Воскресенье, 24.09.2017, 09:57
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 6
Полдень в Нью-Йорке почти наступил, и Томас Хэтуэй был в конторе агента Миллера, своего начальника. Томас закончил свое обучение в полицейской академии Нью-Йорка более года назад, и его успехи были такими заметными, что сам ректор академии порекомендовал его в кандидаты сыщиков, так что для любого полицейского участка было бы счастьем заполучить его.

Ввиду этого, Томаса приняли в команду под руководством Майкла Миллера, одного из самых знаменитых сыщиков Соединенных Штатов. Томас был самым молодым в этой команде, но он не был глупым, он показал достаточное умение в шпионаже и в нахождении улик, однако дела, которые ему поручали, всегда были маленькими. Томасу это было не очень приятно, но он все же выполнял все указания своего начальника, так как понимал, что он был все еще начинающим, и что пока ему лучше держаться вдалеке от трудных и опасных заданий.

Несмотря на эту трудную и опасную работу, которой занималась команда Миллера, внутри этой команды чувствовалось нечто, что было чуждым в других отделениях. Командующий называл все своих подчиненных "Дети Полиции", и поэтому все они чувствовали, что были полезны и необходимы этому агентству, и факт того, что кого-нибудь не назначали на ответственное задание, не был показателем того, что кто-то не соответствовал стандартам группы. Томас продемонстрировал весь свой потенциал, и ему поручали дела, но не такие опасные, где бы он смог провалиться из-за своего характера.

Агент Миллер был прекрасно осведомлен о потенциале Томаса, и о том, что он активно участвовал во всех вопросах агентства, однако он также понимал и в некоторой степени сожалел, что этому молодому человеку не хватало терпеливости, так как его неуправляемый характер часто подставлял его, да и, кроме того, он еще не осознал, что настоящий сыщик никогда не позволяет своим чувствам коснуться своей работы, и поэтому Томас оказывался очень уязвимым в сентиментальных ситуациях. Однако, кроме недостатков, Миллер также знал и преимущества Томаса, ему пришлось признать: все дела, которые ему поручали, он выполнял быстро и четко, и также он изумлял всех своей способностью "хамелеона" меняться не только внешне, но и внутренне, и когда он это делал, он становился полной противоположностью себе.

Миллер говорил, что профессиональный сыщик никогда не раскрывает свою настоящую личность, и Томас понял это буквально, и поэтому он в каждом новом деле всегда становился новым человеком. Хотя Томасу было трудно допустить, но ему пришлось признать, что умение перевоплощаться перешло к нему по наследству от отца, так как с ранних лет тот учил его быть актером. Он никогда не думал, что когда-нибудь ему придется поблагодарить своего отца за оказанное им на себя давление в изучении сцены. "В конце концов... эти ужасные годы хоть чему-то послужили", - думал парень.

Первые месяцы в агентстве Томаса сопровождал и помогал ему в расследованиях Боб Тейлор, дружелюбный молодой человек приятной наружности; ему было 26 лет, и у него был уже достаточный опыт работы с Миллером. Однако, несмотря на то, что Томас с Бобом составляли хороший дуэт, Миллер решил, что пора уже отдалить Томаса от своего коллеги для того, чтобы он начал учиться существовать один. Миллер выбирал подходящие дела, которые, он считал, помогут в будущем обучении Томаса. Миллер понимал, что потом Томас станет превосходным сыщиком, и, возможно, поэтому, когда ему предложили расследовать случай Кенди, он сразу же подумал о Томасе как об идеальном кандидате на эту работу.

Вчера Томас получил письменное описание того дела, которое ему поручили. И в начале этот случай показался ему скучным, однако после разгоряченной беседы с Терренсом Грандчестером, и возможностью, что девушка, в которую он был влюблен, была та самая, кто подал инициативу этому расследованию, Томас подумал, что эта работа будет не такой уж скучной. Однако, если, конечно же, ему позволили бы сделать выбор, он бы лучше помогал своему другу Бобу в поимке остальных злодеев, которых арестовали несколько дней назад, вместо того, чтобы искать родителей этой девушки,.. в которую, возможно, был влюблен Терри.

Томас был серьезно обеспокоен, так как знал, что Миллер и его остальные коллеги активно участвовали в вышеупомянутом аресте и были в опасности, делая это. Молодой человек, который в глубине своей души был крайне чувствительным, изумлялся быстрым действиям своего начальника и уважал своих товарищей по работе, считая их своими самыми лучшими друзьями. Для Томаса это была его семья, так как после смерти своей матери он считал себя сиротой, и лишь одиночество было его верной подругой, но день, когда его распределили в агентство Миллера, изменил его жизнь, темная полоса его жизни уступила новому и блестящему будущему. Окружение и дружеская атмосфера в этом агентстве заставили его вновь поверить и, в конце концов, почувствовать, что он нашел людей и то место, где всегда хотел быть. Из-за всего этого... он очень хотел помочь в вышеупомянутом деле, однако он прекрасно понимал, что Миллер никогда не позволил бы ему участвовать в таком опасном расследовании, и поэтому он был готов, хоть и не примирившись, расследовать дело, которое ему поручили.

Стрелки часов передвинулись к 12:15 дня, когда Майкл Миллер, высокий мужчина 45-ти лет, с крепкой комплекцией, каштановыми волосами и карими глазами, с усами и доброжелательной личностью, вошел в комнату, где находился Томас Хэтуэй.

- Извини, Томми... я заставил тебя долго ждать?

- Нет, сэр... я сам пришел всего лишь несколько минут назад.

- Как тебе твое новое дело?.. Оно тебе нравится?

- Извините меня за прямоту... но я не думаю, что оно очень интересно.

- Ты действительно так думаешь?.. Мне так не показалось. Конечно же, на первый взгляд это дело кажется простым... но это не так... оно труднее, чем кажется.

- Трудное?.. Но если единственное, что я должен сделать, это просто найти, где живет мать или отец этой девушки... то это будет нетрудно. Надо лишь найти запись об этой девушке в приют и данные, где бы я смог найти этот документ. Возможно, мне придется посмотреть в разных архивах или где-нибудь еще... но это не будет такой уж большой проблемой. У меня уже был подобный случай, я нашел родителей одной девушки, и это было нетрудно... этот случай, я считаю, также будет легким. Я уже занимался похожим делом, сэр... и я совсем об этом не волнуюсь... кроме того, покинутые дети всегда начинают рано или поздно искать своих родителей... это банальный случай.

- Томми... я знаю, что ты всегда хорош в своей работе... но все же я думаю, что ты все еще не достаточно хорошо усвоил крайне важный урок, который должен знать каждый хороший детектив: никогда не сравнивай один случай с другим, ты не можешь их сравнивать... Как я уже тебе сказал, родителей этой девушки будет трудно найти... Что бы ты сделал, если бы я сказал бы тебе, что речь идет о девушке, которая нигде не была зарегистрирована, пока ей не исполнилось 13 лет в 1911 году?

- Что? Нигде не была зарегистрирована до 13 лет?.. Этого не может быть... Приют, где она провела все свое детство, должен был зарегистрировать ее, чтобы она могла там жить... без этого, они не могли принять ее в приют... это обязательное условие... то, что Вы говорить, не может быть верным.

- Действительно, Томми, то, что ты говоришь, логично, но твои предположения абсолютно неверны. Если бы это был приют, опекаемый правительством, то ты был бы прав... но "Дом Пони", так называется место, где выросла эта девушка, обосновали две хорошие и изумительные женщины, который добились того, чтобы существовать на деньги, данные им из милосердия.

- Дом Пони?.. Где находится этот приют?

- В горном районе, на юге от озера Мичиган... в нескольких километрах от Лейквуда.

- Лейквуд?.. До него ехать пару часов из Чикаго, да?

- Да. И согласно данным, которые нам предоставил мистер Эндри, приемный отец мисс Уайт, ее оставили зимой 1898 года недалеко от этого приюта. С ней ничего не оставили из того, что смогло бы помочь узнать, кто она. Не было никакого письма, ни записки, ни медальона или платка, ничего того, что могло бы показать на происхождение девочки. В ее корзине оставили лишь куклу.

- Куклу?

- Да... довольно старую и изношенную куклу, на чьем фартуке было вышито имя: Кенди. И так как эти две женщины не знали настоящего имени ребенка, то они окрестили ее этим именем. Фамилии они также не знали, и эти две дамы сошлись на одном: так как Кенди нашли на снегу, а снег белый, то они решили, что фамилия ее будет Уайт... тебе не кажется это очень милым?

- Да... милым и вульгарным.

- Я не сомневался, что ты так скажешь... сегодняшняя молодежь совсем не сентиментальна.

- Скажите... а как зовут этих женщин?

- Фамилия одной из них - Пони, отсюда и название приюта. Другую зовут сестра Мария.

- Сколько времени существует этот приют?

- Более 30 лет... и с очень хорошими результатами.

- Вы сказали, что этот приют поддерживают состоятельные люди... Вы знаете, кем являются главные добродетели?

- Знаю... есть достаточно богатый фермер по фамилии Картрайт, и он, кажется, всегда поддерживал экономический доход этого приюта... и два года назад, главным благодетелем приюта стал мистер Эндри.

- Сколько лет мисс Уайт прожила в этом приюте?

- Согласно информации, почти 12 лет.

- 12 лет? Вы же сказали, что семья Эндри легально удочерила мисс Уайт, когда ей было 13 лет. А сейчас Вы хотите сказать, что она сбежала из приюта перед своим удочерением и в течение одного года жила одна?

- Какое воображение, Томми!.. Как к тебе в голову приходят такие мысли?.. Ты действительно самонадеян... однако, мне жаль разочаровывать тебя, так как, хотя жизнь мисс Уайт была достаточно трудной, она никогда не убегала из Дома Пони. Причина разницы этих лет появилась, так как за год до того, как ее удочерила семья Эндри, эту девушку сначала приняли в семью Леганов, хотя они никогда легально ее не удочеряли. Точно не знаю, что там произошло, но факт остается фактом: спустя год, девушку формально приняли в семью Эндри. Любопытно, что семья Леганов также является родственниками Эндри... но не спрашивай у меня, почему сначала ее взяли в одну семью, а потом в другую, я этого не знаю и не могу ответить тебе на этот вопрос... однако ты сам лично сможешь спросить это непосредственно у мисс Уайт.

- Вы знаете ее дату рождения?

- Да... дату, которую предоставил мне мистер Эндри, - 7 мая 1898 года... но это не точная дата ее рождения.

- Май 1898 года... хорошо... этой информации достаточно, чтобы начать поиски. Мне заинтересовал этот случай... мне кажется, он будет очень интересным.

- Я знал, что ты так подумаешь. Я уверен, что в твоих руках этот дело пройдет благополучно. И, конечно же, так как в этом расследовании будет участвовать и сама мисс Уайт, то мне кажется, было бы хорошо, если бы в этом случае ты не скрывал свою личность. Ты проведешь с ней много времени, и я думаю, что будет лучше, если она достаточно хорошо тебя узнает.

- Нет... нет... я не хочу, чтобы эта девушка узнала мою настоящую личность... прежде всего, если я окажусь прав в своих подозрениях.

- В своих подозрениях?

- Не обращайте внимания... это личное... но все равно, я не появлюсь перед ней, как Томас Хэтуэй... это все разрушит... простите, но я не сделаю это.

- Но это было бы тогда более легким делом, Томми.

- Возможно... но у меня на это есть свои основания, и я не сделаю это.

- Хорошо, как хочешь... хотя подумай еще.

- Не о чем думать... сейчас, если Вы меня извините, то я ухожу. Вы не могли бы мне дать дело мисс Уайт, чтобы в спокойной обстановке я смог прочитать его?

- Конечно. И я тебе рекомендую, чтобы ты очень внимательно его прочитал... я уверен, что ты удивишься тому, что там написано... там написаны некоторые вещи, в которые я просто не могу поверить. Ты знаешь, я лично не знаком с этой девушкой, но лишь прочитав, что с ней происходило в течение ее жизни, у меня создалось впечатление, что она особенная девушка.

- Посмотрим, какая она на самом деле особенная. Спасибо, сэр, как только семья Эндри приедет в Нью-Йорк, и я с ними поговорю, Вы сразу же получите новый доклад.

- Хорошо, Томми. Я полностью доверяю тебе.

- Спасибо...

Томас немного рассеянно вышел из конторы Миллера и единственное что он хотел, это найти спокойное место, где бы он мог спокойно прочитать информацию о жизни Кенди, чтобы точно подтвердить, была ли у нее хоть какая-нибудь связь с Терри. Когда он узнал, что его давняя подруга Сюзанна стала новой невестой молодого актера, то Томас взялся за подробное расследование прошлого Терри, так как любовь, которую он испытывал к Сюзанне, вынудила его узнать, был ли плохим или хорошим человеком тот, с кем она, любовь всей его жизни, собиралась провести остаток всей своей жизни. Так что если и существовал в этом мире человек, который был прекрасно осведомлен о жизни молодого герцога, так это, несомненно, был Томас.

Молодой человек был так поглощен собственными мыслями, что не заметил присутствия молодой девушки, которая внезапно прервала его мысли и заставила остановиться перед ней.

- Привет, Томми!.. Как дела?

- Келли?.. Что ты здесь делаешь?.. Ты ведь сейчас должна быть в колледже?

- Да... должна... но эти занятия мне сильно надоели... они всегда такие скучные.

- Твой отец знает, что ты здесь?

- Нет... Не дай Бог, он узнает!.. Если он узнает, то вновь меня накажет.

- Было бы не так плохо... Только так он сможет исправить твое поведение.

- Томми!.. Не говори так. Кроме того, ты должен бы поблагодарить меня, так как я принесла тебе пакет, который принесли тебе в контору час назад... поскольку я подумала, что у тебя много работы, то решила лично передать его тебе... в этом пакете твой новый облик?

- Может быть... Поехали, я отвезу тебя обратно в колледж.

- Нет, Томми... пожалуйста... я не хочу туда возвращаться... Я ненавижу этот колледж.

- Сейчас, возможно, и ненавидишь, но когда ты вырастешь, то оценишь все, чему там тебя учили... Поехали.

- "Когда ты вырастешь..." Ты говоришь, как мой отец... как будто ты уже стал дряхлым стариком.

- Твой отец никакой не дряхлый старик... И хотя я не его возраста, но я старше тебя, и это дает мне право на то, чтобы заставить тебя вернуться в колледж.

- Нет... только не туда!.. Лучше отвези меня в театр твоего папы.

- В театр?.. Зачем?

- Я собираюсь стать самой известной актрисой в компании Стрэтфорд.

- Да?.. И могу я узнать, откуда у тебя появилась такая глупая идея?

- Это не глупая идея!.. Я докажу тебе, что я лучше этой глупой актрисы, которая всегда тебя преследует...

- Карен?

- Да... Карен Клейс... Как только вспомню о ней, у меня сразу же начинает болеть желудок... Но... ведь она тебя не интересует... правда, Томми?

- Почему ты спрашиваешь?

- Скажи... она тебе нравится?.. Ты в нее влюблен?

- Хорошо... Карен моя старая подруга, я знаком с ней много лет... и она всегда была честна со мной... Она красивая, и она мне нравится... но... сейчас у меня много работы, и у меня нет времени на любовь.

- Но сестра Солидад говорит, что у человека всегда должно быть время на любовь.

- Вот видишь?.. В колледже не так скучно, как ты говоришь, там тебя учат полезным вещам.

- Но это происходит каждую минуту... Я предпочитаю быть с тобой... мне нравится смотреть, как ты работаешь, и я больше узнаю из нашей болтовни, чем на уроках в колледже.

- Келли... мне тоже нравится быть с тобой... очень нравится... но в жизни мы должны учиться отделять развлечения от работы. В этот момент ты должна быть в колледже и учиться, а я должен работать... и получается, что мы оба даром теряем здесь время. Возможно, сейчас ты этого еще не понимаешь, потому что ты еще очень маленькая, но когда ты подрастешь, то ты поймешь, что знания, которые тебе дают в колледже, очень важны, и тогда ты будешь сожалеть, что убегала с занятий.

- Я не собираюсь сожалеть... мне нравится быть с тобой... ты мой принц... я... я думаю, что я люблю тебя.

- Келли... пожалуйста... тебе всего лишь 11 лет... тебе следует играть с куклами, а не думать о любви и тому подобном.

- Но... Томми, я тебя люблю.

- Я также тебя люблю...

- Правда?.. Тогда мы возлюбленные.

- Нет, я этого не сказал. Подумай хорошенько... я не подходящая партия ни для кого, и тем более для такой красивой девочки, как ты. Я одинок, у меня плохой характер, я полностью забыл правила этикета, я совсем не романтичен, ужасно нечувствителен, я не люблю разделять свои чувства с остальными, я агрессивный... одним словом, я просто одно сплошное бедствие... ни одна девушка не заслуживает, чтобы у нее был такой возлюбленный, как я.

- Для меня ничего из этого не имеет значения... я клянусь тебе в этом... я была бы очень счастлива стать твой невестой и никогда бы ни на что не жаловалась.

- Келли... я благодарю тебя за то, что ты вот так слепо веришь в меня... но я не подхожу тебе... Вот увидишь, ты встретишь своего принца, и он будет в тысячу раз лучше меня, ты влюбишься в него, и я уверен, что он так, как и ты, будет любить тебя. Не расстраивайся, ты еще молода, но через три года или возможно, меньше, ты встретишься с ним и поймешь, что то, что ты чувствовала ко мне, было лишь иллюзией... ты умная девочка, и ты понимаешь, о чем я говорю... да? - Томми не смог получить от нее ответ, так как издали раздался голос.

- Келли!.. Что ты здесь делаешь? - спросил раздраженно Миллер.

- Папа... я...

- ...Ты опять без разрешения ушла из колледжа?... Ты сейчас же вернешься в колледж, и я назначу кого-нибудь, кто будет следить за тобой... чтобы ты больше не убегала.

- Папа... пожалуйста... не говори так, здесь Томми, - огорченно сказала девочка.

- Только этого мне не хватало!.. После твоего ужасного поведения, у тебя еще хватает наглости советовать мне, как я должен говорить с тобой, когда здесь Томас... это предел моему терпению! - воскликнул ужасно недовольный Миллер.

- Сэр... не волнуйтесь... минуту раньше, я собирался отвезти Келли обратно в колледж, - сказал Томас, стараясь успокоить Миллера.

- Не беспокойся... я сам займусь Келли... ты должен работать, - решительно сказал Миллер.

- Хорошо... как скажете... еще увидимся, Келли, и до этого момента подумай о том, что я тебе сказал, - сказал Томии, даря девочке красивую улыбку. - До свидания, сэр.

- До свидания, Томас, - сказал Миллер молодому человеку, и когда тот удалился, он вновь обратился к своей шаловливой дочери. - Стой здесь и не двигайся, я схожу за ключами от автомобиля, и мы немедленно поедем в колледж.

- Да, папа... как скажешь, - ответила девочка, опустив свой взгляд.

Когда ее отец ушел за ключами, Келли побежала к выходу, чтобы хоть на минуту еще увидеть фигуру удаляющегося молодого человека, которого она обожала. Несмотря на то, что она была очень молода, Келли испытывала огромную любовь к Томми, и то, что он сказал, что она когда-нибудь встретит молодого человека, она не думала, что сможет полюбить его больше чем Томми. Келли думала, что на всем белом свете для нее больше не существует ни одного человека, кроме Томаса, так как он был красив, справлялся с опасными ситуациями и, прежде всего, он был очень ласковым и терпеливым с ней.

Действительно, у Келли было много причин, чтобы влюбится в молодого детектива. Томасу было 20 лет, но вскоре ему должно было исполниться 21. Он был высок, с атлетической комплекцией, с красивыми и глубокими темными глазами, и его темные волосы доходили ему до плеч. Его черты лица были красивыми, но в тоже время мужественные и сильные. Его голос был слегка хрипловат, и все эти качества очень привлекали дам, так как он был очень чувствителен, и, несмотря на то, что он пытался скрыть это, все его слова всегда сопровождала очаровательная улыбка и милый, шаловливый тон. Благодаря тому, что он все время менял свою личность и внешность, во многих случаях он приклеивал себе бороду, чтобы его внешность более подходила выбранному им характеру, однако он никогда не позволял, чтобы тот, с кем он работал, узнал его настоящую личность.

Объединив все это, он добивался доверия окружающих, будучи очень любезным и приятным. Даже внутри агентства все его считали достаточно взрослым человеком. Кроме того, черты его привязанности, которые он проявлял, когда речь заходила о заботе о дочери Миллера, несомненно, выделяла в нем больше положительных качеств, показывая тем самым, какой он чувствительный и великодушный человек.

Секретарша Миллера, несмотря на то, что она была уже взрослой женщиной, никогда не переставала изумляться как и физическим, так и духовным качествам Томми, и прекрасно понимала, почему такая знаменитая и успешная актриса, как Карен Клейс, ходит за ним по пятам. Женщина думала, что молодая актриса рано или поздно добьется своего: сначала станет невестой и в будущем миссис Хэтуэй. Однако даже с красотой Карен и ее бесспорной элегантностью, секретарша Миллера интуитивно чувствовала, что счастье Томаса не могло быть рядом с такой фривольной и тщеславной актрисой, и поэтому она верила, что когда-нибудь милая и красивая девушка встретится у него на пути и завоюет его сердце... Такая же хорошая и изумительная, как настоящая мать Томаса, о которой он всегда говорил с любовью и восхищением. И поэтому благородная женщина всегда включала Томми в свои ежедневные молитвы и пылко просила, чтобы та единственная вскоре появилась в его жизни и изгнала его грусть, которая виднелась у него в глазах.


Дни полного безделья обычно бывают длинными и скучными, но, в конце концов, они не ежедневны, и их можно преодолеть любым видом деятельности. Однако если из-за какого-либо физического ограничения эти дни становятся рутинными, то тоска и грусть тенью покрывает все человеческое сердце. Это был случай Сюзанны Марлоу, которая из-за несчастного случая практически потеряла контакт с внешним миром, и единственное ее счастье концентрировалось на ежедневных визитах Терренса.

Несмотря на то, что ей доставляло огромную радость видеть своего возлюбленного на сцене, она старалась избегать театр, так как больше не могла выносить жалостливые взгляды ее бывших коллег. Кроме того, постоянные ранящие насмешки Карен были просто невыносимы, и поэтому девушка предпочитала оставаться у себя дома, болтая со своей матерью и медсестрой, которая помогала ей, вместо того, чтобы мучиться, посещая театр.

Однако в этот день девушка в особенности почувствовала себя крайне печальной, так как ее возлюбленный Терри не зашел к ней предыдущим вечером. Она понимала, что он был занятым человеком, с множеством разных договоренностей, многие из которых были немного неожиданными, и из-за которых, она была уверена, он не пришел, но единственная мысль, что какая-нибудь красивая девушка может пересечь дорогу Терри и поймать его в свои сети, не давала ей покоя, прежде всего, когда она прекрасно знала, что он не любит ее с той страстью, с которой он любил Кендис Уайт.

Но, несмотря на то, что она ежедневно умирала от ревности и от продолжительной неопределенности, девушка никогда не показывала вышеупомянутые чувства своему возлюбленному. Ни одного упрека, ни одного слова, сказанного с раздражением, он не слышал от нее, так как она прекрасно понимала, что ее глупые осуждения могли привести к тому, что он раздумал бы на ней жениться. Она хотела, чтобы у Терри не было даже минимальной жалобы на ее характер или ее действия, и поэтому она никогда не оказывала давления на Терри своими вопросами или детскими сомнениями. И она ограничивалась лишь тем, что всегда поддерживала его мнения и никогда не возражала ему, хотя думала совсем противоположное. Однако, если кто и брался осуждать Терри, так это была мать Сюзанны. Эта женщина превратилась в третье активнодействующее лицо в их с Терри отношениях, так как она всегда требовала объяснений или доклада о каждом шаге Терри. Так что, когда Сюзанна чувствовала сомнения в Терри, единственное, что она должна была делать, лишь полностью положиться на свою мать, которая сможет противостоять Терри, и, в конце концов, он бы принял свое поражение и извинился бы.

Тем вечером, слова, заполняющие гостиную, были не больше не меньше, чем упреками миссис Марлоу своему будущему зятю.

- Невозможно, чтобы он вел себя так... свадьба через два месяца, а он продолжает вести себя как холостой мальчишка... это действительно невыносимо, - сердито произнесла миссис Марлоу.

- Мама... пожалуйста... не будь так жестока к Терри... мы ведь не знаем причину его вчерашнего отсутствия, - пробормотала Сюзанна дрожащим голосом.

- Но Сюзи, ты всегда прощаешь ему его глупости. Для влюбленного самым важным должна быть его невеста. Скоро истечет аж два года с вашей помолвки, а он как будто бы и не знает об этом. Он никогда никуда не берет тебя с собой, и ты всегда последняя узнаешь об изменениях в его жизни. Он очень жестокий юноша, - изрекла расстроенным голосом миссис Марлоу.

- Мама... Терри не берет меня с собой, потому что это я, кто не хочет идти... ты прекрасно знаешь, что я не выношу, как люди на меня смотрят, - ответила Сюзанна, опуская взгляд и силой натягивая на себя одеяло, которое прикрывало ее ненавистный ей недостаток.

- Сюзи!.. Любовь моя... ты не должна из-за этого себя плохо чувствовать... Ты очень красивая и элегантная девушка... Все эти дамы из высшего общества, я уверена, хотели бы иметь хотя бы половину твоей красоты... давай, моя девочка... оживляйся.

Неожиданно они услышали, как открывается дверь, и увидели женщину зрелого возраста, одетую в одежду медсестры.

- Мадам, мистер Терренс Г. Гранчестер только что прибыл, - сказала медсестра хриплым голосом.

- Пригласи его войти, Джоан, - сказала радостно Сюзанна.

Медсестра вышла и через некоторое время вновь вошла в комнату с молодым актером, на лице которого не отображалась ни одной эмоции, связанной с этим посещением.

- Добрый вечер, миссис Марлоу, - сказал Терри, обращаясь к своей будущей теще, и потом спросил свою невесту: - Как ты, Сюзанна?.. Ты хорошо себя чувствуешь?

- Да, Терри... спасибо, - ответила девушка.

- Сюзи в полном порядке, Терренс... но я уверена, что она хотела бы получить твои оправдания и извинения за вчерашний день... мы можем узнать причину твоего неожиданного отсутствия? - быстро спросила мать Сюзанны.

- Мне жаль, что я не пришел вчера... но у меня было дело, которое я срочно должен был уладить, а позже у меня была еще неожиданная беседа с моей матерью, и поэтому я не смог вчера навестить Сюзанну, - ответил Терри, уставившись на ковер.

- Мы можем узнать, что это было за дело? - вновь спросила миссис Марлоу, сомневаясь в искренности слов Терри.

- Мама... пожалуйста, - сказала Сюзанна, стараясь угомонить свою мать, хотя в глубине души она также хотела знать, что это было за дело, из-за которого Терри не смог к ней придти вчера.

- Не беспокойся, Сюзанна, мне нечего скрывать, я провел вчерашний вечер, разговаривая с Томасом Хэтуэем, - решительно сообщил Терри.

- Разговаривал с Томасом?.. Зачем? - удивившись, спросила миссис Марлоу.

- Мне попросил об этом Роберт Хэтуэй. Он очень взволнован несвойственным его сыну поведением, и он попросил меня, чтобы я поговорил с ним и постарался убедить его вернуться в театр. Это все, - заявил Терри, вновь приковывая взгляд к ковру.

- И что, Терри?.. Ты убедил его? - быстро спросила Сюзанна.

- Нет... он невыносимый тип... беспечный злоумышленник, - ответил Терри, пока его глаза наполнялись гневом.

- В этом я с тобой согласна, Терренс, этот молодой человек настоящий преступник. Хорошо, что моя Сюзи вовремя освободилась от него! - облегченно сказала миссис Марлоу.

- Мама... не говори так о Томми... он хороший парень... несмотря на все, что о нем говорят... я это говорю, потому что знаю его с ранних лет, в таком возрасте невозможно притворятся, - слабо пробормотала Сюзанна, однако, давая необходимую эмфазу каждому своему слову, чтобы убедить свою мать, что она неправа.

-Возможно, но то, что он заставляет страдать своего отца своими постоянными развлечениями, просто невыносимо, - утвердила миссис Марлоу.

- Давайте больше не будем говорить о Томасе... Он не стоит того, чтобы о нем даже упоминать. Кроме того, я пришел сюда, чтобы увидеть свою невесту, и сказать вам, что я уже получил ответ от французского модельера, который согласился сшить подвенечное платье для Сюзанны. Он сказал мне, что сегодня зайдет и оставит тебе эскизы, из которых ты выберешь свое платье.

- Терри, это правда?.. Я не могу в это поверить... это чудесное известие... правда, мама?

- Конечно же, да, милая... французский модельер... несомненно, принесет самые элегантные эскизы для моей дочери.

- Конечно, мадам, - грустно ответил Терри, так как понимал, что это было его началом несчастья всей его жизни.

- Спасибо, Терри... Я обещаю тебе, что выберу самое красивое платье, которое может быть сшито, - сказала Сюзанна, широко улыбаясь.

- Я не сомневаюсь в этом. Сейчас извините меня, но я должен уйти. Мы немного загружены из-за последнего представления, и я должен вернуться в театр, чтобы отрепетировать последние диалоги.

- Но Терренс... ты только что пришел, - заявила немного обеспокоенная миссис Марлоу.

- Мама... он должен вернуться в театр... Его выступление должно быть совершенным, чтобы критики остались довольны и ждали его следующего представления в новом спектакле... Иди, милый... я буду с нетерпением ждать твоего возвращения, - решительно заявила Сюзанна.

- Спасибо за понимание. До свидания, - сказал Терри.

- Я провожу тебя до двери, Терренс, - заявила мать Сюзанны.

- Не надо, - быстро ответил молодой актер.

- В любом случае, я провожу, - и сказав это, миссис Марлоу и Терри покинули гостиную, оставляя Сюзанну витать в облаках.

Девушка думала, что все ее сомнения и страхи исчезнут менее чем через два месяца: Терри станет только ее раз и навсегда. После свадьбы никто не сможет лишить ее любви ее возлюбленного актера... после свадьбы, ничто и никто не встанет между ними... после свадьбы, Кендис Уайт останется, наконец, в прошлом. В конце концов, она покончит с призраком, который угнетал ее, и который непонятным образом держал Терри вдали от нее.

Однако, Сюзанна не знала, что этот "призрак" действительно появится и самым неожиданным способом, который она могла бы себе представить. И этот "признак" отнюдь не станет прошлым, но частью настоящего и будущего Терри, и даже если молодой актрисе удастся выйти за него замуж, она все равно не сможет уничтожить то, что их связывает.


Поезд, ехавший в Нью-Йорк, достиг города Питсбурга, штат Пенсильвания, когда солнце уже полностью скрылось. Кенди, Анни и Арчи были уже очень утомлены путешествием, а так как они знали, что им предстоял еще дальний путь, они решили, что лучше выйти из поезда и немного пройтись.

Кенди казалось, что ее первое путешествие в Нью-Йорк не было таким скучным и тяжелым, как это, хотя в глубине своей души она знала, что это было так, потому что в ее мыслях существовал единственный образ ее любимого Терри, ожидающего ее на станции. Она думала, что в тот момент у нее была веская причина чувствовать себя возбужденной и не смотреть на время, так как оно летело с невообразимой скоростью... но сейчас Терри не ждал ее на станции... сейчас его сменил обычный полицейский. Однако, факт того, что в этом путешествии она сможет узнать хоть что-нибудь о своих родителях, и единственной мысли, что хоть издали она сможет увидеть своего любимого Терри, переполняло ее бурей эмоций, так как в действительности Кенди не могла стереть из памяти тот болезненный образ любви всей ее жизни, когда она увидела его выступающим в ужасном подобии театра, и поэтому ей было нужно увидеть его снова, но в достойном театре... Увидеть на сцене Бродвея чудесного актера, каким и был ее Терри.

Кенди была так поглощена своими мыслями, что не заметила и случайно столкнулась с молодым, достаточно привлекательным человеком, но взгляд которого внушал недоверие и страх.

- Извините, мадам... Вы не ушиблись? - спросил он Кенди, которая упала.

- Нет... не беспокойтесь... это я виновата, мне надо было смотреть, куда я иду, - сказала Кенди с милой улыбкой на своих устах, которая сильно впечатлила молодого человека.

- Я рад, что с Вами все в порядке... с Вашего разрешения, я ухожу. Для меня было удовольствием столкнуться с Вами, - сказал он, отдавая почтение Кенди.

Анни с Арчи, которые сидели в зале ожидания, немедленно вышли оттуда и подошли к Кенди.

- Кенди... ты в порядке? - спросил Арчи обеспокоенным тоном.

- Конечно же, да... я в полном порядке, - улыбаясь, ответила Кенди.

- Кто был тем молодым человеком, с которым ты столкнулась? - вновь спросил Арчи.

- Не знаю, он только извинился, а потом ушел... ничего больше, - беззаботно ответила блондинка.

- Он кажется очень элегантным и симпатичным молодым человеком... Тебе так не кажется, Кенди?.. Возможно, мы должны были бы немного познакомится с ним... - сказала Анни, используя тон, который был уже очень хорошо известен Кенди. Каждый раз, когда Анни видела красивого и интересного молодого человека, она немедленно начинала оказывать давление на Кенди, чтобы та познакомилась с ним. Так что, пользуясь своим воображением, Кенди решила заставить Анни хоть немного помолчать.

- Но Анни... как ты так просто можешь это говорить?.. а если этот человек убийца... или преступник?.. Как ты можешь намереваться познакомиться с совсем незнакомым человеком? - спросила Кенди, не зная, что она была права.

- Кенди... не говори такие ужасные вещи! - ответила Анни, испугавшись того, если бы ее подруга была права.

- Ради Бога!.. Хватит говорить ерунду... будет лучше, если мы пойдем к поезду, - сказал Арчи, немного позабавленный разговором двух своих красивых подруг.

Они были уже у поезда и собирались войти, когда внезапно толпа людей у левой кассы привлекла их внимание.

- Что там происходит? - с любопытством спросила Анни.

- Пойдем, посмотрим, - быстро предложила Кенди и направилась к группе людей, суетившихся около дерева.

Когда Кенди смогла пробраться через толпу, то она увидела сцену, которая заставила ее вспомнить те годы, когда она была маленькой и все время крутилась около Отец-Дерева под заботливым взглядом мисс Пони и сестры Марии. Перед Кенди предстало величественное дерево, и на нем, на самой вершине, сидела маленькая девочка с большими синими глазами и что-то держала у себя в руках.

- Бекки... пожалуйста, немедленно спускайся, - удрученно говорил человек, который, кажется, был ее отцом.

- Уже спускаюсь, папа... я только положу птенца в гнездо и потом спущусь, - крикнула девочка, продвигаясь к гнезду, которое находилось в ветвях дерева.

- Не поднимайся выше... тогда ты не сможешь спуститься, - испуганно крикнул ей ее отец. Кенди догадалась, что отец этой малышки был сильно напуган, и не думая дважды, она обратилась к нему.

- Сэр... если Вы хотите, то я могу подняться и помочь Вашей дочери спуститься... - предложила Кенди.

- Но, мисс... Вы?.. в таком платье, я не думаю, что это возможно, - ответил он ей с дрожащей улыбкой. И только тогда Кенди обратила внимание, что с ее платьем ей действительно было бы сложно залезть на дерево. Но она не беспокоилась, так как немедленно подумала о ком-то, кто мог бы выполнить эту задачу.

- Не беспокойтесь, сэр... я знаю того, кто поможет Вашей дочери спуститься с дерева. Арчи!.. Арчи!.. Где ты?

Арчи с Анни не смогли так ловко, как Кенди, пробраться сквозь толпу, и поэтому они были вдали от Кенди. Однако, как только девушка начала искать их, то люди спонтанно дали им дорогу.

- Я здесь, Кенди... Что здесь происходит? - спросил Арчи.

- Посмотри, туда, наверх... там ответ на твой вопрос, - ответила Кенди, указывая на вершину дерева, где сидела малышка Бекки.

- Господи!.. Эта девочка разобьется, если упадет, - сказал крайне удрученный Арчи.

- Этого не произойдет, если кто-нибудь ей поможет. Отцу малышки нужно, чтобы какой-нибудь любезный и добрый человек забрался на дерево и спас его дочку, - спокойно сказала Кенди.

- Кто-нибудь любезный и добрый?.. Ты имеешь в виду, что это я? - спросил Арчи свое подругу, пока леденящее чувство захватывало его.

- Я подумала... что если мне лезть туда, то это не очень выгодно... ты сделаешь это, Арчи? - спросила Кенди.

- Да, - ответил он, глубоко дыша и прося небо, чтобы оно помогло ему вспомнить, как лазать по деревьям. Он снял с себя пиджак и обратился к своей невесте. - Анни, посмотри за моим пиджаком.

- Будь осторожен, Арчи, - сказала испуганно девушка, наблюдая, как ее возлюбленный залезал на дерево.

- Успокойся, Анни... Если он упадет, то максимум, он сломает себе одно или два ребра, - сказала Кенди, стараясь утешить свою подругу, однако, вместо этого, Анни разнервничалась еще больше.

- Ты так думаешь?.. Какой ужас!.. Бог позаботится об Арчи... Не позволь ему упасть с дерева! - молила Анни, испуганно смотря наверх.

Пока весь этот разговор проходил на земле, на высоте малышка Бекки уже положила птенца обратно в его гнездо и начала спускаться, но задержалась на одной из веток, чтобы посмотреть на белок, у которых было логово в дупле дерева. Она была так изумлена белками, что внизу все подумали, что она остановилась, потому что испугалась, однако девочка была очень развлечена, кладя желудь за желудем в логово белок. Конца, наконец, Арчи добрался до малышки, она, в конце концов, обратила внимание, что все внизу смотрели на нее с испугом, а ее отец был более бледен, чем обычно. Так что девочка, не раздумывая, и без помощи Арчи, начала спускаться с дерева быстрее, чем туда поднималась. Арчи старался не отставать от нее, но это было почти невозможно, так как девочка была слишком быстрой для него.

Когда, в конце концов, они оказались на земле, все люди облегченно улыбнулись и начали расходиться. Отец Бекки быстро подошел к ней и сильно обнял.

- Бекки... ты в порядке, дорогая?.. Ты не поранилась? - спросил он все еще испуганный.

- Нет, папа... я в порядке... правда, - сказала девочка с такой широкой улыбкой, которая могла растопить сердце самого сухого человека.

- Но зачем ты так напугала своего папу? - нежно спросил он у своей дочери.

- ...Я не могла позволить, чтобы эта птичка потеряла своих маму и папу... Им было бы очень больно, и они бы умерли от боли... У меня есть мама и папа, и поэтому я счастлива... Но птенец мог бы потерять своих родителей, а я не хотела, чтобы это произошло... Прости меня, папа... я клянусь, что больше не буду тебя пугать, - сказала девочка, перебирая шелковую ленту на своем платье.

- Хорошо, дорогая... я прощаю тебя, потому что знаю, что у тебя не было плохих намерений... но в следующий раз предупреди меня, когда ты вновь займешься своей милосердной работой. Сейчас, давай поблагодарим этого храброго молодого человека за то, что он рисковал своей жизнью, чтобы спасти тебя, и его двух красивых подруг, - сказал отец девочке нежным тоном, который заставил Кенди еще сильнее желать найти собственного отца.

- Спасибо Вам за помощь... мне жаль, что я заставила Вас всех волноваться, - сказала Бекки, обращаясь к Кенди, Анни и Арчи.

- Для меня было ужасным удовольствием помочь такой очаровательной девочке, как ты, - быстро ответил Арчи. Эта маленькая девочка заставила его вспомнить тот день, когда он в первый раз увидел Кенди, и ощущение, которое у него осталось в сердце после их встречи.

- Огромное спасибо. Меня зовут Рэймонд Беренгер, и эта шаловливая девочка, моя дочь Ребекка... но ее мама и я ласково называем ее Бекки, - сказал он, протягивая руку Кенди в знак благодарности.

- Рада с Вами обоими познакомиться. Я Кендис Уайт Эндри, но Вы можете называть меня просто Кенди. Это мои друзья: Анни Брайтон и Арчибальд Корнуолл, - сказала Кенди, отвечала на рукопожатие.

- Приятно познакомиться... Вы направляетесь в Чикаго? - спросил Беренгер.

- Нет. Мы едем из Чикаго в Нью-Йорк, - ответила Кенди, гладя по головке Бекки.

- Да?.. Мы тоже едем в Нью-Йорк... Правда, папа? - сказала Бекки, которой ее новые знакомые казались очень приятными людьми.

- Да... мы едем в Нью-Йорк, чтобы показать мою жену специалисту в больнице... она плохо себя чувствует, и ей нужна хорошая специализированная помощь, - грустно ответил Беренгер.

- Ваша жена так серьезно больна? - спросила Анни.

- У нее начальная стадия туберкулеза... болезнь очень быстро развивается, и врачи в Чикаго не знают, как задержать ее, - ответил он.

- Извините, что лезу не в свое дело... но разве Вашей жене не опасно путешествовать в этом случае?.. Я медсестра, и мне кажется, что Ваша жена должна находиться в больнице... прежде всего, если ей очень плохо.

- Да... верно... но доктор разрешил... и поэтому мы поехали... ладно... извините, но нам уже пора уходить. Я еще раз благодарю Вас за помощь, - нервно сказал Беренгер.

- Мистер Беренгер... если Вам понадобится помощь, то можете без сомнения попросить ее у меня... - предложила Кенди.

- Да, мистер Беренгер, Кенди очень хорошая медсестра... и если Вам, Вашей жене или малышки Бекки понадобится помощь, то разыщите нас, - решительно заявила Анни, так как малышка Бекки, несомненно, также завоевала ее симпатию.

- Спасибо... я учту это... мы должны возвращаться... мама нас ждет.

Беренгер со своей дочерью затерялись в толпе, пока Кенди, Анни и Арчи молча остались стоять около дерева. Эта девочка разбудила в них образы прошлого, о которых они так долго не вспоминали, и это дало им ощущение спокойствия, хотя они были взволнованы судьбой этой девочки, так как хотя ее отец казался хорошим человеком, однако ее мать была тяжело больна, и будущее девочки было неопределенным. Если бы не прозвучал гудок машиниста, говоря о том, что поезд собирается трогаться, то трое друзей так бы и остались молча стоять напротив друг друга.


Поезд вновь быстро ехал, и вот уже в течение часа все пассажиры спокойно сидели на своих местах... и трое друзей также не были исключением. Однако этим вечером у Кенди были большие проблемы с Клином, который никак не хотел угомониться.

- Клин!.. Ты не хочешь успокоиться? - спросила Кенди, стараясь поймать его.

- Странно, что сегодня Клин такой нервный... Может быть, он голодный, Кенди? - спросила Анни у подруги, стараясь также поймать Клина.

- Голодный?.. Но он съел за сегодня больше, чем ты, Арчи и я вместе взятые, - ответила Кенди, садясь на пол, так и не поймав Клина.

- Но возможно ему этого было недостаточно... Мы уже довольно долго в этом поезде... и я не думаю, что Клину очень приятно путешествовать внутри этой маленькой корзины, - сказала Анни, садясь также на пол.

- Должно быть... ты права, Анни. Я пойду, поищу что-нибудь съедобное для Клина... но я тебя предупреждаю, Клин, если и после этого ты не угомонишься, то я буду серьезно подумывать о том, чтобы отправить тебя в исправительную колонию для енотов, - изрекла Кенди с комически недовольным лицом.

- Исправительная колония для енотов?.. Кенди... чего только не приходит тебе в голову!.. Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой? - спросила Анни, смеясь.

- Нет, Анни... не беспокойся... я пойду одна. Я надеюсь, что к моему возвращению он будет более спокойным, - сказала Кенди, беря шаль со стула и накидывая ее на свои плечи. - Я ненадолго.

Кенди вышла из купе и направилась в кухню, думая, что бы сказать повару в оправдание, чтобы он дал ей еды для Клина. Вечер выдался очень холодным, так как осень была в полном апогее, и в это время года ветер обычно неистово дул, замораживая все на своем пути. Однако в этот вечер Кенди почувствовала что-то, что было намного холоднее и сильнее ветра, что-то, что сильно омрачало этот вечер. Несмотря на то, что блондинка была, несомненно, храброй, этим вечером ее сердце странно щемило, и у нее по коже бегали мурашки. Девушка не смогла найти настоящую причину своему страху, однако атмосфера полной темноты вызывала у нее сильное беспокойство.

Девушка продолжала быстро идти навстречу своей судьбе, и, возможно, ей на пути не встретилось бы никаких препятствий, однако холод, который она почувствовала, усилился, и Кенди показалось очень странным, что ветер мог пробиться в вагон. И из-за своего любопытства она пошла искать место, откуда так сильно веяло холодом.

Кенди молча шла, и через несколько мгновений она была в нескольких метрах от выхода из вагона первого класса. Тогда-то девушка еще сильнее испугалась, однако странное предчувствие вынудило ее подойти к двери, которую неистово дергал ветер. Когда она подошла к двери и выглянула, то тени мрака рассеялись перед слабым светом луны, и тогда она заметила человека, лежащего на полу. "Бог мой!.. Он мертв?" - пораженно подумала Кенди. Однако, помня, что привили ей в школе медсестер, она решила подойти и по возможности помочь этому человеку. Но как только она сделала шаг, она услышала изменившийся от боли голос.

- Не подходите, мисс... это может быть опасно, - сказал человек девушке, которая перед таким заявлением еще больше испугалась.

- Сэр... я... я... я... медсестра. Кажется... что... Вы ранены... я думаю, что могу помочь Вам, - заикаясь, произнесла Кенди, стараясь приблизиться снова.

- Никто не может мне помочь... я... я нахожусь одной ногой в могиле... но хотя Вы можете сделать для меня кое-что... возьмите это, пожалуйста, - прерывисто сказал человек, доставая письмо из кармана пиджака. Кенди подошла еще ближе, чтобы взять письмо, но когда она была уже близко, то ее страх усилился, так как она немедленно узнала лицо этого человека.

- Мистер Беренгер!.. Боже мой!.. Кто это с Вами сделал? - спросила Кенди, кладя письмо на пол. Собрав всю свою силу в свои хрупкие руки, она помогла ему слегка приподняться.

- Мисс Уайт?.. Значит, Бог не забыл меня! - воскликнул он.

- Не говорите... пожалуйста... Вы потеряли много крови, и любое усилие может быть опасным для Вас, - сказала Кенди, пытаясь остановить кровь, но Беренгер сильно схватил ее за руку и попросил ее:

- Мисс Уайт... пожалуйста... позаботьтесь о моей Бекки... моя жена очень плоха, и вскоре она умрет... я сам хотел позаботиться о Бекки... но мне не позволили это сделать... - сказал он, и слова ему давались все тяжелее и тяжелее.

- Мистер Беренгер, не говорите больше... Вам это вредно... позвольте мне Вам помочь, - попросила Кенди, в то время как страх ее увеличивался, так как она поняла, что смерть быстрыми шагами подкрадывается к этому человеку.

- Для меня Вы уже ничего не можете сделать... но... Вы можете помочь кое-кому еще, - сказал Беренгер почти без дыхания, но, глубоко вздохнув, он продолжил. - Вам... необходимо... поговорить... с полицией... и... отдать им... это письмо... скажите им, что "шеф"... он живет в Питсбурге... передайте им это.

- Ради Бога!.. Я ничего не понимаю, мистер Беренгер, - взволнованно воскликнула Кенди.

- Позаботьтесь... Джексон... не оставляйте... не одевайте ему мою Бекки... отдайте это письмо Ми... - он не смог договорить, так как смерть настигла его, забирая с собой жизненный дух его тела.

Кенди больше не смогла ничего поделать, не смогла получить от него ответ, даже не смогла больше услышать от него ни одного слова, так как через мгновение его лицо стало белым и высохшим. Глаза блондинки наполнились слезами бессилия, и единственная мысль, что кто-то способен лишить человека жизни, казалась ей ужасной. В этот момент в ее разуме лишь вертелись последние слова Беренгера: "Отдайте это письмо полиции".

Когда Кенди немного отошла от внезапной смерти Рэймонда Беренгера, то она заметила, что письмо, которое она оставила на полу, исчезло. В отчаянии, девушка быстро встала и начала искать письмо в углах узкого пространства. Она заметила, что письмо подхватил ветер и откинул его на ступеньку входа в поезд. Кенди осторожно спустилась по ступенькам, чтобы взять письмо, но когда она собиралась его коснуться, ветер с неистовой силой вновь подхватил конверт перед изумленным и опечаленным взглядом девушки.

Кенди была так поглощена, глядя на то, как письмо исчезает в парах ветра, что не заметила, как мужские шаги приблизились к ней на опасное расстояние.



________________________

От автора:

Что произойдет с Кенди?.. Возможно, она будет в опасности?.. Кто этот человек у нее за спиной?.. Все это и больше вы узнаете в 4-ой главе. Я хочу выразить свою искреннюю благодарность Элайн, Элис и Мисенеджи за их помощь и поддержу. Также я хочу поблагодарить Эльву и Мэйру, за их гениальные подсказки.

Ваша Claya
Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 346 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы