Вторник, 24.10.2017, 10:22
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 7
Глава 4
Неожиданные встречи



Сильный леденящий ветер неистово трепал локоны белокурой девушки, которая недвижно стояла на ступеньках поезда. Она будто находилась здесь в решающий момент, в котором единственное, что могло быть в ее разуме, было окровавленное тело человека, которого она не смогла спасти. Единственное, что она слышала в этот болезненный момент, был металлический шум колес поезда с бесконечным железнодорожным путем, и ей казалось, что она оглохла от оглушительной трагической мелодии, звучавшей в ее ушах, заставляя ее чувствовать безутешное горе и странное ощущение. Поезд ехал, и ей казалось, что он пробирается через устрашающий, похоронный и густой туман, который она знала с малых лет, сейчас он вновь завладел ее сердцем, но в этот раз он был более горький и болезненный из-за того, как безжалостно Рэймонда Беренгера лишили жизни.

Ослепительно красивые зеленые глаза, которые всегда завладевали всем человеческим существом, сейчас наполнились гневом и бессилием; ее несравненная улыбка полностью исчезла, и вместо нее на ее лице застыло выражение раздражения и боли. Несмотря на все многочисленные страдания, которые она испытывала в прошлом, никогда раньше на ее лице не отображалось такое душевное волнение.

Эта совокупность чувств переполняла сердце Кенди; они были такими сильными и душераздирающими, что заставили ее потерять понятие реальности, которая окружала ее и, которая, несомненно, была опасна. За ее спиной, темная и высокая фигура, которая тщательно наблюдала за ней так, как делает это хищник, перед тем как атаковать и покончить со своей добычей.

Несмотря на непроглядную тьму этим вечером, можно было понять, что это был мужской силуэт, с дьявольски сверкающим взглядом и одетый во все черное. Мужчина, стоявший в нескольких метрах от девушки, начал молча приближаться к ней бесшумными шагами, однако девушка не ощутила его присутствие, пока не было уже слишком поздно. Она стояла неподвижно, молча и не отрывая взгляда, смотрела на горизонт, куда улетело письмо Беренгера... письмо, которое потерялось в густом тумане, и которое она уже не могла отдать полиции, как молил ее об этом тот человек.

Тем не менее, неожиданно в ее разуме появился образ маленькой девочки с белокурыми волосами и красивыми синими глазами, и это заставило ее очнуться и понять, что не все потеряно, так как последнюю просьбу Рэймонда она все еще могла исполнить. Однако, когда Кенди начала приходить в себя, и энергия начала наполнять ее тело, сильная рука схватила ее за талию и неистово потянула ее, до тех пор пока ее взору не предстал окровавленный нож. Захваченная девушка быстро задышала, и, несмотря на то, что внутренне она чувствовала, что должна была быстро освободиться от этой руки, блестящий стальной блеск, испачканный в крови, заставил ее стоять спокойно, пока тяжелый и глубокий голос того человека не раздался в ее ушах, наполняя ее угнетающим страхом.

- Посмотрите, кто тут у нас здесь: красивая, но слишком любопытная принцесса, сбежавшая из своего хрустального замка. Ты не знаешь, во что ты вмешалась, милая, - сказал незнакомец, силой приближая ее к себе.

- Пожалуйста... отпустите... я Вас прошу, - пылко выговорила она.

- Отпустить?.. Я не думаю, что это хорошая идея. Ты видела и слышала слишком много, глупая девчонка, и мне это не подходит. Честно говоря, мне не нравится посылать на тот свет таких миловидных девушек, как ты, но этом случае у меня нет другого выхода, - и пока он это говорил, он приблизил свое лицо к шее Кенди, провоцируя ее на почти неуправляемую дрожь.

- Я прошу Вас... позвольте мне уйти... я клянусь, что ни кому ничего не расскажу, - просила его девушка.

- Правда? Но я не верю таким красивым девушкам как ты, и чтобы не ошибиться, лучше будет прямо сейчас отправить тебя на небеса, для того чтобы, если ты все-таки захочешь открыть свой рот и рассказать кому-нибудь о том, что здесь произошло, то единственными твоими слушателями были бы ангелочки, - ответил человек, приближая к ее правому боку нож, и медленно вытирая его об ее платье.

- Пожалуйста... отпустите меня, - вновь сказала Кенди, почувствовав нож так близко от своего тела.

- Возможно, отпущу, а возможно, и нет... Как ты думаешь, а?.. хотя это решать мне. Жаль отправлять тебя на тот свет, прежде всего, когда ты могла бы стать великолепной игрушкой, - сухо изрек он, начиная с помощью ножа расстегивать пуговицы на ее платье.

- Что Вы делаете?.. пожалуйста... позвольте мне уйти, - вновь повторила Кенди, отчаянно пробуя освободиться из его хватки.

- Спокойно! Я джентльмен, но если мне перечат, то я превращаюсь в ужасно невежливого типа, и я не думаю, что ты захотела бы узнать другую часть моей личности, правда, милая?.. Лучше расслабься и наслаждайся моментом. Даже больше, я обещаю тебе, что если ты будешь хорошо себя вести и сотрудничать со мной, не переча тому, что я сказал, то, возможно, я оставлю тебе твою драгоценную жизнь... Что ты думаешь об этом?.. Ты согласна?... Что происходит, красавица?... Почему ты продолжаешь дрожать? Ааа, знаю, что с тобой!.. Тебя беспокоит, что ты будешь делать это с незнакомцем, не надо беспокоиться, принимай это как игру, в который ты и я получим удовольствие. Я обещаю, что если ты мне понравишься, то я позволю тебе жить, но если же ты далее будешь себя вести, как капризная девчонка, то у меня не останется другого выхода, кроме как УБИТЬ ТЕБЯ... понятно, милая?.. ты согласно с условиями моей игры? - спросил человек, лаская щеку Кенди.

- Дегенеративный подлец!.. Не смей касаться меня своими грязными руками! - крикнула Кенди, ударив его по рукам.

- ДУРА!.. Ты думаешь, что ты очень умная, да, красавица? Но я тебе докажу обратное. Никто не смеет называть меня дегенератом, не заплатив за это. Эти грязные руки закроют твой сладкий рот, и будут касаться твоего чистого тела, - и пока он это говорил, он начал разрывать ее шелковое платье, в то время как она старалась освободиться из лап этого ужасного убийцы.

Неистово, он дернул платье девушки, нетерпеливо стараясь снять с нее всю ее одежду. Однако, эта смесь желания и нетерпения, заставила его бессознательно бросить нож на пол, чтобы обоими руками завладеть телом девушки, той совершенной красотой, уже полностью околдовавшей его. Кенди заметила это и использовала возможность, чтобы ногой выбросить нож из поезда, однако убийца не обратил на это внимания, так как в данный момент нетерпеливое желание обладать этой девушкой было гораздо важнее для него, чем что-то еще, что происходило вокруг него.

Белокурая девушка продолжала с верой, что он был уже безоружен, сражаться с убийцей, но он, несомненно, был слишком силен для нее; тем не менее, она энергично сопротивлялась, моля Бога помочь ей, так как не смогла бы еще долго противостоять ему. Его действия с каждым разом становились более угрожающими, и из-за этого ей было все более труднее удерживать его вдали от себя.

В своем разуме, Кенди на несколько секунд увидела сразу несколько отрывков своего прошлого: сначала дом Пони и неясные силуэты мисс Пони и сестры Марии; потом она вдали заметила холм, где так часто играла вместе с Анни, Томом, Джимми и со всеми детьми дома Пони, однако дорогой ей холм внезапно исчез, в то время как радостные лица ее друзей начали меняться. Казалось, что это была иллюзия, так как сейчас она оказалась у реки, где в первый раз увидела Арчи, потом каменная стена Стира, потом сад Энтони и, в конце концов, непроницаемый фасад колледжа Святого Павла, где она увидела хрупкий образ Пати. Во вспышке пламени идей и воспоминаний, все ее воображение окутало ее разум, наполняя ее глаза видом особняка Эндри в Лейквуде, где в первый раз она услышала звук волынки, и потом она заметила Альберта, появившегося перед ней в темной дымке.

Кенди пыталась продолжать отбиваться от этого человека, но это было уже практически невозможно, так как она, несомненно, ослабевала. Он заметил это и начал еще сильнее добиваться ее, чтобы полностью запугать и подчинить ее своим нездоровым желаниям. Тогда-то Кенди и подумала, что все для нее было потеряно, и что она больше не могла сопротивляться, но неожиданно в ее разуме появилась фигура человека, которого она больше всего на свете любила, за всю свою короткую жизнь... человек, которого она любила всем своим сердцем. Там был Терренс Гранчестер, смотря на нее своими глубокими синими глазами... теми глазами, которые невосполнимо завоевали ее в прошлом и которые продолжали быть ее настоящим. Казалось, что единственное выражение лица ее Терри, просило ее не сдаваться и продолжать бороться за свою жизнь. Тогда девушка собрала все свою силу, которая у нее осталась, и сильно ударила человека, который ее неистово обнимал.

Кенди воспользовалась его замешательством и хотела убежать, однако она забыла, что ее платье не позволяло ей быстро передвигаться. Как будто бы несчастье преследовало ее в этот момент, девушка упала и сильно ударилась головой об пол, потеряв сознание, и осталась лежать там как будто мертвая. Человек, который уже отошел от ее сопротивления, начал приближаться к ней с ухмылкой победы.

- Да, красавица... тебе не везет... - и, говоря это, он снял с себя черный плащ, который был порван девушкой во время ее попыток сопротивления, которые сейчас оказались бесполезными. Продолжая свой зловещий ритуал, убийца растянул ремень и снял рубашку, опускаясь на колени около ослабленного тела девушки и правой рукой, полностью разрывая юбку, которая все еще покрывала ее ноги. Пока его глаза наполнялись совершенными формами девушки, в его разуме возникло лицо Рэймонда Беренгера, который перед тем как умереть, пытался угрожать ему. - Какой ты был глупец, Беренгер! Я все еще слышу твой отвратительный голос, когда ты говорил мне, что я пожалею обо всем и что, в конце концов, окажусь в тюрьме. Глупец, ты, Беренгер! До того, как этот Миллер узнает, что на самом деле произошло в этом поезде, он и его несчастные сыщики задохнутся в собственной крови, - иронически смеясь, сказал Артур Джексон.

Однако, когда он собирался осуществить свое грязное дело над Кенди, разбуженная суматоха с быстрыми шагами вблизи тамбура, где он находился в девушкой, раздалась в его ушах. Голоса людей были хорошо слышны, и Джексон решил быстро отступить, подбирая с пола свою одежду и подходя к выходу вагона, чтобы забраться на крышу и спрятаться там. Он был зол, так как понимал, что эта красивая девушка все-таки ускользнула из его рук. Тем не менее, он обратил внимание, что там, в тамбуре все еще лежало мертвое тело Беренгера, и он быстро подошел и выбросил тело из поезда, чтобы избежать какого-либо доказательства его подлого убийства.

Тем временем, в тамбуре вагона, Кенди без сознания лежала на полу, ее тело обдувал ветер, поскольку одежда лишь едва покрывала ее. В момент, когда люди вошли туда и увидели ее, они услышали болезненный голос со стороны одного из них.

- Кенди... Боже мой!.. Что с тобой сделали? - воскликнул испуганный Арчи, быстро приближаясь к своей кузине. Однако, один из полицейских, который его сопровождал, не позволил, чтобы он коснулся девушки, задержав его за локоть.

- Нет, мистер Корнуолл, Вы не должны касаться ее. Возможно, она мертва, и Вы не должны приближаться к ней до тех пор, пока ее не осмотрит врач, - сказал полицейский, удерживая Арчи.

- Мертва?.. Кенди мертва?.. нет... этого не может быть... не может быть! - отчаянно воскликнул молодой человек, старясь освободиться от полицейского.

- Успокойтесь, мистер Корнуолл! Я понимаю, что Вы сейчас чувствуете, но в этом случае мы должны придерживаться правил протокола, - объяснил полицейский, стараясь успокоить Арчи, но это оказалось бесполезным, так как Арчи все же сумел освободиться от полицейского и быстро подошел к своей кузине, которая неподвижно лежала на полу. В мгновение, когда он прикоснулся к ней, его лицо внезапно побледнело, а его глаза остекленели, потому что он почувствовал холод смерти на руках Кенди... тот же холод, который он почувствовал на лбу Энтони, когда его нашли мертвым на полях Лейквуда.

- Бог мой!.. Этого не может быть... сначала Энтони... потом Стир... а сейчас Кенди... сейчас, ты тоже забираешь ее, - крикнул, всхлипывая, Арчи, обнимая безвольное тело девушки. Однако, когда он придвинул ее ближе к себе, он услышал, что сердце девушки все еще бьется. Он немедленно приложил ухо к ее груди и с радостью понял, что Кенди была жива. - Она жива... ее сердце слабо бьется... и я не могу нащупать пульс... но она жива, - сказал Арчи, быстро поднимая Кенди.

Полицейские пошли за врачом, а Андерс, Смит и Браун начали тщательно осматривать тамбур, надеясь найти какие-нибудь следы нападавшего.

- Карлос, предупреди мисс Брайтон о том, что случилось, и потом проводи ее к кабине врача, - быстро отдал приказ старший полицейский, двигаясь к выходу вагона.

- Есть, сэр, - ответил он, в то время как другие начали исследовать вагон и тамбур.

Арчи твердым и быстрым шагом следовал за полицейскими, его единственным желанием было как можно скорее отдалить Кенди от того места, где она чуть было, не потеряла жизнь. Однако, передвигаясь по вагонам к врачу, ужасная мысль подкралась в его разум... мысль, которая заставила его задрожать. В одно мгновение его тоска и грусть исчезла, заменяясь страхом и безысходностью, когда он вспомнил, что было с одеждой Кенди. Возможно, что его подруга детства потеряла то самое сокровенное и важное для девушки? Тому грязному ублюдку удалось совершить свой отвратительный замысел? Возможно, он нашел ее слишком поздно и не смог защитить ее?

Арчи продолжал быстро идти, пока эти вопросы все сильнее и сильнее звучали в его голове, терзая его сердце и душу. Единственное, что он делал в данный момент, так это просил Бога, чтобы все его догадки оказались неверны... что это не произошло с Кенди, так как если это так, то он был бы единственным ответственным за это.


Спокойствие вечера царило на улицах Нью-Йорка, по которым автомобиль мчался к окраине города, где находился дом, который Терренс Гранчестер купил для того, чтобы его невеста Сюзанна могла там спокойно жить и реабилитироваться.

Когда девушку выписали из больницы, она вернулась в квартиру, где жила со своей матерью. Молодой актер обратил внимание, что квартира его невесты была не самым подходящим местом для ее восстановления, и он предложил миссис Марлоу переехать в другое, более спокойное место, туда, где не было бы слышно оглушительного шума улиц, как на Колон стрит. Мать Сюзанны с радостью приняла предложение своего будущего зятя, частично из-за здоровья своей дочери, и частично потому, что она никак не могла упустить возможность выбраться из простого квартала и переехать жить в район посолиднее.

Несмотря на то, что Сюзанне нравилось вместе с Терри выбирать их будущий дом, слабый интерес актера и настойчивость ее матери, чтобы они как можно скорее переехали, заставили ее выбрать самый первый дом, который она увидела, и который в скором времени стал бы их с Терри общим домом. Для Сюзанны этот большой особняк представлял собой исполнение ее страстного желания, а для Терри, это место было лишь напоминанием об его ответственности перед девушкой, которая спасла ему жизнь, и символом несчастья и полного опустошения, так как внутри него, в его мыслях, его не покидал ослепительный образ медсестры из Чикаго, который он не смог забыть. Да, Терри старался изо всех сил забыть эти глубокие воспоминания о Кенди, но ему стоило лишь увидеть дерево, прочесть какую-нибудь поэму или почувствовать аромат диких цветов, и он вновь в своих мыслях видел фигуру своей веснушчатой малышки. Это с каждым разом заставляло чувствовать его все более истощенным и огорченным.

Для Терренса было просто невозможно забыть Кендис Уайт, он пытался забыть ее в течение двух лет, и это все было бесполезно, так как никто и ничто не могло уничтожить моменты, которые он пережил с ней в прошлом. И этим вечером, в его разуме, воспоминания о ней были в особенности сильны, проникновеннее и болезненнее. Это было как будто странное видение, которое молодой актер миллион раз ощутил в течение всего вечернего представления; ему казалось, что он видел Кенди, лежавшую на полу, как в ту дождливую ночь в колледже Святого Павла. Этот образ снова и снова появлялся перед глазами актера, который чем больше пытался сосредоточиться на своих словах и воплотиться в принца Датского, тем меньше это у него это получалось. В этот раз его великолепное искусство актера, которым все восхищались, будто внезапно исчезло.

Роберт Хэтуэй научился распознавать и уважать внезапные сентиментальные перемены в своем молодом ученике, так как знал, что его жизнь была совсем не легкой, и что его иногда появляющаяся эмоциональная нестабильность связана с грустным воспоминанием Терри о прошлой жизни, когда он страдал. Так что, как отец, защищающий своего сына, Роберт внезапно понял, что парень немного ослабел, и он решил отложить репетиции и отправил его домой, чтобы он отдохнул и, следовательно, подготовился к завтрашнему дню, который имел большое значение для карьеры Терренса, так как завтра ему получать премию от театральный критики как самому лучшему драматическому актеру в спектакле - Гамлет.

Терри поблагодарил своего учителя за этот любезный жест и за понимание, как всегда благодарил его за советы, который тот давал ему почти ежедневно, и эти советы были для молодого актера ахиллесовой пятой, чтобы продолжать сражаться. Однако единственное, что осталось неизменным в характере Терри, это его странная смесь безразличия и мрачности, которая мешала ему заводить друзей в прошлом и, следовательно, в настоящем. Так что единственным другом, на которого он мог рассчитывать, был Роберт Хэтуэй... и в одно мгновение он подумал, что его сын, Томас, также был его другом... но это было лишь на секунду.

Автомобиль ехал дальше, и особняк пары Гранчестер-Марлоу, расположенный в благоприятной зоне Ричмонда, был видел отчетливее, и хотя это значило, что молодой актер должен был надеть маску и скрыть свое настроение, чтобы не волновать невесту своими личными переживаниями, сегодня это настойчивое и печальное видение его вечной любви не позволило сделать то, что у него так хорошо получалось ежедневно.

Терри остановил автомобиль напротив главного входа своего будущего дома, медленно вышел из машины, прошел несколько метров и остановился перед каменными колоннами, элегантно обхватывающими порог особняка, где можно было уже увидеть выгравированную табличку, на которой ясно было написано: "Семья Гранчестер". Терри, не отрываясь, рассматривал каждую букву, вырезанную на бронзе, и мгновенно вспомнил день, когда мать Сюзанны настаивала на том, чтобы как можно скорее повесить вышеупомянутую табличку на входе в дом. Молодой актер уже понял, что разговаривать с этой женщиной было практически невозможно, так как если ей что-то взбрело в голову, то ее невозможно было переубедить, и, кроме того, он также понимал, что Сюзанна поддерживала предложение своей матери, так что, хотя эта идея была ему неприятна, ему пришлось уступить воли двух женщин... воли, которая, казалось, будет навязана ему всегда.

Терри медленно достал из кармана ключи от главного входа и открыл железную калитку, которая вела к огромному саду, где за предыдущие месяцы все погрузилось в сон, однако сейчас он казался более чем живым. Каждый сантиметр сада сверкал различными цветами на необъятной зеленой пастьбе, у которой этим вечером был особенный блеск в сочетании со светлыми лучами луны. Фасад особняка блистал весенним взрывом, и все это благодаря молодому садовнику, которого Терри нанял пару недель назад. Однако это необыкновенное цветение сада казалось странным молодому актеру, так как мать Сюзанны несколько раз пыталась сеять множество видов цветов и растений, но так и не добилась желаемого результата, та же участь постигла и других пятерых садовников, которых нанимали воскресить сад. Тем не менее, парень, которого нанял Терри, в мгновение ока преуспел в том, чтобы дать жизнь умершему саду... саду, который, актер думал, был таким тенистым и бесплодным, как его собственное сердце.

Не понимая этого, Терренс Гранчестер зачарованно смотрел на сад, заполненный множеством разных цветов, красота которых была подобна небу и звездам, и которые, несмотря на поздний вечер, наполняли душу Терри спокойствием таким, каким он и не подозревал, что может почувствовать от такой красивой простоты природы.

Терри стоял будто под гипнозом, восхищаясь ароматом, исходящим от разных цветов, однако фигура человека вдалеке заставила его очнуться от летаргии и взглянуть в другую сторону сада. Сначала он подумал, что этот человек, находившийся в саду в столь поздний час, всего лишь решил посягнуть на его собственность и сотворить какую-нибудь пакость, так что, недолго думая, актер направился к проходимцу решительным и быстрым шагом, хотя чем ближе он к нему подходил, тем медленнее и молчаливее становился его шаг. Когда он уже был достаточно близко к этому человеку, который, по всей видимости, работал в этом саду, Терри узнал в нем Исаака, которого он лично нанял заботиться о саде.

Тем не менее, там было нечто большее, что привлекло внимание Терренса, нечто, что заставило его на время забыть о присутствии садовника. Напротив себя он узрел божественное видение: красивый молодой куст белых роз, чье цветение было самым возвышенным, что он когда-либо видел. Аромат этих роз наполнил его разум волнением и полностью потряс его существо так, как это могло произойти, если бы он заметил присутствие одной женщины. Молодой актер неподвижно стоял несколько минут под сильным впечатлением, которое разбудили в нем эти прекрасные чистые лепестки роз. Однако, справившись с собой, он обратился к садовнику, который даже не заметил присутствие своего хозяина.

- Я думаю, что проводить все время в этом саду является для тебя нечто особенным, Исаак... и мне кажется, я знаю, почему, - сказал Терри, в то время как парень нервно выронил ножницы, которыми подстригал розы.

- Сэр... Вы так меня напугали... я не слышал, как Вы подошли, - сказал он, потому что присутствие Терри действительно его удивило.

- Я уже сказал тебе, чтобы ты не называл меня "сэр", зови меня просто Терри, - заявил актер, поднимая ножницы, которые уронил Исаак, и любезно возвращая их ему.

- Да... Вы говорили мне это... но миссис Марлоу не понравилась эта идея, и она приказала мне обращаться к Вам уважительно, - ответил садовник, беря ножницы.

- Миссис Марлоу может говорить все, что угодно, но мне нравится, что мои друзья обращаются ко мне по имени... согласен? - ответил Терри.

- Согласен, Терри, - сказал садовник.

- Так гораздо лучше. А сейчас ты можешь мне сказать, что ты делаешь здесь в такое время? - спросил молодой актер, которого вновь загипнотизировал великолепный куст роз.

- Забочусь о сокровище, как учил мой дедушка несколько лет назад, - гордо ответил Исаак, тем самым, заинтриговав Терри.

- Сокровище? - спросил актер.

- Да, чудесное сокровище: цветок, который не каждый может посадить в своем саду и ухаживать за ним, так как техника ухода за этим цветком отличается от той, с которой ухаживают за другими видами роз. Этот сорт роз очень особенный, и нуждается в особой заботе, - убежденно ответил парень, полностью заинтриговав Терри.

- Этот куст нуждается в особом уходе?.. скажи Исаак... откуда твой дедушка так хорошо знал, как надо заботиться об этих розах?.. Может, он сам их вырастил? - спросил Терри.

- Нет. Мой дедушка был очень хорошим садовником, и я бы сказал, что он был лучшим во всей Америке, но не он вывел сорт этой красивой розы, а его молодой хозяин, у которого он служил восемь лет назад. Кажется, он нашел вдохновение в красоте женщины и решил создать розу, которая была бы так же красива, и красота которой была бы единственной в своем роде. Честно говоря, это самое ослепительное, что я видел в своей жизни, - заявил Исаак, глядя на совершенную розу.

- Вдохновение в красоте женщины?.. Кажется, это единственный мотив самых сверкающих эмоций этого мира... и также самых тенистых, - сказал Терри меланхолическим тоном, пока в мыслях вновь видел несчастный случай с Сюзанной.

- Что с тобой, Терри? - спросил Исаак, заметив, что синие глубокие глаза его друга наполнились густым темным туманом.

- Ничего... скажи, а ты знаешь, как закончилась история этого юноши и его возлюбленной? - спросил актер, не отрывая взгляд от белоснежной розы.

- Разлукой и трагедией, - тихо ответил садовник, снимая соломенную шляпу и садясь на корточки около куста роз.

- Ничего странного. Интересно, что самые красивые истории любви всегда заканчиваются трагично... я это знаю. А ты знаешь причину, по которой им пришлось расстаться? - спросил Терри.

- Смерть была всему виной. Парень, который вывел сорт этой розы, умер, упав с лошади. Как говорил мой дедушка, его возлюбленная сильно страдала из-за его смерти, и тогда ее семья решила отправить ее в другую страну, чтобы она постаралась забыть о случившемся. Мне трудно поверить в такой печальный конец, но это то, что мне рассказал мой старик, - ответил Исаак, не поднимая свой взгляд, и поэтому он не заметил, как изменилось лицо его друга, который мгновенно побледнел, и на лице которого отразилась боль, как будто мир в одно мгновение разом обрушился на него.

- Как звали того парня?.. Ты знаешь его имя, Исаак? - спросил актер столь страстным тоном, что заставило садовника немедленно подняться.

- ... Если честно, то я не помню... мой дедушка давно рассказывал эту историю, - ответил парень, удивившись, как быстро в глазах Терри меланхолический блеск сменился отчаянным.

- Постарайся вспомнить его имя... или девушки... тебе известно имя девушки? - спросил Терри, тряся за плечи садовника, который уже не знал, чего можно в дальнейшем ожидать от молодого хозяина.

- Да, я помню ее имя, я никогда бы не смог забыть его, потому что у этой розы ее имя. Девушку зовут Кендис, и этот чудесный сорт роз назван в ее честь "Милая Кенди", - ответил удивленный Исаак, и хозяин отпустил его и взглянул на белоснежный куст роз.

- "Милая Кенди"... теперь все понятно... теперь я понимаю, почему этот сад стал таким сверкающим. Энтони не ошибся, когда назвал эту розу твоим именем, потому что она так же совершенна как ты, дорогая моя. После всего, сейчас я думаю, что моя судьба не так уж и плоха. В конце концов, твой дух будет делить со мной мое жилище, - прошептал Терри, прикасаясь к кусту белых роз.

Исаак неподвижно стоял, наблюдая за молодым хозяином. Парень не совсем понимал, что происходило, но в глубине души знал, что его друг также любил девушку с таким же именем, как у этой розы, и что его любовь закончилась также трагично. Несмотря на то, что он хотел найти подходящие слова, чтобы поддержать актера, он просто не мог привести в порядок свои мысли и меньше всего хотел оказаться неуместным и неуклюжим своих словах, так что он решил молча поддержать его. Однако не прошло и нескольких минут, как актер встал и дрожащим голосом обратился к садовнику.

- Хорошо заботься об этом кусте роз, Исаак. Пусть умирает целый сад, но эта роза должна всегда сиять... ты понял? - спросил Терри.

- Да, Терри, как скажешь, - откликнулся Исаак.

- Я доверяю тебе. Сейчас я ухожу, у меня нет настроения видеть Сюзанну.

И с этими словами, Терренс Гранчестер быстро покинул сад особняка, ни разу не обернувшись. А в это время из большого окна белокурая девушка с огромной печалью наблюдала его отъезд.


Сюзанна Марлоу с болью в сердце следила за каждым движением Терри, с его прибытия и до момента, когда он быстро уехал. У нее не было ни малейшего понятия о том, о чем мог говорить ее жених с Исааком, однако она понимала, что, в конце концов, начальной темой разговора была Кендис Уайт. Молодая актриса прекрасно знала, что, несмотря на то, что уже почти два года она является невестой Терри, в его сердце все еще была та молодая медсестра из Чикаго, и это, естественно, причиняло ей глубокую боль. Однако мысль о скором браке с Терри и ежедневной жизнью вместе с ним давала ей надежду, что он вскоре будет смотреть на нее другими глазами и полюбит ее, хотя это будет лишь десятая часть того, как любит она его, и все это давало девушке силы. Однако, этим вечером, странная позиция Терри заставила Сюзанну почувствовать стыд и впасть в депрессию, которую она никогда раньше так сильно не чувствовала. Ее синий ясный взгляд в течение всего дня смотрел в окно, чтобы фигура ее жениха отразилась в ее глазах, однако это ожидание не оправдало себя, так как любовь всей ее жизни даже не зашел поприветствовать ее. Сюзанна в первый раз за все это время почувствовала, что вынужденное пребывание Терри рядом приносило страдания им обоим; он страдал, так как не мог жить с женщиной, которую действительно любил, и она страдала каждый раз, видя его удрученным и отчаявшимся. Но что она могла сделать, чтобы облегчить эту ужасную ситуацию, в которой они оказались? Она не могла его отпустить, так как в своем жалком состоянии единственным доступным ей счастьем был брак с Терри. Кроме того, никто больше не заинтересуется калекой и не захочет провести с ней всю жизнь.

Однако, несмотря на то, что ее сознание кричало о том, что она должна была освободить Терри от его обещания и ответственности, ее страх остаться одинокой был гораздо могущественнее голоса правды, исходящим из ее сердца. Итак, несмотря ни на что, Сюзанна Марлоу все же решила выйти замуж за Терренса Гранчестера, хотя и знала, что он не любит ее.

Девушка очнулась от угнетающих мыслей, заметив, что ее медсестра вошла в комнату и медленно приближалась к ней.

- Сюзи... ты в порядке? - спросила Джоан Кэйн девушку, которая неотрывно смотрела на горизонт.

- Я в порядке. Мне пора принимать лекарства? - спросила девушка.

- Да, уже пора, но если ты хочешь, то ты можешь выпить их после посещения Терренса, - ответила медсестра, садясь на кровать Сюзанны.

- Нет, я выпью их сейчас. Терри не придет сегодня, - пробормотала Сюзанна, а глаза ее наполнялись слезами.

- Но Сюзи... Что происходит?.. Почему ты плачешь? - спросила медсестра, давая ей платок, чтобы та вытерла слезы.

- Ах, Джоан!.. Я так несчастна... он все еще любит ее... он продолжает любить Кендис Уайт, - отчаянно крикнула Сюзанна, не сдерживая слез.

- Как ты можешь быть так уверена в этом?.. Это он тебе сказал? - спросила Джоан.

- Нет... он никогда не скажет этого... но я знаю... знаю, - объяснила девушка, стараясь сдержать слезы.

- Тогда, если ты так уверена, что он тебя не любит, и что он все еще продолжает любить эту девушку, почему ты остаешься с ним, Сюзи? Почему продолжаешь готовиться к свадьбе? - спросила медсестра, подавая девушке стакан воды.

- Потому что я люблю его, и не хочу его терять. Мне неважно, что я проливаю кровавые слезы, лишь бы только он остался со мной. Я клянусь, что, если Терри будет со мной, я смогу вынести все, даже мысль о том, что он будет вечно любить другую, - пылко ответила Сюзанна, выпив воду.

- А ты не думаешь о том, что может произойти, если он решится на ее поиски, или она начнет искать его, и тогда...

- Этого никогда не произойдет, - резко прервала ее Сюзанна, роняя стакан на пол. - Терри никогда этого не сделает... а она... Кенди... она не способна разлучить меня с ним... она мне обещала той ночью, в больнице... она поклялась мне, что навсегда расстанется с Терри... и она сдержит свое слово... она сдержит его, чтобы я была счастлива... она никогда не начнет искать его... никогда, - заявила Сюзанна, уставившись на тысячи маленьких осколков.

- Не будь такой доверчивой, Сюзи, потому что обещания хрупки как стекло. Так же, как и этот стакан разбился, как только упал на пол, может, и слово этой девушки потеряет силу, как только она вновь увидит Терренса, - изрекла Джоан, вставая на колени, чтобы собрать осколки, разлетевшиеся по всей комнате.

- Нет, ты так говоришь, потому что не знаешь Кенди. Она непохожа на других, она хорошая и добрая. Если бы она не вмешалась, то сейчас я была бы мертва. У меня все есть лишь благодаря ей... все... и это заставляет меня чувствовать себя очень несчастной, потому что благодаря Кенди я счастлива, но благодаря мне несчастна она, - ответила Сюзанна, передвигаясь на инвалидном кресле к туалетному столику.

- Благодаря ей ты счастлива?... Ты действительно в это веришь, Сюзи? - иронически спросила медсестра, глядя карими глазами в глаза девушки.

- Да... Я в это верю... - Сюзанна запнулась, так как она никогда себе не простит, что той ночью она принесла страдание Терри, Кенди и себе, когда Кенди покинула Терренса.

- Сюзанна, ты очень красивая девушка, и ты могла бы получить все, что пожелаешь, если бы ты только была менее сентиментальной. Ты знаешь, что сделала бы эта девушка, оказавшись на твоем месте?.. Привязала бы Терренса к себе еще сильнее... привяжи его к себе еще сильнее, и ни Кенди, ни любая другая женщина не сможет отнять его у тебя, - сказала женщина, коварно улыбаясь.

- Привязать его еще сильнее?.. Я не понимаю тебя, Джоан, - прошептала Сюзанна, опуская взгляд.

- Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю, девочка моя... или, может, ты хочешь, чтобы я объяснила тебе поподробнее? - саркастически воскликнула медсестра.

- Это неважно... в такой ситуации, в какой нахожусь я, это было бы очень трудно сделать... кроме того... Терри не сделал бы этого, - ответила Сюзанна, не поднимая глаз.

- Хорошо, возможно, ты права. Но мы могли бы придумать что-нибудь, и добиться этого. Я могу помочь тебе, если ты решишься на это, - сказала Джоан, играя с двумя осколками, которые взяла с пола.

- Нет... я никогда не смогу этого сделать... это было бы очень беспринципно... кроме того, не имеет смысла делать это сейчас, потому что скоро мы с Терри поженимся... и после этого Кенди останется в прошлом... Я это гарантирую, - заявила Сюзанна, однако сама не верила в это.

- Как хочешь, Сюзанна. Только потом, когда будет уже слишком поздно, я не хочу, чтобы ты побежала ко мне плакать из-за того, что эта хорошая Кенди превратилась в хитрую гарпию и безжалостно отняла у тебя возлюбленного, - сердито ответила Джоана, резко вставая.

- Я уже сказала тебе, что Кенди никогда этого не сделает. Она не сделала этого два года назад, и не сделает этого никогда. Кроме того, она красивая, и я уверена, что у нее уже кто-нибудь есть. Возможно, она уже замужем, и у нее есть ребенок, - сказала Сюзанна, пытаясь заглушить в душе сомнения, которые посеяла Джоан.

- Конечно, если ты хочешь думать, что мир - это красивые цветы, а люди любят тебя из-за твоего красивого личика, то можешь продолжать так думать, но если потом ты будешь разрываться на части от боли, потому что он тебя бросил, то не говори, что я тебя не предупреждала. И святая Кенди, подумай Сюзанна, самые худшие женщины всегда стараются казаться хорошими, чтобы потом атаковать и уничтожить свою соперницу, а ты очень слабый противник, так что следи внимательно за движениями Терренса, и не давай ему слишком много свободы, потому что однажды он может навсегда оставить тебя одну. Кроме того, если быть честными друг с другом, то тебе не кажется странным, что он все еще не забыл ее, когда прошло уже два года? Ты не думаешь, что возможно Кенди и Терренс продолжают видеться за твой спиной, и что из-за этого он столько раз отменял вашу свадьбу? Тебе не кажется, что эта благородная и хорошая Кенди отказалась быть его официальной невестой, но возможно, она не отказалась быть его любовницей?.. Подумай, Сюзанна. Ты помнишь тот неожиданный его отъезд, никто не знал, где он был. Ты думаешь, что тогда, когда ты ничего о нем не знала, он не искал ее? Ты действительно думаешь, что во время этой его поездки он был тебе верен, и продолжает быть им до сих пор?.. Конечно, нет, Сюзи... Очнись от иллюзий и взгляни на реальность... не будь глупой, - заявила Джоан так убежденно, что на лице актрисы отразилось сомнение, которое заставило ее выглядеть более хрупкой.

- Пожалуйста, Джоан, хватит... не терзай меня больше, - всхлипывая, ответила девушка, которая в глубине своей души задавала себе такие же вопросы, но из-за страха узнать ужасную правду она предпочла больше не думать о них.

- Я говорю тебе все это не для того, чтобы ты страдала, но я думаю, что я единственная в этом доме, кто видит вещи так, как они есть, и поэтому я обязана предупредить тебя о том, что может произойти, если эта Кенди вернется в жизнь твоего возлюбленного. Было бы хорошо, если бы она никогда этого не сделала, но я в этом очень сомневаюсь, - ответила медсестра, приближаясь к туалетному столику, у которого сидела плачущая Сюзанна.

- Джоан... я... я тоже думала об этом... я думала, что они продолжают переписываться и иногда встречаться... но эти страшные догадки рассеиваются из моего разума, когда я вспоминаю позицию Кенди, когда я хотела покончить жизнь самоубийством. Когда я вспоминаю, как она убеждала меня, чтобы я сохранила себе жизнь, я понимаю, что она никогда бы не стала играть роль любовницы Терри, потому что в тот раз, спася меня от смерти, я прочитала в ее глазах грусть от того, что она должна отставить любимого человека, но еще в ее взгляде была уверенность, что это было самым лучшим, что она могла сделать... и поэтому я доверяю Кенди... поэтому я не могу поверить, что она заберет у меня его... она не сделает этого... она чудесная женщина... чудеснее всех, кого я знала... и поэтому Терри не может ее забыть... и хотя мне от этого грустно, но Терри навсегда останется со мной, - кульминировала Сюзанна, вытирая слезы со своих белоснежных щек.

- Мне кажется, что эта девушка слишком идеальна и благородна, чтобы быть реальной, но возможно, что это правда. Я знала великодушную, добрую и милосердную девушку, но ее желания были сильнее, чем ее доброта. Поэтому я тебе и говорю, что все имеет свой предел, Сюзи, и возможно Кенди уже в преддверии своих желаний, так что мой тебе совет - если ты не готова осуществить мой план, то тогда сделай так, чтобы ваша с Терренсом свадьба состоялась как можно скорее, потому что за два месяца может произойти все что угодно. Подумай, Сюзи, я тебе это говорю ради твоего же блага, а не из-за того, что хочу, чтобы ты еще сильнее страдала. Ладно, на сегодня довольно этих печальных разговоров, так как нечего беспокоиться из-за того, что еще не произошло. Вытирай слезы, прими лекарство и готовься ко сну, так как завтра ты должна сиять и улыбаться, сопровождая своего жениха на прием в дом мэра, - решительно сказала Джоан и начала готовить лекарства, чтобы Сюзанна их выпила.

- Я не уверена, что хочу присутствовать на этом приеме, - вздохнув, сказала девушка.

- Я тебе советую пойти туда, Сюзи. Возможно, Кенди и не собирается отнимать у тебя Терренса, но существуют и другие женщины, которые не собираются останавливаться, чтобы заполучить Терренса, даже когда знают о тебе. Так что сделай так, чтобы все женщины, которые стремятся отобрать у тебя возлюбленного, поняли, кто действительно является будущей миссис Гранчестер... ты понимаешь, девочка моя? - спросила медсестра, протягивая лекарство актрисе.

- Да... я понимаю, о чем ты, - вымученно ответила Сюзанна.

- Я рада, что ты все понимаешь, Сюзи. Сейчас будет лучше, если я пойду, найду Холли, чтобы она помогла тебе приготовиться ко сну, - сказала медсестра, направляясь у двери.

- Спасибо, Джоан... за все, - пробормотала Сюзанна, слабо улыбаясь.

- Тебе не за что благодарить меня, Сюзи. Помни только то, что я тебе сказала: скорее организуй свадьбу. Это будет лучшим решением для вас обоих... я это гарантирую, - и, сказав это, Джоан вышла из спальни Сюзанны в поисках служанки.

Тем временем в комнате, девушка, опустив взгляд, сидела в инвалидном кресле, серьезно обдумывая слова медсестры: "Скорее организовать свадьбу?.. Это действительно будет лучшее решение для нас с Терри, осуществить церемонию скорее?.. Нет... Я не хочу давить на него. Я не хочу, чтобы он чувствовал себя загнанным в клетку, однако Джоан права, и мы должны как можно скорее пожениться. Кенди не станет отбирать его у меня, но возможно, кто-нибудь другой попробует это сделать. Кроме того, в последнее время Терри был очень странным и уклончивым. Возможно, если я буду дольше ждать, он найдет смелость отказаться от своего обещания жениться. Я не могу позволить, чтобы это произошло... Я не вынесу этого. Завтра я поговорю об этом с мамой для того, чтобы она немедленно рассказала об этом Терри. Свадьба должна состояться как можно быстрее... она принесет нам с Терри счастье".

И с этой идеей Сюзанна Марлоу добилась того, чтобы успокоить свои терзания, окутавшие ее сердце. Однако, она и понятия не имела, что с этого момента ей будет очень трудно осуществить свои планы относительно свадьбы, так как все силы, которые Терри направил, чтобы забыть образ Кендис Уайт были напрасны, потому как она вот-вот уже будет в городе. Единственного присутствия некого молодого сыщика было достаточно, чтобы пробить свет к чувствам, которые Терренс Гранчестер глубоко хранил в своем сердце вот уже в течение двух лет.


Уильям Альберт Эндри провел бессонные часы в больнице, пока врачи обсуждали состояние здоровья Вэллари Парадис. Он и ранее бывал в этой больнице, навещая свою приемную дочь, однако, он никогда, до сего момента, не замечал того угнетения и одиночества, которое чувствовалось в этом месте, где ежедневно работала Кенди. Кроме того, из-за какой-то странной силы, неопределенность начала рушить его стальные нервы, что, несомненно, увеличивало волнение, исходящее от этого огромного здания.

С одной стороны, Альберт знал, что остался в Чикаго, чтобы помочь своей новой подруге, и это было самым лучшим решением, так как с девушкой путешествовал лишь ее старый мажордом, и в случае необходимости он мало чего мог сделать, однако, внутри него существовало нечто, что нарушало его спокойствие, и он не знал, происходит ли это из-за неопределенного состояния Вэллари, или же это ощущение взялось из-за того, что произошло что-то плохое с его друзьями и непосредственно с Кенди.

Стрелки часов мерно передвигались, показывая, что время идет, однако в глазах Альберта стрелки будто стояли на одном месте, тем самым, увеличивая неопределенность, которая полностью его захватила. Чем больше он старался отвлечься, читая газету, которую принес ему Джордж несколько часов назад, тем меньше это у него получалось. Он все еще не мог одолеть первую страницу. Тем не менее, он решил пролистать газету, чтобы найти что-нибудь, что привлекло бы его внимание и помогло отогнать угнетающие мысли. Одну за одной, Альберт безразлично разглядывал статьи, но, дойдя до страницы, посвященной искусству, театрам и актерам, его глаза наткнулись на один заголовок, который немедленно привлек его внимание, так как информация в этой статье относилась непосредственно к его подруге, которую он считал своей сестрой, и к юноше, которого он считал своим лучшим другом, несмотря на то, что не видел его уже несколько лет.

" Терренс Гранчестер: жизнь во мгле "

Репутация, счастье и деньги - всем этим располагают главные действующие лица, которые изо дня в день дают жизнь магическим и выдающимся героям, которыми, благодаря театру, мы можем наслаждаться под привлекательной рампой сцены. Как зрители, все мы наслаждаемся чудесной деятельностью великолепных актеров драматического искусства, которые заставляют нас дрожать от эмоций, когда мы видим, как разворачивается весь их талант на сцене. Однако не все жизни актеров Бродвея сводятся к счастью, которое мы видим, когда они благодарят публику за шквал аплодисментов. В огромном количестве случаев мы находим, что реальность, которой живут эти блестящие актеры, гораздо трагичнее, чем та, которую вырисовывают нам пюпитры из древесины.

Приблизительно три года назад, на театральную сцену блистательно ворвался Терренс Г. Гранчестер, 17-ти лет отроду, под эгидой компании Стрэтфорд он выступал с такими страстными работами как работы, написанные пером Уильяма Шекспира. Ни для кого не было сюрпризом, что этот новичок театра раскроет весь свой талант в многолюдном мире спектакле. Итак, вышеупомянутая компания предложила работу этому парню. Молодой начинающий актер добился немедленного внимания публики и славы, и с того момента он поддерживал ее, показывая всем, что никто и ничто не сможет у него отнять то, что он уже заработал: трон популярности и предпочтение аудитории.

Однако, несмотря на то, что у Терренса есть абсолютно все, чтобы быть счастливым, как бы ни парадоксально это звучало, он самое несчастное существо на всем Бродвее, и виновницей этого его судьба. Можно ли быть счастливым, когда человек по собственному желанию отгораживается от мира? Можно ли быть счастливым, когда человек грубо отталкивает привязанность людей, которые им восхищаются? Может ли быть счастлив тот, кто живет с ненавистью и горечью? Можно ли быть счастливым, отказываясь открыто говорить о своих проблемах и предпочитая избегать их? Ответ на все эти болезненные вопросы - нет, однако, к несчастью, все это происходит со славным актером Терренсом.

Но как Ньютону было сложно несколько часов терпеливо размышлять под тенью яблони о законе притяжения, так и этот тщеславный, невежливый и агрессивный тип, этот Гранчестер должен был жить под сенью полного несчастья, хотя я сомневаюсь, что его поведение и характер передались ему по наследству, и также у меня нет достаточных оснований думать, что он родился, будучи профессионалом в искусстве невежливости. Однако, перед всеми Вами, мои читатели, я открою Вам причины, по которым этот актер ведет себя как общественный хам.

В искусстве все актеры имеют прошлое, настоящее, и в единичных случаях они мечтают о будущем. В случае Гранчестера, его прошлое сомнительно, его драматическое настоящее и будущее полностью неопределенно. Парень английского происхождения, хотя согласно моим последним исследованиям, его истинным местом рождения был Нью-Йорк, а конкретно район Манхэттена, - сын благородной британской и крайне богатой семьи, которая известна в большей части Европы и также в Соединенных Штатах. Мать?.. Это кажущаяся тайна. В глазах королевского достоинства Великобритании, молодой актер - сын герцогини Гранчестер, однако мы не слепы и также не глупы, мы-то знаем, что настоящая мать Терренса - выдающиеся актриса Элеонора Бейкер, та, с кем, интуитивно мы полагаем, герцог Ричард Д. Гранчестер имел внебрачную связь в прошлом, и это прошлое совпадает с рождением Терренса.

Зачем скрывать правду о рождении ребенка? Ответ очень прост, потому что герцог Гранчестер никогда серьезно не думал о браке с актрисой Бейкер, и также никогда бы не позволил себе представить ее в качестве своей законной жены королеве Англии. А Элеонора не могла бросить свою восходящую карьеру и своих бесчисленных поклонников ради брака, обязанностей заботы и безопасности своего сына. В таких условиях единственное, что можно было сделать, это скрыть от всего мира истинное происхождение Терренса и никогда не заговаривать об этом. Однако оба родителя не рассчитывали на то, что их сынок откажется от обеспеченной жизни дворянина и предпочтет ремесло комедианта в Нью-Йорке.

Сейчас, если мы сконцентрируемся на настоящем этого актера, то мы увидим, что его положение крайне завидное, но если быть честным, то сентиментальные вопросы в его жизни просто ужасающие. Как все мы помним, два года назад, в один из дней, предшествующих премьере "Ромео и Джульетта", актриса, которая должна была играть роль Джульетты, Сюзанна Марлоу, спасая Терренса, пережила ужасный несчастный случай, который стоил ей карьеры. У мисс Марлоу была тяжелая травма, и из-за возникнувшей гангрены и ради ее безопасности врачи были вынуждены ампутировать ей правую ногу. В такой ситуации, мистер Гранчестер оказался вынужденным предложить ей брак и тем самым разорвать свою стабильную помолвку с девушкой из высшего общества Чикаго, которую я уважаю и воздерживаюсь от упоминания ее имени. Грустно?.. Я бы сказал бесчестно, так как из-за вопросов "чести" и "благодарности" ему пришлось отказаться от своего возможно единственного счастья, из-за долга к Сюзанне Марлоу.

Что в будущем ждет Гранчестера? Как актера - успех... как личность - полный крах. Я не думаю, что было бы справедливо предсказывать, что его ждет в будущем, однако у меня есть серьезные основания это сделать. Например, завтра мистер Гранчестер будет награжден премией года АСЕТ и объявлен самым лучшим драматическим актером в соответствии с его представлением безутешного Гамлета, Принца Датского. Кроме того, завтра же он получит более 10-ти предложений о работе в самых известных постановках Нью-Йорка... предложений, который каждый актер, несомненно, жаждал бы получить.

Однако с другой стороны, со стороны чувств, Терренс Гранчестер будет несчастен, так как менее чем через два месяца он исполнит свой долг и соединится с мисс Марлоу до тех пор, пока смерть не разлучит их. И хотя молодой актер уже устал показывать всему миру, что его отношения с Сюзанной стабильные и счастливые, для всех очевидно, что вышеупомянутая помолвка продолжает быть жестокой ложью. И если у кого-то на этот счет имеются сомнения, тогда спросите себя, почему мисс Марлоу никогда не сопровождает своего возлюбленного на общественные мероприятия? Почему уже объявленная свадьба этой пары так часто откладывалась? Почему не проходит слух того, что он все еще отчаянно влюблен, но без надежд, в ту девушку, с которой он расстался вскоре после происшествия с Сюзанной?..

Возможно, ответив на эти вопросы, мы все смогли бы понять причины, по которым Терренс превратился в яростного человека, и прежде всего, в грубого по отношению к ближнему своему? Возможно, он стал таким из-за предстоящего брака или из-за слуха, почти подтвержденного, что в действительности он незаконнорожденный сын актрисы Элеоноры Бейкер? На эти вопросы я не могу ответить вам. Но вуаль, которая скрывала истинную историю Терренса Г. Гранчестера, сорвана, и мы надеемся, что он не погрузится еще больше в безвозвратную тину, так как будет жаль, что с таким талантом и известностью, он погубит свою жизнь из-за ошибок или невосполнимых ситуаций прошлого, поведя себя, как агонизирующая звезда в преддверии сгорания.

Аймор Симон Байяр.

Когда Альберт закончил читать статью, он почувствовал, как сдавило его грудь, так как для него было неизбежным не обратить внимание на то, что его старый друг был публично выставлен всему свету прессой, которая использует его несчастье, чтобы продать побольше экземпляров своей газеты. Альберт несколько раз перечитал статью, и хотя в глубине души он думал, что автор был милосерден, когда выставлял напоказ собранную им информацию о Терри, также он полагал, что этот же акт милосердия был самой первой из предстоящих публикаций, которые будут гораздо агрессивнее и полностью направленные против актера.

Альберт почувствовал меланхолию, когда тщательно разглядывал фотографию в статье, на которой был изображен Терренс в роли Гамлета. Человек на фотографии, несомненно, отличался от парня, которого он спас в Лондоне, и который был его самым лучшим другом. Внезапно, Альберт вспомнил времена, когда они оба смеялись в зоопарке "Голубая Река", не боясь течения времени; он вспомнил те незабываемые дни, когда они свободно жили своей молодостью, и общественные вопросы в их мире были незначительными; и еще он не смог не воскресить в своей памяти то, как высокомерный взгляд его друга моментально менялся в присутствии некой ангельской женской фигуры, которая, Альберт знал, пленила Терренса с самого первого раза, как только он увидел ее.

Без сомнения, первым, кто догадался о глубокой любви, рожденной в сердце Терри к Кенди, был Альберт. Он сразу понял, что парень был отчаянно влюблен в его малышку, в тот раз, когда они все трое случайно встретились в зоопарке. Перед тем, как Кенди вошла в хижину, предназначенную для отдыха, Терри говорил бесхитростно, доверительно, сбросив свой облик мятежного смелого парня, который он приобрел из-за своих скандальных поступков в коллеже; но стоило девушке войти в хижину, личность юноши кардинально изменилась: его доверие испарилось, а его взгляд был уже направлен на фигуру красивой белокурой девочки. Тогда-то и появилась высокомерная позиция Терри, которую с Альбертом он не проявлял, и это было сигналом, который молодой блондин воспринял как специфическую манеру, используемую парнем для привлечения внимания девушки.

Альберту было невозможно не обратить внимания на то, что Терренс чувствовал к Кенди. Все его разговоры касались ее: как она защищает всех слабых, которые встречаются ей на пути, и о том, как она красива. Хоть вышеупомянутое заявление было сказано им всего лишь однажды, Альберт все равно понял, что его друг полностью теряет разум, когда она дарит ему одну из своих особенных теплых улыбок, и еще он интуитивно почувствовал, что Терри бы умер, лишь бы добиться того, чтобы девушка смотрела на него так же страстно, как он на нее.

А Кенди, она тоже не могла скрыть всю лавину чувств, на которые провоцировал ее Терренс Гранчестер. Девушка, несомненно, была самым радостным и ласковым существом во всем мире, но когда она находилась около Терри, казалось, что ее нежность будто удваивалась, и ее жесты были более ослепительные с ним. Альберт никогда прямо не говорил об этом с Кенди. Но на самом деле ему это было не нужно, так как он понял, что эта дрожь, которая появлялась в ней, когда Терри находился рядом, была ничем иным, как примером большой любви, которую она испытывала к нему, и хотя тогда она никогда не признавала это, достаточно было увидеть ее разочарование, когда она за весь день не встретилась с Терри, чтобы понять, что она очень любила его.

Для Альберта то время было временем деликатности, потому как двое таких влюбленных в друг друга людей не решались говорить об этом, но Альберт понимал, что тогда они были всего лишь подростками, у которых еще вся жизнь впереди. Однако все чудесные моменты, которые они разделили в Лондоне и Шотландии, остались в прошлом, и сейчас единственное, что у них осталось - лишь воспоминание о большой любви... любви, которая, несмотря на время, продолжает быть живой в их сердцах.

Альберт встал и направился к одному из огромных окон в коридоре, не прекращая думать об окончательной разлуке Терри и Кенди. Происшествие с Сюзанной не только спровоцировала неизбежный разрыв, но и погрузило их в отчаяние, одиночество и мучительное существование между мглой и густым туманом, который они оба старались рассеять с помощью работы. Терри на сцене... Кенди в больнице... они оба заглушали свою боль работой, но все эти изнуряющие усилия не достигли своей цели: забыть прошлое и вечную любовь, которую они разделяли, просто невозможно. Если что-то и желал Альберт всем своим сердцем, так это, чтобы, в конце концов, души его дорогих друзей нашли мир и смогли стать счастливыми. Однако он понимал, что это счастье невозможно, если они не вместе и, разумеется, ввиду того первоначального мотива их разрыва, сейчас это сделать было бы гораздо труднее, если не сказать, просто невозможно.

Молодой человек чуть наклонил голову на бок и мучительно вздохнул, и этот вздох был результатом его предыдущих мыслей, и, тем не менее, звук открывающейся двери заставил Альберта направить свой взгляд на медсестру, которая только что вышла из палаты, где была Вэллари.

Женщина выглядела достаточно усталой, однако выражение ее лица было спокойным, и оно заставило Альберта почувствовать едва заметное облегчение.

- Это Вы родственник мисс Парадис? - спросила медсестра шепотом, так как в этом отделении было запрещено громко говорить.

- Нет, я ее друг, - ответил Альберт, немного нервничая под взглядом медсестры.

- Ни один родственник мисс Парадис не приехал? - продолжала спрашивать медсестра.

- Нет... но Вы можете поговорить со мной... я... я хороший друг Вэллари, - сообщил Альберт, и заметил, что медсестра изменила свое серьезное выражение лица, и сейчас широко улыбалась.

- Понимаю... Вам не нужно больше беспокоиться о своей невесте, ей уже гораздо лучше. Как сказал доктор, Ваша невеста не ела несколько дней, и это спровоцировало истощение организма. Нам, конечно же, пришлось серьезно поработать, чтобы восстановить ее уровень глюкозы, но сейчас она в порядке. Однако Вы должны получше о ней заботиться... я не хочу даже думать, что произойдет, когда у нее появится Ваш первый ребенок, если она будет так питаться как сейчас, - беззаботно заключила медсестра, в то время как на лице молодого человека отразилось смущение.

- Нет... Вы не понимаете, мы с Вэллари не...

- Не стоит быть таким робким!.. Любовь - это что-то, чем нужно пользоваться, когда она есть. Любите и заботьтесь о своей невесте! А сейчас пройдите в кабинет доктора и оплатите ему его гонорар. Вам не придется платить за госпитализацию, потому что Вашей невесте она не потребуется. Вот все вещи Вашей невесты, - сказала медсестра, протягивая Альберту одежду и сумочку Вэллари.

- Спасибо, мисс, - пробормотал Альберт, не собираясь переубеждать медсестру, так как ему понравилось, что его назвали женихом мисс Парадис.

В момент, когда Альберт взял в свои руки одежду Вэллари, он почувствовал мягкость шелка и кружев, и его тело содрогнулось от эмоций, которые он не смог объяснить. Тонкий аромат герани, исходивший от ее одежды, принес в его разум воспоминание о красном цвете ее губ, с которых слетали смелые слова, в одно мгновение поразившие его сердце и душу.

Умопомрачительный опыт, который он испытал, держа в своих руках ее одежду, был таким проникающим, что его чувства начали играть с ним, и доказательством этого было то, что он уронил сумочку, которую медсестра дала ему вместе с одеждой Вэллари.

Альберт начал быстро собирать все, что выпало из сумки, но тут его глаза наткнулись на нечто, что удивило его. Среди вещей, которые лежали на полу, было письмо, адрес которого он очень хорошо знал, - "Терренс Г. Гранчестер... это письмо для Терри... письмо Вэллари для Терри?.. Они знакомы?.. Возможно ли, что они друзья?.. Но как они познакомились?.. Где?" Альберт хотел открыть это письмо и узнать его содержание, но страх обнаружить в нем нечто большее, чем дружеские слова, мгновенно задержал его. Однако, эта возможная связь между ними вонзила в его сердце колючее сомнение, которое не оставит его до тех пор, пока он не узнает, что связывает Терренса Гранчестера с Вэллари Парадис.


Слабый утренний бриз пробежал по многолюдным улицам Бэттери Парк и Манхэттен, когда Томас Хэтуэй, уже переодетый в новою личность, подошел к кафе "Дублин", где он обычно завтракал со своим верным другом Бобом Тейлором.

Боб был приятным, беззаботным парнем, беззлобным и, несомненно, самым влюбчивым полицейским всего района, однако уже в большом количестве случаев это приносило ему серьезные проблемы с родителями его многочисленных завоеваний. Несмотря на то, что характер Хэтуэя нельзя было сравнить с характером Тейлора, дружба, которая их объединяла, была так крепка, что их различия лишь помогали им.

Поскольку Томас и Боб уже больше года ежедневно посещали это кафе, владелец уже занес их в свой список постоянных клиентов. Боб всегда заказывал необыкновенный завтрак из яиц, мяса, восхитительного хлеба с малиновым мармеладом и чашку шоколада, которая, как он утверждал, напоминала его мать. Хэтуэй, со своей стороны, заказывал лишь чашку кофе или чая с булкой с корицей, которую дочь владельца кафе пекла специально для него.


Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 494 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы