Воскресенье, 17.02.2019, 17:44
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Западня часть 5
Глава 3
Можете поцеловать невесту

Ани Брайтон пребывала в эйфории. Этим утром, она молниеносно оделась и позавтракала, но все же ей казалось, что осталось очень мало времени. Синие туфли, в которых она была, были немного неудобными, но она даже не обратила на это внимание, так быстро билось ее сердце, пока она бежала через коридоры особняка Эндри. Она бежала в комнату Кенди, и чувства, которые наполняли ее грудь, были необычными. Ани хотела первой увидеть Кенди в платье невесты, которое она сама помогала ей выбирать.

Девушка взяла ручку двери, и глубоко дыша, вспомнила все, то было связано с Кенди, на одном дыхании. Когда она, наконец, вошла в комнату, ее ожидания превзошли себя.

Одетая в облако, сделанное из гладкого флорентинца, с выделкой из английского кружева и в фате, Кенди выглядела красивее, чем Ани ожидала. Софи сделала прическу с венком из белых роз, цветов цитрона и крошечных орхидей на золотых волосах. Шею украсило ожерелье из восточных жемчужин, которое Ани ей подарила для этого случая. Софи и три другие служанки, которые помогали одевать невесту, смотрели на полученный результат с большим удовлетворением.

- Что такое? - спросила Кенди, с беспокойством из-за молчания подруги. - Тебе кажется, я плохо выгляжу?

- Конечно же, нет, подружка, - ответила Ани, улыбаясь. - Ты выглядишь великолепно! Терри потеряет дар речи, так же как и я, когда увидит тебя.

- Да?.. хорошо... спасибо, - пробормотала девушка, опуская глаза. Она хотела рассказать Ани правду, так как доверяла ей, но потом передумала - она не хотела создавать ей проблемы. Это был способ защитить свою подругу и в то же время придерживаться рекомендаций Нервиля.

Ани приблизилась к подруге и поцеловала в каждую щеку.

- Один от сестры Марии, другой от мисс Пони, - сказала она с улыбкой.

- Мне жаль, что они не могут придти, - грустно сказала Кенди. Хотя все это было фарсом, в глубине души, она хотела, чтобы две ее мамы были в этот момент с ней.

- Я тебя понимаю, но ты же знаешь, что они не смогли найди того, кто бы присмотрел за детьми. Но сердцем они будут с тобой, - и, сказав это, она поцеловала Кенди третий раз в лоб.

- А от кого последний? - спросила блондинка с улыбкой.

- От твоей матери, - ответила Ани, становясь серьезной. - Помнишь, однажды мы обещали, что будем для друг друга, как отец и мать.

Потрясенная, Кенди бросилась в объятия Ани, чтобы пролить слезу на ее плече.

- Ты помнешь свою фату, Кенди, - раздался голос за спиной Ани.

- Тетушка! - воскликнула Кенди, испугавшись, когда мадам Элрой прервала такой особенный момент между Кенди и ее подругой детства.

- Доброе утро, мадам Элрой, - поприветствовала ее Ани с почтением.

- Доброе утро. Я вижу, что вы обе уже готовы, - сказала мадам, рассматривая наряд Ани. - Ты очень хорошо выглядишь Ани, тебе идет синий цвет.

- Спасибо, мадам, - поблагодарила Ани, опуская голову.

- А сейчас дайте мне посмотреть на Кенди, - продолжала тетушка, обратив все свое внимание на наряд своей племянницы. Софи молча стояла в углу комнаты, задержав дыхание в напряженном ожидании.

Мадам Элрой ничего не сказала. На секунду, она напомнила ей другую невесту, которая так же предстала перед ней, прежде чем выйти из спальни. Роза Мари Эндри была самой красивой из трех ее племянниц, но прожила очень короткую жизнь. Кенди, одетая в подвенечное платье, с золотыми волосами и глазами цвета изумруда, очень напоминала ей умершую мать Энтони. Интересно было то, что раньше она не замечала сходства, пока не увидела ее в наряде невесты. Она должна была признать, что девушка была красива. Теперь она не удивлялась, тому, что в нее влюбились двое мужчин из богатых семей. Уильям сделал так, что она взрослела в кругу высшего общества, и сейчас происходило логическое последствие этого. "Мужчинам достаточно увидеть красивое лицо и хорошую фигуру, чтобы увлечься", - подумала она.

- Очень хорошо, - наконец сказала тетушка, и Софи вздохнула с облегчением. - Ты очень... очень красивая невеста, - заключила она, и Кенди едва могла поверить, что мадам Элрой сделала ей комплимент. - Сейчас, если вы меня извините, я бы хотела поговорить с Кенди наедине, - добавила она, обращаясь к двум девушкам, которые немедленно вышли из спальни.

Когда они остались одни, мадам Элрой села в кресло и усталым голосом завела речь, которую в своей долгой жизни должна была говорить каждой женщине семьи Эндри, находящейся под ее опекой.

- Это старый обычай перед свадьбой, когда мать рассказывает дочери об ее обязанностях, которые у нее появляются после свадьбы. Я думаю, излишне говорить, что, будучи твоим опекуном, на мне лежит эта ответственность. Я прошу тебя, чтобы ты слушала меня молча и не задавала вопросов.

Кенди под взглядом тетушки пыталась сдержать смех. Она хотела, чтобы мадам Элрой приберегла свои уроки для другой, но, не желая обижать ее, подчинилась. Пока мадам Элрой говорила, Кенди забавлялась, думая о смешной ситуации. Она выросла в поле, и, следовательно, большинство тем были ей известны с малого возраста. И если к этому добавить ее медицинские познания, то их беседа была излишне.

"Фальшивый брак", - думала Кенди. - "Тетушка, Вы не должны беспокоиться и готовить меня к тому, чего никогда не произойдет..."

Женщина довольно долго продолжала рассказывать, и явно без удовольствия, о супружеских обязанностях. Кенди не могла понять, почему близость женатой пары должна была происходить так, как говорила тетушка. Она говорила, что это было простой необходимостью брака, которое требовало, чтобы близость осуществлялась в темноте, без шума, быстро и со стыдом. Неспособная угадать, о чем думала девушка, мадам Элрой, продолжала говорить до тех пор, пока не сочла, что охватила все главное. Наконец она сделала паузу, чтобы вытереть платком капельки пота, которые появились на ее лбу, и потом встала.

- Ты в чем-нибудь сомневаешься? - спросила она, утомленно.

- Нет, - ответила Кенди, не отрывая взгляда от пола.

- В таком случае, я ухожу. Я скажу Арчи, чтобы он пришел тебя сопровождать.

И сказав это, она ушла, оставив девушку наедине со своими мыслями.

"Ты сомневаешься?" - повторила Кенди, когда осталась одна. - "Если бы это не было простым фарсом, то у меня правда было бы много сомнений, но Вы, тетушка, никогда бы не смогли их решить".

Кенди чувствовала, что ни ее медицинские знания, ни рассказ мадам Элрой, не смогли бы объяснить ей, что на самом деле происходит между мужчиной и женщиной. Должно было быть что-то еще... что-то похожее на то, что чувствовала Кенди к Терри... что-то, почему ей нравилось находиться рядом с ним.

Испуская грустный вздох, девушка вновь посмотрела на себя в зеркало.

"Прекращай мечтать, глупая", - сказала она себе. - "В данных обстоятельствах нечего думать об этих вещах".

Тихий стук в дверь способствовал тому, чтобы Кенди оставила в стороне свои мысли. Она была уверена, что это Арчи пришел за ней.


Элегантные шляпки из перьев, синие и белые цветы, шелковые ленты, кружевные зонтики, музыканты и слуги в ливреях заполонили сад особняка Эндри. Все высшее общество Чикаго, репортеры, и актеры прибыли в особняк, на самую неожиданную свадьбу того времени. Над местом, где сидели приглашенные, и происходила церемония, был поставлен навес из белых лент, для того, чтобы летние лучи солнца не беспокоили гостей, и центр сада превратился в алтарь, перед которым жених и невеста будут давать клятвы.

Как только зазвучали первые аккорды свадебного марша, в саду наступила тишина. Под руку со свои кузеном Арчибальдом невеста начала продвигаться из центрального входа, сожалея о том, что все это было ненастоящим, что это не она была невестой, которая медленно шла в ритм музыки, и на которую все смотрели.

Были ли это, одетые в синие платья и с улыбками на устах, Ани Брайтон и Патриция О'Брайен? И кем была красивая белокурая дама стоявшая с ними? Кенди должна была сделать усилие, чтобы понять это было не сном, а происходило на самом деле. Да, это были две ее лучшие подруги, которые с восхищением смотрели на нее, а дама около них была матерью Терри. Рядом с этой женщиной стоял и сам актер, наблюдавший, как Кенди шла к алтарю.

Сердце Кенди забилось сильнее, когда ее взгляд встретился со взглядом юноши. По ее телу пробежала дрожь, почувствовав, что в его взгляде отсутствовала привычная холодность, этот взгляд был такой же теплый, как раньше, когда ему было пятнадцать лет. Она разглядывала его черный смокинг, который безупречно сидел на нем, его плечи, и хотя Кенди видела его несколько раз в течение предыдущих недель, только сейчас она заметила, что он стал выше и сильнее.

"Нет, он не такой как раньше", - подумала Кенди, опуская глаза не в силах выдержать взгляд Терри.

- Кто отдает эту женщину в жены? - раздался голос священника, прерывая мысли Кенди.

- Ее опекун и я, святой отец, - ответил Арчи и отошел в сторону, оставляя невесту рядом с женихом.

Терри слушал священника, находясь в тумане. Тем утром у него было странное ощущение. Когда он был еще в гостинице, в которой остановился, к нему пришел Арчи, чтобы предупредить его о некоторых вещах. В других обстоятельствах он бы не стал слушать его, но сейчас актер терпеливо выслушал опасения Арчи, касающиеся его кузенов, Элизы и Нила. Он заставил Терри пообещать, что тот будет оберегать Кенди в течение всего года, который они проживут вместе. Терри убедил его, что ему не надо беспокоиться, хотя и подумал, нужна ли ей больше защита от Нила, нежели от него самого...

Как будто тот разговор не был уже достаточно неприятным, так, когда он приехал в особняк, ему надо было выслушать речь мадам Элрой и в конце еще встретиться с самим Нилом. С тех пор, как Терри приехал в Чикаго, они не разговаривали друг с другом, и сейчас, когда они вновь встретились, они лишь обменялись враждебными взглядами, которых было достаточно, чтобы придать горький вкус моменту. Единственный факт того, что Нил вынуждал Кенди выйти за него замуж, вызывал у Терри гнев.

Однако, все его неприятные воспоминания мгновенно исчезли, когда он увидел свое невесту, идущую к нему. Сейчас для него было неважно, что она больше не любила его, что все это было простой игрой, чтобы спасти ее от жадных родственников. Кенди, его Кенди, красивее, чем во всех его снах, была в преддверии того, чтобы стать его женой. Он любовался ее лицом, прикрытым фатой и белыми цветами в ее волосах. Через несколько минут она станет его законной женой, и уже завтра он будет беспокоиться об этом.

Слова священника казались такими далекими и почти неслышными во время основной части церемонии, до тех пор, пока священник не попросил их произнести клятвы. Они оба повторили одно и тоже, что сказал священник, и обмен обещаний прошел как и планировался. Он стоял, не в силах оторвать глаз от девушки, и она, покрасневшая от смущения, которое не смогла скрыть.

- Можете поцеловать невесту, - сказал с улыбкой священник.

"Поцеловать невесту?" - подумала встревожено Кенди. Об этой части церемонии она не подумала, и что ей сейчас предполагалось делать?

Терри владел ситуацией лучше, чем девушка, и он не дал ей времени, ответить на ее вопросы. Он наклонился к ее лицу и прикоснулся к ее губам. Первые секунды поцелуй был лишь легким прикосновением, но она чувствовала его запах и жар его губ. Потом контакт стал влажным и она не смогла сопротивляться ему, но для нее он закончился слишком быстро и она сожалела, что его лицо отдалялось от ее, когда она едва начала проникать в его душу.

Кенди была уверена, что упала бы, если бы Терри не предложил ей свою руку, и держась за него, она смогла пройди через коридор, посреди фотокамер и поздравлений большого количества гостей.

"Мы сделали это", подумала она со вздохом. Теперь только Бог знает, что будет дальше.


Все произошло так быстро, думала Кенди, смотрясь в зеркало, церемония, праздник, фотографии... Она все еще удивлялась, как ее ноги смогли держать ее во время танцев, и как она выдержала бесконечные поздравления гостей. Она была действительно рада, когда все закончилось. Сейчас она была в своей комнате с Софи, которая помогала готовиться ей ко сну. Несомненно, сон был тем, что ей сейчас было действительно нужно.

Софи аккуратно положила ночную сорочку на постель. Потом, молча, она распустила волосы Кенди, так что теперь они свободно спадали на спину. Когда Софи закончила с волосами, она начала помогать девушке раздеваться, и делая это, она удивлялась, что Кенди в этот раз была такой спокойной, впервые за все время, которое Софи помогала ей.

Ночная сорочка была подарком матери Терри, и Софи изумилась хорошему вкусу дамы. Девушка смотрела с одобрением на хитроумную прозрачность французского газа, с кокетливым, но не слишком смелым вырезом. С вышитыми маленькими цветами в стиле рококо, делая сорочку одновременно провокационной и благоразумной. Халат, довершающий наряд, был из белого шелка с теми же вышивками. Софи подумала, что это, несомненно, было достойно для такого случая, но казалось, что для невесты это не имело никакого значения.

Ничего не говоря, Кенди позволила Софи помочь надеть ночную рубашку, как она уже делала это в течение двух месяцев, которые прожила в особняке. Единственное, чего она сейчас хотела - остаться одной, чтобы уснуть и не думать, что на следующий день ее жизнь изменится, и она должна будет уехать в Нью-Йорк и жить там с Терри целый год.

Наконец, все сделав, Софи высказала свое почтение и молча исчезла за дверью, как и пришла. Кенди с облегчением вздохнула. Она встала с табурета, на котором сидела, и легким движением руки развязала пояс халата, чтобы лечь спать. Она положила его на прикроватную кушетку и направилась к постели. На короткое мгновение она задержалась и взглянула на себя в зеркало. Она увидела в нем уже сформировавшуюся женщину, и ее охватило беспокойство, которое она не могла понять.

"Если бы это ночь не была фарсом... если бы все было по-другому..." - думала она, разглядывая свое тело и удостоверяясь, что это было ее отражением в зеркале. Еще одно мгновение, и, возможно, она бы позволила себе помечтать о запретном, но звук открывающейся двери вернул ее к действительности. Дверь открылась, и она услышала приближающееся шаги за своей спиной. К ее большому волнению, ее законный муж вошел в комнату с той же уверенностью, с которым любой входит в свой собственный дом.

- Терри! - воскликнула она с испугом, быстро одевая халат. - Что ты здесь делаешь?

- Говори потише, а то тебя услышат, - сказал он, приложив указательный палец к губам, со шутливой улыбкой, которую Кенди очень хорошо знала. - Сегодня я сплю с тобой, - ответил он, снимая свой халат и оставаясь в темно-синей пижаме.

Кенди обеими руками завязывала свой халат, не в силах сказать и слова. Тем временем Терри откинул одеяло со своей стороны и сел на край постели, готовясь лечь спать.

- Что? Ты собираешься остаться там на всю ночь? - спросил он саркастическим тоном. - Ложись, я обещаю, что я не буду кусаться.

- Но... но... но Терри... - заикалась она. - Зачем ты здесь?

- Это самый глупый вопрос, который я когда-либо слышал в своей жизни, - сказал он, взбивая подушку. - Я твой муж, и это наша первая брачная ночь, так что я буду спать с тобой.

Кенди сожалела о том, что ее ноги буквально дрожали. Она была уверена, что он прекрасно знал, что брак между ними был заключен только на словах, но, возможно, он передумал и требовал чтобы она выполнила свою супружескую обязанность? Он хотел получить ее привязаность таким образом?... Кенди не знала, что и думать. Несмотря на то, что она чувствовала к Терри, это последнее, чего она хотела, думая, что в его сердце уже не было любви, которая существовала раньше. Понимание, что он хотел обладать ею только из-за спортивного интереса, заставляло ее чувствовать себя грязной. Но что делать сейчас? Она не могла убежать, иначее все узнали бы правду... Могла ли она сопротивляться?

- Терри, я... - решилась наконец она заговорить, - я думаю, нам надо поговорить.

- Поговорить? - спросил он уже лежа в постели. - А не могли бы мы отложить это до завтра? Я хочу спать.

- Мне бы хотелось сейчас, - сказала еще более смущенная Кенди.

- Я уже тебе сказал, что хочу спать, - повторил он с раздражением, и Кенди уже начала сходить с ума из-за того, что Терри был всегда мастером в том, чтобы говорить такие вызывающие негодования вещи.

- Но если тебе дали смежную комнату, почему ты не спишь там? - яростно протестовала она.

Терри повернулся, чтобы посмотреть на нее и не смог удержаться от смеха. Он любил эту гримаску, которую она обычно корчила, когда сердилась. Надо быть сделанным из железа, чтобы не подбежать к ней и не расцеловать. Но Терри научился контролировать свои импульсы.

- Ты в своем уме? Мы только что поженились, и было бы логично, чтобы мы спали в одной комнате, - наконец, ответил Терри, когда перестал смеяться - Ты и я не одни в этом доме. Мы должны спать в одной комнате, если не хотим вызвать подозрения. Ты помнишь, что адвокат сказал о слугах?

- Ээ... это я помню, - ответила она, начиная понимать, и плечи ее медленно расслабились. Однако, это не умаляло трудности в том, что она должна делить постель с ним.

- Если для тебя это имеет такое большое значение, то я могу спать в кресле или на полу, - добавил он, читая беспокойство на лице девушки.

Кенди посмотрела на кресло, потом на пол и подумала что это не лучшее решение.

- Нет, не беспокойся, - ответила она медленно приближаясь к постели. - Я так устала, что не замечу твоего присутствия, - добавила Кенди имитируя безразличие, которое она не могла сравнить с своим пульсом.

- Отлично, в этом мы сходимся. Спокойной ночи, - непринужденно сказал он, гася лампу, которая освещала комнату.

В темноте Кенди молча поблагодарила его за этот жест. Она сняла халат и быстро залезла под одеяло. Он повернулся на бок, спиной к ней, и несколько минут спустя его дыхание стало ровным, давая знать о сне.

Блондинка положила голову на подушку, стараясь лечь как обычно. Напрасно. Она ненавидела Терри из-за его наглости спать как бревно, пока простыни обжигали ее кожу. Она не хотела вспоминать его поцелуй, но это было невозможно, когда он лежал в нескольких сантиметров от нее, и она могла чувствовать его запах, от которого у нее щекотало в носу. Прошло несколько часов, прежде чем сон до нее добрался. Однако, она не нашла желанного покоя в своих снах, продолжая чувствовать нарастающие давление губ Терри на ее.


Софи забыла закрыть шторы прошлой ночью, и поэтому первые лучи солнца проникли в спальню, отражаясь на волосах Кенди. Поддерживая голову кулаком правой руки, Терри смотрел на девушку, спавшую рядом с ним. Он хотел запомнить этот момент, как самый счастливый в его жизни. Он часто мечтал просыпаться рядом с нею, и хотя между ними ничего не было прошлой ночью, в любом случае это было так, как он себе представлял.

Он должен был признать, что поддерживать безразличие прошлой ночью было совсем не просто. Простой факт того, что он мог видеть Кенди с распущенными волосами, свободно падающими на спину, подразумевал, что он был допущен в секреты невинной девушки, где место лишь мужу. Видеть ее в этой сорочке из белого газа было еще хуже. Ткань подчеркивала округлость ее бедер, а вырез был благоразумным, но очень искушающим, позволяя увидеть ее белую кожу груди. К счастью для него, она быстро отреагировала и прикрылась халатом. Сейчас же при утреннем свете, Терри увидел, что тело Кенди полностью сформировалось. И если та еще не созревшая девчонка, которую он встретил в колледже, разбудила в нем навязчивую привлекательность, то женщина, которая сейчас спала рядом с ним, сводила его с ума.

Он думал, что сможет контролировать свои эмоции, но нет, спать рядом с ней оказалось самым трудным заданием в его жизни. Вдобавок, движения Кенди в постели, абсолютно ему не помогали, доказывая, что ей тоже было трудно уснуть. Терри чувствовал каждое незаметное изменение ее дыхания, каждый поворот то на левую, то на правую сторону, каждое скрытое трение на простынях. Это было мучение до тех пор, пока она, наконец, не заснула к первому часу ночи. Потом, посреди ночной тишины, осталась только уверенность, что она спала рядом с ним, чужая. Достаточно было одного движения, чтобы коснуться ее и утолить пустоту, которую он чувствовал... но нет... он не заслуживал этого. Но было что-то еще, чего он желал больше, чем тело Кенди, и это было ее сердце.

Сейчас, когда наступил рассвет, девушка спокойно спала, и он мог смотреть на нее без страха, что его глаза могли выдать его чувства. Не в силах нарушить волшебный момент, Терри ласкал взглядом ее нежные щеки, медленно опускаясь до шеи, где он мог увидеть почти незаметную голубую вену. Потом он вновь возвращался к губам, вспоминая поцелуй прошлого дня, который был неизбежен.

" О чем ты думал?" - спросил он себя, потерев свой лоб с раздражением. - "Я вел себя как новичок в своей первой любовной сцене. Я должен был дать ей сценический поцелуй, который был бы менее неудобным для нее и все сочли бы за настоящий. Но нет, надо было потерять контроль и поцеловать ее по-настоящему!"

Дрожь пробежала по телу, когда он вспомнил вкус губ Кенди и теплую влажность, которой они обменялись на секунду. Он должен был признать, что полностью потерял контроль, и в этот момент ему показалось, что она отвечала на его поцелуй, но он был уверен, что это было лишь его воображение. Ему надо было противостоять ей с большей силой, однако он нарушил свое обещание и осмелился дотронуться до щеки спящей девушки. Если бы он мог поцеловать ее снова...

Легкое движение означало, что она начала просыпаться, не давая ему во времени, чтобы спорить с собой из-за своей смелости. Через несколько секунд она открыла огромные зеленые глаза, в которых читалось удивление, освещаемое светом.

- Доброе утро, - сказал он, стараясь скрыть свои эмоции. - Я вижу, что ты осталась той же соней, которая опаздывала на уроки.

Кенди ничего не ответила. На секунду она не могла сообразить, что надо делать в таких случаях. Она только что проснулась рядом с Терри, и больше всего она хотела - обнять его, но она ограничилась тем, что состроила негодующую гримаску из-за комментария Терри.

- Я надеялся, что ты проснешься раньше, - прокомментировал он.

- Я думала, что когда проснусь, ты уже будешь в своей комнате, - наконец, сказала она, не зная, как будет вставать с постели, одетая только в ночнушку, а ее халат лежал в нескольких метрах от постели.

- Я должен сделать кое-что важное перед тем, как уйти, но для этого ты должна встать, - ответил он, вставая. Он взял ее халат и отдал ей, потом повернулся к ней спиной, предоставляя Кенди уединение.

Кенди быстро одела халат и прыжком встала, будто сидела на раскаленных углях.

- Я уже могу поворачиваться? - нетерпеливо спросил он.

- Ээ... да, - пробормотала она. - Что ты должен сделать такого важного перед тем, как уйти?

Ничего, не говоря, молодой человек вытащил из своего кармана нож. И перед недоверчивым взглядом блондинки порезал себе ладонь; рана была достаточно глубокая, чтобы кровоточить.

- Что ты делаешь, Терри? Ты с ума сошел? - воскликнула она.

Все еще ничего не говоря, он подошел к кровати и надавил на рану, - в центре постели появилось пятно крови.

- Эта предосторожность гарантирует, что наша первая брачная ночь была настоящей. Это все, - ответил он и, не говоря больше ни слова, ушел в свою комнату.

Кенди осталась стоять и смотреть на пятно крови с большой пустотой в сердце.
Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 1144 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы