Суббота, 18.11.2017, 20:32
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 37
Кенди с Терри поднялись по лестнице к его квартире с таким шумом и скоростью, что со стороны казалось, что это дети, играющие в забавную игру. Они промокли с головы до ног, однако для них это не имело ни малейшего значения. Они были так счастливы, что даже сильный дождь не мог этому помешать.

Подойдя к квартире, Терри вновь ее поцеловал. Его губы накрыли губы Кенди, как будто он хотел украсть ее дыхание.

- Хватит, Терри, - улыбнулась девушка, уворачиваясь от его объятий. - Ты не мог бы вести себя прилично?

- Нет, я буду вести себя, как хочу, - ответил он.

- Ты, наверное, никогда не изменишься, - серьезно заявила блондинка. - Дай мне ключ, чтобы я смогла открыть дверь.

Молодому актеру не понравился тон Кенди, однако, он все же отдал ей ключ от своей квартиры.

- Почему ты всегда стараешься бороться со мной? - с долей грусти спросил Терри.

- Потому что ты плохо себя ведешь, - мило ответила блондинка, открывая дверь и входя в квартиру. - Ты очень невоспитанный молодой человек.

- Я искренний, - поправил ее Терри и закрыл за собой дверь.

- Что? С каких это пор непокорность стала называться искренностью? - спросила Кенди.

- С тех пор, как я родился, - отшутился он.

- Какой же ты тщеславный!

- Но любимый... да, веснушчатая?

Девушка уже хотела достойно ответить ему, однако чихание прервало ее.

- Будь здорова, - сказал Терри и подошел к Кенди. - Тебе надо принять теплую ванну и переодеться, а то ты заболеешь.

- Не волнуйся, Терри, я хорошо себя чувствую, - нежным голосом ответила она.

- Сейчас, возможно, да, но что будет завтра, - заявил он. - Идем в ванну.

Тон, которым он произнес последние слова, заставил Кенди вздрогнуть, но не от холода, а от любви, потому что она знала, что этой ночью произойдет то, о чем никогда не рассказывала на своих занятиях Мэри Джейн в медицинской школе. Однако, действительно ли она была готова стать настоящей женой Терри? Действительно ли она была готова любить его так, как могла любить только в своих снах? Блондинка раскраснелась, пока думала об этом. Она знала, что начиная с этой ночи, ее жизнь изменится навсегда.

- Ты раскраснелась, - услышала она голос Терри, и почувствовала его ладонь у себя на лбу. - Но у тебя нет температуры.

- Может, это из-за нашей долгой прогулки. Твоя квартира довольно далеко от собора.

- Наша квартира, - быстро поправил ее Терри.

Щеки Кенди покраснели еще сильнее.

- Я хочу, чтобы мы купили большой дом, - продолжал актер, входя в ванну. - Ты сама нам его выберешь, а если тебе ни один из продающихся особняков не понравится, то я построю тебе тот, который ты бы хотела.

- Но особняк слишком большой для нас двоих, - ответила Кенди. - Я предпочла бы квартиру. Она идеально подходит для нас двоих.

- На первое время, - с улыбкой произнес он, - но потом этой квартиры нам будет недостаточно.

- Потому? - спросила она.

- Да... когда у нас родятся дети.

- Дети?

- Да, веснушчатая... наши дети.

Слова Терри всколыхнули в Кенди море чувств, которые она не могла объяснить словами. Она всегда мечтала создать свою семью, и сейчас ее сон приобретал черты реальности.

- Наши дети, - вздохнула блондинка.

- Я хочу иметь двоих детей, - продолжил Терри, открывая воду, которая полилась в ванну. - Мальчика, похожего на меня и белокурую девочку.

Кенди улыбнулась его словам.

- Какой все же ты тщеславный! - заявила она.

- Это не тщеславие, а реальность. Или я не кажусь тебе самым красивым в мире человеком, а веснушчатая?

Терри приблизился к ней и нежно прикоснулся губами к ее щеке.

- Ты не красавец, но и не урод, - ответила блондинка.

- Почему ты всегда мне врешь? - спросил актер, целуя ее ухо.

- Вру? - улыбаясь, переспросила она.

- Да, со времен колледжа. Ты никогда не говорила со мной откровенно.

- Неправда!

- Нет, правда.

- Приведи мне хотя бы один пример, когда я соврала тебе.

- Хорошо, - ответил Терри. - Ты помнишь тот день, когда я избавил тебя от нападок Нила?

- Вроде бы, я что-то помню о том дне, - ответила она, отводя свой взгляд.

- В тот день ты сказала мне, что не пойдешь со мной, хотя ты умирала от желания сделать это.

- Я умирала от желания пойти с тобой? - переспросила Кенди. - Ты бредишь!

- Это было ясно, как день, - улыбнулся он. - Ты покраснела, как помидор, когда я предложил тебе это.

- Я не покраснела, Терри... я... тогда... в тот день было просто очень жарко... да... было очень жаркое лето.

- Тогда была зима, Кенди.

- Ну, тогда, мне было жарко от холода, - ответила она.

- Жарко от холода? - повторил он, улыбаясь. - Знаешь, веснушчатая, я думаю, что все это из-за дождя. Ты просто не понимаешь, что говоришь! Ладно, идем в ванну.

Кенди наверняка бы, как всегда, продолжала опровергать слова Терри, однако его неожиданное приглашение очень удивило ее. Теребя мокрую юбку своего платья, она пробормотала:

- Что... ты хочешь этим сказать?..

- Что мы примем ванну вместе, - ответил он.

- Вместе?

- Да, - заявил он и провел рукой по воде.

- Но я... я... никогда в жизни не принимала ванну с кем-то еще,.. тем более с мужчиной... так что... я... я бы предпочла принять ванну одна... конечно же... если ты согласен.

Кенди опустила глаза. Она так нервничала, что чувствовала, как ее сердце едва не выпрыгивало из груди. Она больше всего хотела быть с Терри, но боялась... очень боялась.

Актер, не отрывал от нее глаз. Он понимал, что Кенди боялась даже сильнее, чем он думал. Несмотря на то, что сейчас она стала его женой, он знал, что ему придется преодолеть еще долгий путь, чтобы преодолеть ее страх стать его настоящей женой. "Для нее все это в первый раз", подумал Терри. "Я не должен давить на нее... все должно пройти хорошо. Будь же терпеливым. Если ты уже прождал целых два года, то неужели не можешь подождать еще несколько минут?"

- Хорошо, Кенди, - улыбнулся он, беря полотенце из шкафа. - Вот, твое полотенце. Я буду ждать тебя в комнате.

- Спасибо, - пробормотала блондинка, прижимая к груди полотенца.

Терри вышел из ванны и закрыл за собой дверь. Он больше ничего не сказал Кенди, лишь нежно поцеловал в губы и ушел.

Когда девушка осталась одна, она приблизилась к ванне, и когда она коснулась воды, то смогла спокойно поразмыслить о том, что произошло за этот день. Еще утром ей все казалось потерянным, но сейчас произошло чудо и она в квартире Терри. Сейчас она его законная жена. Она стала миссис Терренс Грандчестер... его женой, и хотя он оставил ее одну, чтобы она смогла привести себя в порядок, она прекрасно знала, что вскоре он потребует от нее исполнить свой супружеский долг.

- "Я не могу поверить, что смогу пережить, когда он коснется меня", - подумала Кенди, начиная расстегивать платье. Терренс Грандчестер имел над ней абсолютную власть. Ему было достаточно лишь посмотреть на нее, чтобы она упала к его ногам. Раньше она не могла позволить себе даже думать об этом, но сейчас, когда за дверью ванны находился ее муж, то недавнее ощущение подавленности превратилось в серьезное беспокойство. "А если я разочарую его?" подумала она. "Что если я сделаю что-то не так?"

Кенди сняла с себя платье и повесила его на стул. Мало-помалу, она сбросила с себя нижние юбки и корсет, и когда осталась полностью обнаженной, залезла в теплую ванну. Она взяла мыло, лежащее около нее, и намылилась им. Запах лесного аромата мгновенно окутал ее удовольствием. "Это его мыло", подумала девушка.

Внезапно она представила, что те места своего тела, которые скрывала мыльная пена, вскоре откроются глазам и рукам ее мужа. От этих мыслей ее щеки ее покраснели, но в то же время, на ее устах появилась улыбка. Да, она хотела, чтобы это произошло. Всей своей душой она хотела почувствовать физическую любовь своего мужа, но страх все равно не покидал ее.

Кенди еще раз окунулась в воду, чтобы ополоснуть волосы от пены. После она осторожно поднялась, чтобы взять полотенце, которое дал ей Терри, но поскольку она сильно нервничала, то уронила его в воду. "Какая же я неуклюжая", упрекнула она себя и, выйдя из ванны, направилась к шкафу, чтобы достать еще одно полотенце. Но, открыв дверь шкафа, она была немало удивлена. В первый раз в своей жизни, она увидела себя без одежды, полностью обнаженной в отражении зеркала.

Никогда в жизни она не видела себя полностью обнаженной. С малых лет ее тело было тайной для нее. Мисс Пони и сестра Мария обычно говорили ей, что ее тело священно, и никто не должен видеть или касаться его без ее разрешения. Даже сама она, до сих пор, не знала, как выглядит ее тело. Она всегда принимала ванну быстро и монотонно, никогда прежде ни о чем не задумываясь. И сейчас, впервые, увидев свое тело, которое уже нельзя было назвать детским, она сильно покраснела.

Не ведая того, девушка подняла руку и коснулась своего отражения в зеркале, но внезапно резко одернула ее и закрыла дверь шкафа. Кенди закрыла глаза и на ощупь взяла первую попавшую под руку одежду, чтобы прикрыться. Она еще больше удивилась, когда поняла, что это была рубашка Терри, которая не только сохранила его запах, но и была нежной, как его объятия.

Она резко отбросила ее, и посмотрела по сторонам, пытаясь, найти, чем ей прикрыться, но ничего рядом не было. Казалось, что судьба играет с ее чувствами, предлагая ей то единственное, что она могла одеть. Блондинка вновь взяла рубашку, надела ее и почувствовала, как аромат Терри пропитывает ее кожу. Она села на корточки, дрожа и вспоминая поцелуи, которые муж подарил ей. Она глубоко вздохнула, чувствуя себя все больше потерянной в своих же собственных ощущениях. Однако эта дрожь была всего лишь одной из многих, которые она почувствует этой ночью...


В то время как Кенди была в ванной, Терри приготовил простой ужин. Он мог бы приготовить что-нибудь более изысканное, однако нервозность, охватившая его, была такой сильной, что он с трудом мог удержать нож в руке.

И как ему было не нервничать из-за последних событий? Он женился на Кенди... он женат. Он перед Богом стал ее мужем. "Это чудо", улыбался он мыслям, расставляя тарелки на стол.

Он вспомнил, как, проснувшись этим утром, он собирался идти к Сюзанне. Он хотел порвать с ней как можно быстрее, но ему было больно осознавать, что она почувствует, когда узнает его решение. В конце концов, она всегда была с ним милой и доброй. Она не заслуживала такой боли, однако их связь не имела радужного будущего. Он больше не мог притворяться влюбленным женихом... просто не мог. Он должен был порвать помолвку с ней. К тому же, кто бы мог подумать, что двенадцать часов спустя, Кенди согласится стать его женой? "Я сам все никак не могу поверить в это", подумал он.

Сейчас она была так близко... стоило ему открыть дверь в ванну, и он бы наверняка увидел бы ее обнаженной. Было бы так просто заняться любовью с ней в ванне... и никто бы не упрекнул его за это, ведь он был ее мужем. Однако он не хотел давить на нее. Он желал, чтобы Кенди отдалась ему, полностью осознавая, что делает... только тогда он осмелится прикоснуться к ней.

Актер посмотрел на стол и остался доволен зрелищем. На столе стояли кофе, молоко, ягоды земляники, гренки с маслом и маленький подарок, завернутый в шелковый платок. Возможно, это нельзя было назвать ужином, но он приготовил это с любовью. Он присел на стул, надеясь на то, что его жена вскоре выйдет из ванны. Через некоторое время плеск воды прекратился, и он понял, что вскоре она выйдет к нему. Те мгновения, когда до его слуха доносились тихое плескание воды, были самыми восхитительными мучениями. Его воображение уже рисовало ему, как Кенди плещется в ванне, а мочалка с мылом ласкает её нежную кожу. "Ты даже не представляешь, как я люблю тебя, веснушчатая... как я всегда любил тебя".

Терри достал из пиджака тетрадь, которая, с тех пор как попала ему в руки, стала для его разбитого сердца волшебным лекарством. Он вдохнул запах, исходящий от нее, и случайно открыв ее, обратился в чтение.

"Тот молодой человек, которого я видела на корабле, появился сегодня здесь, прервав мессу. Он наделал столько шума, что я подумала, что сестру Грей хватит удар. Его зовут Терренс Грандчестер и говорят, что он из благородной семьи,.. но... если это правда, то почему он ведет себя, как бессердечный хулиган? Он такой странный... некоторое время спустя, после мессы, я вновь встретилась с ним. Я думала, что он узнал меня, но, как оказалось, я ошиблась. Он даже не посмотрел на меня. Думаю, он и не помнит, что произошло на корабле... да... должно быть он меня не помнит".

Терри глубоко вздохнул. "Не помню? Ради Бога, Кенди, я никогда бы не смог этого сделать. На самом деле, с того дня, как я увидел тебя, я не мог забыть тебя. Ночью, днем... я всегда думал о тебе... моя милая любовь. Я помню, какое душевное волнение охватило меня, когда я узнал, что ты в колледже. Я не хотел возвращаться в этот колледж. Я не чувствовал себя свободным в нем... но узнав, что ты тоже там, что я смогу видеть тебя и иного говорить с тобой, мне захотелось остаться. Ты даже не представляешь, что я чувствовал тогда... твои глаза, твой голос, твоя улыбка... были для меня красивее всего на свете... Сама того не подозревая, ты стала самым дорогим мне человеком на земле!"

Молодой человек поднялся со стула. Он подошел к окну, и свет луны осветил его лицо. Казалось невероятно, что после такого сильного дождя и ветра ночь будет такой ясной и спокойной. "Жизнь точно такая же", подумал Терри и провел рукой по стеклу. "Сначала все кажется темным и тусклым, и что счастье никогда не улыбнется тебе. Но все меняется за одно мгновение. В твою жизнь возвращается свет и наполняет дни новыми красками. Темнота, окружавшая тебя, бесследно исчезает, и ты понимаешь, что счастлив... счастлив, как никогда раньше. Это двойственность жизни... смех и слезы... печаль и любовь".

Терри вновь посмотрел на тетрадь. Ему казалось, что когда он читал, его воспоминания становились ярче. Он перелистнул станицы и остановился на той, где было написано о летнем дне и о белом празднике.

"Сегодняшний день, без сомнения, был одним из лучших в Шотландии. Утром я была с Терри около озера и слушала его, когда он говорил о Шекспире. Боже, он такой милый, когда декламирует эти стихи! Его голос... его выражение... Он точно будет очень хорошим актером. Когда-нибудь он станет звездой Бродвея. Его мама будет гордиться им, и я знаю, что и его отец, в глубине своей души, будет горд за успехи своего сына. Герцог Грандчестер не сможет оставаться равнодушным, когда узнает и увидит талант Терри... Терри... почему в последнее время я все время хочу быть рядом с ним? Мне нравится проводить время с Анни, Патти, со Стиром и Арчи... но с Терри все по-другому. С ним время пролетает так быстро и в то же время так медленно. Рядом с ним краски дня мне кажутся волшебными: небо - неимоверно синим, трава - сказочно зеленой, а солнце - сияющим и теплым. Я даже думаю, что я самая счастливая в мире, когда я рядом с ним... с Терри... таким очаровательным и милым. Даже несмотря на то, что иногда он выводит меня из себя, он все равно самый чудесный человек во вселенной. Я обожаю его голос, когда он читает стихи Ромео, его взгляд и его смелость. Его доброту и его помощь другим, помощь, которую он оказал сегодня Элизе.

За то, что он ее спас, когда она тонула, она устроила белый праздник в его честь. Все были приглашены... все, кроме меня, разумеется. На самом деле, я и не ждала, что Элиза пригласит меня. Если бы она это сделала, то, думаю, ради того, чтобы сделать еще одну пакость. В последнее время мне стало казаться, что в жизни Элизы есть лишь одно развлечение - вредить другим. Патти с Анни были так взволнованы, но как только они узнали, что я не приглашена, хотели отказаться от приглашения. Я могла бы согласиться с ними и устроить вместе с ними пикник на озере, но я не могла позволить, чтобы они пропустили этот праздник, будучи такими красивыми леди. Я не хотела, чтобы из-за меня они отказались от такого заманчивого предложения. Так что я притворилась, что мне вовсе не хочется идти на этот белый праздник. Я уверена, что они поверили мне, однако самой мне было очень грустно. Мне предстояло провести целый вечер одной, без возможности встретиться с Терри... это было ужасно!.. Не увидеть его... не поговорить с ним...

Я не хотела больше думать об этом, и решила, что если мне предстоит одинокий вечер, то я не должна грустить, а, наоборот, воспользоваться этим. И я пошла в лес. Прошло уже столько времени с тех пор, как я в последний раз забиралась на дерево. Я перепрыгивала с ветки на ветку, как в детстве, однако мне не повезло, я потеряла равновесие и упала. Слава Богу, я ничего себе не сломала, а минуту спустя, я обрадовалась, когда увидела всадника на белом коне. Это был Терри.

Я не могла оторвать от него глаз. Он был в белоснежном костюме, а его синие глаза показались мне самими прекрасными на свете... я не знаю, что произошло со мной... но у меня закружилась голова... я подумала, что сейчас упаду, и, наверное, упала бы, если бы он не начал шутить по поводу моей привычки лазать по деревьям. Боже, Терри, не знаю, что бы я сделала, если бы ты всегда был со мной такими милым, как в тот вечер. Иногда я даже рада, что мы иногда ругаемся. Потому что я могу спокойно поразмыслить и продумать свои действия. Если бы ты всегда был со мной таким любезным, я не думаю, что смогла бы спорить с тобой.

Терри решил не ездить на праздник, и поэтому мы направились к нему домой. Я подумала, что не смогу больше заговорить с ним, но пара его шуток привела меня в чувство. Он вновь повел себя как обычно... или почти как обычно, потому что этим вечером он все же был другим... этот вечер был для меня особенным.

Никогда раньше я не проводила столько времени наедине с молодым человеком, как с Терри. Если бы сестра Грей об этом узнала, то наверняка сказала бы, что мое поведение недостойно молодой и благовоспитанной леди... но... почему это должно считается неприличным? Мы не делали ничего, что бы можно было назвать безнравственным. На самом деле, мы едва перекинулись парой слов друг с другом. Мы довольствовались тем, что смотрели на огонь в камине и позволили времени пролететь незаметно. Только и всего. Разве это так ужасно?.. Неужели достойно порицания то, что мы провели этот вечер наедине? Я так не думаю, но полагаю, Элиза в это верит. Она нашла нас в его доме и устроила скандал. Она была в такой ярости, так разгневана, что назвала меня бесстыдницей... но... может быть, она была права? Правильно ли я поступила, приняв предложения Терри пойти к нему в особняк?

Анни, Патти и Стира мой поступок тоже изумил, и хотя они ничего не сказали мне по этому поводу, я чувствую, им это не понравилось. А Арчи не придумал ничего лучше, как поссориться со мной... однако, несмотря на это, я продолжаю думать, что ничего плохого не сделала... пойти к Терри в особняк не было ошибкой. Я в этом уверена до такой степени, что прямо сейчас могла бы сбежать из общежития к нему. Но уже поздно... сейчас это невозможно сделать... невозможно. Наверное, сестра Грей права, когда говорит, что я неисправима... что я никогда не стану леди... но... разве для меня это имеет значение? Мне все равно, что я никогда не стану настоящей леди, если ради этого я смогу быть рядом с Терри".

На устах Терри появилась довольная улыбка. Последние строки заставили его почувствовать себя самым счастливым человеком в мире.

Он очень хорошо помнил тот день, о котором писала Кенди... Все началось после того, как он спас Элизу. В благодарность за это она устроила праздник, и он должен был там быть особым гостем. Сама идея ему не очень понравилась, он даже хотел отказаться, но передумал: ведь если главная представительница рода Эндри дала согласие на этот праздник, то он подумал, что приглашены все из этой семьи, а значит, Кендис Уайт тоже будет присутствовать там.

Придти на этот праздник означало для него увидеть ее, поговорить с ней и официально приблизиться к ней и к её семье. Кроме того, он очень хотел посмотреть на нее в белом платье. Хотя его любимым цветом был черный, но когда дело касалось Кенди, все было иначе. Как он мог упустить такую возможность? Никак! Он не мог пропустить это событие, хотя праздник Элизы казался ему ужасно скучным и пресным.

Превратности судьбы помешали его желанию исполниться, однако этот день все равно был чудесным. Весь вечер он провел с ней, сидя рядом на расстоянии вытянутой руки. Никогда раньше он не подумал бы, что ему так повезет - провести с ней наедине столько времени, в своем собственном особняке. И хотя он вел себя с ней, как настоящий джентльмен, в своих мыслях он уже начал целовать ее. Этим вечером в его голове витало много идей относительно Кенди, впрочем, не слишком благородных. Но как он мог не помечтать, если находился в одной комнате с этим белокурым ангелом? Каждой своей улыбкой... каждым взглядом... каждым жестом она вызывала у него желание. Он ничего не мог поделать с собой. Ничего...

Возможно, не появись Элиза так нежданно, они всю ночь провели бы вместе. Может, не физически, как он того желал, а как пара влюбленных, которые едва начинают изучать искусство ухаживания. Элиза... эта невоспитанная ведьма... всегда все портит. А когда он решил признаться Кенди в своих чувствах и хотел попросить ее стать его невестой, она разбила все его романтические мечты. После этого, он несколько дней не видел ее и встретил лишь в тот день, когда подрался с Арчи.

Если б он знал, что она хотела быть рядом с ним, он бы похитил ее. Но он этого не знал... и это было к лучшему. "Тогда было ни время, ни место... Кенди еще не была готова... я бы не смог сдержаться и любил бы ее до рассвета, и тогда у Арчи был бы хороший повод для драки". Терри прекрасно понимал, что это правда. Даже сейчас, когда прошли годы, и он уже превратился в настоящего мужчину, он все еще ощущал то возбуждение, которое охватывало его, как только он видел Кенди.

Его чувства всегда были бурными, при виде ее. В первый раз, встретив ее на корабле, он испытал незабываемые ощущения. Он не раз видел красивых девушек, но она была больше, чем красивая... она была божественна. Ее глаза были зелеными, как чистейшие изумруды... ее нежный голос звучал у него в ушах, как голос ангела... а ее губы... ее губы были просто прекрасны. Он не мог не влюбиться в нее, особенно тогда, когда увидел не только ее внешнюю красоту, но и внутреннюю.

Кенди была первой, кому не было безразлично, что происходило в его душе. Никто и никогда раньше не беспокоился, что с ним, не спрашивал, что он чувствовал, а она, такая божественно красивая, серьезно переживала из-за его проблем. Как можно было не влюбиться в нее, когда она была такой красивой, такой доброй и отзывчивой? Она нравилась ему больше, чем любая другая девушка, он действительно влюбился в нее, и тогда он поклялся себе, что, рано или поздно, она станет его.

Терри вновь открыл ее дневник, чтобы найти записи об одном майском дне. Начиная с того дня, его жизнь изменилась навсегда, и виновницей этого была все та же Кенди.

"Майский фестиваль прошел, и хотя поначалу я думала, что это будет самым скучным днем в моей жизни, должна признаться, что я ошибалась... этот день был очень веселым.

Утром ко мне пришла Патти и принесла подарок от дядюшки Уильяма. Благодаря его подарку, мне удалось побывать на празднике и остаться неузнаваемой. Переодевшись в костюм Ромео, я танцевала с Анни, удивила Арчи, подстроила танец Стира с Патти, и даже смогла сбить со следа Элизу.

А в роле Джульетты... со мной произошло еще несколько событий, хотя самым счастливым было то, что я встретила Терри... и поняла, что он считает меня своей невестой. Сегодня я в первый раз осмелилась заговорить с ним о пикнике с его родителями. Он рассказал мне о нем, не вдаваясь в подробности, но я знаю, что он говорил об этом от чистого сердца. Я думаю, что он начинает доверять мне... и еще думаю, что и я тоже понемногу стала доверять ему. Я чувствую, что начинаю открывать ему свое сердце... хотя иногда я сомневаюсь, что мне следует это делать, потому что временами он бывает просто невыносим!

Как был прекрасен этот день! Сначала он вел себя со мной так нежно, что я не могла не улыбнуться ему, но потом, когда в нашем разговоре прозвучало имя Энтони, он повел себя очень жестоко. Что с ним происходит? Почему мне так трудно понять его?.. Почему он такой переменчивый? Сначала такой внимательный, а потом такой безжалостный. Сначала игнорирует меня, а потом спасает от Элизы, которая хотела раскрыть мой побег. Как его понять? Действительно ли он меня ценит или просто забавляется со мной? Не знаю... с Терри я ни в чем не могу быть уверена.

Я думала, что для меня будет лучше уйти... не видеть его, и не говорить с ним, особенно после того, как он шпионил за мной, пока я переодевалась. Но после этого он поговорил с сестрой Грей, чтобы та разрешила мне присутствовать на вечернем костре. Не знаю, что и думать. Да, он был нахальным и грубым... но... еще он бывает милым и любезным... Что же мне с тобой делать, Терренс Грандчестер?.. Что мне делать?"

- "Любить меня, Кенди... любить", мысленно ответил Терри и прижал тетрадь к груди.

Ему хорошо запомнился тот майский фестиваль, потому что он отличался от тех празднеств, на которых он присутствовал раньше. Ему никогда не нравилось бывать там, да и зачем? Там были лишь избалованные молодые девушки и юноши. Однако, когда в колледже появилась Кенди, все изменилось.

Возможно, если бы Кенди не посадили под замок, то их встреча в большом зале могла и не состояться. Он бы напрасно искал ее в толпе. Но даже если бы ему и повезло найти ее, то ее друзья не позволили бы ему и близко подойти к ней. А если бы и позволили, то они бы были под пристальным оком Арчи и сестры Грей. Нет, хорошо, что Кенди была наказана, и ей пришлось пробраться на праздник тайком. Это дало ему преимущества, которые, не случись бы того, никогда бы ему не представились.

В этот день он тайно пробрался к ней в комнату размышлений, но увидел там лишь постель, заправленную так, как будто в ней кто-то спал, а самой Кенди уже не было. Тогда он направился в танцевальный зал и глазами поискал ее в толпе. Но не нашел ее...

Охваченный идеей все же найти ее, он забрался на высокое дерево, откуда можно было все увидеть. И действительно, спустя несколько минут он нашел то, что искал... и даже больше. Там была она... переодевалась в костюм Джульетты. Он старался не смотреть на нее, но не смог с собой совладать.

"Я все видел, но не смотрел", сказал он ей тогда, но это было неправдой, потому что он смотрел на нее... наблюдал за ней. Он смотрел на ее стройную фигуру, на ее ноги... ее грудь, скрытую корсетом.

- Терри... - услышал он голос, который вернул его из воспоминаний. Он обернулся и увидел ее, стоявшую в его рубашке, которая доходила ей только до бедер. Ее влажные волосы свободно ниспадали ей на плечи...

Глядя на нее сейчас, он уже знал, что видения, преследовавшие его в колледже, начинают становиться реальностью.


- Ты уже приняла ванну, милая?

Это было первым, что услышала Кенди, выйдя из ванны. Он смотрел на нее так ласково, что она растаяла.

Кенди медленно направилась к мужу. Она чувствовала, как с каждым шагом ее сердце начинает неистово биться, но не останавливалась.

- Да, Терри, - улыбнулась она и остановилась прямо напротив актера.

- Рад это слышать. Тебе не холодно? - спросил он, нежно поглаживая ее руку. - Эта рубашка тонкая, а в комнате прохладно, может, тебе требуется нечто большее, чтобы согреться?

- Нет, мне ничего не нужно... я в полном порядке, - заверила она.

- Тебя не прельщают даже мои объятия? - соблазнительным тоном спросил он, - Мои объятия помогут тебе согреться.

Вместо ответа Кенди обняла его. Его руки сразу же обвили ее, а губы стали нежно целовать ее шею. Однако, как только Кенди прикоснулась к его волосам, она почувствовала, что они все еще мокрые, как и его одежда.

- Терри... ты еще не переоделся? - спросила она, прерывая его поцелуи.

- Нет, - ответил он и вновь завладел ее губами.

Ласки Терри становились все чувствительнее, но в то же время он понимал, что от тела Кенди его отделяла лишь тонкая материя его рубашки. Дикое желание сорвать с нее эту ткань стало для него одержимостью, однако он ощутил скованность Кенди, выпустил ее из объятий и посмотрел ей в глаза.

- Что ты делал, пока я была в ванной? У тебя было достаточно времени, чтобы переодеться. Но ты этого не сделал. Это очень плохо. Я не хочу, чтобы ты заболел, Терри.

- Я не заболею, веснушчатая... - ответил он, вновь обняв ее за талию.

- Не будь столь уверенным в этом, - заявила она и коснулась руками его влажной рубашки. - Ты должен снять ее прямо сейчас.

- Ты сними ее с меня, - прошептал Терри чувственным тоном.

Смущенная девушка отвела взгляд в сторону. Внутренняя дрожь помешала ей вымолвить хоть слово. А Терри с легкой улыбкой убрал свои руки с ее талии и нежно поцеловал ее лоб.

- Если тебе так спокойнее, то я пойду и сейчас же приму ванну.

- Это было бы благоразумно, - улыбнулась она с облегчением.

- Хорошо, тогда приступай к ужину, а я позже присоединюсь к тебе. Согласна?

- Ужин?.. Ты приготовил ужин? - удивленно спросила Кенди.

- Да, пока ты была в ванной. Я подумал, что ты проголодалась.

- Терри...

Кенди подошла к нему и прильнула к его груди, а он нежно обнял ее и уткнулся лицом в ее волосы.

- Тебе гренки с маслом нравятся? - тихо спросил он.

- Да, - ответила она, нежно поглаживая его спину. - Они мне очень нравятся.

- Тогда тебя ждет восхитительный ужин, - заявил он, прерывая объятия. - Я оставлю тебя на несколько минут.

- Я могу подождать тебя... если хочешь.

- Нет... не надо. Я быстро.

Терри поцеловал ладонь Кенди и молча направился в ванну. Она следила за ним взглядом, пока он не скрылся за дверью, а потом улыбнулась и присела за стол.

Она не думала, что сможет съесть хоть что-нибудь, однако от запаха еды у нее заурчало в желудке. Ужин, который приготовил для нее Терри, был простым, но изящным. В центре стола стояла ваза с гвоздикой и пара подсвечников по бокам. Скатерть, украшавшая стол, была с изысканной вышивкой, а столовые приборы, казалось, принадлежали викторианской эпохе.

Она посмотрела на восхитительные блюда и поняла, что умирает от желания их попробовать. Однако, ее внимание привлекло кое-что другое. Эта вещь была завернута в шелковый платок и лежала рядом с подсвечником. Сначала, она решила повременить и заняться земляникой, но любопытство пересилило голод, и она схватило то, с чем вначале решала подождать. Она сняла шелковый платок и увидела тетрадь, обернутую в черную кожу, с выбитыми инициалами. Девушка слегка покраснела, увидев их, но открыла и перелистала тетрадь, чтобы почти на каждой странице прочитать свое имя. Тогда она поняла, что это был дневник Терри.



"Милая,

Если ты откроешь этот дневник до того, как я сам отдам его тебе, то это лишь потому, что ты самая любопытная девушка в мире, и не изменилась с тех пор, когда мы были в колледже. В глазах сестры Грей любопытство было самым ужасным недостатком леди, но, по-моему, твоим самым большим недостатком является то, что... ты иногда не говоришь правду... шучу.

Дневник, который сейчас в твоих руках - часть меня, Кенди... часть моего прошлого и настоящего. Это моя истина, и я хочу, чтобы ты узнала ее.

Я знаю, что в прошлом мое поведение было для тебя загадкой, что ты не была уверена в моих чувствах. Сейчас же, я хочу, чтобы ты прочитала о них и поняла, почему я иногда был груб, а иногда ласков с тобой. Прочитав мои записи, ты поймешь все мои грубые, а порой и жесткие действия, и мои нежные чувства к тебе... я надеюсь, что, в конце концов, тебе удастся понять меня.

Еще я хочу сказать тебе, что мои записи начинаются задолго до нашего с тобой знакомства... с истории, которая началась как волшебный сон, а закончилась кошмаром. Это было началом моей жизни в реальном мире, и хотя ты уже знаешь, что терзало и терзает меня, ты можешь не знать, как развивались события в те времена. Я не буду больше писать здесь об этом, потому что хочу, чтобы ты сама все прочитала с начала и до конца.

Любящий тебя, Терри".

Дрожащими руками Кенди перевернула титульный лист и открыла первую страницу, где увидела слова и гнев в каждой букве. Это было началом его темной жизни, которая превратила его из радостного и отзывчивого мальчика в раздосадованное и недоверчивое существо.

"Ублюдок! Это слово я часто слышал в детстве. Сначала я не понимал, что он означает, но потом, повзрослев, я понял. Это слово описывало меня... плод внебрачной связи мужчины и женщины, которые принадлежали разным слоям общества. И, в конце концов, я стал отребьем для всех, кто окружал меня, потому что я был проблемой... помехой. Жена моего отца никогда не уставала повторять это...

Проклятая женщина... я ненавижу ее,.. но не так сильно, как ненавижу его... достопочтенного герцога Грандчестера. Этот человек называет меня своим сыном, и в то же время избегает меня. Он отправил меня в самый лучший колледж Лондона только для того, чтобы избавиться от меня... чтобы не видеть меня и хоть на время забыть о постыдном: что во мне, внебрачном ребенке, течет его кровь.

Неужели настоящий отец действительно так должен обращаться со своим сыном?.. Неужели отец должен презирать и воспитывать своего сына кнутом? Нет, но после того вечера мне уже стало все равно, как на самом деле родному отцу следует воспитывать и относиться к сыну. Это было последним унижением, которое я перенес... последним.

Я ему безразличен... он принял меня лишь по одной причине,.. он хотел избежать скандала... сплетен... он хотел наследника. Все это из-за продолжения рода. Он взял меня к себе мальчишкой не потому, что любил свое дитя, а потому, что его заставил его отец. Он пригрозил ему, что лишит его наследства, если он не примет меня. Да, все это ради денег... ради власти. Теперь я понял, что Ричард Грандчестер никогда не любил меня... и никогда не полюбит.

Зачем же мне тогда и дальше пытаться понравиться ему... стараться быть тем Терри, которого он хочет видеть? Незачем. Я никогда не перестану быть сыном женщины... той женщины. Было бы ошибкой и дальше оставаться в его доме, дальше позволять ему манипулировать собой. Я не могу этого позволить. Поэтому я решил уехать. Я решил, что с этого момента я и только я буду решать, как жить дальше. Меня не волнует, получу ли я титул герцога и власть... я хочу другого...

Завтра я уеду в Америку. Я надеюсь, что там с ней все будет по-другому... с моей мамой... с моей настоящей мамой... с той, с которой я должен был остаться. Я поеду к ней... я сяду на корабль, который отправляется в Америку, как только рассвет окутает горизонт. Я уеду от своего отца... навсегда".

- "Это, наверно, тогда, когда он поехал к своей матери в Нью-Йорк", подумала Кенди. "Боже, Терри, ты думал, что будешь жить с ней, но все вышло по-другому. Отсюда взялась твоя грусть. Моя любовь,.. ты столько перенес! Несмотря на то, что у меня не было родителей, я никогда не чувствовала себя покинутой и одинокой, как ты. Мисс Пони и сестра Мария дали мне свою материнскую любовь. Потом появился Альберт, который хоть и на расстоянии, всегда помогал и утешал меня, как старший брат. И у меня были Анни, Энтони, Стир, Арчи и Патти... все они были со мной. Я никогда не была одинока... никогда не чувствовала презрения к себе. А ты, Терри... ты очень много страдал... слишком много. Я знала, что ты закрыл для всех свое сердце... я чувствовала это, Терри... но понятия не имела, что тебе было так больно. Терри... мой Терри".

Девушка почувствовала слезы у себя на щеках, а дрожь в руках все не унималась. Она продолжала читать о мыслях и о чувствах Терренса.

"Что происходит?.. за что мне все это?.. как я мог называть эту женщину своей матерью? Зачем я приехал в Америку?.. Зачем? Я ведь чувствовал, что она меня не любит... что ей все равно, что со мной... почему я был таким глупым?.. Почему я настаивал на встрече с женщиной, которая сожалела, что дала мне жизнь?

Я ненавижу ее... так же, как своего отца. Они такие эгоисты... каждый все делает лишь для себя... для своего будущего. Он трясется за свой титул, а она за свою актерскую карьеру... а как же я?.. почему они так поступают со мной?.. Разве я виноват, что родился?.. Почему они обвиняют меня?

С тех пор, как я себя помню, я всегда был объектом для издевательств, для порицающих и жалостливых взглядов... и все из-за моих родителей... все по их вине.

Им было бы сейчас так просто избавиться от меня... но я им этого не позволю. Я заставлю их пережить все то, что пережил я. И начну я с герцога Грандчестера. Я вернусь в Англию и заставлю его пожалеть о том, что он является моим отцом. Я подпорчу его имя до того, как уехать. Я истопчу фамилию Грандчестер так, чтобы он не смог больше смотреть людям в глаза.

Потом, настанет ее очередь. Я отниму у нее звание безупречной леди и актрисы. Все те, кто смотрят на нее, как на богиню, узнают правду... правду о том, что у нее есть внебрачный сын, которого она бросила. Я разрушу ее жизнь... его жизнь... они пожалеют, что заставляли страдать меня… они пожалеют".

Слезы еще сильнее потекли по щекам Кенди. Ей было так неприятно то, как Терри говорил о своих родителях, но она понимала его. Его жизнь была нелегкой, и неверное решение, которое приняли Элеонора и Ричард, лишь усилили его боль и отчаяние. Он не заслуживал этой боли... отчаяния... не заслуживал! Он не виноват в ошибках своих родителей. В этой грустной истории любви он был самым невинным, и стал самым уязвимым... и самым ранимым ее участником.

Кенди поднялась со стула и подошла к окну, где несколько минут назад стоял Терри. Она прижалась щекой к стеклу, чувствуя его холод. Ей было очень больно... она не хотела больше читать его дневник... но желание понять его до конца, заставило ее читать дальше.

Последнее облако на темном небе, уже исчезло, когда Кенди вновь начала читать.

"Ангелы существуют? Я был уверен, что они лишь были мифическими существами, созданные верой людей, но я ошибался, потому что сегодня собственными глазами увидел чудесного ангела. Никогда бы не подумал, человеку вроде меня могло так повезти.

Этот ангел был не выдумкой, а реальностью... такой красивой реальностью. У нее были самые зеленые глаза, которые я когда-либо видел... ее светлые волосы, казалось, были сотканы из золотых нитей, а ее лицо я, наверное, никогда не смогу забыть... никогда... она была восхитительна. Даже самые красивые английские леди не могли бы сравниться с ней... Боже! Она заставила меня почувствовать полным идиотом.

Ее голос мгновенно околдовал меня, и я не могу даже отрицать того, что ее красота заставила меня в первый раз в жизни почувствовать страх перед женщиной. Такого никогда раньше со мной не случалось... никогда. Возможно, именно поэтому я повел себя с ней так грубо, когда увидел ее.

Я чувствую себя так странно... необычно. Я не могу не думать о ней... не вспоминать ее. Это плохо... ЭТО НЕНОРМАЛЬНО! Наверное, это было видение, она не может быть настоящей. Должно быть, она не из этого мира. Она выглядит, как ангел... и вполне возможно, что она и есть ангел... хотя с точностью этого нельзя сказать... может, она демон неземной красоты, который ищет себе новых жертв. Наверное, это так, потому что иначе, как возможно, что я никак не могу о ней забыть? Мы сказали друг другу всего лишь пару слов... тогда почему я так нервничаю?.. Почему я вновь хочу ее увидеть, познать ее?..

Если бы этот человек не появился и не прервал нас, то может, все было бы по-другому... немного слаще... Но тогда это было бы слишком для моего сердца. Я просто смотрел на нее и чувствовал, как погибаю и вновь возрождаюсь.

Кто ты?.. Кто послал тебя в этот мир? Бог или Дьявол?.. Ты пришла, чтобы спасти мою душу или навеки ее погубить? Я не могу перестать думать о ней... желать ее... Ее имя такое сладкое, как, наверное, ее губы... Кенди.

Этой ночью я не смогу уснуть, и это по твоей вине... я все время думаю о тебе... я мечтаю о тебе, моя милая Кенди!"

Кенди закрыла дневник, ощущая тепло во всем теле. Она никогда не думала, что Терри, с первой же их встречи почувствует влечение к ней. Его мысли были понятны ей, его слова служили доказательством того, что он, ее муж, полюбил ее с первого взгляда.

Девушка прошлась по комнате с нетерпением, граничащим с отчаянием. Радостная улыбка не сходила с ее уст, и она желала, чтобы Терри побыстрее вышел из ванны. Она не хотела больше ждать ни минуты, чтобы обнять его. В таком состоянии она и думать не могла о еде, об ужине, который приготовил для нее Терри. В этот момент она хотела лишь видеть своего мужа, ощущать его поцелуи. Кенди с нежностью погладила обложку тетради. Его слова и мысли о ней обрадовали ее. Однако, ей было очень интересно, писал ли он еще что-нибудь о ней?

Блондинка вновь раскрыла тетрадь, и ей не потребовалось много времени, чтобы понять, что, начиная с того дня, когда они встретились, Терренс не мог забыть о ней.

"Не знаю, действительно ли Бог существует, но если это правда, то впервые Он вспомнил обо мне. Лучшего подарка я не мог бы желать. Красивый белокурый ангел так близко от меня... учится в том же колледже, что и я.

До того, как она приехала, я думал, что этот колледж - самое ужасное место на всей земле, но сегодня я вижу, что здание совсем не мрачное, как раньше казалось. По правде говоря, мне даже почудилось, что монахини и сестра Грей не так плохи. Это, должно быть, сумасшествие... я никогда раньше ничего подобного не чувствовал...

Я узнал, что мой ангел из благородной семьи, которая живет в Америке. Похоже, у нее нет ни братьев, ни сестер, но есть три кузена и одна кузина. Не знаю, правда или нет, но если они действительно ее кузены, то один из них просто невыносим. Этот Нил Леган крайне мелочный и подлый. Слава Богу, двое остальных на него не похожи. Один носит очки и кажется любезным. Его зовут Алистер Корнуэлл. Я думаю, он сумасшедший, из-за того, что он делает и что говорит, но он мне нравится. Он не навязывает никому своего мнения и не ведет себя, как будто ставит себя выше других. Но зато его брат... он другой... он достойный пример тщеславия. Буржуа, от мозга до костей. Он считает себя таким идеальным, что думаю, он не в себе. Арчибальд Корнуэлл. Нужно, чтобы кто-нибудь сбил с него спесь и непомерное тщеславие.

Не знаю, как Кенди его выносит... этот Арчибальд ведет себя с ней как-то странно. Я знаю, что они кузены, и поэтому между ними не может быть ничего, кроме дружбы, но он говорил с ней так ласково. Он всем говорит, что она его самая лучшая подруга... что он знает ее лучше, чем кто-либо. А она... ее глаза светятся, когда она видит его. Она называет его Арчи... она разговаривает с ним так, будто что-то чувствует к нему, и ее улыбка становится еще радостней и счастливее. Да, Арчи ее кузен, однако он ведет себя так, как будто она его собственность.

Глупец! Ты заслужил от меня этот удар этим утром. Если ты будешь и дальше продолжать так смотреть на нее, я просто не знаю, что сделаю с тобой. Если она испытывает к тебе отнюдь не братские чувства, то я заставлю ее забыть о них... я украду ее у тебя. Она будет моей... моей... и я не позволю, чтобы кто-либо встал на моем пути. Она будет моей, нравится ему это или нет!"

"Боже, так вот почему он тогда ударил Арчи! Он ревновал".

Кенди все больше и больше удивлялась, читая его дневник. В колледже она не понимала, почему Терри был так груб с Арчи. Но теперь она прекрасно поняла. Вся его ненависть, драки и бесконечные ссоры имели единственную причину: ревность... необоснованная ревность.

Кенди глубоко вздохнула. Читая, она, мало-помалу, стала лучше понимать, что происходило с Терри, и почему он так странно вел себя с ней. Если бы этот дневник попал к ней в руки в колледже, то тогда все встало бы на свои места, и они бы не расстались. Однако, в то время они были детьми, и возможно, должны были пройти весь этот путь, чтобы повзрослеть и стать теми, кем стали сейчас. "Да, у Бога есть свои причины делать то, что Он делает. Все имеет свои причины".

Кенди стало холодно. Она осмотрелась, откуда могло бы дуть холодом, но ничего увидела. Одетая лишь в рубашку Терри, она не могла не замерзнуть рядом с холодным окном. Девушка медленно повернулась и направилась к двери в конце комнаты. На самом деле она видела эту дверь, когда раньше приходила сюда. Когда она тихо приблизилась и открыла, ее мгновенно окутал запах лаванды. Она вошла в спальню Терри.

На мгновение она подумала, что лучше вернуться в гостиную, но покинуть его спальню уже не могла.

Его спальня была маленькой, но очень уютной. На полу был расстелен теплый ковер, а в центре стояла огромная постель, покрытая стеганым покрывалом.

Недолго думая, Кенди подбежала к постели, завернулась в одеяло и прилегла. Постепенно холод отпустил ее, и она, включив маленькую лампу на тумбочке около постели, вновь принялась читать.

"Я все еще жив. Я было, уже подумал, что мне настал конец... но нет... в последнее время, мне кажется, что судьба благосклонна ко мне.

Я подрался на улице, и даже не помню причину этой драки. Я был так пьян, что не владел собой. Хорошо, что появился Альберт и помог мне. Не знаю, что бы со мной случилось без его помощи.

Альберт... этот человек мне нравится. Он очень умный. Он выглядит или старается выглядеть как бродяга, но это не так, потому что в нем что-то есть... в его жестах и манере говорить есть что-то, что заставило меня сомневаться в его личности. Да, он выглядит как бродяга и работает в зоопарке, но его воспитанию и речи могут позавидовать даже те, кто учится в колледже Святого Павла. Он что-то скрывает, и мне наверняка будет интересно об этом узнать. Вполне возможно, что в следующий раз, когда мы с ним встретимся, я смогу что-нибудь узнать. Нет, я не собираюсь напрямую спрашивать его, я просто с ним поговорю о чем-нибудь обычном, и если он был рожден в благородной семье, то я думаю, ему будет очень трудно это скрыть.

Хотя мне нет никого дела, кем он, в действительности, является. Важно лишь то, что он мне помог... не только в драке, но и добраться до общежития, хотя он и ошибся, и привел меня в общежитие девочек. Так я попал в комнату Кенди. Если бы я только не был так пьян и ранен, и она не ушла бы так быстро...

Кенди... она тайком покинула колледж, чтобы купить лекарства для меня. Сначала я подумал, что могу подождать ее и поблагодарить за ее доброту, но после того, как я проснулся, я думал иначе. Голова и нога стали невыносимо болеть, к тому же я стал осознавать, что мне не стоит больше оставаться в ее комнате.

Должен ли я был остаться? Конечно, нет. Это было невозможно. Если бы она дотронулась до меня... не думаю, что все бы закончилось благоразумно. Мне надо было уйти... ради нее и ради себя.

Наверное, она сейчас ненавидит меня и думает, что я ушел, не поблагодарив ее... но это даже к лучшему. В последнее время я чувствую, что наши отношения изменились, и я не хочу, чтобы так продолжалось... я не могу позволить себе... своему сердцу неистово биться, лишь увидев ее. Я должен постараться забыть о ней... но... это так трудно. Если бы Кенди не была такой милой... такой доброй... такой красивой... возможно, я бы смог больше не думать о ней, но это не так... она самая очаровательная девушка в мире".

"Самая очаровательная девушка в мире? Я? Боже, Терри... я всего лишь девушка..."

Кенди залезла под одеяло, вдыхая запах Терри. Она так сильно его любила, что впервые за последние два года ее сердце и душа пели от мысли, что он тоже сильно любит ее. Эти два года были частью ее прошлого... прошлого, которое она должна забыть, потому что сегодня ее жизнь уже не так печальна, как казалось ей раньше. Сегодня она счастлива и полна жизни.

- "Я так счастлива, Терри... счастлива, как никто в этом мире!.. И это благодаря лишь тебе... тебе, потому что я с тобой... потому что я твоя жена. Я так тебя люблю, Терри". Девушка прижала к груди дневник своего мужа. Несколько минут она так и просидела, вспоминая их счастливые времена в колледже. Она хотела еще больше узнать о нем, о его чувствах, но понимала, что должна была это сделать постепенно. Она вновь открыла дневник и начала читать.

"Это просто какое-то сумасшествие! Каждый день я почти умираю от любви к ней. А она? Она думает о другом... она любит другого!

Разве ты не догадываешься о моих чувствах к тебе, Кенди? Не догадываешься, что ты мне очень нравишься? Мне хочется думать, что нет... ты даже понятия не имеешь о моих чувствах, потому что было бы ужасно узнать, что, зная об этом, ты нарочно причиняешь мне боль... нарочно упоминаешь имя этого мертвого американца.

Я ненавижу его... как же я ненавижу его. Он первым с ней познакомился... пробудил ее любовь... она полюбила его и даже сейчас продолжает его любить. Почему, Кенди? Почему ты до сих пор не можешь забыть об Энтони? Что он сделал, если ты все еще продолжаешь любить его, даже когда он мертв?

Проклятие! Я просто в отчаянии. Я не хочу, чтобы она думала о ком-то, кроме меня... чтобы она любила кого-то, кроме меня. Она моя... мы судьбой предназначены друг другу... я это чувствую.

Кенди... ты так мне нужна. Мне нужна твоя улыбка... твой взгляд... Я должен знать, что ты меня любишь... Я не хочу быть его тенью... я не хочу быть вторым. Я хочу, чтобы ты любила лишь только меня. Даже зная, что он мертв, ты все еще думаешь о нем... ты все еще видишь его в своих снах. Кенди, в твоих снах должен быть я, а не он.

Ночь такая холодная и темная, но я пылаю. Твой образ все никак не покидает меня. Я вновь и вновь вижу, как ты переодеваешься... вижу твою нежную кожу. Боже, Кенди, я так тебя люблю... если бы ты только не была леди, то я бы пробрался в твою комнату и признался бы тебе в своей страсти, как предусмотрела природа... но я не могу этого сделать... меня не так воспитали...

Я люблю тебя, Кендис Уайт... но мне кажется, для тебя это не имеет никакого значения... Ты все еще любишь Энтони... А как же я, Кенди? Разве ты не можешь полюбить меня?

Кенди, дай мне знак... знак того, что я тебе не безразличен. Дай мне надежду, что когда-нибудь ты полюбишь меня... дай мне шанс, потому что если ты не сделаешь этого, я просто не вынесу без тебя и дня".

Кенди встала с постели, оставив дневник Терри открытым на той странице, которую она только что прочитала. Если раньше ей было холодно, то сейчас она изнутри пылала жаром. Она чувствовала, как сердце неистово бьется, а кровь кипит в венах.

"Тот день в колледже... Майский фестиваль... он все видел. Он сказал, что не смотрел... но... Боже мой! Терри наблюдал, как я переодевалась!" Девушка подошла к окну и распахнула его. В комнату ворвался холодный ночной ветер. Она не понимала, что чувствует в данный момент. Ее одолели тоска и предвкушение, смешанные со страхом и удивлением.

Кенди закрыла глаза, и холод охватил ее. Она вспомнила о многом, и, прежде всего о поцелуе Терри. Его первый поцелуй не был таким, так те, что она испытала сегодня... в его первом поцелуе была тоска. Сейчас она понимала, что он чувствовал себя чужим... в ее сердце.

- "Да, в то время я любила Энтони. Он был моей первой любовью... детской, невинной любовью... но Терри... с тобой все было по-другому. Энтони мне нравился, но ты... меня очаровал... ты околдовал меня своим взглядом... своей улыбкой. В то время я была еще совсем юная, и боялась открыться тебе... доказать тебе свою любовь. Тогда я еще не знала, что такое страсть... я понятия об этом не имела... до тех пор, пока ты мне не показал, Терри. С тобой, в том недолгом поцелуе, я впервые почувствовала, что значит потерять разум ради любви. Тогда я полностью осознала различие между мужчиной и женщиной. Я всегда знала, что ты любишь меня, Терри. Энтони был и всегда будет в моих воспоминаниях... я никогда не смогу забыть его... но ты, Терри... ты останешься не только в моих воспоминаниях, но и в сердце, потому что ты самый дорогой мне человек в этом мире... ты мой муж".

Неожиданно Кенди услышала звук открывающейся двери, обернулась и увидела, что в спальню входит Терри. Кенди вздохнула, глядя, как ее полуобнаженный муж подходит к постели и берет в руки дневник. С этой секунды лишь всевышний ведал о том, что произойдет между ними дальше.
Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 611 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы