Воскресенье, 17.02.2019, 17:22
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Западня часть 9
Глава 6
Горькая победа

В первые дни осени луна особенно яркая. Ее свет проникает через окно, останавливаясь на полу затемненной спальни. Кенди приблизилась к большому окну и открыла его, позволяя аромату внутреннего сада заполнить спальню сосновым запахом и влажностью пастьбы. Ночь казалась бесконечной. Сначала лил дождь, но вскоре престал, отставляя свободу ветру, который раздул облака, осветляя небо и самую большую светлую луну. Кенди ждала наступления утренней зари, но минутные стрелки передвигались не с такой быстротой, с какой ей бы хотелось.

Воспоминания последнего разговора с Терри вновь дали о себе знать и снова она не находила себе покоя. Ее сердце так и не освободилось от раздражения, как она ожидала, а только горечь прибавилась в нем.

Она вновь слышала свои слова, и ей казалась, что это не она их говорила; столько в них было гнева и несправедливости. Хотя она имела право сердиться на необоснованное поведение Терри, но сейчас ей казалось, что в своих словах она перешла границы дозволенного.

"По крайней мере, ты могла бы меня поблагодарить за оказанную мной тебе любезность. Я вел себя с тобою как джентльмен".

Ей казалось, что она вновь слышит, с каким негодованием отвечал ей Терри. Она мысленно перебирала моменты, когда они оставались наедине, и ей пришлось признать, что в его словах была правда, и что он ей сделал большое одолжение. Но женился ли он на ней только чтобы спасти ее от Нила? Он проглотил свою гордость, принимая наследство своего отца, ради того чтобы просто так помочь ей?

"Что он попросил у тебя взамен оказанной им услуги?" - спросила она у себя, и слеза покатилась по ее щеке.

"Ничего! Он у тебя ничего не попросил", - немедленно ответила она самой себе, и этот честный ответ был хуже пощечины. - "И когда он сказал, что тебе сейчас очень опасно искать работу, что ты ему ответила?" - "Да, верно, я была слишком грубой... однако…" - замолчала она, ища оправдание своей реакции, - "он не должен обращаться со мной так жестко. У него нет никакого права играть моими чувствами и поучать меня, будто я ребенок. Я его жена только по имени, и он ясно об этом сказал. Я не нуждаюсь ни в его защите, ни в его необоснованном внимании". "Тогда почему ты чувствуешь пустоту в своей груди, как будто совершила ужасную ошибку... и как будто тебе больно?"

Кенди не смогла ответить на этот вопрос в течение всей ночи.


С другой стороны приемной, которая разделяла две спальни, ночь также была не спокойной. Сидевший напротив камина, в котором пылал огонь, молодой человек прислушивался к стрелкам часов. И вновь смотрел в те разгневанные глаза и спрашивал себя, когда они последний раз смотрели на него с нежностью. Он помнил ночь после премьеры, когда они танцевали танец за танцем, и глубину ее зеленых глаз, в которых он тонул, чувствуя на своих губах теплую кожу ее щеки.

Два раза он выходил из комнаты, прогуливаясь по коридору и потом задерживаясь около ее двери. Но и дважды он возвращался в свою спальню ранимый, когда вспоминал ее последние слова:

"Скоро я не буду носить имя Гранчестер. Это то, что ты не должен забывать".


На следующее утро Гарри не смог скрыть удивления, когда хозяйка попросила его подготовить машину для выезда.

- Мадам, Вы хотите куда-то съездить? - спросил он, так как не помнил, чтобы мистер Гранчестер говорил что-либо по этому поводу.

- Да. Ты меня довезешь до Куинса, а дальше я поеду одна, - ответила Кенди, надевая шляпу из перьев с вуалью фиолетового цвета.

- Мадам, - несмело возразил шофер, который казался комически огромным напротив изящной фигуры девушки, - Ваш муж очень ясно выразил свои указания. Я не думаю, что нам надо ехать, не сказав ему.

- В мои планы это не входит. Сегодня мне надо заехать в три больницы, расположенные рядом с Куинсом. Не беспокойся, я знаю это место и не потеряюсь.

- Мадам, поймите, я могу потерять свою работу, - слабо возражал Гарри.

- Никоим образом, Гарри. Ты будешь продолжать работать здесь, что бы ни произошло, - ответила Кенди, надевая перчатки с олимпийским спокойствием.

- Но если с Вами что-то случится...

- Ради Бога, Гарри, ты еще хуже, чем моя тетушка. Со мной ничего не случится. Поехали же, - сказала девушка с улыбкой, которой шофер не мог противиться. - По дороге я расскажу тебе о своих приключениях, когда я ускользнула из колледжа...

Софи наблюдала из окна за Кенди и гигантским шофером, как они садились в машину и выезжали на дорогу.

Дорога через Манхэттен и через мост обошлась без происшествий. Девушка говорила без умолку, и Гарри постепенно забыл о своих треволнениях. Миссис Гранчестер могла очаровать любого, так что шоферу удалось почувствовать себя более чем умиротворенным.

Подъехав к площади Куинс, Кенди попросила Гарри подождать ее напротив итальянского кафе, а сама поехала дальше одна на автобусе. Однако на самом деле, это было лишь предлогом, чтобы она смогла передвигаться свободно, без постороннего наблюдения. Она хотела сама принимать решения, куда отправиться, и никому не докладывать об этом.

С тех пор, как она поселилась в особняке Эндри, у нее не было ни малейшей возможности прогуляться одной. И так в течение шести месяцев. Она едва могла поверить, что столько времени провела словно заключенная в тюрьме. Однако сейчас она свободно шла по тротуару, в первый раз за столько времени.

Беззаботно идя по улице, рассматривая женщин и детей, задерживаясь напротив витрин магазинчиков, и около магазинов с цветами... вся эта свобода стоила того, чтобы всем рискнуть. Осенний воздух ласкал ее щеки, заставляя забыть, по крайней мере, на время, смущение, которое оставалось внутри. Да, это бегство было справедливым, и тем, что ей было так нужно, чтобы хоть ненадолго забыть о происшедшем прошлой ночью.

Через полчаса после своей прогулки в эйфории Кенди вспомнила про свои планы и направилась к больнице.

Три часа спустя она вышла из последней больницы, немного огорченная, что заставила Гарри ждать столько времени.

"Ладно. Не стоит расстраиваться", - сказала она себе, идя к остановке. - "Если поторопиться, я доберусь до Гарри уже через двадцать минут".

Девушка повернула за угол и, глянув искоса, заметила, что за ней последовала пара черных глаз.

"Не думаешь же ты, что за тобой следят", - пошутила она сама над собой. Однако, продолжая идти, она не могла не обращать внимания на то, что решительные шаги следовали за ней. Девушка занервничала и осмотрелась вокруг. Улица оказалась пустынной; лишь она и человек, идущий за ней, были единственными прохожими.

В пятидесяти метрах от себя она заметила остановку, и вдалеке послышался шум двигателя. Не оборачиваясь, девушка ускорила шаг, и человек тоже пошел быстрее, тем самым очень пугая ее.

"Если я не успею сейчас на автобус", - сказала себе девушка, начиная бежать, - "то мне придется ждать следующего автобуса на этой пустынной улице целых двадцать минут".

Хотя она не хотела признавать, но пред ее глазами предстал образ Нила, и ей очень захотелось, чтобы в этот момент Терри оказался рядом с ней. И она бы с радостью оказалась сейчас в своем доме, поскольку ей было очень страшно. Но она не была уверена, сможет ли в этом случае выйти еще раз одной. С мучительной паникой она почувствовала за своей спиной приближение шагов.

Автобус, на секунду остановившись, начал вновь двигаться. Кенди бежала со всех ног, и человек за ней не отставал.

"Он уходит... автобус уходит!"

Девушка схватилась рукой за поручень, и на ходу смогла поставить ногу на ступеньку автобуса. Облегченно дыша, она уже ехала в автобусе, оставляя позади загадочного человека, следовавшего за ней. В салоне было полно народу, Кенди пыталась пробраться к окну между пассажирами, и когда это ей, наконец, удалось, она смогла разглядеть лишь серый непромокаемый плащ, исчезавший за углом.

Когда Кенди добралась до кафе, где ее ждал шофер, она уже успокоилась. Она не хотела, чтобы кто-нибудь узнал о том, что произошло, особенно Гарри, - если бы он узнал, то больше не согласился бы помогать ей. Однако она должна была признать, что сильно испугалась, но она не могла все время зависеть от других. Через несколько месяцев она разведется с Терри и больше не сможет рассчитывать на чью-либо заботу, кроме своей.


Этим вечером Кенди ужинала одна. Терри оставил сообщение мажордому, что придет сегодня намного позже. Так что девушка сидела одна и смотрела на блюдо из тушеного мяса, не осмеливаясь притронуться к нему. Она вспоминала события прошедшего дня, особенно собеседования, которые она проходила в больницах. Ей не понравилось, с каким выражением лица смотрел на нее человек, с которым она беседовала. Как будто ее бархатное платье и ее шляпа плохо охарактеризовали ее. Она была уверена, что он поддался предрассудкам, думая, что девушка, которая так элегантно одета, не нуждается в работе.

Во второй больнице Кенди разговаривала с женщиной, и та узнала ее по фотографии в газетах. Излишне говорить, что это собеседование тоже закончилось неудачей; вместо того чтобы сконцентрироваться на резюме Кенди, женщина была более заинтересована в том, чтобы получить бесплатный вход в театр.

Не смотря на два предыдущих собеседований, удача сопутствовала Кенди в третьей больнице. Все, казалось, прошло благополучно, и Кенди подумала, что, возможно, она получит работу. Однако, была одна-единственная проблема: выйдя из больницы, загадочный мужчина начал преследовать ее. После этого она не думала, что работать в таком безлюдном месте было бы хорошей идеей.

"Да, мне удалось выйти сегодня из дома", - размышляла она, водя вилкой по цыпленку, - "но я так и не почувствовала себя умиротворенной. А наоборот, пустота в моей груди лишь еще сильнее причиняет боль".

Минуты превратились в часы, а ужин так и остался нетронутым. Девушка объявила, что сегодня ляжет спать рано, и Софи последовала за ней, чтобы помочь ей переодеться и подготовиться ко сну.

Пока Софи медленно развязывала корсет своей хозяйки, Кенди смотрела на собственное отражение в зеркале. И хотя ее образ говорил ей, что она не уродлива, блондинка не могла вспомнить, что Терри хоть когда-нибудь сказал ей, что она красива. Когда-то в прошлом он был влюблен в нее - это то, в чем она не сомневалась, - но, тем не менее, даже тогда не было ни одного раза, когда бы он сказал ей "Ты мне нравишься".

В ее разуме тут же всплыли воспоминания ночи после представления. Не единожды она замечала, что молодой актер смотрел на нее как-то необычно, со странной настойчивостью. Она пыталась вспомнить хотя бы один его взгляд, похожий на этот, но впустую. Он никогда раньше не смотрел на нее таким взглядом. Эта сила в его глазах была новой, хотя, возможно, и с тенью озорства из прошлого, но все же другая, пропитанная пылкостью, которая пугала.

"Нет смысла вспоминать об этом", - сказала она мысленно сама себе, позволяя Софи расчесывать свои волосы, которые сейчас свободно спадали на спину девушки. - "Очевидно, то, что произошло между нами той ночью, не имеет для него никакого значения".

Софи положила халат Кенди на стул и тихо вышла. Оставшись одна, девушка легла на постель, обнимая подушку руками.

"Где он сейчас?" - подумала она, смотря на часы, которые стояли на ее вечернем столике. - "Спектакль, должно быть уже закончился... Он сказал, что придет сегодня гораздо позднее..."

Неизбежное сомнение тайком проникло в сердце блондинки, неся с собой мысли, что Терри проводит время в каком-нибудь неизвестном злачном месте, и это лишило ее спокойствия, не позволяя ей уснуть даже тогда, когда она услышала в коридоре шаги Терри уже поздней ночью.


В течение двух недель даже благороднейшие чувства в их сердцах победила молчаливая гордость. Между ними осталась лишь необходимая вежливость и напускное равнодушие. Если вблизи не было слуг, он больше не пытался остаться с ней наедине, и она, в свою очередь, избегала его настолько, насколько это было возможным.

Было уже десять часов утра, когда Кенди вышла из кухни, разобравшись в кладовой. Приглушенный шорох ее накрахмаленной юбки, был единственным звуком, который можно было услышать в коридоре. Раздраженно вздохнув, девушка остановилась напротив зеркала и вновь рассматривала свои волосы подобранные и уложенные в модную прическу и кружева белой блузы, привезенную матерью Терри из Брюсселя.

- Извините, мадам, к Вам пришла одна дама, - сказал Спенсер, приближаясь к Кенди.

- Она представилась? - спросила девушка, поворачиваясь.

- Да. Ее зовут Сюзанна Марлоу, - ответил Спенсер. Видимо, девушка сильно побледнела, услышав ответ Спенсера, и он быстро осведомился, не сделал ли он ошибку, позволив посетительнице войти в дом. - Сказать ей, что Вы не сможете ее принять? - спросил он.

- О-о, нет. Не стоит, - ответила девушка. - Я приму ее.

Пурпурная шляпка с лентами, шерстяной мешочек розовато-лилового цвета, приталенное платье и трость, покрытая черным лаком с серебряной рукояткой, - все это Кенди увидела через секунду. Сюзанна казалась уже не беззащитной девушкой, а красивой и утонченной дамой.

- Сюзанна! Какой сюрприз! - воскликнула Кенди и инстинктивно почувствовала, что Сюзанна, равно как и она мгновением ранее, рассматривает ее, делая подробную оценку ее внешности. - Но что мы стоим, присаживайся, пожалуйста.

Обе девушки обменялись вежливыми приветствиями и присели на диван, чтобы начать разговор и выпить чаю.

- Ты, наверное, спрашиваешь цель моего визита? - спросила Сюзанна, оставляя формальности.

- Честно говоря, да, - ответила Кенди, ставя на блюдце почти нетронутую чашку чая.

- Я пришла, чтобы попрощаться. Сегодня вечером я возвращаюсь в Филадельфию, - прямо ответила она. - Я и так уже слишком сильно злоупотребляю гостеприимством Хэтуэя, и я должна уже вернуться домой и заниматься своими планами.

- Понимаю. Ты наверное сгораешь от желания побыстрее воплотить свои мечты в реальность, - предположила Кенди, улыбаясь. Сюзанна почувствовала, что слова своей собеседницы были искренними, и немного успокоилась. И подумала, что уже пришло время сказать то, что она должна была сказать.

- Но я не хотела уезжать, не поговорив с тобой, Кенди.

- Со мной? - спросила она, заинтригованная.

- Да. Я думаю, что между нами есть незаконченный разговор. Я имею в виду то, о чем мы говорили той ночью, когда ты спасла мне жизнь.

- Даже не упоминай об этом. Это был очень тяжелый момент для всех нас, и это лучше оставить в прошлом, - поторопилась сказать Кенди, так как начинала думать, что этот разговор может стать затруднительным.

- Я должна это сделать. Я должна тебе это сказать, - сказала Сюзанна, кладя свою руку на руку Кенди, и видя, что девушка не возражает, она решилась продолжить. - Я... Я до сих пор не могу понять, почему я решила, что тогда у меня остался единственный выход - лишить себя жизни. Сейчас я понимаю, что та попытка самоубийства была второй самой глупой вещью, которую я сделала в своей жизни.

- Второй? - осмелилась спросить Кенди.

- Да. Потому что самая первая и ужасная ошибка, которую я совершила, было то, что я несправедливо обошлась с тобой и Терри.

- Я не понимаю тебя, Сюзанна. Я никогда не думала, что ты поступила несправедливо.

- Но я это сделала, - возразила девушка, стыдливо опуская голову. - Я очень хорошо знала, что вы были влюблены друг в друга. Я узнала это еще задолго до того происшествия, но даже после того как ты спасла мне жизнь, я отказывалась понять, что в его сердце для меня не было места. Но я злоупотребила твоим добрым сердцем и своим положением и заняла место, которое принадлежало тебе... Я... - Сюзанна замолчала и слезы, которые она не смогла сдержать, покатились по ее щекам.

- Сюзанна, пожалуйста, не надо. Ты делаешь себе только хуже... Поверь мне, ты не должна этого делать, - говорила ей потрясенная Кенди.

- Я должна... Я должна это сделать, - ответила девушка, вытирая свои синие глаза носовым платком, и, сделав вдох, она продолжила. - Я должна тебе признаться, что той ночью, когда ты уехала, Терри пообещал мне, что останется со мной, и я была так счастлива. Я была уверена, что он наполнит всю мою жизнь и когда-нибудь полюбит меня также или сильнее, чем тебя. Я даже не испытывала никаких угрызений совести и думала только о себе. Но я обманывала себя, считая, что он также будет счастлив через какое-то время. Но этого никогда не произошло.

На лице Кенди постепенно появлялось удивление, слушая признание Сюзанны. И это удивление, казалось, смешивалось с тенью горечи, затемняя блеск ее глаз.

- Дни превращались в недели, недели в месяцы, - продолжала говорить Сюзанна тихим голосом, - но я никогда не смогла увидеть в его глазах это выражение радости, которое у него было, когда он читал твои письма. Я очень часто видела, как он читал их, думая, что он один... Но это казалось все в прошлом, пока я не поняла, что в его взгляде была не только любезность но... но и сочувствие. Терри молча страдал из-за твоего отсутствия, но я не хотела это принимать до тех пор пока в один прекрасный день он не пришел и не сказал, что уезжает на долгое время и не знает, вернется ли вообще.

- Он никогда не должен был этого делать. Он не сдержал своего обещания, - сказала Кенди, расстроенная позицией Терри.

- Я тоже не сдержала обещание, данное тебе, - ответила Сюзанна, поднимая глаза, так как до сих пор смотрела лишь на ковер. - Я не сделала его счастливым. Так что, чувствуя себя также виноватой, я сказала ему, что не возражаю против его решения, и что готова ждать его столько времени, сколько он захочет, и он уехал. Я не видела его долгое время с тех пор и думала, что не смогу больше жить без него.

Кенди очень хорошо знала чувства отчаяния и беспомощности, которые описывала Сюзанна. Она подумала, что это была очень грустная ирония их чувств, испытываемых к одному и тому же человеку.

- Одним вечером моя мать уговорила меня выйти прогуляться в Центральном парке, и там я познакомилась с тем, кто изменил мою жизнь.

- Друг, о котором ты говорила нам в прошлый раз? - предположила Кенди. И вновь ее женское любопытство взяло вверх.

- Да. Он просто чудесный человек. Мы проговорили всего лишь несколько минут, но мне казалось, что мы были знакомы всю жизнь. Я рассказала ему все, и он тут же упрекнул меня за мой отказ от терапии, как будто был моим отцом.

- Это он тебя убедил начать реабилитацию? - подытожила блондинка с легкой улыбкой на устах.

- Да, но это не все, что он сделал для меня. Он научил меня смотреть на мир другими глазами. Он заставил меня понять, что мое счастье было ни в успехе, который у меня был на сцене, ни в любви Терри, которую я так желала, а внутри меня. Я поняла, что счастье было уже внутри меня и, следовательно, то, что я делала, чтобы найти его, не имело никакого значения. Так же благодаря ему я поняла, что поступила несправедливо с тобой и Терри. Ты не знаешь, как мне было стыдно, когда я, наконец, честно посмотрела на себя в зеркало и увидела там эгоистку и слабого человека. Мне не понравилось то, что я увидела и поэтому я решила изменить свою жизнь. Мой друг хотя и недолго пробыл со мной, но заставил меня все понять и жить дальше. Мне показалось, что я родилась заново и начала все сначала. И через некоторое время вернулся Терри.

Сердце Кенди забилось с бешеной скоростью. Она все понимала относительно решений Сюзанны, но не могла понять, почему она отвергла Терри, когда он попытаться вернуться к ней и, возможно, полюбил ее? Но также возможно, что новый друг занял сердце Сюзанны?

- Когда я узнала, что он хочет вернуться ко мне, я на мгновение подумала, что его отношение ко мне изменилось, - продолжила Сюзанна, снова опуская глаза. - Я подумала, что расстояние открыло в его сердце настоящую любовь ко мне, и только поэтому он хотел вернуться и остаться со мной. И также я полагала, что если его чувства действительно изменились, то мне уже не надо было винить себя, я могла чувствовать себя любимой и любить самой, не сожалея при этом, что украла эту любовь у другой, и его любовь принадлежала только мне... но я очень ошибалась.

В зеленных глазах Кенди читалось неподдельное удивление, когда в ее уши проникли последние слова Сюзанны, но ее губы остались молчаливы.

- Мне было достаточно только услышать его голос и понять, что ты все еще занимаешь его сердце. Я не имела права на сердце, в котором мне не было места. Я поняла, что он это делал по тем же причинам, что и раньше: из-за чести, обязанности, благородства и благодарности. И так как я не могла совершить одну и ту же ошибку дважды, я не приняла предложение Терри.

- Тогда ты его отвергла... из-за... из-за меня? - спросила удивленная и в то же время смущенная Кенди.

- Нет, Кенди, - ответила Сюзанна с блеском гордости во взгляде. - Я обязана тебе жизнью, и я не забываю этого, но думаю, что я это сделала, скорее всего, из-за себя. Я поняла, что зачем мне довольствоваться чужой любовью, когда я уверена, что смогу найти свою собственную, и которая будет только моей.

- Возможно, это твой новый друг? - спросила Кенди, не сумев сдержать своего любопытства.

- Нет! Абсолютно нет! - быстро ответила Сюзанна. - Моя дружба с ним полностью лишена романтических оттенков. Между нами ничего нет в этом отношении. Я скорее говорила о ком-то, кого еще не знаю, но уверена, рано или поздно встречу. Как ты думаешь, я смогу найти настоящую любовь?

- Да... Конечно... я уверена, что ты найдешь.... рано, - ответила Кенди, запутавшись в словах.

- Я этого очень жду. Тем временем, я радуюсь своему последнему решению. Когда я узнала, что ты и Терри поженились, я знала, что вы поступили правильно. Я хочу, чтобы ты знала, что я приняла приглашение миссис Хэтуэй на тот праздник только потому, что хотела стать свидетелем счастья Терри.

- И ты увидела? - спросила Кенди, боясь ответа своей собеседницы.

- Мне даже не надо было видеть вас вместе. Мне было достаточно посмотреть на Терри на сцене и услышать его первые слова, которые он декламировал в тот вечер, чтобы понять, что каждая строчка была пропитана тобою, как и раньше. Я поступила правильно. И я только хотела рассказать тебе это и поблагодарить тебя снова, потому что благодаря тебе я осталась жива и смогла все понять.

Несмотря на то, что визит Сюзанны не занял много времени, слова девушки остались, отзываясь эхом в ушах Кенди в течение всего дня и длинной ночи, проведенной без сна.

Кенди не могла собрать воедино все части головоломки. Сюзанна была так уверена, что Терри не любит ее, что без сожаления отвергла его. И казалось, что она также была убеждена в любви Терри к Кенди. И когда она увидела Терри, она не подумала, что ошиблась в своих предположениях и сказала, что не сожалеет о своем решении, и что она все сделала правильно.

Однако другая часть истории, которую знала Кенди, разительно отличалась от этой. Терри только что разорвал свою помолвку с Сюзанной, и вместо того, чтобы начать искать ее, - как было бы логично в случае, если бы он все еще ее любил, - он продолжил, как ни в чем не бывало, свою жизнь и не пошевелил и пальцем, чтобы встретиться со своей самой большой любовью. Это никак нельзя было назвать поведением влюбленного.

Прошло четыре месяца после его разрыва с Сюзанной, и только тогда Терри приехал в Чикаго с одним лишь намерением - помочь ей спастись от Нила. У него было достаточно времени, чтобы найти ее раньше, но он этого не сделал. И хуже всего, предложив ей выйти за него замуж, он никогда не говорил слова «любовь». От Терри она лишь получила дружеское предложение, только великодушную благосклонность и ничего более.

Месяцы, проведенные рядом с Терри, с его безразличием и холодностью, говорили противоположное... Но почему Сюзанна была уверена в своей правоте? Чем больше она думала об этом, тем сильнее все запутывалось. И за все время ее раздумий она так и не смогла ничего понять. Спустя два дня произошло новое событие, осложнив все еще больше.


Софи вошла в спальню, а ее хозяйка ее не заметила. Минуту она наблюдала за белокурой девушкой, которая смотрела в окно с отсутствующем видом. Казалось, что она часто наблюдает за пешеходами, пересекающими проспект, и как будто хотела убежать и затеряться среди этих прохожих. Софи понимала, что девушку что-то беспокоило. Она посмотрела на нее и поняла, что хозяйка дома очень похудела за последние недели, и этому свидетельствовал факт того, что ее одежда была великовата для ее фигуры.

Иногда ей было жаль видеть такую молодую и красивую женщину, погруженную в такую глубокую грусть. Но, тем не менее, у нее были свои печали, о которых она беспокоилась, и если она не сможет увидеть что-то важное, она никогда не избавиться от них.

- Мадам, - позвала, наконец, девушка, разрушая молчание, - этот пакет и письмо прислали этим утром по почте для Вас.

Кенди, выйдя из своих размышлений, взяла пакет и послание из рук служанки. Девушка поблагодарила Софи, и та поторопилась оставить ее одну.

Разорвав бумагу, в руках блондинки оказалась маленькая бархатная коробочка и, открыв ее, она увидела что внутри была золотая брошь с фарфоровым изображением в середине. Эта живопись соединяла в себе миниатюрного голубя и ирис в долине. Кенди помнила, что сестра Мария рассказывала ей, что эти белые крошечные цветы символизировали чистую и бескорыстную дружбу.

"Что может значить это украшение?" - подумала Кенди заинтригованно и внимательно посмотрела на конверт, посланный вместе с этим подарком. Ей не надо было вскрывать это письмо, чтобы понять, от кого оно. Сильный и решительный почерк на конверте принадлежал лишь одному человеку, которого она знала. Нервными пальцами она открыла письмо. Хотя у нее не было сомнений, кто отправитель этого письма, ее заинтриговало то, что было написано в нем:

Кенди,

Это молчание между нами невыносимо. Для меня уже не имеет значения, кто был прав, а кто ошибся в этой бессмысленной дискуссии. Хотя я должен признать, что я был тем, кто первый ее спровоцировал, и я прошу у тебя прощения.

У тебя есть полное право больше никогда не разговаривать со мной. Однако ты не думаешь, что было бы лучше, если бы мы смогли прожить оставшиеся месяцы более спокойными и любезными друг к другу? Я прошу тебя, если ты согласна на перемирие, позволь мне доказать тебе, что я могу вести себя достойно.

Если ты принимаешь мое предложение, то надень этим вечером брошь, которую я тебе послал. Считай, что это знак примирения. Но если ты думаешь, что я не заслуживаю прощения, то верни мне эту брошь во время ужина. Я сумею принять твое решение.

Терри.

Письмо упало на стол из рук Кенди в том момент, когда она подумала что ей делать дальше? Она считала, что Терри уже не смог бы ничем ее удивить, но его действия оказались более чем неожиданными. Это было просто несправедливо.


- Нет, нет, я надену темно-синюю юбку и кремовую блузку. Ту, у которой высокий воротник с вышивкой рококо, - сказала Кенди Софи, в третий раз меняя свое мнение этим вечером.

С нервозностью девушка продолжила подбирать свой вечерний туалет, но все еще не могла принять решение. Сердце просило ее дать Терри еще одну возможность, и она решила помириться с ним, но общаться только как друзья. Ее разум ей так говорил, что лучше держаться на расстоянии, и тогда бы в конце, когда они должны будут развестись, ей было бы не так больно, но что если Сюзанна была права? Что если он действительно все еще любит ее, но чувствует себя неуверенным, чтобы признаться?

"Терри, неуверенный с женщиной?" – недоверчиво спрашивала она себя. - "Мне это не кажется вероятным... только не он... но... тем не менее".

Брошь еще лежала в коробке, и блондинка время от времени смотрела на нее, пока ее сердце пребывало в нерешительности. Софи сделала своей хозяйку простую прическу, украшая ее темно-синей шелковой лентой и тем самым придавая контраст ее золотым волосам.

- Вы не хотите надеть какую-нибудь камелию или брошь, мадам? - спросила девушка, придавая последние штрихи внешности своей хозяйки.

- Нет... я... потом решу, Софи. Ты иди и скажи Люси, чтобы уже подавали на стол. Я выйду через минуту.

Немедленно подчинившись распоряжению блондинки, служанка покинула комнату. Оставшись одна, Кенди несколько минут простояла, не двинувшись с места, но вдруг, в импульсе она взяла коробочку с брошью и положила ее в свой карман. Не надев присланную в знак примирения брошь, она спустилась в столовую.


Сидя на стуле и барабаня пальцами по столу, Терри без интереса наблюдал за движениями слуг, начинающих подавать ужин. В этот момент в столовую вошла Кенди, и глаза молодого человека сразу же обратились к ней, и, рассмотрев ее, девушка заметила следы разочарования на его лице. Однако, как и обещал, он не проронил и слова.

Они ужинали почти в полном молчании, изредка обмениваясь незначительными фразами, только из вежливости и необходимости. Когда на стол подали десерт, Кенди попросила слуг удалиться.

Девушка осмотрела всю комнату, как будто бы хотела удостовериться, что они действительно остались одни в столовой. И сделав это, она подрагивающей рукой достала коробку из кармана юбки и положила ее на стол. Терри наблюдал за ней молча, и было невозможно увидеть на его лице хоть какие-нибудь эмоции.

Девушка молча открыла коробку и медленно, но не прекращая смотреть в глаза Терри, она достала брошь и приколола ее на верхний воротник своей блузки. Губы девушки дрогнули, и она мягко улыбнулась. В знак примирения девушка протянула молодому актеру руку, но вместо того, чтобы пожать ее, Терри наклонился и запечатал на ее руку краткий поцелуй.

- Спасибо, - сказал он, смотря ей в глаза, и примирение состоялось.
Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 870 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы