Воскресенье, 24.09.2017, 09:57
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 39
- Неслыханно... просто неслыханно.

Более четырех часов Томас выслушивал одну и ту же лаконичную фразу. С тех пор, как он приехал в полицейский участок и встретился с заместителем Майкла Миллера, он ничего не слышал, кроме требований и выраженного недоверия к его работе. Стюарт Моуэр, новый начальник участка, вновь потребовал от Томаса повторить свой рассказ.

- Давайте начнем все сначала, хорошо, Хэтуэй?

- Как скажете, сэр.

- Тогда, я слушаю.

Этой ночью Томас в сотый раз начал рассказывать о том, что случилось с тех пор, как был убит Беренгер. Он рассказал все, что знал об Артуре Джексоне и Сесиль, и о том, какую роль во всем этом играла Кендис Уайт.

- Я все еще не могу в это поверить! - иронично заявил Моуэр. - В поезде, в первом классе, убивают человека, но все ведут себя так, как будто ничего не произошло. На девушку из очень влиятельной семьи нападают, и опять никто ничего не знает. Потом происходят убийства в центральной тюрьме, и вновь все молчат. На улицах города, непонятно откуда, появляются искалеченные дети, и вновь молчание, никто ничего не говорит. И сейчас, Вы стоите здесь, и спокойно говорите мне, что единственная женщина, которая могла дать показания о человеке, подозреваемом во всех этих преступлениях, мертва. Знаете, что я думаю? Я думаю, Вы просто насмехаетесь надо мной.

- Сэр, командующий Миллер...

- Командующий Миллер мертв, офицер Хэтуэй! - крикнул Моуэр, вставая со стула. - Он оставил после себя идиотов, как Вы.

Томас не мог не бросить на него взгляд, полный ненависти.

- Только не говорите, что это не так, Хэтуэй! - продолжал Моуэр. - Только этого мне не хватало! Мало того, что он неэффективно работает, так он еще и гордый. Боже! Неужели у Миллера были все такие агенты? - спросил он у Питера Риверса, второго командующего, который также находился в кабинете.

- Томас хороший агент, Стью, - спокойно ответил Риверс. - Хороший, как и все агенты Миллера. Если расследование об убийстве Беренгера затянулось, то лишь потому, что это довольно трудное дело, даже для таких опытных полицейских, как мы. Разве ты мог вначале предположить, что события будут так трагически развиваться? Конечно, нет. Никто не знал, что почти все агенты Миллера погибнут.

- Да, ты прав, Питер. Но Миллер совершил большую ошибку, не позволив, чтобы эта история дошла до верхов. Он позволил этому убийце продолжать убивать как ему заблагорассудится.

- Миллер сделал это, чтобы не затрагивать Мендела, - объяснил Риверс.

- А причем здесь этот глупец Мендел? Миллер всегда был слишком великодушным с этим тщеславным политиком. Он прикрывал его спину, и что получилось? Все стало только хуже. Но сейчас, он наверняка расплачивается за свою ошибку в аду.

Томас хотел было высказать этому человеку все, что он о нем думает, но взгляд Риверса не позволил ему. В эту секунду, ему лучше было молчать и ждать указаний нового начальника, как бы это ему не претило.

- Ну ладно... как сказала бы моя мать: плакать уже поздно. Фаррел, зайдите, - крикнул Моуэр агенту, который приехал с ним из Вашингтона.

Вошел Кевин Фаррел, высокий мужчина с темными волосами и серыми глазами.

- Слушаю Вас, сэр.

- Я хочу, чтобы ты осмотрел все расстояние, которое проходит поезд, от Питсбурга до Нью-Йорка. Если Беренгер и правда мертв, то его труп должен лежать где-то там.

- Там очень много оврагов, - осмелился возразить Томас. - В таких местах невозможно найти его труп.

Моуэр кинул на него раздраженный взгляд. Он так напоминал ему Миллера, словно на самом деле был им.

- Здесь я отдаю приказы, и никто больше. Если Миллер давал тебе поблажки, то от меня этого не жди. Ты понял? Твое мнение не имеет для меня никакого значения. И я надеюсь, что в дальнейшем ты будешь держать его при себе. Понял?

- Да, - ответил Томас.

- Хорошо, - все еще хмурясь, продолжил Моуэр. - Фаррел, также я хочу, чтобы ты поехал в дом Марлоу и осмотрелся. Может быть, эта женщина, Сесиль, оставила письмо или еще что-нибудь.

- Есть, сэр. Что-нибудь еще, сэр? - спросил Кевин с непроницаемым выражением лица. Томас заметил, что за все время, что он находился в кабинете, этот Фаррел ни словом, ни жестом, не выдал свои эмоции.

- Да, Фаррел, еще я хочу, чтобы ты рано утром поехал к семье Эндри. С этого момента, ты будешь расследовать дело Кендис Уайт.

Хотя Томас и старался больше не вмешиваться в разговор, его терпение истощилось, когда он услышал последние слова Моуэра. Он отвечал за Кенди и не собирался ее бросать... по крайней мере, сейчас. Он обещал Бобу, и Альберту, Анни и Арчи позаботиться о ней. И он собирался сдержать свое обещание.

- Мне кажется, семье Эндри не понравится, что делом мисс Уайт будет заниматься новый агент, - заявил Томас.

Моуэр вновь взглянул на Томаса.

- Я уже сказал, что меня не интересует твое мнение. Фаррел будет заниматься делом мисс Эндри! Это мое последнее слово, - раздраженно воскликнул Моуэр.

- Но, сэр, я уверен, что Кенди...

- Кенди? - прервал его Моуэр. - Я должен был догадаться об этом раньше! У тебя с этой девчонкой роман, так, Хэтуэй? Но не волнуйся, и не ревнуй. Фаррел никогда не смешивает любовь с работой.

Томас сорвался бы, если бы не Риверс.

- Томас, выйди, мне надо поговорить с командующим Моуэром наедине.

- Но, сэр, я...

- Иди, Томас, - прервал его Риверс. - Подожди меня снаружи.

Молодой сыщик взял свой пиджак и покинул кабинет начальника.

- С Вашего разрешения, я тоже пойду, - сказал Кевин, едва кивнув головой.

Как только Риверс с Моуэром остались наедине, Стюарт воскликнул в гневе:

- Я не собираюсь позволять этому идиоту обсуждать мои приказы!

- Я понимаю тебя, Стью, но я думаю, что ты недооцениваешь Томаса. Если ты немного подождешь, то увидишь, что он очень хороший агент. Миллер это знал, а тебе известно, что он никогда не ошибался в выборе агентов.

- Ты не мог бы больше не упоминать покойника? Черт! Не полицейский участок, а какой-то храм обожателей Майкла Миллера.

- Майкл был хорошим руководителем, и его все уважали. Трагедия, случившаяся с его группой, стала большим, чем потеря коллег... это была потеря хороших друзей.

- Да, я это знаю... но, Питер, из-за того, что он скрыл эти убийства, сейчас убийца бродит по улицам Нью-Йорка.

- Не преувеличивай, Стью. Все не так уж плохо. Томас знает, кто убийца, так что нам нужно собрать группу агентов и следить за ним. Когда-нибудь мы возьмем его.

- Разве ты не понимаешь, что Артур Джексон не проблема? Я могу посадить его в любой момент. Мотивов мне хватит! Но он, как и Бил Ноунс и Раймонд Беренгер, всего лишь пешки... а мне нужен король. Мне нужен человек, которого называют "шефом".

- Если взять Артура, то это будет хорошим началом, чтобы, наконец, выйти на главаря.

- Да, если Джексон еще не сбежал из города. Проклятье! Все-таки этот Хэтуэй - глупец. Знать, что эта женщина была замешена в убийстве, и ничего не сделать, чтобы задержать ее. Это нонсенс! Эта женщина, Сесиль, была нашим ключом к победе... но нет... Хэтуэй все испортил, когда ничего не предпринял, чтобы спасти эту женщину!

- Вот касательно этого, мне кажется, что Томас лжет.

- И с какой стати он это делает?

- Не знаю... может быть, он кого-то покрывает. Мне кажется, что Томас узнал о смерти Сесиль от третьего лица, от кого-то, кого он не хочет вмешивать в это дело.

- Ты думаешь, что он не видел, как произошло убийство?

- Полагаю, что нет.

- Еще лучше! - заявил Моуэр. - Хороший сыщик никогда не скроет истину от своего начальника. Хэтуэй обязан был сообщить мне правду. Я расцениваю его действие как предательство.

- А Миллер, расценил бы это как защиту свидетеля.

- Ну, все, хватит! - заявил Моуэр, садясь в кресло. - Мне уже надоело слышать о Миллере. Больше ни слова о нем.

- Что ты собираешься делать с Томасом, Стью? - спросил Риверс, меняя тему.

- А как ты думаешь, что мне с ним сделать? - вопросом на вопрос ответил Моуэр.

- Не знаю, - ответил Питер, пожимая плечами. - Ты начальник.

- Да, я начальник, но что бы ты сделал на моем месте?

- Я бы разрешил ему заниматься этим делом, - ответил Риверс.

- Хорошо, что не ты, а я начальник, - иронично улыбаясь, заявил Моуэр. - Потому что, я точно не собираюсь этого делать.

- Значит, ты собираешься его уволить? - спросил Риверс.

- Нет. Я пока отстраню его. Посмотрим, что будет дальше. Пока я не могу работать с ним. Он слишком эгоцентричен.

- Ты говоришь так, как будто знаешь его, как свои пять пальцев.

- Я знаю о нем почти все, - заявил Моуэр. - Фаррел подготовил мне отчет о нем, и поэтому я узнал много чего интересного. Например, он очень хороший полицейский, у него были самые лучшие оценки в классе, он достаточно умен, и был самым молодым в группе Миллера.

- Все это верно, - подтвердил Риверс.

- Однако, еще мне известны его недостатки. Он ведет двойную жизнь, потому что в его семье не знают, что он работает в полиции. Он эмоционально нестабилен. И если к этому добавить его тщеславие, наглость и гордыню, то мы получаем не слишком компетентного сыщика.

- Но Томас не такой, - встал Риверс на защиту молодого сыщика.

- Нет? Все женщины в полицейском участке говорят о нем с какой-то патетической набожностью. Они попросту все влюблены в него. Ни одна из них не говорила о нем как о полицейском, они поголовно говорили о нем, как о возлюбленном.

- Ладно, Томас симпатичный молодой человек, он любезен и ведет себя как джентльмен. Какая женщина не заметит такого мужчину? Думаю, наши сотрудницы вправе немного... помечтать.

- Никаких мечтаний, - ответил Моуэр. - То, что было напечатано в газете, является неопровержимым доказательством того, что у Хэтуэя репутация донжуана. Кроме того, ты не видел, как он разговаривал с мисс Эндри. Он называл ее по имени, как будто она его девушка или невеста, а не леди из высшего общества, к которой следует относиться уважительно. Только Бог знает, что он делал с ней все это время. Я бы не удивился, узнав, что у него любовная связь с Кендис Уайт.

- Я в это не верю, - сказал Риверс. - Томас не такой.

- Питер, Томас не первый и не последний, у кого на службе завязывается роман со свидетелем. Кроме того, как ты сказал, он парень видный, и наверняка мисс Эндри не устояла перед его обаянием. Я не могу позволить, чтобы так все продолжалось. Я должен положить этому конец.

- Но Фаррел тоже не менее привлекателен, ты не боишься, что и он поведет себя так же, как и Томас?

- Нет, - убежденно ответил Моуэр. - Он слишком честолюбив, чтобы потерять возможность, которую я ему предоставил. Он знает, что если он справится, то его ждет повышение.

- Мне кажется, ты несправедлив к Томасу, Стью.

- Как сказал Гете: "Я предпочитаю несправедливость, нежели беспорядок". С этим Томасом очень сложно работать.

- Хорошо, пусть будет так, как ты сказал, - ответил Риверс, вставая со стула. - Ты хочешь, чтобы я позвал Томаса, чтобы ты смог объявить ему свое решение?

- Нет, - заявил он. - Сам ему все скажи. Я не хочу его видеть... по крайней мере, еще некоторое время.

- На какое время он будет отстранен?

- На месяц. За это время, думаю, мы во всем разберемся. Если у Томаса и правда есть талант к работе сыщика, он будет работать на меня, и я заставлю его забыть уроки Миллера, и преподам ему свои.

Питер Риверс ничего, не ответил и быстро вышел из кабинета начальника. Он направился к смежной комнате, где его ждал Томас. Там же находился и Фаррел.

- Что он сказал, сэр? Он пересмотрел свое решение? - спросил Томас.

- Нет, - печально ответил Питер. - На самом деле, я должен тебе сказать, что ты отстранен на месяц.

- Он отстранил меня? - недоверчиво переспросил Томас. - Но что думает о себе этот сукин...

- Хватит, Томас, - прервал его Риверс. - Иди домой, успокойся и все обдумай. Завтра я жду тебя в своем кабинете. Несмотря на то, что Моуэр отстранил тебя от дела Беренрега и мисс Уайт, у меня для тебя есть другое дело.

- Но, сэр...

- Томас, отдай мне свое оружие, и закончим на этом. Уже поздно, и у нас у всех сегодня был тяжелый день.

У Томаса не было другого выхода, как подчиниться и отдать свое оружие Риверсу.

- Спокойной ночи.

Питер Риверс кивком головы попрощался с Кевином Фаррелом и быстро покинул комнату. Фаррел собирался уйти, как услышал голос Томаса:

- Полагаю, ты очень рад, получив это дело...

- Да, я рад, - ответил он, не оборачиваясь лицом к Томасу. - Хотя это не означает, что я согласен с решением командующего Моуэра. Мне кажется, что он был несправедлив к тебе.

Слова Фаррела удивили Томаса. Он не ожидал от него поддержки.

- Если тебе не кажется это справедливым, тогда почему ты согласился? Почему не отказался от этого дела?

- А ты бы отказался, Томас? Отказался бы от этого дела, если бы Миллер назначил тебя вместо меня?

- Да, - не раздумывая, ответил он. - Если бы я знал, что это было бы несправедливо.

- Ты очень честный, Хэтуэй, - заявил Фаррел, обернувшись. - И очень сентиментален, а это проблема для полицейского. Тебе не хватает хладнокровия, чтобы заниматься этим делом.

- Как ты можешь так говорить? - спросил Томас. - Ты даже не знаешь меня.

- Мне достаточно интуиции, чтобы понять, что ты это не ты, и это дело не то, к чему ты стремишься.

- Что ты хочешь этим сказать? - спросил Томас, ничего не понимая.

- Ты достаточно умен, чтобы самому все понять, Хэтуэй.

- Я не позволю тебе насмехаться надо мной.

- Я не насмехаюсь, я говорю то, что думаю. И сейчас, если ты меня извинишь, то у меня есть важные дела, которые следует обсудить с командующим Моуэром.

- Постой, Фаррел, - остановил его Томас. - Несмотря на то, что сейчас ты будешь расследовать это дело и следить за Артуром, это не означает, что я просто-напросто исчезну. У меня с этим типом есть незаконченные дела, и я не собираюсь забыть о них. Так что не удивляйся, если мы еще встретимся.

- Ты собираешься нарушить приказ командующего Моуэра?

- Ты достаточно умен, чтобы самому все понять, Фаррел.

Кевин слегка улыбнулся. Томас оказался смелее, чем он думал.

- Хорошо, меня это не интересует, Хэтуэй. Если хочешь следить за Джексоном, следи, но не надейся, что я буду прикрывать тебя. Это не моя работа. Однако я тебя уверю, что я ничего не расскажу Моуэру. Относительно этого можешь не беспокоиться, - спокойно заявил Кевин. - Это все, что ты хотел сказать мне?

- Нет, - ответил Томас. - Еще я хочу... чтобы ты хорошо оберегал мисс Уайт. Она очень важна в этом деле, и с ней ничего не должно произойти. Ты понимаешь?

Фаррел несколько минут, не мигая, смотрел на Томаса и потом спросил.

- Она для тебя больше, чем простой свидетель, правда, Хэтуэй? Командующий Моуэр был прав в своих подозрениях?

Томас цинично улыбнулся. Этот парень был сумасшедшим, если думал, что он будет и дальше продолжать играть в эту игру провокаций.

- Мне ничего ответить на этот вопрос, - заявил Томас.

- Как хочешь. Вообще-то, правда мне неважна, - сказал Кевин. - Но если ты будешь чувствовать себя спокойнее, то я тебе обещаю, что буду оберегать мисс Эндри.

- Спасибо, - ответил Томас.

- Еще увидимся, Хэтуэй.

Кевин Фаррел вышел из комнаты и оставил Томаса с чувством неопределенности. Он не знал, что и думать, однако ему нельзя было терять время то, чтобы понять поведение Фаррела. У него были дела поважнее.

Молодой человек взял свою папку, вышел из комнаты и направился к лестнице. Он решил, что ему больше нечего здесь делать, и чем быстрее он уйдет, тем меньше вероятность, что он вновь увидит Стюарта Моуэра. "Я мог бы ударить его, все равно бы меня отстранили", подумал Томас, спустившись по лестнице и через приемную выходя из здание.

Хотя он и обещал Альберту с Арчи, рассказать о его разговоре с новым начальником, было уже слишком поздно, и он решил, что завтра расскажет семье Эндри о том, что его отстранили. Он знал, что Альберт, Арчи и даже Анни согласятся с тем, что расследование будет продолжать кто-то другой, однако о Кенди он не мог сказать то же самое. Он был уверен, что она не согласится с решением Моуэра. Томас прикурил сигарету, думая о Кенди. Он не знал почему, но его преследовало предчувствие, что с Кенди скоро что-то случится. Откуда явилось такое предчувствие? Почему он все время думает об этом?

- Томми, это ты? - услышал он за спиной женский голос.

- Лил? - удивленно произнес Томас.

- Привет, - улыбнулась девушка и поцеловала его в щеку. - Я не ожидала увидеть тебя здесь так поздно!

- Я тоже. Что ты делаешь здесь? - улыбаясь, спросил Томас.

- Меня вызвал Моуэр: Рози больна, мне придется выполнять ее работу.

- Понятно, - сказал Томас. - Должно быть, тебе тяжко.

- Да. Эта неделя было просто невыносимой. Я очень сожалею насчет Боба... и о Миллере... обо всех, - огорченно произнесла девушка.

- Спасибо тебе за соболезнования, Лил, - поблагодарил он ее.

- Ты даже не представляешь, какая суматоха началась, когда мы узнали о случившемся. Но я была очень рада, узнав, что с тобой все в порядке. В участок заходили один молодой человек, который представился Арчи, и молодая леди, наверное, его невеста, они сказали, что с тобой все в порядке. Томми, скажи мне, они твои родственники?

- Ээ... да... в некотором роде, - ответил Томас, не желая вдаваться в детали.

- Я так и подумала, потому что они были благородного происхождения и принадлежали высшему свету, прямо как ты.

- Спасибо за лесть, мисс, - сказал Томас.

- Не стоит благодарности, - покраснела Лил.

- Ты говоришь, что Рози больна?

- Да, ей стало очень плохо после того, что случилось с Миллером и со всеми остальными. Для нее было шоком то, что она покинула здание за несколько минут до того, как оно взорвалось. Похоже, что из-за всего этого она потеряла память и речь.

- Она была там? Ты уверена, Лил? - недоверчиво спросил Томас.

- Да, уверена, - подтвердила девушка. - Я сама лично разговаривала с медработниками, которые приехали и забрали ее. Они мне сказали, что до того, как она потеряла сознание, она все повторяла, что если бы она вышла пятью минутами позже, она тоже была бы мертва.

- Это все, что она говорила? - спросил Томас.

- Да... думаю, да... правда, я больше ничего не спрашивала у них.

- Ты помнишь, в какую больницу ее отвезли?

- Да, ее отвезли в больницу Святого Джозефа.

- Хорошо, - Томас широко улыбнулся. - Я был очень рад увидеться с тобой, Лил.

- Подожди, Томми, - задержала его девушка. - До того, как ты уйдешь, я хотела бы тебе сказать, что с твоей стороны было бы любезно, если бы ты отвечал на письма Келли.

- Келли написала мне? - спросил Томас, приятно удивившись.

- Да, и очень много.

- А... она знает, что Миллер... что он... она знает, что он погиб? - спросил Томас.

- Думаю, что нет. Полагаю, что мадам Люсиль не сказала ей.

- Бедная Люсиль, должно быть, ей сейчас очень плохо.

- Да. Смерть ее мужа была ужасной.

- Ладно, Лил, давай сюда письма Келли. Сейчас, у меня есть свободное время, и я как раз напишу ей и ее матери.

- Это было бы очень мило, Томас, - улыбнувшись, ответила девушка. - Однако, перед тем как ты уйдешь, должна сказать тебе, что в моем кабинете сидит один тип, который ждет тебя со вчерашнего вечера, и не позволяет мне работать.

- Тип? Какой тип? - спросил он.

- Он говорит, что у него есть незаконченные дела с тобой.

Томас почувствовал спазм. Было только два человека, с которыми у него остались не законченные дела. Первым был Терренс Грандчестер, но он, будучи, известным актером, не пришел бы в участок. Тогда, если это был не Терренс, значит, это был этот проклятый убийца, который подстроил ему западню в театре и убил Миллера и Боба. "Должно быть, это Артур", подумал он и невольно дотронулся до запасного револьвера.

Лил была в таком хорошем настроении, что не обратила внимания на тревогу Томаса. Когда они подошли к ее кабинету, Томас собрался открыть дверь, когда услышал голос Лил:

- Ты первый войдешь?

- Конечно, - ответил Томас.

Томас открыл дверь и вошел в кабинет. Однако едва он собирался достать оружие, как с изумлением узнал лицо мужчины.

- Ты? - удивленно спросил Томас. - Что ты здесь делаешь?

- Жду, - заявил Джонни Лерри. - Ты очень задержался, Томми.

Молодой человек никогда не думал, что увидит Лерри в полицейском участке. Он был последним человеком, которого он надеялся увидеть в полиции!

- Ты рисковал, придя сюда, - сказал Томас. - Тебя могли арестовать.

- Нет, Томас, в какой-то мере, Моуэр меня уважает. Так случилось, что я частный гость в секретариате.

Лил слегка покраснела, а Томас все меньше и меньше понимал, что происходит.

- Ты знаешь Моуэра? - удивленно спросил Томас.

- Да, уже давно, - беззаботно ответил Лерри. - Пойдем, прогуляемся? Мне надо много тебе рассказать.

Томас согласно кивнул. Он взял письма Келли, быстро простился с Лил и вышел из кабинета, следуя за Лерри. Они прошли пару кварталов, зашли в один бар, который пользовался не слишком хорошей репутацией, и, сев за столик, заказали два виски.

- Так, как тебе новый начальник, Томас? Нравится? - спросил Лерри, сделав небольшой глоток из стакана.

- Шутишь? - спросил он, искоса глянув на него.

- Нет, я никогда не шучу, - улыбаясь, ответил Лерри. - Я знаю, что Стюарт Моуэр не слишком приятный человек, но он неплохой начальник. У него немного не в порядке с головой, но у какого начальника все нормально?

- Ты расскажешь мне, откуда ты знаешь Моуэра? - спросил Томас.

- Это очень длинная история.

- Но я хочу, чтобы ты ее мне рассказал.

- Томми, Томми, Томми, что мне с тобой делать? Ты мне нравишься, серьезно, но здесь, между нами говоря, я должен сказать тебе, что у тебя есть серьезная проблема. Ты слишком много просишь, и это не очень хорошо для полицейского.

- Я прошу лишь то, что считаю справедливым узнать, - заявил Томас.

- А где же терпение? - спросил Лерри.

- Терпение? - переспросил он. - Мое терпение уже иссякло.

- Моуэр тебя отстранил, правда? - спросил Лерри, заранее зная ответ.

- Да, - ответил Томас и глотнул виски.

- И назначил на твое место Фаррела, верно?

- Мне не беспокоит то, что Фаррел теперь будет заниматься моим делом, он кажется мне профессионалом. Меня раздражает то, что Моуэр не соизволил лично сказать мне, что отстраняет меня. Он послал Риверса, чтобы тот все передал мне.

- У Стью никогда не было хороших манер.

- Расскажи мне о нем... пожалуйста.

В голосе Томаса слышалась просьба, и Лерри не мог не откликнуться. Миллер всегда хорошо отзывался о своем подопечном, и сейчас Лерри удивлялся самому себе, когда решил выполнить его просьбу. Обычно он не был так снисходителен ни с кем, кроме своей племянницы Аймори.

- Хорошо, я расскажу тебе, - ответил он. - Я знаю Моуэра с тех пор, как я, Миллер и Риверс учились в полицейской академии.

- Ты хочешь сказать, что на самом деле ты полицейский? - недоверчиво спросил Томас.

- Не совсем, - ответил Лерри, взирая на жидкость в стакане. - Я собирался стать полицейским, но в моей жизни произошли некоторые события, которые заставили меня заняться другим ремеслом. Понимаешь? Судьба. Миллер и все остальные окончили курс в академии, и потом их готовили к сыщицкой работе. Я же покинул академию спустя шесть месяцев обучения и посвятил себя другой работе. Можно сказать, я понял, что быть офицером полиции - не мой стиль, не моя судьба. Однако, я не потерял с ними контактов. Моя новая работа, в некотором роде, была связана с их работой.

- Твоя новая работа? Я не знал, что профессиональный мошенник работает с полицией.

- С чего ты взял, что я мошенник? - едко спросил Лерри. - Наверное, твоя белокурая подружка сказала тебе это, да?

- Скажем так, у меня свои причины считать тебя мошенником, - заявил Томас. - Хотя бы потому, что группа полицейских пришла в твое убежище, чтобы арестовать тебя. Они сказали, что у тебя есть несколько незаконченных дел с правосудием.

Лерри рассмеялся, услышав ответ Томаса, который не понял, что сказал такого смешного.

- Я всегда говорил Миллеру, - сказал Лерри, отсмеявшись, - что эти полицейские так глупы, что не видят того, что лежит перед носом.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Я не мошенник, Томас, - заявил Лерри, - я занимаюсь кое-чем поинтереснее, чем мошенничество.

- Ты играешь со мной? - спросил молодой человек. - Я сегодня слишком устал, чтобы разгадывать твои загадки.

- Ты правда хочешь знать, кто я? - спросил Лерри, уже не беззаботным, а серьезным тоном. - Об этом знают очень немногие...

- Говори уже, - бросил Томас. - Я по горло сыт твоими намеками.

- Хорошо, ты сам захотел, - ответил Лерри, достал из кармана пиджака значок и показал его Томасу.

- Но это... не... это невозможно... или возможно?

- Возможно, Томас, - спокойно уверен его Лерри.

- Ты работаешь на секретную службу? - изумленно спросил Томас.

- Да.

- Боже, - недоверчиво пробормотал Томас. - В академии я слышал об этом, но мне казалось, что никакой секретной службы не существует.

- Секретная служба существовала и продолжает существовать и сейчас, Томас. И ты об этом узнал.

- Не понимаю? - спросил он, услышав его слова.

- Видишь вон тех мужчин около выхода? - спросил Лерри, кивнув в сторону головой.

- Да.

- Это мои коллеги, - объяснил он. - Они видели, как я показал тебе свой жетон, и знают, что ты знаешь, кто я на самом деле.

- А это плохо? - осторожно поинтересовался Томас.

- Нет, однако, ты уже никогда не останешься наедине с самим собой. За тобой всегда будет кто-нибудь следить, чтобы ты не разболтал лишнего.

Томас безразлично пожал плечами. Ему было приятно узнать, что, начиная с этого момента, за ним будут следить, поскольку, по крайней мере, что бы с ним ни произошло, он никогда не останется один.

- Миллер знал, что ты из секретной службы? - спросил Томас.

- Конечно, - утвердил Лерри. - И Риверс с Моуэром тоже знают.

- Никогда бы не подумал, - вздохнул Томас.

- Мы с Миллером всегда были друзьями, несмотря на то, что я работал в секретной службе.

- Понятно.

- Он много говорил о тебе, Томас. Он говорил мне, что ты способен работать на секретную службу.

- Миллер так говорил? - заинтересованно переспросил Томас.

- Да. По правде говоря, именно поэтому я начал следить за тобой. Я хотел убедиться, что оценка Миллера была справедливой, и убедился в этом. Ты хорош в деле. Однако, Майкл также сказал мне, что не хотел бы для тебя такой жизни, как у меня: жить все время в тени. Он не уставал повторять, что ты заслуживаешь любящую жену, детей и собаку. Он хотел, чтобы у тебя была семья, как у него. Знаешь, он любил тебя, как сына.

- А я любил его, как отца, - пробормотал Томас. - Если ты не Артур, то он бы был сейчас жив.

- Я вижу ненависть в твоих глазах, Томас. Это нехорошо, если ты хочешь иметь семью, однако другое дело, если хочешь работать в секретной службе.

- Что ты хочешь этим сказать? - спросил Томас, боясь ответа Лерри.

- Все просто, Томас. Мы, в отличие от полиции, имеем некоторое преимущество над врагом. Мы ищем, тайно следим, и когда находим, то убиваем врага, не раскрывая своего лица. Поэтому, люди вроде Моуэра бесятся, когда мы вмешиваемся. Они хотят поймать преступника и посадить, мы же, если у нас есть возможность, устраняем его.

- Звучит так, будто ты говоришь о наемниках.

- Да. Мы не связаны с правительством, и поэтому не должны отчитываться перед такими, как Мендел. Мы получаем приказы с другого уровня.

- Но я полицейский... я закончил академию... я... я не могу работать в секретной службе, - заявил Томас.

- Я написал подробный отчет о тебе и отдал его своему начальнику. Ты ему понравился. Если хочешь, можешь присоединиться к нам, когда сочтешь нужным.

Томас посмотрел на свой стакан. Он не ожидал получить такое предложение.

- Я не думаю, что готов к этому... не сейчас.

- Я не собираюсь на тебя давить, Томас. Но прошу, чтобы ты хорошо обдумал это предложение.

Томас вновь взглянул на жидкость в своем бокале. Он никогда бы не подумал, что Джонни Лерри секретный агент. У него было много вопросов к нему... он хотел о многом с ним поговорить, однако на данный момент его интересовало лишь одно:

- Ты счастлив?.. Я хочу спросить... ты доволен своей жизнью, своей работой?

- Вначале это трудно, - признался Лерри. - Ты не знаешь, что делать, как одеваться, куда идти. Но потом, со временем, все меняется и становится интереснее... намного интереснее. Наташа, моя жена, тоже работает в секретной службе, и поэтому мы смогли пожениться.

- Она тоже? - переспросил Томас.

- Да. У нас мало женщин, но все еще немного есть.

- А та девушка, которая была у тебя утром? - вспомнил Томас.

- Это моя племянница. Красивая, правда? - спросил Лерри, улыбаясь плутоватой улыбкой.

- Да... очень красивая, - ответил Томас.

- Я встретил ее, когда ей было тринадцать лет, в тот день, когда ее отец умер. Она осталась сиротой, и я попросил специальное разрешение, чтобы она осталась со мной, и я смог бы о ней позаботиться, пока она не вырастет. Раньше она жила с нами, и ей приходилось переезжать с нами с места на место. Сейчас она живет одна. Она независима, и ей хорошо живется. Иногда я сообщаю ей, где мы остановились, чтобы она смогла навестить меня и Наташу. Однако, она будет отрицать, ей нравится наша компания, так же как и нам ее, - улыбнулся Лерри, делая глоток виски. - Но она не знает о моей работе. Она думает, что я преступник, а Наташа гадалка.

- А почему ты не расскажешь ей правду? Разве запрещается рассказывать о своей работе близким людям?

- Нет, не запрещается. Однако я не рассказываю ей об этом ради ее безопасности. Я даже священнику не расскажу об этом, а тем более ей... нет... она слишком общительная.

- Когда работаешь в секретной службе, ты отдаляешься от внешнего мира... я хочу сказать... ты отдаляешься от общества.

- Да.

Томас выпил последние капли, что оставались в его стакане, обдумывая слова Лерри. Эта работа была тем, чего ему хотелось. Начав работать на секретную службу, он смог бы исчезнуть. Он мог бы ловить преступников, и никто бы не вмешивался в его жизнь. Он был бы тенью... Однако он никак не мог забыть одну фразу, которую услышал от Лерри: "Майкл хотел, чтобы у тебя была такая же семья, как у него... семья". Перед его глазами внезапно предстал образ Келли и Люсиль. Возможно, он не признавал семьей своего отца, но эти женщины были ему дороги. Он не мог оставить одних тех, кого его начальник больше всех любил. Не сейчас, когда они так беззащитны.

- Секретная служба не мое, - сказал Томас. - У меня есть несколько человек, о которых я должен позаботиться, я не могу их сейчас бросить.

- Я знал, что ты откажешься, - улыбнулся Лерри, - и Майкл тоже это знал. Я уважаю твое решение, Томас, однако, не отказывайся от моего предложения сейчас. Возможно, когда-нибудь ты передумаешь.

- Я подумаю. Я хочу тебя попросить, чтобы ты помог мне в деле Джексона, - попросил молодой человек.

- Томас, перестань лезть, куда не просят. Если Фаррелу дали задание, то пусть он им и занимается. Ты лучше расслабься, развлекись, стань счастливым. Позволь Моуэру и его подчиненным делать свое дело.

- Нет, - заявил Томас. - Артур кое-что должен мне, и он не покинет этот мир, не ответив мне за убийства.

- Почему ты такой глупый, - спросил Лерри. - Это не принесет тебе ничего хорошего.

- Я не глупый... я всего лишь хочу, чтобы свершилось правосудие, - объяснил Томас. - Я хочу, чтобы он заплатил за убийства Боба и Миллера.

- Месть не очень хорошее объяснение, - заявил Лерри.

- Почему нет? - спросил сыщик.

- Потому что месть всегда идет наравне с ненавистью, а ненависть может погубить даже самого умного и хитрого человека.

- Ты меня не понимаешь... ты не понимаешь, что я чувствую, - пробормотал Томас.

- Я тебя понимаю лучше, чем кто-либо, Томас, но я не могу позволить чувству мести погубить тебя. Миллер заставил меня пообещать, что я всегда буду помогать тебе. Я должен исполнить последнюю волю Майкла.

- Тогда помоги мне сейчас, - попросил Томас. - Скажи мне все, что знаешь об Артуре и его шефе.

- Я не могу. Ты не понимаешь, что все не так просто, как ты думаешь. До этого момента тебе везло, Томас, но не думай, что так будет всегда. Если я тебе расскажу все, ты будешь в опасности. Лучше оставь все это и веди себя, как хороший парень, каким ты и являешься. Не осложняй все еще больше.

- Ты даже не представляешь, как я могу все осложнить, Джонни, если ты мне не поможешь. Я сам найду Джексона, и если со мной что-нибудь случится, то это будет по твоей вине.

- Ты меня шантажируешь? - едко поинтересовался Лерри.

- Да, - улыбнулся Томас.

- Боже! - воскликнул Джонни. - Что мне с ним делать? Сейчас я понимаю, почему Стью отстранил тебя. Ты хуже меня в молодости. Значит, у меня нет другого выбора, как все тебе рассказать. Однако перед этим я хочу, чтобы мы кое-что обсудили, Томас... чтобы мы заключили соглашение.

- Если дело в деньгах, то нет проблем. Я готов заплатить.

Лерри, показалось, что он умрет от хохота. Насмеявшись вдоволь, он заказал еще два стакана виски, и когда их принесли, сделал глоток и сказал:

- Мне не нужны деньги, Томас. Я не смог бы их взять, даже если бы хотел. Это не в моих правилах.

- Но тогда почему утром ты говорил совсем другое?

- Потому что с тобой была белокурая девушка, похожая на принцессу. Я не мог говорить открыто, когда она была с тобой. Это было бы небезопасно, - ответил он.

- Но сейчас со мной нет Кенди, так что можешь говорить откровенно.

- Томас, мне очень сложно говорить откровенно, несмотря на то, что у меня есть интересующая тебя информация. Я не могу тебе ее рассказать. Это часть моей работы.

- Значит, ты мне ничего не расскажешь? - огорченно спросил Томас.

- Я ничего не расскажу, но ты все узнаешь, - уверил его Лерри.

- Что ты хочешь этим сказать? - спросил сыщик.

- Мы с тобой, Томас, поиграем немножко! - ответил Лерри.

- Поиграем?.. Сейчас? - повторил он. - Мне не кажется это хорошей идей.

- Ошибаешься, это очень хорошая идея. Вопросы и ответы! Это очень легко. Я спрашиваю, ты отвечаешь. Если ты отвечаешь правильно, то мы идем дальше, а если нет, то игра заканчивается, и мы продолжим ее при новой встрече. Ну, как?

Томас хотел было отказаться, посчитав эту идею абсурдной, но едва он открыл рот, как услышал первый вопрос Лерри.

- Давай начнем с чего-нибудь простого... Кем был Билл Ноес?

- Билл Ноес?.. Так... он был главным в банде, торгующей опием в Нью-Йорке.

- Правильно. У тебя есть идеи насчет того, что его связывало с Беренгером?

- Нет, но я полагаю, что он работал на Билла. Мой друг Боб рассказал мне, что Беренгер был членом банды Ноес.

- И Боб не ошибся, - заявил Лерри. - Реймонд Беренгер был одним из приближенных к Биллу... но... тогда почему его не арестовали вместе с остальными в день облавы?

- Полагаю, потому что его не было с ними в тот день. Боб сказал, что его жена заболела, и он поехал к ней в Питсбург.

- Правильно, это одна из причин. Боб говорил тебе когда-нибудь, что Беренгер был знаком с Артуром Джексоном?

- Нет, но он сказал мне, что думает, что Билл и его коллеги, возможно, сотрудничают с кем-то, кто похищает детей, потому что в одном и погребов они нашли фальшивый документ об усыновление. Миллер с Бобом думали, что банда Ноеса занимается не только торговлей опием, но и похищением и продажей детей.

- Умное заключение, - пробормотал Лерри. - Значит, ты теперь думаешь, что Джексон и Ноес были коллегами?

- Да, потому что они вместе работали.

- И ты думаешь, что они все сами организовали?.. Ты случайно не думал, что в этом деле может быть замешен человек не из их круга?

- Нет.

- Ошибка! - объявил Лерри. - Мы продолжим в следующий раз. У тебя будет время обдумать мой вопрос.

- У меня больше нет возможности сейчас ответить? - спросил Томас.

- Нет, игра есть игра.

- Тогда я ухожу, - заявил сыщик и встал. - Я начну обдумывать твой вопрос прямо сейчас, чтобы в следующий раз не проиграть.

- Подожди, Томас, - улыбнулся Лерри. - Сядь, сделай один-другой глоток виски и глубоко вдохни, потому что мы еще не закончили.

- У тебя есть еще что-то для меня?

- Конечно, есть. Я не собираюсь уходить отсюда, пока ты не прочитаешь письма, которые лежат у тебя в кармане.

Томас не понял, с какой стати Лерри заговорил о письмах. Он сел обратно на стул, однако не собирался при нем читать письма Келли.

- Мне жаль разочаровывать тебя, Джонни, но эти письма личные, и мне бы не хотелось читать их при тебе.

- Если ты говоришь о письмах Келли, где она пишет, что счастлива в Канаде, что ее мама подарила ей собаку, что ей очень нравится учиться в новой школе, и что у нее уже появилась лучшая подруга, то меня это не интересует. Я хотел бы, чтобы ты прочитал кое-что... другое.

- Но это мои письма... как ты мог? - возмутился Томас.


Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 389 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы