Суббота, 18.11.2017, 20:16
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 4
Особняк Эндри был полон суматохи: все слуги бегали то вниз, то наверх, принося багаж. Кенди казалось, что такое количество чемоданов было ненужным, но Анни была уверена, что было бы очень замечательно разгуливать по такому замечательному городу в красивых нарядах и с улыбающимися лицами.

- Анни, мы едем туда не развлекаться. У нас есть очень веская причина для этого, - сказала Кенди, напоминая своей подруге причину их поездки.

- Я знаю, Кенди, но это очень хорошая возможность, чтобы развлечься. Я так давно не была в Нью-Йорке. Мне надо посетить все модные магазины, посидеть в роскошных ресторанах и сходить в театр... нет, в театр не пойдем! - осеклась Анни, пытаясь исправить то, что сказала, но Кенди уже думала о том, что в этом путешествии есть вероятность встречи с Терри, и она слегка улыбнулась, когда ее подруга умолкла.

- Хорошо, Анни, если у нас будет время, то мы сделаем все, что ты захочешь... даже пойдем в театр... но только если у нас на это будет время, согласна?

- Да, Кенди, как скажешь.

- О чем говорят мои дорогие девушки? - весело спросил Арчи.

- Ни о чем важном, Арчи. Мы пытаемся договориться о том, что мы должны будем сделать и что не должны, - ответила Кенди, широко улыбаясь.

- Ладно, я вижу, что вы собираетесь взять с собой все, что находится в доме, - открыто засмеялся Арчи.

- Вы, мужчины, ничего не понимаете, такие леди, как мы с Кенди, нуждаемся во всем этом, чтобы выглядеть красиво и оправдать ваши ожидания, - ответила ему Анни, немного рассерженная из-за смеха своего жениха.

- Но Анни... сколько мне еще раз повторять, что в нарядной или простой одежде, ты все равно выглядишь красивой? - спросил Арчи, беря руки Анни и слегка целуя их.

- Ради Бога, Арчи, не говори публично такие вещи!.. Что бы подумала твоя тетя, если бы услышала тебя? - сказала Анни, с таким сильным румянцем на щеках, что Кенди не смогла удержаться и начала смеяться.

- Я думаю, Арчи влюблен в самую хорошую девушку во вселенной. Не будь такой робкой, Анни, тебе повезло, что в тебя влюблен такой хороший, воспитанный и любящий тебя человек, как мой кузен. Он безумно влюблен в тебя, - сказала Кенди своей подруге, которая от ее слов еще больше покраснела.

- Я не хочу показаться тщеславным, но все, что сказала Кенди, правда... я подобен совершенному человеку... да? - "скромно" прокомментировал Арчи, не догадываясь, что в комнату входили Элиза с Нилом.

- Совершенен для нашей сиротки из Дома Пони, любовь моя, - ядовито прокомментировала Элиза.

- Ты не могла промолчать, да, кузина? Тебе надо было выплеснуть свой яд, - также ядовито ответил Арчи, но Элиза предпочла проигнорировать его и продолжила свою атаку, но теперь уже на Кенди.

- Я вижу, что уже все готово для вашей поездки. Быстро же вы все организовали! Как будто планировали это несколькими месяцами ранее, да, Кенди? - спросила Элиза, стараясь все у нее выведать.

- Элиза, как ты знаешь, я работаю в больнице, но сейчас у меня отпуск, и если я захотела отдохнуть, то это прекрасная возможность. У меня очень долго не было выходных, и поэтому я решила уехать на время из Чикаго, чтобы отдохнуть в другом месте, - ответила Кенди, думая, что на этом Элиза остановится.

До этого момента Нил стоял за спиной своей сестры и не сделал ни единого комментария, но, услышав агрессивный тон своей сестры, с которым она разговаривала с Кенди, он решил, в конце концов, выразить свои мысли относительно путешествия девушки, которую он так сильно любил.

- Кенди... я поддерживаю тебя во всем, и в твоем путешествие тоже... хотя, возможно, ты в это не веришь, - нежным голосом сказал Нил, пытаясь показать ей свои чувства.

- Я и вправду не верю в это, Нил... но если тебя это утешит, то я скажу тебе, что это будет очень короткое путешествие, - уверила его Кенди. Хоть ей и не нравился Нил, но она чувствовала к нему жалость, прежде всего, когда он был таким уязвимым, смотря на нее отчаявшимися глазами.

- Позволь мне сказать, что я также собираюсь на некоторое время уехать. В Чикаго стало скучно. Ты хочешь знать, куда я еду? - спросила Элиза, зло улыбаясь.

- У меня нет ни малейшего желания, знать это, Элиза, - утвердила Кенди.

- В любом случае я скажу тебе это. Я еду в Нью-Йорк, чтобы навестить своего старого друга, актера, которой желает меня увидеть. Удивлена? Но ты не должна удивляться. Так как логично, что его калека-невеста, как полноценная женщина, не может удовлетворить его физическую потребность, я как хорошая подруга, еду помочь ему в этом деле. Однажды я уже сделала это, когда он был очень грустным, потому что ты оставила его, и я думаю, что он вновь нуждается в моей помощи! В близости, он такой страстный и волнующий! Ты не знаешь, сколько ты потеряла, бросив его!

- Закрой свой рот, Элиза!.. Как тебе не стыдно? - крикнул Арчи, поняв в какую сторону она направляла разговор.

- Оставь ее, Арчи, если Терренс был способен быть с ней, то мне очень жаль их обоих. Его, потому что он доказал мне, что его любовь была недостаточно сильной, а тебя, Элиза, потому что ты довольствуешься тем, что оставляют другие, и молишь мужчину о любви к себе. Поезжай в Нью-Йорк, если хочешь, Элиза, мне все равно, что ты будешь делать там и он тоже! - выкрикнула Кенди, крайне расстроенная, и быстро выбежала из комнаты, потому что если бы она осталась там, то Элиза увидела бы ее слезы, а этого ей меньше всего хотелось. Однако Нил выбежал за ней и взял ее за руки.

- Кенди... послушай меня, пожалуйста...

- Отпусти, не трогай меня. Вы хотели увидеть, как я плачу? Так вы добились этого.

- Нет, Кенди, я на самом деле не знал, что Элиза собиралась сказать это, я клянусь тебе.

- И ты думаешь, я поверю тебе? Вы с Элизой всегда плохо относились ко мне. Ты думаешь, что я поверю, что ты стал хорошим парнем? Зачем ты притворяешься, Нил?.. Ты меня ненавидишь... ты всегда меня ненавидел... Я не понимаю, зачем ты сейчас со мной строишь из себя хорошего парня. Это ловушка? Вы что-то планируете против меня? Отвечай!

- Нет... я никогда бы вновь не причинил бы тебе боль, Кенди... правда. И поэтому я тебя уверяю, что-то, что сказала Элиза насчет ее и этого актера - ложь.

- Как?.. Я тебя не понимаю, Нил.

- Она никогда не была с ним. Когда мы были в Нью-Йорке, на премьере "Ромео и Джульетта" она осталась в театре и ждала его до тех пор, пока он не вышел. Когда, наконец, он вышел, то шел он очень быстро, не знаю почему, но я очень удивился этому, однако не думал об этом слишком долго. Элиза догнала его и сказала, что приглашает его в гостиницу поужинать вместе с мамой и со мной и отпраздновать успех его игры, но он отстранил ее от себя, даже не посмотрев на нее. Тогда Элиза подумала, что он отверг ее из-за того, что собирается найти тебя, Кенди, и она ему что-то сказала, чего я не услышал, но после его ответа я все понял.

- Что ответил Терри?

"Если ли бы мой ангел предложила бы мне это, то совершенно точно, я пошел бы с ней... но сейчас я направляюсь в ад... с другой". Это то, что он ответил ей, Кенди.

- Терри... - глубоко вздохнула Кенди, и ее глаза, которые несколько минут ранее пылали гневом, сейчас искрились светом счастья.

- Не знаю, почему ты так влюблена в него... мне кажется, что он этого не заслуживает... но все же я должен, сказать тебе, что у него никогда не было интимной связи с моей сестрой... возможно, было с кем-то другим, но не с ней... в этом я могу тебе поклясться. Я больше не хочу, участвовать во всех интригах Элизы. Я говорю тебе это, потому что не хочу, чтобы ты плакала по вине моей сестры. Я рассказал тебе об этом, не для того, чтобы очистить ее имя... я сделал это, чтобы ты не страдала... мне невыносимо видеть тебя грустной.

- Спасибо... Нил, я благодарна тебе, правда.

- Вытри слезы, я не хочу, чтобы твои глаза стали красными, ты будешь выглядеть не такой красивой, - и он предложил Кенди красивый шелковый платок. Кенди вытерла слезы и, немного успокоившись, она продолжила.

- Ты так изменился... Альберт говорил, что гордится, что ты стал новой личностью, Нил.

- Он хороший человек... благодаря его помощи, я смог найти свое призвание и, возможно, даже свою истинную душу.

- Да... Альберт - свет семьи... он все время знает то, что мы чувствуем и пытается утешить нас... Я очень рада, что он смог повлиять на тебя, - сказала Кенди, слабо улыбнувшись. Она все еще не была уверена, что он полностью изменился, но должна была признать, что Нил был уже не таким как раньше и что в его взгляде ощущались чувства мира и надежды, которых у него никогда не было. Однако он не пытала подружиться с ним, так как знала о его большой любви к ней и не хотела вновь причинять ему боль своим отказом. Так что молчаливую секунду спустя, она подняла глаза и сказала Нилу любезным, но и одновременно жестким тоном:

- Нил... спасибо тебе еще раз и вот твой платок.

- Тебе не за что благодарить меня... и платок... возьми его как мой подарок тебе, возможно, он тебе еще поможет в чем-нибудь.

- Но...

- Ни каких "но"... оставь его у себя... пожалуйста.

- Хорошо... если ты так хочешь.

- Кенди... я могу кое-что у тебя спросить?

- Да.

- Ты собираешься поехать в Нью-Йорк? Правда?

- Как ты об этом узнал?

- У стен есть также уши... Ты собираешься искать его?

- Нет... Верно то, что я еду в Нью-Йорк, но не затем, чтобы искать Терри... у меня есть другая причина.

- Ты можешь мне ее сказать?

- Нет... но... это не потому, что я не хочу говорить тебе... а...

- Хорошо. Ты не должна мне что-то рассказывать, если не хочешь. Я понимаю, что я все еще внушаю тебе недоверие.

- Нет... Нил, это не то... но...

- Я понимаю, что ты не хочешь рассказывать мне об этом, Кенди. И я тебе желаю удачи в твоем путешествии.

- Спасибо, Нил.

- Сюда идут Арчи с Анни, я оставлю тебя с ними. Мы увидимся, когда ты вернешься и, пожалуйста, Кенди, хорошо позаботься о себе.

- Хорошо, Нил.

Нил удалился молча и быстро от Кенди, чтобы избежать упреков Арчи по поводу позиции своей сестры. Он очень сильно изменился с тех пор, как его помолвка с Кенди была разорвана... вот уже почти два года назад. Факт того, что Альберт оказался главой семьи и расторг эту помолвку, повергло Нила в ужасную депрессию.

Сначала он посвятил свою жизнь одним развлечениям. Каждую ночь его можно было увидеть в разных барах и в грязных гостиницах в сопровождении женщин сомнительного поведения. Он проматывал деньги, которые его отец давал ему, месяц за месяцем, на сумасшедшие вечеринки в кварталах с дурной репутацией.

Несмотря на то, что мадам Элрой запретила его родителям давать ему деньги из-за его безнравственного и недостойного поведения, Нил стал угрожать своим родителям, что он уйдет добровольцем в армию, если они не сделают то, чего он пожелает. После такого предупреждения мистеру Легану пришлось продолжить финансировать пороки своего сына.

Альберт, со своей стороны, старался лично следить за Нилом, несмотря на то с какой агрессивностью Нил относился к нему; в глубине души он знал, что вся эта ненависть его племянника появилась из-за того, что он стал причиной того, что его свадьба с Кенди не состоялась. Он понимал ненависть Нила, и из-за этого он прощал его надменность и неуважение к себе, кроме того, в глубине своей души, он знал, что его племянник очень страдает из-за того, что на самом деле влюбился в Кенди.

В начале Альберт думал, что то, что чувствовал Нил к Кенди, было лишь простым капризом, и он не мог его обвинить в том, что он выбрал ее, так как у Кенди, несомненно, была божественная фигура, которая заставляет мужчин сходить с ума. Но со временем его наблюдения за Нилом, Альберт понял, что его любовь к Кенди была истинной, такой же, какую он видел несколько лет назад в глазах Энтони и позже в глазах Терри.

Нил мог быть агрессивным и грубым со всеми, но как только он видел Кенди, он превращался в милого и робкого паренька, смотрящего на нее влюбленными глазами, и Альберт не смог не почувствовать к нему жалость! Из-за этого чувства Альберт решил помочь своему племяннику выйти из этой агонии. Каждый день Альберт с Джорджем следовали за Нилом во все его злачные места. Нил прекрасно знал, что его дядя следит за ним, но это его не волновало, и он продолжал развлекаться.

Конфликт между Альбертом и Нилом утих, когда первый помог Нилу выйти живым из крайне сложной и опасной ситуации.

В одном из тех мест, где последнее время обитал Нил, начали заключать незаконные пари и играть в азартные игры. В начале Нилу везло, и он выиграл, тем самым, утроив сумму, которую его отец дал ему на его развлечения; так что он подумал, что мог бы выиграть денег еще больше и продолжил играть, не думая о последствиях. Но ничто не вечно, удача отвернулась от Нила, и тогда он проиграл все, что при нем было в тот вечер: деньги, автомобиль, часы и золотой перстень, который его мать подарила ему на прошлое Рождество.

Нил сильно расстроился из-за этого, но все же надеялся, что удача вернется к нему, и он попросил у своего оппонента еще одну возможность, но на этот раз ставка была бы большей. Если проиграет Нил, то он должен был отдать десять тысяч долларов и, кроме того, отдать этому человеку все документы на дом Леганов в Лейквуде; но если все же Нил выиграет, то тогда он вернет себе все, что проиграл плюс десять тысяч долларов.

Закончилась игра так, как и ожидалось - Нил проиграл. Человек, с кем он играл, попросил его отдать его долг, но Нил, думая, что он неприкосновенен из-за того, что он член самой богатой и семьи в Чикаго, отказался сделать это. Однако он не знал того, кому он проиграл, и этот человек немедленно достал револьвер и приставил его к виску Нила. Парень не на шутку испугался, поняв, что этот человек готов на все, и тогда появился Альберт.

- Извините меня за вмешательство, молодой человек, но я не думаю, что это самый лучший способ заставить этого юношу сдержать его слово, - сказал Альберт, спокойным и любезным тоном, несмотря на то, что ситуация была непростая.

- Итак, если у Вас есть лучшее решение этой проблемы, то скажите мне его до того, как я разнесу мозги этому мальчишке, - раздраженно заявил он.

- Я могу узнать причину Вашего раздражения? - спросил Альберт, стараясь успокоить этого человека.

- Этот паршивец не хочет оплачивать мне свой долг. Этот грязный жулик не хочет признавать поражение, и к тому же пытается напугать меня тем, что он член семьи Эндри... да был бы он хоть принцем Англии, я ни кому не позволю дурачить себя.

- Сколько он Вам должен? - быстро спросил Альберт.

- Более тридцати тысяч долларов. Может, Вы собираетесь оплатить его долг?

- Нет... у меня есть к Вам другое предложение, - ответил Альберт, широко улыбаясь.

- Я не собираюсь слушать какое-либо еще предложение этой ночью... если Вы не собираетесь оплачивать его долг, тогда Вам придется, начиная с завтрашнего дня посещать Вашего друга на кладбище, - сердито воскликнул он, снимая курок.

- Вы знаете, что этот парень несовершеннолетний?

- Нет... ну... и что?

- Играть в азартные игры в таком месте как это - тяжкое преступление, но играть в такие игры с несовершеннолетними гораздо более тяжкое преступление... Что сделала бы полиция, если бы узнала, что Вы играете в азартные игры с несовершеннолетним? - спросил Альберт, стараясь запугать его.

- Я выслушал Вашу мессу, но я все равно не собираюсь терять свои деньги. Он проиграл, и сейчас мы посмотрим, сможет ли он доказать, что он не леди, и оплатить долг! - крикнул еще более рассерженный человек, но и одновременно обеспокоенный, подумав, что полиция может вмешаться в его дела.

- Молодой человек... я предлагаю, Вам еще одну игру. Если Вы выигрываете, то я вдвойне оплачиваю то, что этот парень должен... но если выиграю я, то Вы вернете ему все, что он проиграл... Согласны?

- И как я могу быть уверенным, что Вы отдадите мне деньги?

- С собой у меня есть сорок тысяч долларов и остальные деньги находиться в моей машине... если я проиграю, то будьте уверены, я все Вам оплачу.

- Хорошо, мне нравится Ваше предложение. Давайте играть. Принесите виски для меня и для этого джентльмена, мы начинаем играть! - сказал он, уже чувствуя в своих руках деньги Альберта.

Однако этот человек не знал, что в своей молодости Альберт был мятежником и играл в очень многие азартные игры и даже знал несколько "трюков" как выиграть, если это было необходимо. Нил, со своей стороны, внимательно наблюдал за каждым умелым движением своего дяди, и, увидев, что тот хорошо играл, он почувствовал себя спокойнее. По окончании игры, Альберт выиграл у своего оппонента, и у того не осталось другого выхода, кроме как признать свое поражение и возвратить Нилу все деньги и его собственность.

Вскоре после этого инцидента Нил начал уважать Альберта и размышлять над тем, что он сделал со своей жизнью. Таким образом, он понял, что без его фамилии и денег он был абсолютно никем. Как Кенди могла полюбить такого человека, как он? Ему пришлось признать, что у него было очень мало шансов завоевать сердце Кенди среди всех остальных мужчин, окружавших девушку. Она дружила со своими коллегами-мужчинами, у которых со временем будет блестящая карьера. В течение всех праздников, которые устраивались в доме Эндри, все мужчины, окружавшие Кенди, были почтительны, некоторые из них были адвокатами, банкирами, архитекторами, инженерами, артистами или писателями с краткой, но плодовитой траекторией. А он был лишь бездарным бездельником, который всю жизнь жил, прячась за юбками своей матери и сестры. Даже "актеришка с Бродвея", как он называл Терри, был лучше его, так как у него была успешная карьера, и он считался "Самым лучшим молодым актером Соединенных Штатов". Нил не мог соперничать с ним... если только он не возьмется за развитие своего потенциала.

Из-за своей большой любви к Кенди он начал искать то, чем бы ему понравилось заниматься, и Альберт был первым, кто помог ему найти себя. День за днем, отношения племянника и дяди улучшались, и наступил момент, когда они стали очень хорошими друзьями. Нил мог рассказать все свои проблемы и страхи своему новому другу, не боясь, что тот его осудит. Альберт, со своей стороны, всегда выделял в своем расписании время, чтобы выслушать своего племянника и поддержать его, но самым честным образом, которым он мог это сделать.

Это произошло в одном из их разговоров, когда отчаявшийся Нил открыто рассказал Альберту все то, что он чувствовал к Кенди. Его дядя, который без сомненья полюбил своего племянника, в первый раз решил, открыто сказать то, что он думал об этом.

"Кенди необыкновенная девушка, я это понял с первого раза, когда увидел ее несколько лет назад. Она красива не только физически, но у нее также очень благородная и чистая душа, которая бывает лишь у ангелов. Но ты ведь знаешь, что мы говорим о такой особенной девушке, и не всякий сможет завоевать ее сердце. В прошлом, Энтони удалось завоевать ее сердце, начиная с самых мельчайших деталей и заканчивая самыми красивыми моментами. Стир с Арчи также пытались завоевать ее любовь, но они поняли, что наша маленькая девочка уже отдала свое сердце и душу их брату Энтони, и тогда они предпочли остаться всего лишь ее лучшими друзьями.

После смерти Энтони, сердце Кенди вновь осталось без владельца, но мы с тобой знаем, что это не продолжалось слишком долго. Итак, как только она познакомилась с Терренсом Грандчестером, любовь снова вернулась к ней. Сейчас, племянник, проблема в том, что она не позволила своему сердцу забыть его, и пока этого не произойдет, никто не сможет добиться ее любви. Новый парень, который сможет добиться того, чтобы ее сердце забыло Терри и полюбило его, должен будет быть очень похожим на Терри, чтобы соперничать с ним. Соперничать с таким как Терри, совсем не легко. Он должен быть двояким мятежником, загадочным, он должен чем-то страстно увлекаться, и у него должна быть двоякая ирония... так как эта та часть характера Терри, что, несомненно, сводило с ума нашу Кенди.

Я не хочу, чтобы ты расстраивался... но я не думаю, что этот парень - ты... Ты совершил много ошибок в своем прошлом, и это, Нил, со временем воздастся тебе. Однако, я не хочу этим сказать, что ты не сможешь стать ее другом и превратиться для нее в друга, которого она бы любила, как Арчи... Этого, племянник, ты сможешь достичь, но это будет зависеть только от тебя, тебе потребуется много времени.

Ты хочешь, чтобы ты был в ее сердце, как Арчи или ты хочешь чего-то большего? И если так, то ты тогда не можешь продолжать быть тщеславным с ней. Посмотри вокруг, Нил, у тебя есть две модели, с которых ты можешь взять пример и извиниться. Энтони был любезным и великодушным со всеми, старался помочь тому, кому требовалась его помощь, он был честным и никогда не причинял зла Кенди. Я полагаю, ты это очень хорошо знаешь. Другой пример - Терри, мятежник по своей природе, но чувствительный и достойный. Он любил Кенди открыто, и она, в свою очередь, любила его за его благородство, за его причуды, за то, как он любил ее, за то, как он смотрел на нее, и за то, как он говорил с ней. Я не предлагаю тебе их имитировать, но ты мог бы постараться взять их лучшие стороны и соединить их в себе для того, чтобы появился настоящий Нил, который, я уверен, чувствительный и любящий парень. Я не даю тебе надежды на то, что ты сможешь завоевать ее как женщину, но я уверен, что ты сможешь добиться ее дружбы".

Эти слова запечатлелись в сердце Нила, и тогда он решил поступить в университет, как Арчи, и оставить в прошлом свою избалованную жизнь богатого мальчишки. Он решил заняться искусством и живописью. Все были удивлены, когда поняли, что он был очень хорош в этом, и Альберт чувствовал себя гордым из-за того, что смог помочь своему племяннику.

В университете Нил изучил, как можно дать жизнь искусственным предметам, и в то же время рисование было для него неким способом показать все его чувства. Возможно, из-за этого все его работы ссылались на Кенди. Несмотря на то, что Кенди никогда не позировала ему, она была запечатлена в сердце и разуме Нила, и ему было нетрудно представить ее образ в различных ситуациях, и ему даже удалось нарисовать немного интимную картину его любимой, но из-за страха, что она могла увидеть это, он спрятал свою картину в шкафу и запер его на ключ, как самое дорогое сокровище.

В начале Кенди забеспокоилась, когда узнала, что Нил рисовал ее без ее разрешения, и что его комната была переполнена ее образами. Но со временем она к этому привыкла и иногда ей была даже лестна его любовь к ней, однако она никогда этого не показывала, так как не хотела вселять большие надежды в сердце Нила.

Так прошло время, и все начали видеть в Ниле нового человека, который все же сохранил чувство превосходства над всеми, но также стал более открытым и счастливым. Было очевидно, что его сердце начало освобождаться от слоя ненависти и досады, который покрывали его в течение стольких лет.


После ужасного инцидента, который произошел с Элизой, Анни с Арчи не знали, какой реакции ждать от Кенди, и когда они нашли ее, она была более решительная и счастливая, чем они ожидали.

- Кенди... ты не представляешь, как я тебя понимаю. Элиза очень плохая... я старался сделать все, чтобы она замолчала... но когда она такая, это практически невозможно сделать, - сказал Арчи, огорченный, что не смог помешать своей кузине.

- Не беспокойся, Арчи, я в порядке, вы же знаете, что Кендис Уайт Эндри сильная, - ответила Кенди ему, широко улыбаясь из-за предшествующего ее разговора с Нилом и из-за того, что он сказал, что Элиза все выдумала.

- Я ни во что не верю из того, что сказала моя кузина. Этот актер хоть и имеет кучу недостатков... но я не думаю, что он сделал это на самом деле, - сказал Арчи, стараясь воодушевить Кенди.

- Да. Спасибо тебе, Арчи. Но где Альберт? Я его целый день не видела.

- Да, Арчи, я тоже сегодня не видела Альберта, - сказала Анни, оживившись, увидев, что ее подругу не задели злые комментарии Элизы.

- Он вместе с Джорджем уехал в банк, чтобы уладить все свои дела. Его не будет несколько дней, так что он должен удостовериться, что в его отсутствие все дела будут под контролем. Вчера вечером он мне сказал, что, возможно, не приедет домой и чтобы мы ехали на станцию и ждали его там. Он сказал, что мы увидимся на платформе за полчаса до отбытия поезда, - сообщил Арчи.

Неожиданно, они услышали издали взволнованный голос, настойчиво звавший Кенди.

- Мисс Кенди... мисс Кенди... как хорошо, что я Вас нашла... сегодня утром прислали коробку и вот это письмо для Вас. Молодой человек доставил все это ранним утром, так как думал, что это что-то очень срочное, - сказала служанка слегка утомленная, разыскиванием Кенди.

- Очень хорошо, Бетти, спасибо за письмо, но где коробка? - спросила Кенди.

- Снаружи, мисс, в саду, - ответила Бетти, но в ее словах чувствовалась нервозность.

- А почему ты не принесла ее сюда? Может, она очень тяжелая, а Бетти? - спросил Арчи, заинтригованный тем, что может находиться в этом пакете.

- Я бы не сказала, что она очень тяжелая... скорее я сказала бы, что в ней что-то буйно шевелится, - уверила его служанка, в то время пока ее лицо бледнело.

- Ради Бога!.. я уже знаю, что внутри этой коробки, - сказала Кенди и побежала к саду в поисках пакета, а Арчи с Анни последовали за ней.

- Где коробка?.. Если я сейчас же не вытащу его оттуда, то он задохнется там, - испуганно сказала Кенди.

- Кого вытащишь? О чем ты, Кенди? - спросил Арчи, ничего не понимая.

- Кенди... - пробормотала Анни.

- Что, Анни? - спросила она.

- Я думаю, то, что было в этой коробке, уже вылезло наружу. Посмотри на эту разодранную коробку, - испугавшись, сообщила ей Анни, думая, что ее подруге прислали что-то ужасное.

- Хорошо, значит, он сам уже вылез, это прекрасно. Но если тетушка Элрой найдет его?.. Нужно немедленно его найти, - и Кенди вновь бросилась на поиски "чего-то" или "кого-то".

- Что происходит? Она сошла с ума? Что или кого она думает, мы будем искать? - спросил Арчи, стараясь разобраться.

- Арчи... - вновь пробормотала Анни.

- Не сейчас, Анни, сначала надо найти Кенди и спросить у нее, что мы ищем, - перебил ее Арчи.

- Мне кажется, что я видела, как животное входило в дом... и... мне показалось, что это была гигантская крыса, - испуганно сказала Анни, не особо радуясь, что в доме может находиться это животное.

- Пожалуйста, Анни! Я не думаю, что ты видела гигантскую крысу... но... мне кажется, я догадываюсь, что это было, - улыбнувшись, ответил Арчи.

- Да?.. И что же? - скептически спросила Анни.

- Ты на самом деле не догадываешься?

- Нет... скажи мне.

- Я уверен, что это...

Арчи не смог закончить свое предложение, услышав душераздирающие крики мадам Элрой. Загадочный посетитель все же появился и перед самым ненужным человеком, а именно перед мадам Элрой.

- Уберите это грязное животное отсюда. Я не хочу, чтобы оно ко мне приблизилось. Выкиньте его! - кричала мадам Элрой, стоя на стуле.

- Но мадам... а если оно кусается? - испуганно спросила Бетти.

- Что происходит, тетушка? Почему Вы кричите? - спросила не вовремя появившаяся Элиза.

- Из-за этого ужасного животного, вон там, - вновь вскрикнув, ответила мадам Элрой.

- Что это?.. Кажется, что у Кенди совсем не осталось стыда. Это животное принадлежит этой сиротке, тетушка, - презрительно вымолвила Элиза.

- Кенди? - тетушка Элрой немного расслабилась и слезла со стула, вспоминая прошедшие дни в Лейквуде. Сейчас она вспомнила, что это было за животное.

- Клин... Клин... где мой Клин? - взволнованно спросила Кенди.

- Там, мисс... в углу, - ответила ей Бетти.

Кенди повернулась и увидела Клина, которой немедленно побежал к ней в руки с облегчением и счастьем. Наконец, он нашел человека, которого искал и из-за которого так долго ехал в неудобных и неприятных условиях. Кенди очень обрадовалась, когда взяла на руки Клина, так как в ней еще жила маленькая девочка, несмотря на то, что она уже превратилась в женщину.

- Теперь я все понимаю. Кендис Уайт Эндри, сделай мне одолжение, если хочешь, чтобы он остался в этом доме, то почисть своего питомца. И постарайся, чтобы он все время был чистым, а то он будет каждый раз портить твою одежду, каждый раз как ты будешь брать его на руки, - и, сказав это, мадам Элрой спокойно пошла к двери, как будто ничего не произошло.

- Вы не собираетесь отругать Кенди, за то, что она притащила Клина в дом, тетушка? - спросила Элиза, раздосадованная тем, что мадам Элрой так спокойна.

- Я не думаю, что это необходимо, Элиза, - ответила тетушка и вышла из комнаты. В глубине своей души, мадам Элрой понимала, что она не собиралась ругать Кенди, потому что, увидев Клина, она сразу же вспомнила дни, когда Энтони со Стиром были живы и вместе с Арчи и Кенди играли в саду. "Моим внукам нравилось это маленькое животное... да и, кроме того, оно не так уж ужасно", подумала тетушка Элрой, слегла улыбнувшись.

Тем временем, в комнате, Кенди все еще с радостью обнимала Клина, но Элиза заставила ее вернуться в реальность.

- Тебе повезло. Тетушка была в хорошем настроении, и поэтому не стала ругать тебя.

- Да, Элиза, я знаю, что мне все время везет, - ответила блондинка.

- Я не считаю, что тебе все время везет. Сначала твои родители бросили тебя, потому что ты была помехой для них, потом ты влюбилась в Энтони, и он умирает по твоей вине, падая с лошади, и потом Терри, тебе пришлось оставить его, чтобы он смог сделать счастливой другую. Никогда тебе по-настоящему не везло и, прежде всего, в любви. Две твоих больших любви оставили тебя по каким бы то ни было причинам, они тебя бросили!

- Но, по крайней мере, они действительно меня любили, и мне не приходилось, как некоторым, завязывать недостойные романы и придумывать грязную ложь, чтобы быть счастливыми.

- Что ты хочешь этим сказать?

- То, что я уже знаю о твоей извращенной лжи. Я знаю, что ты никогда не была с Терри.

- Но... как ты узнала? Кто тебе сказал это?

- Давай скажем так, мне рассказал об этом мой хороший друг. Тот, кто хорошо тебя знает и знает, на что ты способна, Элиза... Но позволь мне кое-что сказать тебе, хоть ты и никогда не была с Терри, но ты уверяла, что он очень страстный и волнующий... я это знаю... мои губы это также очень хорошо знают. Сейчас, если ты меня извинишь, я пойду спать, так как не хочу проспать завтра на поезд, - и, не дав Элизе ничего сказать, блондинка вышла из комнаты, оставляя ее одну.

Однако Элиза сильно разозлилась из-за комментария Кенди, но гнев захватил ее еще больше, когда она поняла что между Кенди и Терри существовала помолвка с физическим контактом, который дозволялся в это время. Охваченная ревностью, она начала связывать концы с концами и пришла к выводу, что единственный, кто может ей помочь все понять, был Нил. Взволнованная Элиза побежала к своему брату за объяснением.

Предыдущим вечером Элиза старалась убедить Нила, чтобы он сопровождал ее в Нью-Йорк, но он отказался, так как хотел доказать Кенди, что он уже не плохой, как раньше, и поэтому он решил остаться и продолжать рисовать. Он надеялся, что когда Кенди вернется с Терри или без него, она поймет, что он больше не участвует в интригах своей сестры. Он понимал, что если он не поедет в Нью-Йорк, то Элиза также не сможет этого сделать, так как тетушка Элрой не разрешит ей ехать туда одной, итак он контролировал ситуацию... и, конечно же... у него был ключ в свою интимную обитель в шкафу.

Элиза долго стучала в комнату Нила и, не получив ответа, она решила войти и подождать своего брата там. Она давно не была в его комнате, и когда она вошла в нее, то была под сильным впечатлением из-за того, как выглядела теперь комната ее брата. "Какой ужас! Здесь все пропитано Кенди. Не сомневаюсь, что мой братец полностью потерял рассудок, если он обставил свою комнату образами этой сиротки... Сколько же здесь ее картин... он как будто бы одержим ею!"

Элиза продолжала осматривать комнату, и, возможно, она бы не обратила внимания на шкаф, если бы не увидела ключ, валявшейся на ковре. "Что этот ключ открывает?.. У ящиков замков нет, и Нил никогда не закрывает свою дверь на ключ... От чего этот ключ?". Внезапно она взглянула на шкаф и немедленно направилась к нему. Она вставила ключ в замочную скважину и, поняв, что он идеально подошел, она улыбнулась, злорадно подумав, что в этом шкафу должно быть что-то сильно компрометирующее ее брата, иначе он не стал бы закрывать этот шкаф на ключ. Как же она была удивлена, когда, открыв шкаф, она сразу же увидела картину, где была изображена обнаженная Кенди. "Какая же она дрянь!.. Теперь мне понятно, как Нил попался в ее сети... и, конечно же, Терри. Из-за этого они сходят по тебе с ума, потому что ты предлагаешь им себя без всякой стыдливости. Я не удивлюсь, если узнаю, что для Альберта ты делаешь то же самое. Конечно, из-за этого он так и защищает тебя, если бы он этого не сделал, то потерял бы то, что ты ему предлагаешь. Отлично, сейчас у меня есть достаточно сильное средство, чтобы покончить с тобой, дорогая Кенди. Твои счастливые дни в этом доме и в этой семье сочтены. Ты не так стыдлива, раз в таком виде позировала моему брату! Хотя мне надо быть осторожной, иначе мой глупый брат может испортить эту картину, чтобы помочь своей Кенди, но я должна вовремя показать это тетушке Элрой... нет... лучше пусть все об этом узнают. Я могу отдать эту картину какому-нибудь репортеру, чтобы он напечатал это на первой странице известной газеты... После этого, никто бы не взглянул на Кенди... однако тогда вся репутация семьи была бы разрушена вместе с репутацией женщин Эндри... включая и моей. Нет... я не могу этого позволить, мне надо придумать что-нибудь еще... и я думаю, что смогу получить немалую выгоду от этой отвратительной картины. Несмотря на всех мужчин, которые в тебя были или сейчас все еще влюблены, эта картина достанется тому, кого ты, Кенди любишь... она достанется Терри... Что бы он сказал, если бы увидел твою картину, нарисованную Нилом? Что бы он сказал, если бы узнал, что ты обнаженная позировала моему братцу? Да, это самое лучшее, что я могу сделать, - отослать эту картину моему возлюбленному Терренсу и открыть ему глаза... пусть он узнает, что представляет из себя настоящая Кенди".

Элиза вышла из комнаты своего брата, захватив с собой картину Кенди, и быстро направилась к своей комнате. Она решила, сейчас пока лучше спрятать эту картину, до тех пор, пока она не понадобится. И спрятав изображение Кенди, Элиза вновь направилась к комнате своего брата, заранее обдумав, что будет говорить ему. Она решила, что уже пора начинать осуществлять свою месть, и первый ее шаг состоял в том, чтобы шантажировать своего брата.

Нила не было в комнате, потому что он вышел к выходу, чтобы проводить Кенди, Арчи и Анни, которые этим утром отправлялись на вокзал, чтобы уехать в Нью-Йорк. Проводив их, Нил пошел к себе и быстро закрыл дверь своей комнаты. Элиза увидела, как он заходил в комнату, и принялась настойчиво стучать в дверь.

- Нил... Нил... открой дверь... Нил.

- Что тебе надо, Элиза?

- Чтобы ты как можно быстрее собрался, так как мы прямо сейчас едем в Нью-Йорк.

- Ты ничего не поняла из того, что я вчера вечером сказал тебе? Я не собираюсь никуда ехать. Сейчас оставь меня, мне надо закончить картину.

- Картину Кенди?

- Тебя это не касается.

- Однако я думаю, что у тебя уже довольно много картин Кенди. Ты не думал о ком-нибудь другом, кого бы нарисовать еще, кроме Кенди, братец?

- Я не хочу рисовать кого-либо еще.

- Кончено, раз она позирует тебе обнаженной... из-за этого ты не хочешь кого-либо еще рисовать?

- Что за глупости ты говоришь, Элиза?

- Никакие это не глупости... я видела картину, которую ты хранишь у себя в запертом шкафу.

- Ты видела ее?.. Как ты посмела войти в мою комнату без моего разрешения, да еще осмелилась залезть в мою личную жизнь?!

- Посмела, потому что я твоя сестра, и поэтому же я хочу тебе сказать, что из-за такой женщины как она, не стоит огорчаться.

- Элиза... Кенди никогда мне не позировала ни без одежды, ни одетой. Это картина фальшивая... только это лицо принадлежит Кенди... это тело я представил... знаю, что это звучит грязно... но ночами я не могу спать, и лишь мечтаю о вкусе ее губ, мягкости ее кожи и о ее длинных, волнистых волосах, и я мечтаю о том, чтобы ее глаза смотрели на меня с любовью... в одну из тех ночей мне было так плохо, что единственный способ отдохнуть, было рисование... рисуя эту картину, я смог снять свое напряжение... я лишь освободил свое подавленное желание в этой картине.

- И ты думаешь, что я поверю тебе?

- Конечно. Ты что, и вправду думаешь, что Кенди позировала мне обнаженной? Она все время проводит в больнице, ухаживая за своими больными. И даже когда у нее выходной, она проводит его вместе с Альбертом, Анни и с Арчи или когда у нее больше выходных, то она уезжает в дом Пони. Элиза, она никогда мне не позировала, я клянусь тебе в этом. Я не могу поверить, что ты даже могла подумать об этом... Кенди самая достойная и порядочная девушка, которую я когда-либо встречал в своей жизни.

- Если то, что ты только что сказал - правда... тогда ты извращенец, братец. Что ты думаешь, скажут, если узнают о твоем ночном времяпрепровождении Альберт, тетушка Элрой, Арчи, наши родители и та же Кенди? Несомненно, тебя признают сумасшедшим и отправят в какую-нибудь психиатрическую больницу, чтобы выбить из твоей головы эту гадость.

- Элиза... ты способна об этом всем рассказать?

- Конечно же, нет, братец. Я тебя так сильно люблю, что никогда бы не сделала такую ужасную вещь.

- Серьезно?.. Спасибо, Элиза... я благодарю тебя от всего сердца... правда.

- Но ты должен будешь сделать маленькое одолжение своей любимой сестре.

- О чем ты?

- Ты должен поехать со мной в Нью-Йорк, чтобы я смогла в качестве подарка преподнести твою картину моему возлюбленному Терренсу, чтобы он понял кто такая на самом деле Кенди.

- Элиза, ты сошла с ума?

- Нет, я не сошла с ума, но если ты откажешься поехать со мной, то тогда все, включая твою дорогую Кенди, будут считать тебя сумасшедшим, Нил.

- Но... Элиза... зачем тебе отдавать эту картину Терренсу?.. В любом случае Кенди и Терри больше не вместе. Сейчас он с бывшей актрисой Сюзанной. Я вчера разговаривал с Кенди, и она уверила меня, что мотив ее поездки никоим образом не связан с Терренсом, она мне сказала, что у нее другие мотивы... она не сказала мне какие, но я уверен, что она не собирается его искать. Зачем тебе отдавать эту картину Терренсу, кроме того, она еще и фальшивая?

- Чтобы развлечься... только для этого.

- Развлечься? Ради Бога, Элиза, я не могу поверить, что ты пала так низко.

- Что ты предпочитаешь, Нил: чтобы Кенди узнала о том, в каком непристойном виде ты ее себе представляешь, и до конца своих дней смотрела на тебя с отвращением или чтобы Терри увидел эту картину и никогда бы больше не думал о ней?

- Ни одно из двух... то, что ты предлагаешь, мерзко.

- Посмотри по-другому, Нил. Терри уже не с Кенди, ты и я это прекрасно знаем, но представь себе, если кто-нибудь из них сделает первый шаг к примирению, и все станет как раньше. Кенди такая благородная, что никогда ничего не сделает, чтобы его вернуть из-за этой калеки, но Терри, я уверена, что он что-нибудь предпримет. Страсть, которую ты чувствуешь к Кенди, очень похожа на ту, что чувствует к ней Терри, но с одним отличием: твоя любимая сиротка полностью отвечает ему взаимностью. Как ты думаешь, что произойдет, если две страсти объединятся? Все закончится их свадьбой, и ты останешься один со своей фальшивой картиной, в то время как он будет наслаждаться ею в действительности.

- Так это не будет иметь для меня значения, если она будет счастлива. Неважно, будет ли она с Терри или с кем другим, мне важно, чтобы она была счастлива.

- Каким же ты стал благородным, Нил! Хоть бы ты также еще и поумнел. Ты думаешь, Кенди посмотрит в твою сторону, когда она будет с ним? Конечно же, она этого не сделает. Ты потеряешь возможность быть с нею.

- Я тебе уже сказал, что для меня это не имеет значения, и еще я не хочу, чтобы она вновь возненавидела меня. Однажды она мне сказала, что ненавидит меня, и из-за этого я очень плохо себя почувствовал. Тогда я решил, что больше ничего не буду делать из того, чтобы заставило ее вновь меня ненавидеть. Мне все равно, Элиза, расскажешь ли ты кому-нибудь об этой картине или нет, но я не могу позволить тебе, чтобы ты совершила такой подлый и грязный поступок. Возможно, Кенди никогда больше не посмотрит на меня, но я, по крайне мере, не буду виноват в том, что парень, которого она так сильно любит, будет смотреть на нее с негодованием или с отвращением и видеть в ней распутную женщину.

- Ладно, Нил, как хочешь... сегодня я все расскажу тетушке Элрой и нашим родителям, но в любом случае тебе придется поехать со мной в Нью-Йорк... конечно же... если ты хочешь спасти честь своей медсестры.

- Что ты имеешь в виду?

- Дорогой братец... эта картина уже в дороге и направлена она на адрес мистера Терренса Г. Гранчестера.

- Элиза... ты сделала это без моего согласия?

- Да, но если ты хочешь предотвратить то, чтобы Терри получил эту картину, то тебе придется приехать в Нью-Йорк до того, как по почте придет эта картина. Решай, что ты будешь делать.

- Хорошо, Элиза, мы поедем в Нью-Йорк, и я верну свою картину, но не надейся, что я буду тебе, в чем-нибудь помогать. Ты поняла?

- Абсолютно, братец... абсолютно.



_____________________

От автора:

Приветствую Вас всех!

Да, да, интриги и одни лишь интриги. Но не волнуйтесь, все в этой жизни имеет свою судьбу. Я была бы рада, если Вы прислали мне свои комментарии, предложения и критику на qf102027@mail.udlap.mx . Я обещаю, что учту все Ваши идеи в своей следующей главе. Она будет очень интересной, так как Вэллари познакомится с нашей дорогой Кенди и также она познакомится с одним молодым человеком, который заставит ее дрожать от любви к нему. Кроме того, во время этого путешествия в поезде, произойдет нечто интересное... но что?

Я хочу поблагодарить Элайн и также Элис и Мисенеджи за огромную помощь в создание этого фика и за их присущую поддержку. Спасибо Вам!

Ваша подруга Claya.
Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 516 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы