Воскресенье, 24.09.2017, 09:54
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 5
Глава 3
Сильное предчувствие



Шум быстрых шагов в необъяснимой спешке наводнили весь коридор с широкими и мрачными дверями. Этому человеку, быстро идущему по коридору, было приблизительно 30 лет, он был высок, и у него были каштановые волосы, черные глаза и казалось, он был крайне удручен, так как в его взгляде скрывался огромный страх, а его кожа побледнела до такой степени, что могла бы светиться в темноте.

Дойдя до двери, он достал из кармана платок и вытер им лоб, стараясь контролировать непрерывный пот, выступающий по всему его лицу... он понимал, что, открыв эту дверь, ему придется столкнуться с крайне неприятной ситуацией.

- Сэр... это я Беренгер... я могу войти?.. - спросил человек, стараясь контролировать свое взволнованное дыхание.

- Заходи, Рэй... мы ждали тебя, - ответил хриплый голос исходящий изнутри комнаты.

Рэймонд Беренгер вошел в комнату и молча направился к двум мужчинам, уже ожидавшим его. Один из них был мужчиной пожилого возраста, элегантной, но неприветливой внешности. Другой был молодым человеком с тонкими чертами лица, и на вид ему было около 24-х лет, но его взгляд внушал страх любому, кто бы ни смотрел на него.

- Ты опоздал, Беренгер. Ты прекрасно знаешь, что начальство нельзя заставлять ждать. Ты должен был прийти ровно в десять часов, а сейчас уже почти одиннадцать. У тебя есть оправдание твоему опозданию? - жестко спросил молодой человек, чье имя было Артур Джексон.

- Эээ... я... поезд,.. который должен был прибыть из Нью-Йорка, опоздал на час... и, кроме того, когда я приехал домой, то моей жене снова стало плохо... и... и мне пришлось везти ее в больницу... поэтому я так опоздал... но такого больше никогда не произойдет... я клянусь, - заикаясь, ответил Беренгер.

- Конечно, такого вновь не произойдет... если ты позаботишься о своей шкуре, - изрек Джексон, угрожающе улыбаясь.

- Достаточно упреков... пока... сейчас важнее узнать новости, которые принес нам Рэй... Что ты узнал о моих мальчиках? - спросил у Беренгера человек пожилого возраста.

- Немного, сэр... кажется, что судья огласит приговор завтра вечером... судя по слухам, им дадут, по крайней мере, лет 20... хотя... во время последнего процесса, агент Миллер сказал, что если они немедленно признаются, кто их главарь, то им смягчат приговор... это все, что я смог узнать, - пробормотал человек, опустив свой взгляд.

- Проклятый Миллер!.. Он и его глупые сыщики всегда вмешиваются в то, что их не касается... Что сейчас мы будем делать, шеф?.. Они не будут молчать... Они выдадут Вас, - гневно сказал Джексон.

- Успокойся, мальчик... Мне жаль, что мои ребята оказались в такой ужасной ситуации... но я не могу ничего поделать... придется их убрать... жаль... они были хорошими ребятами... Рэй, ты мог бы за это взяться? - спросил пожилой человек.

- Я, сэр!.. Пожалуйста!.. Не просите меня, чтобы я сделал это!... Я не могу это сделать... они... они мои друзья... кроме того, если со мной что-нибудь случится, моя жена и дочь останутся совсем одни, - обеспокоено ответил он.

- Ты трус! Шеф, предоставьте это дело мне... этот малодушный червяк не понимает, что единственный способ все уладить, это покончить с ними до того, как они покончат с нами, - крикнул раздраженный Джексон.

- Успокойся, Джексон, наш друг понимает трудную ситуацию, в которую мы попали... правда, ты ведь понимаешь, Рэй? - спросил шеф глубоким голосом Беренгера, который, в свою очередь, не прекращал потеть.

- Да, сэр... я понимаю... если Билл или еще кто-нибудь заговорит, то все мы окажемся в большой опасности... но... убивать их?.. Я не могу это сделать... кроме того, это очень трудно... так как их камера под постоянным наблюдением полицейских и Миллера... Я даже не смогу приблизиться к ним... кроме того... Вы знаете, что моя жена больна, а моя дочь Бекки... Я не могу оставить ее одну... если я поду на это дело, то они меня убьют или навсегда посадят в тюрьму... что тогда станет с моей бедной, одинокой девочкой и с ее больной матерью?.. Ей всего лишь 5 лет, - заявил Беренгер с горечью в своем голосе.

- Хватит, Рэй... ты хочешь заставить меня рыдать... но мне плевать, что произойдет с твоей женой и с этой малявкой... если ты не можешь это сделать то, что шеф просит, тогда ты и твоя семья увидят последствия этого, - и, сказав это, Джексон достал револьвер и нацелился на Беренгера.

- Пожалуйста, Джексон, немедленно опусти револьвер... Мы здесь, чтобы решить волнующие нас проблемы, а не для того, чтобы убивать, друг друга... Мы команда, - спокойно вымолвил пожилой человек, стараясь успокоить порывы своего товарища, и потом продолжил говорить, но на этот раз обращаясь непосредственно к Беренгенру. - Рэй, я очень хорошо осведомлен о твоей семейной ситуации, и, хотя ты в это не поверишь, я не забыл своего обещания, данного тебе. Если моя память мне не изменяет, то я сказал тебе, что если товар и отправка детей пройдет нормально, то у тебя не будет никаких проблем, и ты сможешь отойти от дела и заботиться о своей семье... Однако я не думаю, что все прошло благополучно... ты хочешь, чтобы я напомнил тебе, что произошло?.. Итак, хорошо, сначала ты позволил, чтобы полиция поймала Билла и других и прихватила с собой весь наш товар; после, ты ничего не предпринял, чтобы предотвратить шум в винном погребе, и полиция также нашла еще и этих сопляков, и они вернули их своим родителям... я потерял много денег, потому что мои покупатели, узнав о том, что случилось, наотрез отказались работать со мной из-за страха, что у них возникнут проблемы с полицией... и, наконец... Ты уже нашел Сесиль?.. Ты что-нибудь узнал о ней?.. Ты знаешь, где она живет?.. Я поручил тебе это дело восемь месяцев назад, и до сих пор я ничего не знаю о ней... Ты думаешь, что после стольких ошибок ты заслуживаешь свободу?.. Ты действительно так думаешь, Рэй? - спросил его шеф, чей голос становился все более вспыльчивым.

- Сэр... Я не виноват в том, что полиция схватила Билла и остальных... Никто не знал, что этот тип, связанный с автомобилями, был полицейским... Кроме того, Вы знаете, что агенты Миллера очень скользкие и очень изобретательные, они могут где угодно пройти незамеченными... Ни я, ни кто-либо другой даже не подозревал, кем действительно был этот человек. Мне удалось убежать, сэр... и мне пришлось прятаться, чтобы они не арестовали и меня... поэтому я не позаботился о винном погребе... Поверьте мне, сэр... Я сделаю все что угодно, чтобы достать наших ребят из тюрьмы... но я не могу сам туда пойти, - ответил Рэй шефу, будто моля его о понимании.

- Хорошо, Рэй... Я могу понять все это... но насчет Сесиль мне все еще ничего не ясно. У тебя есть новости о ней? - спросил шеф.

- Да... но я не очень уверен... пока я был в Нью-Йорке, я нашел женщину, которая идеально подходит к описанию, которое Вы мне дали... ее имя Джоан Кэйн, и она работает медсестрой у актрисы Сюзанны Марлоу... Эта девушка калека и ей требуется помощь этой женщины... Я не смог подтвердить свои подозрения о ее личности, потому что была проблема с этим арестом... но если Вы дадите мне еще немного времени, то я уверен, что смогу это сделать, - убежденно сказал Беренгер.

- Медсестра... Ну, Сесиль, ты полна сюрпризов!.. Хорошо, Рэй, ты меня убедил... Я дам тебе еще одну возможность... и если ты достанешь доказательства, что это была действительно Сесиль, то немедленно сообщи это мне. О Билли... позаботиться Джексон... так что у вас двоих есть задание... но тебя, Рэй, я предупреждаю, что это последняя возможность... Я даю ее тебе, потому что мне будет жаль оставлять двух беззащитных женщин одних. Я хочу, чтобы ты сейчас же отправился в Нью-Йорк... Я не хочу больше твоих опозданий... и я надеюсь, что на этот раз, ты сделаешь все, как надо, - воскликнул пожилой мужчина в угрожающем тоне.

- Но... сэр... моя жена очень больна... я не могу уехать и оставить ее одну, - забеспокоился Беренгер.

- Так возьми ее с собой... я не хочу, чтобы больше терял времени... понятно? - спросил шеф, голосом еще более агрессивным.

- Ей очень плохо... она не вынесет этой поездки... кроме того, если я возьму свою жену с собой, то мне также придется взять и Бекки... это было бы очень опасно для них обоих... полиция все еще ведет расследование... и они хорошо знают, что еще не все арестовали... - испуганно сказал Беренгер.

- Достаточно, Беренгер!.. Если ты не хочешь, чтобы твоя семья отправилась на тот свет, тогда делай то, что приказал шеф. Он уже и так слишком снисходителен к тебе... так что если ты не хочешь, чтобы он потерял терпение, то прямо сейчас поезжай домой и собирайся в Нью-Йорк, - крикнул Джексон, вновь доставая револьвер и снова нацеливаясь на Беренгера.

- Успокойся, Артур... Рэй, ты же очень хорошо знаешь, что Артур становится неуправляемым, когда не выполняют мои просьбы... сегодня ты уедешь в Нью-Йорк, и я не хочу больше слышать ни одного возражения... ты с этим согласен, Рэй? - спросил шеф у бедолаги Беренгера, который уже не мог оспорить слово своего начальника.

- Хорошо, сэр... сегодня я поеду в Нью-Йорк... сейчас, если Вы меня извините, то я пойду, мне надо еще сделать много вещей перед отъездом. Как только я смогу, то я вернусь с Сесиль, - и, сказав это, Рэймонд молча вышел из комнаты, чувствуя на своей спине враждебные взгляды.

Когда Артур и пожилой человек, которого все называли "шеф", - в действительности никто не знал его имени, - остались одни, они приступили к обсуждению.

- Мне не нравится позиция Беренгера, шеф, он так нервничает из-за своей семьи... он не вызывает у меня доверия, - открыто высказался Джексон.

- А когда он заслуживал доверия?.. Он умный и действующий... я в этом не сомневаюсь... но его добродетель слишком ему мешает... ты ведь прекрасно знаешь, что он с нами лишь из-за необходимости, у него нет денег, чтобы прокормить свою семью... однако он никогда не вызывал у меня стопроцентного доверия, - уверил его шеф, направляясь к окну.

- Если Вы так думаете о нем, тогда почему дали ему еще одно задание? - спросил Джексон.

- Чтобы чисто избавиться от него, - ответил он, зло улыбаясь.

- Я не понимаю Вас, - сказал Джексон.

- Сегодня ты сам отправишь Рэймонда Беренгера на тот свет, но я хочу, чтобы все это выглядело как самоубийство... я не хочу, чтобы ты становился агрессивным, Джексон... полиция все еще занимается расследованием, и нам нужно держать в стороне от нашего дела Миллера и его глупых сыщиков. Ты поедешь на том же поезде, что и Беренгер, и потом ликвидируешь его... но я повторяю... я не хочу насилия... не надо привлекать внимание этих чертовых полицейских.

- Понимаю... но... что мне делать с него женой и с этой девчонкой?

- Его жена очень больна, и я не думаю, что она вообще доедет до Нью-Йорка... Не беспокойся о ней... позволь, чтобы смерть сама к ней пришла... а девчонка... когда ее мать умрет, забери ее с собой и приведи в "Хижину" к остальным... она радостная и грациозная... не сомневаюсь, что какая-нибудь богатая бездетная европейская пара очень хорошо заплатит за нее... в конце концов, у дочери Рэя будет хорошее будущее... даже лучшее, чем мог дать ей этот глупец, ее отец.

- Конечно, шеф... после всего, у этой девчонки будет прекрасное будущее. Я избавлюсь от Беренгера, и никто не заподозрит, что это было убийство... и также я возьмусь за этих идиотов в тюрьме... ни один из них не выдаст Вас... я это гарантирую. После того, как я выполню свою работу, Вы хотите, чтобы я вернулся в Питсбург?

- Нет, ты останешься в Нью-Йорке, чтобы уладить несколько дел. Сначала, тебе надо подтвердить информацию Беренгера насчет Сесиль... и если все пойдет по плану, то я вновь встречусь с этой скользкой и лживой старухой. Потом ты начнешь восстанавливать наши контакты с распространителями опия и с теми, кто занимается перевозкой детей, мы не можем позволить, чтобы наше дело так долго стояло на мертвой точке. И, наконец, я хочу, чтобы ты расправился с Миллером... и его полицейскими. Они уже слишком часто вмешиваются в мои дела, и я не собираюсь больше терпеть это... на этот раз мы возьмем реванш. Я хочу, чтобы никто из них не остался в живых... я хочу, чтобы они кровью заплатили за свое вмешательство.

- Я сделаю это с радостью, шеф... не беспокойтесь об этом и не волнуйтесь о Сесиль... я лично все улажу... и с Миллером... будьте уверены, я покончу с ним и его одержимой командой раньше, чем они смогут попросить чьей-то помощи. Мне они тоже уже надоели... и на этот раз мы выйдем победителями, шеф... скоро все эти глупые полицейские будут бродить в аду.

- Хорошо, Артур... Дни Миллера и его агентства сочтены.


Кенди, Анни и Арчи стояли на платформе уже двадцать минут. Поезд уже стоял на станции, но Альберта все еще не было, и, кроме того, возникло одно затруднение, связанное с Клином. Если Кенди хотела взять его с собой, то ей пришлось бы спрятать его, как тогда, в ее морском путешествии, так как в поезд первого класса вход с животными был строго запрещен.

- Я не оставлю его в Чикаго, Арчи... Клин должен поехать со мной.. он всегда был рядом со мной в самым различных ситуациях... Джимми это хорошо знал, и поэтому послал мне его, - сказала Кенди с нежностью, смотря на спящего в корзине Клина.

- Но Кенди... бедному Клину придется почти два дня сидеть в закрытой корзине... тебе не кажется это жестоким? - спросил Арчи, стараясь убедить свою подругу, что брать с собой Клина в Нью-Йорк не самая лучшая идея.

- Мы едем в первом классе, да? - быстро спросила Кенди у Арчи.

- Да,.. и из-за этого, никому не позволяют брать с собой животных, - ответил Арчи.

- Тогда если мы едем в первом классе, то зачем беспокоиться... уверена, что у нас будет большое и уютное купе, и там Клин спокойно сможет сидеть, и он не должен будет сидеть в закрытой корзине, - улыбнувшись, сказала Кенди.

- Да, Кенди... но мне кажется, что в Нью-Йорке мы столкнемся с этой же проблемой в гостинице... кроме того, ты не сможешь много времени посвящать Клину... у тебя будет очень много дел, - вновь настаивал Арчи на своем.

- Да... верно, у меня будет много дел... но вы с Анни можете позаботиться о нем, пока я буду занята... и, кроме того, я не хочу оставлять его одного в Чикаго... до его возвращения в Дом Пони ему придется остаться в особняке Эндри,.. а Элиза, я уверена, может и убить его... я не могу этого допустить, - ответила Кенди, и Арчи не смог противостоять ее грустному выражению лица.

- Хорошо, Кенди... мы возьмем с собой Клина... но мне все равно кажется, что это не очень хорошая идея, - заявил Арчи, почувствовав свое поражение перед теплым взглядом своей подруги. Если кто-либо в этом мире и мог убедить его, то это, несомненно, была Кенди.

Они продолжали весело болтать, пока ждали Альберта. Они так увлеклись своим разговором, что никто из них не заметил, как шаловливый Клин, загипнотизированный сладостью, вылез из корзины и последовал за маленьким ребенком, который с удовольствием ел конфеты. С тех пор, как Клин прибыл в Чикаго, он не попробовал даже кусочка чего-нибудь сладкого, а сейчас его инстинкт выживания и его классический порок сладостей заставили его следовать за малышом с конфетами.

Малыш вместе со своей матерью поднялся в один из вагонов поезда, и Клин также зашел туда, полностью поглощенный конфетами, он не замечал ничего того, что происходило вокруг него... в целом мире сейчас для него существовало лишь одно: конфеты. Пассажиры заметили его, и по вагону прокатился шум. Женщины стали кричать, а мужчины своими тростями, пальто, шляпами или тем, что было в их в руках, начали отгонять от себя испуганного Клина, который понятия не имел, из-за чего началась это ужасная неразбериха.

И тогда в этот момент, очень тучный мужчина, лицо которого с легкостью могло соперничать с самим Франкенштейном, достал свой револьвер и выстрелил прямо в Клина, хотя, к счастью, он промахнулся. Но это не остановило его, и он встал, начиная преследовать Клина до тех пор, пока не поймал его, однако Клин инстинктивно передними лапами оцарапал руки уродливого человека. Реакция Клина крайне разозлила мужчину, и он вновь достал свой револьвер и нацелился прямо на испуганного Клина, в чьих глазах застыл страх. Неожиданно, раздался женский голос, который хотел предотвратить это грязное убийство.

- Сэр!.. как Вы можете с оружием нападать на бедное животное, которое даже и на треть не весит того, что весите Вы... Вам не стыдно пользоваться Вашим преимуществом необыкновенного размера?

- Невоспитанная девчонка!.. Ты назвала меня толстым?... Я не позволю, чтобы меня так оскорбляли.

- Оскорбляли?.. Но я только сказала правду... Или Вы очень давно не смотрите на себя в зеркало, сэр?

- Я не позволю, чтобы ты продолжала говорить со мной в таком тоне... Кто ты такая, чтобы со мной так разговаривать... Ты пожалеешь о своей решительности.

- Мое имя Вэллари Парадис, и я понимаю, что в нашем мире существуют бедные животные, которых Вы пугаете, и Вы также любите, как я понимаю, запугивать робких девушек... Но со мной Вы ошиблись, если Вы думаете, что я буду молчать, увидев такое, то Вы глубоко ошибаетесь!.. Так что, мой дорогой тучный господин, я любезно прошу Вас убрать этот ужасный револьвер и прекратить преследовать бедное животное, а если Вы этого не сделаете, я позову полицию и обвиню Вас в том, что Вы издеваетесь и мучаете животных Чикаго и покушаетесь на их жизнь.

- Но девочка?.. Издеваюсь и мучаю животных Чикаго и покушаюсь на их жизнь?.. Ты сумасшедшая... Ты точно сумасшедшая... Единственное, чего я хотел, так это спасти все этих граждан от нападения этого бешеного животного, - сказал "тучный мужчина с неудачным лицом" поскольку так его окрестила Вэллари, пока все остальные пассажиры смотрели на нее со смесью восхищения и удивления.

- Вы называете меня сумасшедшей?.. Следите за своими словами, сэр, так как к своему обвинению я могу добавить то, что Вы клевещете... Если я здесь сумасшедшая, тогда Вы убийца-психопат, гоняющийся с оружием за беззащитными животными. Кроме того, Вы уверяете, что это животное бешеное... Вы знаете, хоть какие-нибудь симптомы бешенства животных?.. Я надеюсь, что, да, так как если Вы не знаете, то у меня уже есть еще одно обвинение к Вам: искажение фактов.

- Глупая девчонка... видно твои родители не дали тебе даже малого образования... Но если ты угрожаешь мне полицией, то я могу сказать, что это животное очень опасное, так как оно оцарапало мне руки, как только я приблизился к нему.

- Да?.. так я его не обвиняю... Если бы, такой как Вы, приблизились ко мне со своими грязными руками, то я бы сделала тоже самое, что и этот енот.

- Но что за наглость?.. Ты еще пожалеешь о своих словах, глупая девчонка.

- Я никогда ни о чем не сожалею, сэр... возможно, Вы правы и мои родители не воспитали меня соответствующем образом.. но они меня научили противостоять любым актам насилия и, следовательно, ни о чем не сожалею. Кроме того, мне не страшно... даже перед Вашим лицом...

- Ты хочешь сказать, что мое лицо пугает людей?

- Нет, сэр... я это не говорю, я это утверждаю. У Вас лицо преступника... и... Вы знаете?.. Что когда Вас кто-нибудь увидит, то я уверена, что все подумают, что Вы убийца, только что вышедший из тюрьмы.

- Это невыносимо... Я не позволю больше тебе оскорблять меня... Я заставлю тебя забрать твои слова обратно, - и мужчина угрожающе приблизился к Вэллари, с намерением ударить ее, но сильные руки не позволили ему это сделать.

- Сэр, извините, что вмешиваюсь в Вашу разгоряченную дискуссию... но мне кажется, что с дамой так не обращаются, - сказал человек с голубыми глазами, который был ни кем иным, как Альбертом, который увидел, как разворачиваются события, и решил вступиться за девушку, которая казалась очень очаровательной.

- Дама?.. Эта девушка не дама... она дьявол, - раздраженно ответил тучный мужчина.

- Что Вы хотите этим сказать? - возмущенно спросила Вэллари.

- Мисс... пожалуйста, успокойтесь... Я уверен, что этот джентльмен, хотел сказать, что Вы очень красивы, - сказал Альберт, и Вэллари не смогла не ощутить его обаяния.

Девушка, которая раньше ни от кого, кроме вечно влюбленного в нее Роджера, не получала такую прямую лесть, потеряла всю свою настойчивость, и единственное, что она сделала, так это опустила свой взгляд, чтобы молодой человек, который показался ей очень привлекательным, не заметил ее смущение и вспыхнувшие огнем щеки от его неожиданного комплимента.

В течение кратких секунд, крики и оскорбления, которые минуту назад наполняли весь вагон, необъяснимо прекратились, и если бы у пассажиров был очень тонкий слух, то самое вероятное, что бы они услышали, лишь сильное биение сердец двух людей, Альберта и Вэллари, и вероятно смогли бы предугадать, какая судьба ждет их обоих.

Тучный мужчина, не понимавший это неожиданное молчание, которое парило в воздухе, но которое точно произошло, когда Альберт вмешался в их разговор, постарался использовать замешательство девушки и предпринять грандиозное бегство, но Вэллари, всегда отличавшаяся отличной реакцией, быстро поняла намерения тучного мужчины и вновь обратилась к нему.

- Куда это то Вы собрались, сэр? - спросила девушка, стараясь смотреть на толстого мужчину, чтобы отвлечься от взгляда Альберта.

- Это Вас не касается, "скандальная мисс", - раздраженно заявил мужчина.

- Я Вам не позволю, чтобы Вы ушли, не извинившись перед этим маленьким енотом и передо мной за Ваше хамство, - решительно заявила девушка, но все равно еще чувствуя смущение из-за настойчивого взгляда молодого человека.

- Извиниться перед енотом?.. Но это же животное... Это самое смешное, что я когда-либо слышал, - насмешливо заявил мужчина.

- Возможно, для Вас это смешно... но я не позволю Вам уйти, пока Вы этого не сделаете, - заявила Вэллари тоже с настойчивостью, которая заставила Альберта поддержать просьбу девушки, которая кого-то ему сильно напоминала... хотя он и не мог понять кого.

- Сэр... Я думаю, что будет справедливо выполнить просьбу дамы. Я не думаю, что насилие было лучшим способом решить эту проблему. Вы использовали оружие против этого маленького животного, разозлившись на то, что он без разрешения запрыгнул в вагон. Я понимаю, что его присутствие всех напугало, но я не думаю, что Ваше поведение можно оправдать. Я не хочу даже думать, что бы произошло, если бы Ваша пуля случайно попала в кого-нибудь из пассажиров. Посмотрите вокруг... посмотрите, здесь дети... как бы Вы почувствовали себя, если бы случайно ранили кого-нибудь из этих детей?.. или еще хуже... если бы Вы серьезно ранили бы их родителей?.. Было бы несправедливо оставить мать с отцом без их чада или наоборот, и все по вине Вашего гнева. Сэр, я уверен, что у Вас доброе сердце, и мне кажется, что Вы никогда не хотели причинять кому-либо вред, но когда Вы воспользовались этим оружием, могло произойти что-то ужасное. Я извиняюсь перед Вами, потому что этот енот мой, и я должен был лучше следить за ним и предотвратить Ваше беспокойство, однако я думаю, что Вы также должны принести свои извинения всем пассажирам за то, что Вы, не подумав о последствиях, воспользовались оружием.

Когда Альберт закончил говорить, все пассажиры вагона улыбнулись в знак поддержки его слов, таких искренних и правильных. Тучный мужчина убрал свой револьвер, так как не мог ничего опровергнуть в словах молодого человека.

- Господа пассажиры... джентльмен, присутствующий здесь сказал все правильно... и поэтому я прошу у Вас всех прощения... Я не хотел причинить Вам никакого вреда... но если все же я напугал Вас, то я прошу прощения за это... также я извиняюсь перед Вами, мисс... сейчас я понимаю Ваше раздражение... правда, я понимаю. И ты также, дружок, - теперь он обращался к Клину. - Прости, если этот уродливый человек испугал тебя... твой хозяин добрый человек, так что ты должен быть счастлив, что он заботится о тебе. Еще раз простите меня, я Вас всех уверяю, что вновь никогда не буду действовать так импульсивно... с Вашего разрешения, я ухожу, - сказав это, тучный мужчина, подошел к своему сидению, взял свой багаж и молча вышел из вагона.

Вэллари стояла с открытым ртом, а ее глаза восхищенно смотрели на мудрого молодого человека. Нельзя сказать, что она была феминисткой, потому что в действительности она не была ею, но все же ее контакт с противоположным полом был крайне мал, несмотря на то, что она была весьма красива, но из-за ее высокого интеллекта, она не могла общаться с невеждами. Ни один из мужчин не мог поддерживать с ней беседу и никогда не мог произвести на нее впечатление своими словами... ни один... до этого момента.

Ее отец был врачом, склонный к исследованиям, и поэтому Вэллари с ранних лет привыкла беседовать на интеллектуальные темы со своим отцом и с его коллегами. Она, несомненно, была хорошо образованна и знала намного больше, чем другие любые девушки ее возраста, но в то же время она была слишком увлечена чтением разных книг, и ее знания о жизни не были достаточно хорошими. У нее не было много друзей, так как все юноши ее возраста казались ей пустышками, незрелыми и глупыми, кроме того, все они считали ее очень скучной, слишком сложной и даже агрессивной. Возможно, поэтому Вэллари была так привязана к Роджеру, потому что он был единственным, кто мог вынести все ее философские речи, и принял ее такой, какая она есть, и к тому же он был единственный из всего университета, с кем она могла говорить, не объясняя каждое значение ее слов.

Из-за всего этого, Вэллари всегда чувствовала некое превосходство перед тем, кто встречался у нее на пути, но это чувство мгновенно исчезло, когда слова Альберта мирно наполнили добротой сердца все пассажиров вагона... и в первый раз в своей жизни, она почувствовала себя глупой... Всего лишь с несколькими фразами, этот неизвестный незнакомец убедил этого тучного человека извиниться и принять свои ошибки, а она со своими бесконечными детскими аргументами не смогла добиться даже малой доли этого. Она должна была признать, что в первый раз она проиграла, но вместо того, чтобы чувствовать грусть из-за этого поражения, девушка чувствовала, что это был самый сладкий урок, который ей когда-либо преподавали, и к тому же ей нравился ее учитель, в котором соединялся ум, доброта и в тоже время изящество.

Когда этот тучный мужчина ушел, Альберт вновь обратился к Вэллари и со своей ослепительной улыбкой начал беседовать с красивой рыжеволосой девушкой.

- Кажется, мы, в конце концов, добились, того, чего хотели... да?

- Да, - слабо пробормотала Вэллари и вновь опустила свой взгляд. Несмотря на то, что она пыталась смотреть ему в глаза, она не могла этого сделать, так как в нем было что-то, что мешало ей это сделать.

- Мне кажется, я не представился должным образом... мое имя Уильям Альберт Эндри, но мои друзья зовут меня просто Альбертом, - представился он и протянул девушке руку.

- Я Вэллари Парадис... приятно познакомиться, - ответила она, протягивая ему руку в знак любезности, однако она почувствовала удивление и огорчение, когда молодой человек, взяв ее руку, нежно поцеловал ее. Вэллари не ожидала этого и резко вырвала свою руку из рук молодого человека, который, увидев реакцию девушки, почувствовал себя ужасно из-за того, что своим поцелуем испугал девушку.

- Я... мне жаль, мисс... я не хотел Вас расстроить.

- Нет... Вам не надо оправдываться... я не обиделась на Вас... в любом случае, это я должна извиниться перед Вами за мою детскую позицию.

- Детскую?.. Когда я наблюдал за Вами, в то время как Вы защищали Клина, я не подумал, что у Вас была детская позиция... скорее мне показалась она очень зрелой.

- Спасибо... хоть Ваши слова и лесть. Так этого разбойника зовут Клин, - сказала Вэллари, открывая свои руки маленькому еноту, который с радостью и с жаром бросился к ней в руки, так как будто это была Кенди. И это произвело на Альберта немалое впечатление. - Клин - красивое имя... почему Вы его так назвали?

- Это очень хороший вопрос... но я не знаю на него ответа.

- Не знаете?.. Но он же Ваш... Все по какой-либо причине называют своих питомцев одним или другим именем... Как Вы можете не знать, почему Вы его так назвали?

- Эээ... по правде говоря, Клин не совсем мой питомец, он друг моей самой хорошей подруги, с которой я знаком уже много лет.

- Понимаю... хорошая подруга, - сказала Вэллари со вздохом разочарования и грусти, думая, что он говорил о своей невесте, но взяв себя в руки, она продолжила беседовать с ним. - Скажите своей подруге, что у нее очень особенный и ласковый питомец.

- Я с удовольствием ей это передам... А у Вас есть питомец?

- У меня?.. Нет... Когда я была маленькой, у меня была собака... но сейчас у меня нет никакого питомца.

- Да?.. Странно... Мне показалось, что Вы очень любите животных.

- Все проявления жизни красивы... быть это животными или цветами в саду... но наша обязанность как обитателей этой планеты любить и уважать всю возможную форму жизни?.. Вы так не думаете?

- Конечно же... На самом деле я всегда думал, что, если человек больше любит природу и заботится о ней, то истинная добродетель живет в его сердце... та, которая не имеет цену.

- Рада это слышать от Вас.

- А мне приятно быть здесь... с Вами.

- Спасибо... - сказала Вэллари, гладя спину Клина.

- Вам не за что меня благодарить... но мне бы было приятно, если бы мы называли друг друга по имени... мне не нравятся все эти формальности, и я думаю, что друзья обращаются к друг другу по имени... ведь мы уже друзья, правда?

- Да... мне кажется, что да... мне также не нравятся эти формальности, так что ты просто можешь называть меня Вэллари.

- Вэллари... это очень красивое имя... очень милое...

Неожиданно, молчание вновь взяло верх. Альберт не очень хорошо понимал, что происходило в его сердце, но чувствовал себя очень счастливым, находясь рядом с Вэллари, однако не мог понять причину этого чувства. Несомненно, эта девушка была очень красива и элегантна, но также в ней было что-то еще, возможно, ее позиция из-за дурного обращения с Клином. Она так страстно защищала Клина, что он понял, что душа Вэллари была чистой и светлой, и, несомненно, она очень отличалась от всех девушек, с которыми ему приходилось общаться на приемах в доме Эндри.

Смелость, решительность, красота и доброта - все это было в одном человеке... поэтому Альберту показалась, что Вэллари была принцессой... принцессой очень похожей на его дорогую Кенди... только чувство, которое Вэллари разбудила в нем, он никогда не испытывал к своей приемной дочери... эта девушка заставила его почувствовать, как его кровь течет по жилам в нарастающем потоке, и на минуту Альберт почувствовал, что он взорвется от него. Стараясь вновь завести беседу, Альберт повторно начал болтать, так как в глубине своей души он хотел как можно дольше времени быть с ней рядом.

- Твоя фамилия Парадис, да?

- Да.

- Ты француженка?

- Нет... я родилась в Америке... во Флориде... но мой дедушка по отцовской линии был французом.

- Правда?.. Интересно!... Зачем он переехал в Соединенные Штаты?

- Из-за его работы... И я думаю, что ему не терпелось исследовать новый континент.

- Твой дедушка любил рисковать.

- Скорее он был мятежником... моя бабушка говорила, что мой неуправляемый и разнузданный характер перешел мне по наследству от него.

- Так благословен будет твой дедушка.

- Почему ты это говоришь?

- Потому что твой неуправляемый и раздражительный характер, несомненно, дает твоей личности преимущество перед сегодняшними светскими дамами.

- Да ладно... ты первый, кто льстит мне моей мятежной личностью.

- Мятежной?.. я не думаю, что это подходящее слово... скорее я бы сказал... у тебя революционная личность.

- Да... революционная звучит хорошо... и она как раз совершенно определяет мои жизненные идеалы... спасибо тебе за эту идею, в следующий раз, когда я увижу Роджера, то я ему, наконец, скажу, что, в конце концов, я определила свою личность, - воскликнула Вэллари, широко улыбаясь. Однако Альберт не чувствовал себя таким счастливым как она, так как стоило ему услышать из ее уст имя Роджер, то все его надежны полностью погибли. Она не улыбаясь так открыто в течение всего их разговора до момента, когда она упомянула это имя. В глубине души, он понимал, что было бы нелогично, если бы такая чудесная девушка не была уже помолвлена... Однако что-то внутри него подсказывало ему, что он должен больше узнать о ней и о ее друге... он надеялся, что она говорила о родственнике, и, собравшись с силами, он осмелился спросить.

- Роджер?.. Он твой брат?

- Мой брат?.. Нет... он мой друг... очень особенный друг.

- Очень особенный друг?.. Ты хочешь сказать, что он твой... - Альберт не смог закончить свое предложение, потому что услышал, как издали, женский голос настойчиво зовет его.

- Альберт!.. Альберт!.. - слышал он.

Клин, который вначале спокойно сидел в руках Вэллари, услышав этот голос, немедленно выпрыгнул из рук девушки и побежал к входу в вагон, где красивая белокурая девушка с огромной любовью взяла его на руки.

- Клин!.. Ты был здесь... Ты плохой мальчишка.. ты знаешь, как я расстроилась, когда не нашла тебя в корзине, - демонстрировала она свои эмоции, которые наводнили ее, когда она бегала по вагонам в поисках Клина.

Девушка сконцентрировала свое внимание лишь на дорогом ей еноте, но неожиданно она почувствовала огромную необходимость посмотреть в правую сторону, и сделав это, она сразу столкнулась взглядом с Вэллари. Обе девушка изучали друг друга взглядом, и каждая из них испытывала море эмоций, которые ни одна, ни другая не могли объяснить. Кенди почувствовала, что эта девушка, стоявшая от нее лишь в нескольких метрах, была ее давней подругой, которую она давно не видела... она даже почувствовала то самое ощущение, которое у нее возникло несколько лет назад, когда она вновь увидела Анни в доме Леганов... Тогда она почувствовала, что вновь видит свою давнюю подругу, почти что сестру... но было странно, что сейчас она чувствовала это к незнакомой девушке. Вэллари, со своей стороны, ощутила чувство спокойствия и мира, взглянув на блондинку. Ее экспрессивные и радостные глаза моментально напомнили ей глаза ее матери, и почувствовала, что в этой белокурой девушке она видит свое отражение. Неожиданно, даже не думав об этом, в разуме Вэллари прозвучало имя ее сестры... и ее сердце, привыкшее к постоянной боли, неожиданно успокоилось... как будто ее долгое ожидание закончилось... как будто поиски были уже не нужны... сильное предчувствие говорило ей, что она, наконец, нашла свою сестру Софи.

Вэллари сделала несколько шагов к Кенди, но вдруг сильная боль в животе задержала ее и заставила упасть на пол. Альберт с Кенди встревожились и быстро приблизились к Вэллари, чтобы ей помочь.

- Вэллари... Что с тобой?.. Ты плохо себя чувствуешь? - воскликнул взволнованно Альберт.

- Нет... это просто... - девушка не смогла закончить говорить, так как боль еще сильнее захватила ее.

- Альберт... она очень бледна... нам нужно отнести ее в медпункт... кроме того, мне кажется, что ее лихорадит, - сказала Кенди, прикасаясь ко лбу Вэллари.

- Да... ты права... мы должны отнести ее в медпункт, - решительно заявил Альберт, но Вэллари, громко отрицала эту идею, и, собрав все силы, которые у нее остались, она медленно встала и посмотрела на Кенди.

- Спасибо, мисс... но, не беспокойтесь обо мне... эти боли регулярны, и вскоре они пройдут... не стоит беспокоиться.

- Но Вы очень плохо выглядите... позвольте мне Вам помочь... пожалуйста... я медсестра и помогу Вам, - сказала Кенди, выражая глубочайшую тоску. Не догадываясь, что здоровье этой девушки превратится для нее в максимальную заботу о ней.

- Медсестра?.. Правда?.. Мой отец был врачом... и... моя мать тоже изучала медицину для того, чтобы помогать ему... это прекрасная случайность, - почти без сил бормотала Вэллари, в то время как голос ее становился все тише.

- Пожалуйста, Вэллари, позволь Кенди помочь тебе... она хорошая медсестра, - попросил ее Альберт, очень обеспокоенный здоровьем девушки.

- Кенди?.. Я уже слышала это имя раньше... не помню, где... но я уверена, что слышала его раньше... - сказала Вэллари, но не смогла договорить из-за новой более сильной боли, завладевшей ее хрупким телом, и на этот раз она потеряла сознание. К счастью, Альберт находился около нее и смог поймать ее до того, как она упала на пол.

- Боже мой!.. Кенди, нам надо срочно отнести ее в медпункт... - крикнул отчаявшейся Альберт.

- Пойдем, Альберт!.. Мы не должны терять время, - нервным, но решительным голосом сказала Кенди. Она вот уже два года как была медсестрой и научилась владеть собой в напряженных ситуациях. Она прекрасно понимала, что в таких обстоятельствах, она должна была вести себя уверенно и смело... ибо момент слабости мог убить человека.

Кенди с Альбертом быстро побежали к медпункту и попросили доктора быстро помочь Вэллари, которая полностью потеряла свой румянец на щеках и на губах. Доктор быстро согласился и также позволил Кенди помогать ему, так как в это время медсестра куда-то ушла.

Когда Альберт с Кенди заявили, что они не родственники Вэллари, доктор сказал им, что лучше бы найти ее родственников или тех, с кем она путешествует, так как, возможно, они огорчены исчезновением девушки. Альберт так нервничал, что не хотел даже на миллиметр отходить от медпункта, хотя и знал, что должен найти родственников Вэллари, но единственная мысль, что во время его отсутствия может произойти нечто чрезвычайное, что потребует его помощи, мешала ему сделать шаг. Однако, факт того, что ее семья волнуется, заставил Альберта подумать и выполнить просьбу доктора. К счастью для него, когда он выходил из медпункта, то встретился с Арчи и Анни и настоятельно попросил их, чтобы они вместо него нашли родственников Вэллари. Арчи с Анни немедленно пошли разыскивать по всем вагонам родственников девушки, выкрикивая ее фамилию.

Альберт вернулся к двери медпункта и в первый раз почувствовал, насколько длинными могут быть минуты, когда тоска полностью захватывает сердце и душу. Ему казалась, что его собственная жизнь будет зависеть от того, что скажут доктор и Кенди, когда выйдут из комнаты... он чувствовал, что вся его жизнь будет разрушена, если с Вэллари что-нибудь случилось.

Приблизительно 15 минут спустя, которые для Альберта казались 15-ю годами, Кенди вышла из комнаты и посмотрела на Альберта. Его охватила дрожь, так как серьезное лицо его приемной дочери не предвещало ничего хорошего, но, собрав всю свою смелость из своего сердца, он спросил у Кенди:

- Кенди... как Вэллари?.. Ей очень плохо?

- Согласно доктору, у нее очень тяжелый случай нехватки организму питательных веществ.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Что ее организм очень ослаб. И в дальнейшем это может привести к плохим последствиям, например, к анемии.

- Анемии?.. Ты в этом уверена?

- Это только начальный диагноз... Но, возможно, возникнет еще одна проблема... хотя у доктора есть некоторые сомнения, но это может быть также и аппендицит... что может быть крайне опасным, если учесть ускоренную прогрессию, которая в свою очередь, может дать повод к другой болезни - перитониту, от которого ни одному больному не удалось выжить.

Аппендицит?.. Перитонит?.. Кенди, пожалуйста, скажи, что вы ее спасете.

- Мы немедленно должны отвезти ее в больницу, чтобы врачи могли точно установить диагноз... только они могут точно сказать, что с Вэллари.

- Хорошо... я немедленно скажу Джорджу, чтобы он вызвал скорую на вокзал.

- Хорошо... я поеду с ней... не беспокойся так, Альберт.

- Ты не должна этого делать, Кенди... самый лучший врач Чикаго будет с ней... я это гарантирую. Уверен, что в больнице хорошие медсестры, которые позаботятся о ней. У тебя сейчас есть дела поважнее... ты должна ехать в Нью-Йорк.

- Я поеду туда после того, как Вэллари станет лучше... если я ждала 19 лет, чтобы найти мою маму, то могу подождать еще несколько дней... Я не могу оставить ее одну... я не хочу оставлять ее в таком состоянии.

Неожиданно они услышали приближающиеся к ним шаги. Это были Арчи и Анни, которые спешили к ним с пожилым человеком с седыми волосами. Он был среднего роста, и у него были черные глаза, и казалось, что он был крайне удручен, так как его руки дрожали, а лицо было белее снега.

- Кенди!.. Альберт!.. Это мистер Бруно Велиадор... он мажордом мисс Парадис, - сказал Арчи, как только они приблизились к своим друзьям.

- Где, моя девочка Вэллари?.. Боже мой!.. Если с ней что-нибудь произойдет, я никогда себе этого не прощу, - заявил старый Бруно.

- Успокойтесь, сэр, сейчас Вэллари в стабильном состоянии. Доктор дал ей болеутоляющее, и еще успокоительное, чтобы она успокоилась и заснула. Однако ее все равно придется отвезти в больницу, - сказала Кенди, пытаясь успокоить пожилого человека.

Неожиданно лицо Бруно стало еще белее, и его сердце неожиданно больно кольнуло. Та девушка, которая так мило говорила, заставила его вернуться в прошлое, и на секунду он окунулся в него. Все воспоминания собрались в его разуме, и единственное, что он мог почувствовать, было ощущение удивления и недоверия.

"Святая Мария! - думал он. - Кто эта девочка?.. Эти зеленые глаза... эти белокурые, вьющиеся волосы... возможно, это она?"

Кенди заметила, что Бруно нервно смотрел на нее, но она подумала, что это из-за его впечатления, когда он узнал о происшествии с Вэллари... она не могла даже представить себе истинную причину замешательства старого мажордома.

- Сэр... не расстраивайтесь... возможно, ее организму лишь не хватает питательных веществ... Вэллари сильная девушка и врачи сделают все возможное... я Вам это гарантирую, - сказала Кенди, стараясь хоть немного успокоиться Бруно.

- Извините, мисс... но как Ваше имя? - вымолвил мажордом.

- Кендис Уайт Эндри... приятно познакомиться с Вами, - и Кенди протянула ему руку в знак приветствия, на что старик быстро ответил ей пожатием. Когда он услышал имя девушки, то понял, что мысль, пришедшая к нему в голову мгновение раньше, была ужасной ошибкой. Девушка, с которой он только что столкнулся, была членом очень важный семьи банкиров... никоим образом она не могла быть Софи.

- Мое имя - Бруно Велиадор, и я вот уже более 25 лет являюсь мажордомом семьи Парадис. Я знал мисс Парадис с самого ее рождения... ее отец перед смертью поручил мне заботиться и защищать ее... я не смог выполнить свое обещание, данное мистеру Чарльзу.

- Успокойтесь, сэр, я Уильям Альберт Эндри, и я сделаю все возможное для мисс Парадис... на самом деле я уже приказал, чтобы вызвали скорую помощь... Вы хотите поехать со мной в больницу?

- Конечно же, да, мистер Эндри!.. Спасибо Вам за помощь... Если бы не Вы, я не знал бы, что делать... большое спасибо за то, что Вы помогаете моей девочке.

- Не надо меня благодарить. Ребята, - обратился Альберт к Кенди, Анни и Арчи, - я думаю, что не смогу поехать с вами, но все равно наши планы остаются в силе... мы не можем это откладывать. Через десять минут поезд тронется... вам надо немедленно занять свои места. Я ничего не хочу слышать, Кенди, я договорился с Миллером, что он тебя встретит, мы не можем его подвести. Не беспокойся о Вэллари, я буду с ней, и уверяю тебя, что о ней будут очень хорошо заботиться. Так что идите в поезд... мне кажется, что то, что в нем сегодня произошло, непременно изменит твою жизнь к лучшему.

- Но Альберт, я...

- Не беспокойся больше, я буду сообщать тебе обо всем, что произойдет с Вэллари... я обещаю тебе, - решительно сказал ей Альберт.

- Да, Кенди... мы должны идти в поезд... вот увидишь, что мисс Парадис выздоровеет, как только врачи ее осмотрят, - сказала Анни своей подруге, чтобы воодушевить ее.

- Хорошо, я доверяю тебе, Альберт, но...

- Никаких "но", Кенди... ты сядешь в этот поезд и поедешь искать, то, чего ты так долго желала... Я позабочусь о Вэллари, - сурово перебил ее Альберт, стараясь убедить свою подругу в своей правоте.

- Мисс... не беспокойтесь и езжайте... моей девочке не понравилось бы, если бы Вы из-за нее отменили свою поездку, - заявил, улыбаясь Бруно, так как ему понравилась эта благородная девушка, которая пробудила в нем много нежности... так же как это делала Вэллари.

- Пойдем, Кенди... они правы... это лучшее, что ты можешь сейчас сделать, - мягко и ласково сказал Арчи.

- Хорошо... поедем… но с условием, что ты мне сразу же, как узнаешь, сообщишь диагноз Вэллари, - заявила Кенди Альберту.

- Я обещаю, тебе, что так и будет, - ответил Альберт, улыбаясь.

- Я доверяю тебе, Альберт... позаботься о Вэллари, - решительно сказала Кенди, хотя и немного опечалилась из-за того, что не может остаться и лично позаботиться о девушке, которая ей так понравилась.

- Обещаю... не беспокойся более.

Таким образом, несмотря на сопротивление Кенди, все трое отправились к поезду, который привезет их в Нью-Йорк. На самом деле Альберт был прав в своих предчувствиях... во время этого путешествия произойдут события, которые, несомненно, изменят судьбу Кенди. Начиная с этой первой трагедии, свет счастья также пришел в жизнь белокурой девушки.

Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 356 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы