очень волнуется... или боится? Почему?

- Сестра Патриция, пожалуйста, позаботьтесь о Мэгги. Теперь это Ваша обязанность, - попросил Фредерик и направился к выходу из комнаты.

- Хорошо, сэр, - ответила Патти.

- Спасибо, - улыбнулся он, стоя у двери. - Пойдемте, Бенджамин, нам пора.

Однако доктор Бенджамин не сделал ни шагу в сторону Фредерика. Он остался стоять на месте и с плохо скрываемой ненавистью взирал на девушку.

- В этот раз ты победила, сестра, но послезавтра эту сумасшедшую отправят туда, где ей и место: в сумасшедший дом и она оттуда никогда больше не выйдет.

- Посмотрим, - ответила Патти. - Скоро приедет Вэллари, и я не думаю, что она позволит этому случиться.

- Вэллари? - ядовито улыбнулся он. - Не смеши меня. Уже несколько лет она ничего не делает для своей матери, и я тебе говорю, что и сейчас она не поможет ей. До свидания.

Бенджамин вышел из комнаты, зародив сомнения в душе Патти.

- В конце концов, они сведут меня в могилу, - прошептала Маргарет. - И ни Вэллари, ни ты, никто мне не сможет помочь.

Патти посмотрела на Маргарет и поняла, что не позволит, чтобы ей вновь причинили боль и вогнали в тоску и горечь. Она не позволит этого.

- Этого не будет, леди Маргарет... я клянусь, что все будет хорошо.

- И как ты собираешься меня защитить? - неуверенно спросила женщина, беря Патти за руки.

- Это будет рискованно... но, я уверена, что моя лучшая подруга поступила бы также. Я помогу Вам.

- И что мы предпримем? - спросила леди.

- Мы убежим, Леди Маргарет, - убежденно, ответила девушка, - убежим отсюда.

Маргарет широко улыбнулась и сказала:

- А знаешь, что, милая? Энджи сделала бы то же самое, чтобы помочь мне.

Патти глубоко вздохнула, не убирая своих рук из рук женщины. Она уже знала, что ей делать. И хотя это казалось сумасшествием, у нее не оставалось другого выхода. Вместе с Маргарет Парадис она должна была сбежать из монастыря до того, как было бы слишком поздно.


Томас и Кенди обошли несколько улиц Бронкса, но так и не смогли найти то место, где бы, по словам Миллера, они бы нашли помощь. Томас начал думать, что его учитель ошибся, указав не то место, но, зная его, это казалось маловероятным. Однако перед тем, как вновь заняться поисками, которые уже начинали казаться абсурдными, Кенди с Томасом решили передохнуть и прочитать документы, которые Анни с Арчи передали им несколько часов назад.

В документах говорилось о похищенных детях в 1898 году и о преступниках, посаженных в тюрьму за их похищения. Им было нетрудно найти, то, что они искали.

- Вот! - сказал Томас, показывая Кенди лист бумаги. - В 1898 году было около пятидесяти объявлений, в которых даже предлагали вознаграждение тому, кто скажет, где София Парадис. И эти же объявления постоянно появлялись в течение десяти лет.

- Наверное, ее семья очень хотела ее найти, - пробормотала Кенди, искоса глядя на документ. - А здесь есть что-нибудь обо мне? Какое-нибудь объявление?

- Нет, ни одного, - ответил Томас. - Но ты не беспокойся, в следующий раз, когда мы увидим Сесиль, мы спросим ее и о других детях, которых она тогда привезла с собой в Лейквуд. Мы найдем твоих родителей. Я тебе обещаю.

- Спасибо, Томми, - тихо ответила девушка, нежно посмотрев на него.

В такие моменты Томас старался не обращать внимания на Кенди, но с каждым разом ему было все труднее это делать. Молодому человеку все труднее удавалось скрыть свою нервозность и чувства, и это начинало сильно беспокоить его. Лучше бы ему сейчас преодолеть свои чувства к ней... сейчас, пока он еще не влюбился в нее.

- Также здесь есть информация о Розе Петерсон, женщине, о которой рассказала нам Сесиль, - заявил Томас, вставая и отходя от девушки. - Оказывается, эта женщина сейчас в центральной тюрьме Нью-Йорка. Мы должны поговорить с ней. Она может нам многое рассказать о Софи Парадис, и не только о ней, но и о Сесиль.

- Надеюсь, - вздохнула Кенди.

- Конечно, она нам все расскажет, у нее нет другого выхода. Однако, на самом деле, меня очень беспокоит другое.

- Что? - спросила девушка.

- Если Роза с Сесиль были соучастницами, то почему только Роза сидит в тюрьме? Как удалось Сесиль избежать наказания? Может быть, ей кто-то помог? Тот, у кого есть власть, влияние и деньги.

Кенди выслушала Томаса и тоже пришла к такому заключению. Сесиль удалось избежать тюрьмы только с чужой помощью. Ей никогда бы это не пришло в голову. Действительно, То
Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 249 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы