Вторник, 24.10.2017, 10:23
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 35
Терри запнулся, поглядев в зеленые глаза девушки: "Я всего лишь должен попросить у нее прощения... но почему я не могу этого произнести? Почему я не могу попросить у нее прощения?" Терренс неожиданно для себя отвернулся от блондинки. Он был не уверен в себе, однако, точно знал причину этой неуверенности. Он не мог просить Кенди, чтобы она простила его, потому что чувствовал, что его вина была слишком велика. Он, и только он был во всем виноват. Он не смог сохранить свою любовь, когда должен был сделать это. Как он мог просить у нее прощения, когда сам не мог себя просить?.. Два года назад, он заставил ее приехать в Нью-Йорк, чтобы вновь увидеть ее. Это было эгоизмом, потому что он понимал, что ему придется расстаться с ней, и дать ей понять, что он женится, но не на ней. После этого, он позволил ей одной уехать обратно в Чикаго, не думая о ее чувствах, безопасности... о ее здоровье. Арчи рассказал ему, что она перенесла в том поезде. Как он мог с ней так поступить? Кроме того, всего несколько дней назад он не смог ничего другого сделать, кроме как требовать у нее объяснения касательно Томаса и сомневаться в ней благодаря картине Нила... осуждать ее, как будто у него было на это право. Неужели после всего этого, он заслуживает прощения?

Терри почувствовал, что ему необходимо закурить. Его терзания с каждым разом становились все сильнее, и он уже не мог противостоять им. Он нуждался в прощении Кенди больше, чем в чем-либо еще в мире. Ему необходимо было ее прощение и ее любовь. Внезапно эта мысль полностью завладела Терри. Действительно ли она все еще любила его? Несмотря на то, как быстро разворачивались события за последние дни, он не был уверен, что она все еще любит его. "Если она признается, что больше не испытывает ко мне любви... я... я не знаю, что мне делать... у меня не будет больше стимула бороться за свою любовь..." Несмотря на то, что Терренс старался, он не мог пересилить чувство сейчас же закурить. Он достал из кармана пиджака пачку, вытащил сигарету и быстро прикурил. Актер сделал глубокую затяжку и почувствовал некоторое облегчение, хотя совсем не то, что хотел. Однако он не смог сделать еще одну затяжку, так как Кенди с не довольным выражением лица быстро отобрала у него сигарету.

- Неужели у тебя еще осталась эта отвратительная привычка курить? - недовольно спросила Кенди и бросила сигарету на землю. - Я думала, что ты... я думала, что я предложила тебе замену курению.

- Гармонику, - ответил Терри со вздохом.

- Наверно, ты потерял ее, - пробормотала Кенди, пожимая плечами. - Это был не очень ценный подарок. Она была старой и потрепанной, ничего удивительного, что ты ее потерял.

Терри удивленно на нее посмотрел. Она не понимала, что ее подарок значил для него. Как она могла подумать, что он потерял ее подарок?

- Было бы естественно ее потерять? - переспросил он. - Ради Бога, Кенди, что ты такое говоришь! Твой подарок был самым чудесным подарком во всей моей жизни. Я никогда бы не смог потерять его... никогда... по правде говоря, твой подарок всегда со мной.

И сказав это, он достал из кармана гармонику, которая всегда помогла ему справиться с душевной болью.

Кенди посмотрела на гармонику, и не знала что делать: плакать ей или смеяться. Чувства, которые всегда охватывали ее, когда она находилась рядом с Терри, в данный момент не имели сравнения с теми чувствами, которые сейчас возникли в ее душе.

- Ты сохранил... ты сохранил ее, - прошептала Кенди.

- Конечно, веснушчатая. Лишь благодаря этой гармонике, я могу хоть на некоторое время забыть о боли. Ее музыка дает мне силы. И если бы я потерял бы ее, то потерял бы самого себя.

- "Неужели она столько значит для тебя, Терри?" подумала Кенди, не осмеливаясь спросить его об этом вслух.

- В тот день, когда мы встретились в порту, ты играл на ней, - вспомнила девушка. - Ты выглядел таким грустным, Терри... таким же грустным, как тогда, когда мы в первый раз встретились на корабле.

- В тот день я не грустил, - ответил он, - в тот день я разочаровался в своей жизни.

Девушка внимательно посмотрела на него.

- Но почему, Терри?.. Почему?

Терри посмотрел ей в глаза, и увидел прозрачные капли слез. Она переживала из-за него.

- В тот день, у меня был неприятный разговор с одним человеком, - ответил Терри, вспоминая Гранта, - это было не в первый раз, когда мы столкнулись с ним. По правде говоря, у нас с ним чуть ли не каждый день происходят стычки, однако та стычка отличалась от всех других. Бросая оскорбления, он в первый раз, высказал мне неумолимую правду. То, чего я не смог опровергнуть.

- И что он тебе сказал? - спросила блондинка.

Терренс приблизился к девушке и понял, что настал момент изгнать тоску, которая сковала его сердце.

- Он сказал, что я, Терренс Грандчестер, ничего из себя не стою без женщины, которую люблю... и... он был прав, - прошептал он ей в ухо. - И сейчас, когда ты здесь, со мной, я полностью это понимаю и признаю.

Кенди отвела свой взгляд.

- Терри, я... - начала говорить девушка, однако не смогла закончить свою мысль, потому что молодой человек взял ее за подбородок и поцеловал.

Это нельзя было назвать поцелуем. Это было лишь легкое касание губ, но оно породило бурное волнение в ее груди. Она даже не заметила, как букет роз выпал у нее из руки. Она лишь видела Терри и слышала его голос.

- Кенди, мне надо многое тебе сказать... однако, сейчас для меня имеет значение лишь одно... я хочу, чтобы ты знала, что... что ты самый дорогой мне человек... с тобой я не чувствую себя одиноким... Ты женщина, которую я люблю. В тебя, Кендис Уайт, я влюбился в юности, и не смог разлюбить, тебя так глупо потерял в прошлом. Женщина, которую я люблю - ты, и только ты. Женщина моей жизни.

- "Неужели я сплю?" - подумала Кенди, чувствуя ладони Терри на своих щеках. - "Он сказал, что любит меня? Он, правда, это сказал?"

- Я знаю, что я не заслуживаю твоей любви, Кенди, - продолжил он. - Что после того, как я был слеп и вел себя, как полный глупец, у меня нет права требовать твоей любви, однако сейчас я осмелюсь попросить у тебя прощения. Если необходимо, я встану перед тобой на колени, чтобы ты простила меня за то, что я не стал бороться за нашу любовь и думал, что чувство вины превыше того, что диктует сердце. Прости меня, Кенди... я прошу тебя... прости меня.

Девушка больше не смогла сдерживать слезы. Терри был для нее всем, именно его она полюбила с тех пор, как встретилась с ним. Терренс Грандчестер был ее любовью.

- Мне нечего тебе прощать, - всхлипывая, ответила Кенди, - в том, что тогда произошло, не было твоей вины... Я... я все сделала второпях. В тот момент я думала, что так будет лучше... что нет другого выхода. Я просто не представляла себе, что из-за моего решения ты будешь страдать.

- Нет, не вини себя, - сказал Терри и вытер ладонями слезы с ее щек. - Ты стала жертвой моей глупости. В том, что случилось, был виноват только я один. Я не стал бороться за свою любовь. Я повел себя как трус.

- Ты сделал то, что от тебя ожидали другие люди.

- Действительно, я сделал то, что от меня ожидали другие, но не то, что я ожидал от себя, - заявил он. - Той ночью я не только предал твою любовь, Кенди, но и самого себя. Я предал свои принципы. Я клялся, что никогда не поступлю так эгоистично с той, которую полюблю, как поступил мой отец с моей матерью. Я клялся, что никогда не предам свои идеалы, но я их предал. Я клялся, что буду всегда оставаться самим собой, но я отрекся от этого, чтобы стать Терренсом Грандчестером, известным актером Бродвея. Теперь ты понимаешь, что я один во всем виноват? Понимаешь, почему мне нужно твое прощение?

Кенди больше не могла совладать со своими чувствами и обняла Терри так сильно, как будто от этого зависела ее жизнь.

- Мне нечего тебе прощать, Терри, - вновь повторила она. - Бог знает, что судьба была единственной виновницей случившегося… но... если тебе все же важно мое прощение... то я прощаю тебя... я прощаю все и каждые в отдельности твои страхи и нерешительность... я прощаю твои порывы и твое сумасшествие... я прощаю тебя, Терри... и я делаю это потому, что люблю тебя... Я люблю тебя всем сердцем, Терренс Грандчестер.

Молодой человек не мог больше выносить доверчивую искренность девушки. Отчаявшимся жестом он страстно поймал губы блондинки. Его руки легли на ее талию с таким жаром, что ему показалось, что он погибнет, если отпустит ее. В его разуме осталась лишь одна мысль: любить ее со своей страстью и забыться в ней.

Однако, Кенди смогла прервать поцелуй, прежде чем ее чувства овладели ее разумом, ведь она все еще помнила причину, разделившую их.

- Мы не можем сделать этого, - прошептала блондинка, пытаясь освободиться из объятий Терри. - Это несправедливо по отношению к Сюзанне. Несмотря ни на что, она все еще твоя невеста... ты... вы должны пожениться. Мы не можем так с ней поступить. Мы не можем предать ее. Она этого не заслуживает.

- Мы не предаем ее, - улыбаясь, ответил Терри, вновь целуя девушку. - Мы с Сюзанной больше не жених и невеста, Кенди. Несколько часов назад мы расстались, а следовательно, и свадьбы не будет. Мы с ней не поженимся... так что я свободен.

- Но как? - недоверчиво, спросила она. - Неужели это правда?

- Да, - твердо заявил он, начиная целовать ее в шею.

- Терри, прекрати, - заявила она. - Скажи мне, что произошло. Я не верю, что все прошло так легко.

- Действительно, было нелегко, - ответил Терри, не переставая ее обнимать. - Сначала она настаивала на том, чтобы мы еще раз попробовали, все начали сначала, но потом, не знаю почему, она приняла благоразумное решение, которое удивило меня и в тоже время обрадовало. Она сказала, что я могу уйти.

- Но... ты, правда, думаешь, что так будет лучше?.. Может быть, она не понимала, что говорит, - настаивала Кенди.

- Нет, не думаю. Этим утром, Сюзанна была неузнаваема. Она собралась с силами, чтобы решить эту проблему. Не знаю, что на нее повлияло, но она приняла решение, хотя должен признаться, что вначале она заплакала, моля меня остаться, но я не сделал этого, Кенди. Я хотел разорвать нашу с ней помолвку. Для всех нас, было бы неправильно продолжать так жить. Если в браках по любви бывают проблемы, то что говорить о принудительном браке, без любви. Она никогда бы не была счастлива со мной, а я тем более. Наш брак был бы настоящим адом для нас обоих, а я не хочу, чтобы она страдала, Кенди. Она глубоко поразила меня. Она спасла мне жизнь, стала моей подругой, когда я приехал в Нью-Йорк и, возможно, она была единственной, кто поверил в мой талант, даже не зная меня самого. Поэтому я хочу, чтобы она была счастлива... чтобы у нее была чудесная жизнь рядом с человеком, который действительно ее любит... но этот человек не я, Кенди... Это не я... Я не могу быть им, потому что с того первого раза, когда я увидел тебя на корабле... да... именно тогда... я думаю, что знал, что ты будешь любовью всей моей жизни, и этого никто и никогда не сможет изменить. Я любил, люблю, и всегда буду любить тебя, Кендис Уайт Эндри.

"В жизни бывает очень мало возможностей, чтобы быть по-настоящему счастливым, и поэтому, когда у тебя появиться такая возможность, не упускай ее. Не страшись совершить ошибки, потому что даже в неудаче ты обучаешься жизни. Иногда стоит рискнуть всем, чтобы стать счастливой".

Эти слова вихрем вырвались из памяти Кенди. Мисс Пони когда-то говорила ей их, и сейчас, в этот момент, она поняла, насколько мудрая ее наставница. У нее появилась возможность вернуть свою любовь... быть вместе с ним до конца своей жизни. Он был свободен от Сюзанны. Она позволила ему уйти. Теперь она могла вновь стать невестой Терренса Грандчестера, не причинив никому этим известием боль... она могла забыться в его объятиях, не думая о завтрашнем дне... она могла быть счастлива.

Кенди все еще стоя в объятиях Терри, подняла руки и дотронулась до его лица. Она с нежностью посмотрела на него, на его лоб, глаза, нос, скулы и, дойдя до губ, остановилась на них... остановилась на его губах, которые украли у нее первый поцелуй на шотландских лугах. Она очень хорошо помнила тот момент... она никогда бы не смогла бы его забыть. Кончиками пальцев она ласково дотронулась до его губ, ощутив его дыхание. Она хотела почувствовать его так, как никогда раньше. Она была спокойна, поскольку все ее страхи развеялись, и сердце и разум сейчас были едины. Девушка первой отыскала его губы и поцеловала, обняв его за шею.

Этот поцелуй был ответом, который Терри так ждал. Молчаливый ответ. Этим поцелуем Кенди говорила, что любит его, что вновь принимает его в свою жизнь, хотя он никогда и не уходил из нее. И, возможно, самое важное, что она говорила, что прощает его, несмотря на боль, потому что их любовь сильнее всего... за пределами всего... за пределами... добра и зла... правды и лжи... жизни и смерти. Терри знал, что такая девушка, как Кенди встречается очень редко. Ее доброта, радость, желание жить и любить было для него источником жизни. Она была единственной, самой лучшей женщиной в мире для него... она должна стать его женой...

- Выходи за меня замуж, Кенди, - попросил Терри, прервал поцелуй, и почувствовал моросящий дождик на лице.

- Замуж? - растерялась Кенди, чувствуя, что капли дождя стали тяжелее.

- Да... давай поженимся... прямо сейчас, - ответил Терри, - Я хочу, чтобы мы жили вместе, чтобы каждое утро, когда я буду уходить в театр, ты провожала меня поцелуем, а вечером встречала им же. Хочу, чтобы ты делилась со мной своими снами и секретами... чтобы ты подарила мне все и каждую в отдельности свои улыбки... чтобы ты разделила со мной постель, чтобы позволила мне любить тебя. Я хочу, чтобы ты была моей, Кенди.

Терри не позволил ей сразу же ответить и вновь поцеловал. Тем временем дождь все усиливался, но влюбленная пара не замечала его.

- Ты выйдешь за меня замуж? - вновь спросил Терри.

- Да, если только ты пообещаешь всегда любить меня, - ответила она.

- Тогда ты уже практически миссис Терренс Грандчестер, потому что, я умру, но никогда не перестану любить тебя.

- Не говори о смерти, когда у нас столько жизни впереди.

- Тогда, поцелуй меня, веснушчатая. Дай мне почувствовать, что я жив.

Кенди вновь поцеловала его, а Терри ответил ей со всей своей страстью, нежно поглаживая и исследуя ее спину, постепенно спускаясь вниз. Девушка не могла не почувствовать перемен в своем теле, несмотря на то, что она не очень хорошо понимала, откуда появилось это трепетное томление. Терри прижал ее к себе сильнее, чувствуя Кенди всем телом. Тысячи раз он мечтал вот так ее обнимать, ласкать, разделить своей жар с ней. Однако он знал, что ему требовалось больше...

Дождь все усиливался, и ветер становился холоднее, но для Терри и Кенди этот вечер был самым прекрасным в их жизнях.

- Мне надо, чтобы ты сходила со мной кое-куда, - прошептал молодой человек.

- Куда? - спросила она, тяжело дыша.

- Туда, где мы будем полностью счастливы.

Кенди смутилась и задрожала, услышав его слова. Она знала, что поцелуи и объятия это еще не все, что происходит между двумя влюбленными...

- Ты хочешь пойти со мной? - вновь спросил Терри, целуя ее в шею.

- Если ты этого хочешь... я... я тоже хочу, - ответила она, обняв его.

- Тогда пойдем, - улыбаясь, сказал он.

Кенди убрала руки с его шеи и немного отступила назад. Терри окинул ее тело страстным взглядом. Капли дождя были такими сильными, что всего за мгновение платье облепило ее тело. Молодой актер просто не мог отвести взгляда от нее. Его воображение уже разыгралось, снимая с нее платье и упиваясь ее обнаженным телом. Сейчас он понял, что Кенди никогда не позировала Нилу Легану. Та картина, которая все еще находилась у него, хоть и вызывала беспокойство, но не имела даже половины сходства с оригиналом. Даже в платье и нижними юбками, Кенди не походила на ту, что была нарисована на картине Нила.

Девушка также не смогла не смотреть на Терри. Никогда в своей жизни она не смотрела на мужчину так, как сейчас смотрела на Терри. Он был таким красивым. Сильные руки, широкая и жаркая грудь... Его синие глаза, блестели в сумерках, как маленькие океаны. Его волосы, намокшие дождем, казались длиннее и шелковистее. И его лицо с четкими линиями, казалось ей таким родным. Однако не только его образ заставлял ее дрожать от любви. Это чувство было за пределами физического мира. То, что соединяло их души, было чем-то возвышенным, божественным... невидимым и нерушимым... Узами истинной любви.

- Пойдем, Кенди, - произнес он, предлагая ей свою руку.

Девушка ничего не ответила, но, взяв руку Терри, приняла его предложение.



"Взявшись за руки, двое по улицам идут

На каждом углу, даря поцелуи друг другу

Я люблю тебя так, как ты любишь меня".

Алехандро Санс

Держась за руки и с улыбками на устах, Кенди и Терри шли по улицам Нью-Йорка и внезапно они оба вспомнили одно и тоже... вспомнили время, которое провели в колледже.

Воспоминания Кенди перенесли ее в колледж Святого Павла, сразу же после летних каникул, до того, как ловушка Элизы разлучила ее и Терри. Она вспомнила его поцелуй и его поведение потом, когда они вернулись к учебе. Он уже вел себя не как нахальный мальчишка, а наоборот, был милым и ласковым, старался при встрече дотронуться до ее руки и смотрел на нее с нежностью, которая смогла бы растопить даже лед. Может быть, тогда-то она поняла, что этот бунтовщик был ей не просто другом, а человеком, который любил ее всем сердцем... человеком, который хотел прожить с ней всю свою жизнь.

А Терри, со своей стороны, поглядывая на девушку, вспомнил то краткое время после Шотландии. Он знал, что, если бы не Элиза, они с Кенди были бы помолвлены по-настоящему, как физически, так и духовно. Подумай он об этом пару дней назад, боль растерзала бы его сердце, и его грусть разрослась бы в депрессию, но сейчас, когда все настолько переменилось, и он знал, что Кенди с ним, и вскоре станет его женой, впервые за долгое время он почувствовал, что ему неважно, что бы произошло или нет в те дни. Сейчас он мог бы простить все, даже зависть и злость Элизы. Сейчас никто, ни Сюзанна, ни Томас... никто не сможет отнять у него Кенди... и не сможет этого сделать уже никогда.

Терри остановился на тротуаре и посмотрел на здание, которое располагалось напротив них. Вот куда он хотел придти с Кенди. Место, где он получит полное право ее любить.

- Видишь это здание? - спросил Терри у девушки, указывая на здание.

- Да, - ответила она.

- Это собор Святого Патриция. Сюда я хотел пойти с тобой, Кенди.

В глазах блондинки заблестели слезы. Она просто не могла в это поверить. В этот день Бог не только вернул ей Терри, но и, по-видимому, давал возможность соединиться с ним в Его доме, пока смерть не разлучит их.

- Пожалуйста, Кенди, - попросил он и поцеловал ее в щеку. - Я не хочу, чтобы ты плакала. Мы здесь, чтобы быть счастливыми, а не для того, чтобы печалиться.

- Я плачу не от грусти, а от радости, от огромной радости, - ответила блондинка, вытерла слезы и улыбнулась. - Спасибо тебе, Терри, я самая счастливая женщина на свете.

Терри не удержался и снова ее поцеловал.

- Давай войдем, - прошептала она. - Я умираю от желания стать твоей женой.

- Я тоже умираю от желания стать твоим мужем, - ответил он с поцелуем.

- Тогда, пойдем, - настояла она, быстро освободившись из его объятий.

Молодой актер шутливо улыбнулся, взял Кенди за руку и повел ее к собору.

Они поднялись по лестнице и оказались около дверей, которые хоть и не были открыты настежь, вход в собор был свободный. Терри и Кенди с волнением вошли в помещение.

Кенди хотела пройти дальше, однако Терри внезапно остановился.

- Пойдем, - улыбнулась она. - Нам надо найти священника.

- Я... я...

- Ты сожалеешь, что мы пришли сюда? - осторожно спросила девушка.

- НЕТ! - воскликнул он так громко, что услышал свое эхо.

- Ш-ш, Терри! - упрекнула его блондинка. - Здесь нельзя разговаривать так громко.

- Извини, - прошептал он, пожимая плечами. - Я так давно не был в церкви, что даже не знаю, как себя вести здесь... по правде говоря... я даже не помню ни одной молитвы.

Кенди мягко улыбнулась его искренности. Терри не был религиозным человеком, даже при том, что долго проучился в колледже Святого Павла. Но и как он мог быть таковым, если все это время он только и делал, что нарушал все правила сестры Грей? Даже когда он хотел приблизиться к Богу, ему не позволяла его гордость, чтобы так и остаться неисправимым Терренсом Грандчестером. Однако сегодня, он пересилил свою гордыню и привел Кенди в церковь, чтобы она стала его женой с Божьего позволения.

- Ты не должен бояться, Терри, - сказала блондинка, ласково гладя его по руке. - Это Божий дом, и Он принимает всех людей с распростертыми объятиями. Он примет и тебя. Кроме того, ты можешь с Ним поговорить, когда захочешь, потому что Он понимает язык любви. Поговори с Ним сердцем, и ты поймешь, что Он услышит тебя.

- Он меня услышит, несмотря на то, что я никогда не обращался к Нему?

- Да, - ответила Кенди, - и не только услышит, но и поймет тебя, и если ты в этом нуждаешься, Он и утешит тебя. Он очень хороший друг.

- Наверно, это действительно так, - улыбнулся Терри.

- Пойдем?

- Да, пойдем.

Кенди взяла за руку Терри, и как мать, которая в первый раз приводит своего маленького сына в церковь, повела его к деревянной скамье, самой близкой к алтарю. Девушка опустилась на колени и перекрестилась, как несколько лет назад учила ее сестра Мария. Молодой актер искоса смотрел на нее и пытался повторять ее движения, но у него ничего не получилось.

- Смотри, - пробормотала Кенди и взяла руку Терри, - это просто. Соединяешь вот так пальцы. Начинаешь со лба, потом доводишь руку до груди и делаешь крест, - объяснила она. - Видишь, это просто. Запомнил?

- Да, - вздохнул он. - Запомнил.

И Терри не солгал, потому что, смотря на Кенди, он увидел образ Элеонор, которая показывала ему, как правильно креститься. Он уже позабыл об этом, и лишь сейчас вспомнил. Возможно, его мать учила его, когда он был совсем маленьким. И когда ему вспомнились эти мгновения, его в его душе наступил мир, и хотя он не хотел в этом признаваться, он подумал, что Кенди могла быть права, сказав, что Бог может быть хорошим другом.

- Терри, с тобой все хорошо? - спросила девушка, увидев, что он задумался.

- Да... все хорошо, - улыбнулся он.

Блондинка вернула ему улыбку, но потом вновь обратила взор на распятие и произнесла следующие слова:

- Боже, я здесь, у Твоих ног. Я благодарю Тебя за Твое благословение. Я хочу, но не могу выразить Тебе простыми словами свое счастье... счастье, которое я чувствую. После стольких препятствий, судьба вновь благосклонна ко мне. Я снова с Терри...

Мой мир вновь запестрел красками, и я знаю, что без Твоей помощи этого бы не случилось, поэтому я благодарю Тебя за возможность стать счастливой. После такого подарка я не могу просить у Тебя большего. Ты помог мне, но сейчас я осмелюсь попросить Тебя позаботиться о Сюзанне Марлоу так же, как Ты всегда заботился обо мне. Она хорошая девушка, которая заслуживает счастья. Она пожертвовала своими чувствами к Терри и отпустила его, потому что любит его и хочет видеть его счастливым. Поэтому, Боже, я осмелюсь попросить Тебя, чтобы Ты открыл ей свет надежды на новую жизнь. Пожалуйста, сделай ее счастливой, как сделал счастливой меня. Во имя Отца, Сына и Святого Духа. Аминь.

Кенди с улыбкой посмотрела на Терри, ожидая, что теперь он решится поговорить с Ним.

- Ладно... Бог?.. мы не знакомы друг с другом... и... честно говоря, я не думаю, что когда-нибудь нам удастся познакомиться...

- Терри! - осуждающе прошептала блондинка.

- Прости, - извинился актер. Молодой человек вздохнул и спустя пару минут, Кенди услышала его слова, обращенные к Всевышнему.

- Как я уже сказал, Боже, мы не знакомы друг с другом, и не думаю, что мне удастся с Тобой познакомиться. Я говорю это не в шутку, а потому, что признаю, что лишь святые могут узреть Тебя. Я не святой. Много раз я отрекался от Тебя. Я сомневался в Твоем существовании, насмехался над Твоей силой, но в глубине души я знаю, что Ты есть. Я признаю, что Ты верный, как дневной свет, постоянный, как время и неизменный, как само небо. И сегодня я, грешник, пришел в Твой дом, чтобы поблагодарить Тебя за Твою доброту. Ты помог мне, несмотря на все то, что я говорил о Тебе, Ты даже доверил мне любовь самого дорогого мне белокурого ангела.

Ее красота, доброта и искренность не могла зародиться на Земле. Лишь божественная сила могла создать ее и послать в этот грешный мир, чтобы она спасла мою душу. Поэтому я благодарю Тебя, Боже. Уже не имеет значения, что было в прошлом. Сегодня я счастлив, благодаря Тебе. Я принимаю Твой подарок, как доказательство Твоей божественной силы, и в то же время я прошу Тебя, как и Кенди, позаботиться о Сюзанне Марлоу и помочь ей найти свое счастье. Ты знаешь, что есть человек, который любит ее. И возможно, он не самая лучшая для нее пара... все же... пожалуйста, помоги им найти друг друга. Во имя Отца, Сына и Святого Духа. Аминь.

Кенди с нескрываемым удивлением посмотрела на Терри. Никогда раньше она не слышала от него таким ясных и благородных слов. Кенди была счастлива, что теперь этот человек всегда будет с ней рядом.

- Это было очень красиво, Терри! - сказала она и погладила его руку.

- Да, действительно, это было очень красивые слова, - услышали они голос рядом с алтарем.

Кенди и Терри удивленно посмотрели на говорившего. Это был высокий темноволосый мужчина, лет тридцати с небольшим. У него была маленькая бородка, а сам он был одет в белый костюм. Он казался почти нереальным. Кроме того, его улыбка излучала почти божественное спокойствие.

- Простите нас, мы думали, что одни здесь, - решилась заговорить Кенди.

- А если бы вы знали, что вы здесь не одни, вы бы изменили что-нибудь в своих словах? - спросил мужчина, постепенно приближаясь к ним.

- Нет, я сказала бы все то же самое, - ответила Кенди.

- А Вы? - спросил мужчина у Терри.

Молодой актер все еще удивленно смотрел на него.

- Ты изменил бы что-нибудь в своих словах, Терри?

- Откуда Вы знаете мое имя? - спросил актер.

- Твоя невеста назвала тебя так, - ответил он.

- А... да... конечно... - пробормотал Терри и все же решился ответить на вопрос этого человека. - ... Возможно, если бы я знал, что здесь кто-нибудь есть, я бы не чувствовал себя так свободно, когда говорил... но... я ничего бы не изменил... абсолютно ничего. Я сказал, что чувствую.

- Я рад это слышать, - улыбнулся мужчина и жестом пригласил их присесть. - Многие люди приходят сюда затем, чтобы просить божью благосклонность. Многие приходят за утешением, другие приходят за тем, чтобы получить ответы на свои вопросы. Есть и такие, кто чувствуют себя виноватыми и пытаются искупить свою вину, подавая милостыню бедным, еще есть люди, которые ходят сюда лишь потому, что так велит их общество. Однако существует еще люди, которые приходят сюда, чтобы поблагодарить Его за благословение и попросить не за себя, а за других, потому что для них счастье других намного важнее своего. Именно эти люди мне больше всего нравятся, и думаю, что вы оба принадлежите именно этой группе людей.

- Думаю, Вы правы, - ответила Кенди.

- И я надеюсь, что, несмотря на все проблемы, с которыми вам, возможно, придется столкнуться в будущем, вы не изменитесь, - заявил мужчина.

- Да, мы не изменимся, - уверил Терри. Актер не знал почему, но этот человек внушал ему доверие.

- Я рад это слышать! - воскликнул он и встал со скамьи. - Идите с миром, дети мои.

Мужчина развернулся и собрался было уходить, как Терри окликнул его:

- Подождите, святой отец, не уходите... нам... у нас есть просьба к Вам.

Мужчина остановился и обернулся. Его спокойный взгляд помог Терри продолжить:

- Мы... с Кенди давно уже любим друг друга. Некоторое время назад, из-за сложившихся обстоятельств нам пришлось расстаться, но сейчас мы снова вместе... и... хотя я не постоянен в своей вере, все же я верю в супружеский брак, потому что он основан на самом благородном из всех чувств: любви.

- Мы хотим, чтобы Вы обвенчали нас, чтобы наш союз был признан Богом и людьми, - добавила Кенди, в глазах которой были все чувства ее души.

- А почему Вы так торопитесь? - спросил мужчина. - Ведь никто не знает, что случится завтра. Сегодня вы говорите, что любите друг друга, а завтра скажите, что ненавидите.

- Этого не произойдет, - поторопился ответить Терри. - Мы слишком много пережили, защищая свои чувства, чтобы завтра же отречься от них.

- Кроме того, Вы сказали, что мы относимся к группе людей, которые искренни в своих словах, - сказала Кенди. - И такие люди хотят счастья не только для себя, но и для других, кроме того, они честны и уверенны в своих решениях. Или я ошибаюсь?

- Нет, ты не ошибаешься, дочь моя, - ответил мужчина, с нежностью глядя на девушку.

- Тогда, - продолжала девушка, - мы правы в своем решении. Наша любовь настоящая, как воздух, которым мы дышим.

- Я это вижу, - ответил он. - Но все-таки не могу вам помочь. Я не служу в этой церкви. Моя обитель очень далеко отсюда.

- Тогда неужели Вы нам позволите погрязать в грехе, - спросил Терри. - Потому что, поверьте мне, святой отец, если Вы нас сейчас не обвенчаете, мы точно согрешим.

- Терри! - стыдливо воскликнула Кенди.

Мужчина рассмеялся. Он видел, что эти двое влюблены друг в друга. Достаточно было посмотреть в их глаза, чтобы понять это.

- Я не могу позволить, что вы погрязли в грехе...

- Тогда Вы нас обвенчаете? - вновь спросил Терри.

- Да, но только после того, как вы мне кое-что пообещаете.

- Говорите, святой отец, - сказала Кенди.

- Как я могу прочитать в ваших глазах добро, так и увидеть то, что для вас обоих жизнь была не слишком легкой. Множество раз вы чувствовали себя одинокими, отчаявшимися и раздавленными судьбой. Тем не менее, вы смело шли вперед и доказывали, что сила ваших душ гораздо сильнее всех несчастий мира. Однако вам придется еще противостоять самому трудному испытанию в ваших жизнях... испытанию, которое прольет свет на подлинность вашей любви и крепость сердец. Вам будет казаться, что ваш мир разрушился, и вам больше незачем жить, и когда этот момент настанет, я хочу, чтобы вы пообещали мне, что никогда не станете сомневаться в Нем, и придете в Его дом. Если вы пообещаете мне, что будете верить в Бога, что бы ни случилось, я обвенчаю вас прямо сейчас.

- Я обещаю, - ответила Кенди.

- А ты, Терри. Ты обещаешь верить в Бога, даже когда ты Он отнимет у тебя самое дорогое?

Вопрос заставил Терренса вздрогнуть.

- Я уже говорил, что я не религиозный человек, - ответил он. - Я почти ничего не знаю о Боге, и даже не очень хорошо понимаю его силу, но то, что я точно знаю и во что верю, это любовь, которую я испытываю к Кенди. Да, Бог помог мне встретиться с Кенди, и в благодарность за это я готов на все. Кроме того, даже если случится что-то страшное, я никогда не откажусь от своей любви. Никогда.

- Я все понял, - сказал мужчина. - Пройдемте к алтарю.

Кенди с Терри были так счастливы, словно малыши в преддверии рождественского подарка. Они шли за святым отцом до алтаря, остановились перед ним и встали на колени.

Это была ни пышная церемония, как хотелось бы тетушке Элрой, ни скромная свадьба в кругу семьи, как мечтали мисс Пони и сестра Мария. Не было ни цветов, ни музыки. На невесте было белое платье, мокрое от дождя. Не было фаты, а рядом не стояли подружки невесты. Не было ничего, что должно было быть на свадьбе. Однако, в соборе царила таинственная атмосфера любви и понимания... и это было все, что нужно Кенди и Терри.

Святой отец начал свадебный ритуал, говоря о нерушимости брачного союза и о силе, которую дает любовь. Его слова были самыми красивыми, которые Кенди когда-либо слышала, и самыми неоспоримыми для Терренса. Прошли минуты, и вот настал долгожданный момент.

- Кендис Уайт Эндри, согласна ли ты признать Терренса Грэма Грандчестера своим законным мужем, заботиться о нем в болезни и здравии, любить и уважать его, пока смерть не разлучит вас?

- Да, - ответила Кенди.

- Терренс Грэм Грандчестер, согласен ли ты признать Кендис Уайт Эндри своей законной женой, заботиться о ней в болезни и здравии, любить и уважать ее пока смерть не разлучит вас?

- Да, - ответил Терри, широко улыбаясь.

- Властью, данной мне святой церковью, я объявляю Вас мужем и женой. То, что соединил сам Господь, да не разрушит рука человека.

Терри не стал дожидаться момента, когда святой отец разрешит ему поцеловать невесту. Едва последние слова священника прозвучали в стенах собора, Терри приблизился к Кенди и поцеловал со всей своей страстью и любовью.

Святой отец широко улыбнулся счастливому порыву молодого человека, однако тихим голос добавил последние слова:

- Будьте счастливы, дети мои, потому что завтра удача может отвернуться от вас. И хотя тьма раскинула свои крылья над вашими жизнями, никогда не забывайте о том, что Бог не оставит вас, и о том, что Он никогда не посылает испытания, которые нельзя пережить. Боритесь за свою любовь даже тогда, когда будет казаться, что все потеряно.

Кенди услышала едва различимый шепот, как будто бы издалека. Она прервала поцелуй и посмотрела на то место, где всего минуту назад стоял священник.

- Святой отец ушел, - вздохнув, сказала она мужу.

Молодой человек оглянулся, ища взглядом священника, но, кроме них, в соборе никого не было.

- Куда он ушел? - удивленно спросил Терри.

- Не знаю, но мне жаль, что он так быстро ушел, и я не успела поблагодарить его за то, что он для нас сделал.

- Не печалься, милая, - ответил Терри и снова обнял ее. - Я уверен, что у него есть еще много дел, которые требуют его внимания, и поэтому он так быстро ушел. Но, я думаю, что если мы вернемся сюда завтра в это же время, то сможем увидеть его и поблагодарить.

- Да, ты прав.

- А сейчас, я думаю, настало время уходить. Уже очень поздно, и в такой час на улицах Нью-Йорка небезопасно.

- С тобой я всегда чувствую себя в безопасности... с тобой мне ничего не страшно.

- Даже преступники, гуляющие по городу? - спросил он, целуя ее в кончик носа.

- Даже они! - ответила она.

- Какая смелая у меня жена! - улыбнулся Терри. - Знаешь, веснушчатая? В первый раз в своей жизни я чувствую, что ничего не боюсь... ни настоящего... ни будущего, и это потому, что ты со мной. Когда ты со мной, я чувствую себя самым могущественным человеком в мире.

- Терри! - нежно произнесла она, целуя его в губы.

Молодой человек обнял ее и зарылся лицом в ее белокурые волосы.

- Я знаю, что это не самая лучшая свадьба, - вздохнул он. - Я хотел, чтобы у нас все было самое лучшее... волшебное... но...

- Молчи, - прервала она его, положив указательный палец ему на губы. - Я очень счастлива, что стала твоей женой, Терри... очень счастлива. Для меня наша свадьба была самой лучшей в мире. И даже если бы у меня была возможность изменить это, я никогда бы этого не сделала. Никогда!.. И раз уж у нас нет с собой обручальных колец, а мне бы хотелось, чтобы оно у тебя было, возьми это как память о нашей свадьбе, - сказала она и сняла с пальца кольцо с изумрудом. - Возьми, это кольцо будет напоминанием тебе об этом дне.

Терри взял у нее кольцо, как самый дорогой подарок во всей своей жизни. Кольцо было слишком маленьким и поэтому он надел его на мизинец.

- Оно очень красивое, Кенди, - ответил он, улыбаясь.

- Мне подарил его Альберт на день рождения, - объяснила девушка. - Он сказал, что в девятнадцать лет моя жизнь изменится... и это было правдой... он не ошибся.

- Вижу, - вздохнул он, нежно смотря на нее. - Кенди, ты дала мне это кольцо, и я думаю, что будет справедливо, если и я подарю тебе кое-что.

И сказав это, Терри снял со своего пальца кольцо, и надел его на указательный палец Кенди.

- Это бриллиант? - спросила она, глядя на сверкающий камень в оправе.

- Так сказал мой отец, когда отдал мне его, - ответил Терри.

- Но, Терри... это... слишком... оно... я... я не могу принять такой подарок.

- Нет, миссис Грандчестер, Вы можете принять подарок своего мужа, - заявил он. - Кроме того, мой отец очень просил меня, чтобы я, когда встречу девушку своей мечты, отдал это кольцо ей. Он сказал, что если она возьмет его себе, как только увидит, то мне не следует больше встречаться с ней, однако, если эта девушка откажется от этого кольца, то он сказал, что я должен жениться на ней, и ни в чем не сомневаться. В нашем случае, я немного изменил порядок действий, но что от этого? Помню, что в математике есть правило, которое гласит, что от перемены слагаемых сумма не меняется. Я полагаю, что такое правило подходит и для жизни.

- Терри, - вздохнула Кенди, обняла его и вновь поцеловала.

Эта встреча губ была лишь первой из длинного списка поцелуев, которые Кенди и Терри подарят друг другу до рассвета. Сейчас, когда они стали мужей и женой, для их любви больше нет запрета.


Ночь уже вступила в свои права, когда Арчибальд Корнуэлл и Альберт Эндри приехали в гостиницу Карлтон после того, как помогли Томасу. Неожиданная смерть Сесиль все осложнила, и хотя Томас не показывал, что обеспокоен этим, Арчи и Альберт знали это.

Пятна крови на асфальте, о которых говорил Арчи, все еще были на том месте, однако прошло уже слишком много времени с момента убийства. И даже если Томас хотел взять образец крови на анализ, это мало чего бы дало. Кроме того, обследовав место преступления, они ничего не нашли. Томас был уверен, что тело Сесиль унесло в море, и они уже никогда не смогут найти его. После этого сыщик решил, что им больше нечего здесь делать, и пора ехать обратно в город.

Несмотря на то, что Арчи и Альберт просили Томаса поехать с ними в гостиницу, чтобы немного отдохнуть, он отказался, сказав, что ему нужно поехать в участок, чтобы попросить выделить ему пару человек. Тогда Альберт с Арчи решили поехать вместе с ним, и когда они приехали в участок, стали свидетелями пренебрежения, с которым отнесся новый начальник управления к Томасу. Он не позволил ему сказать и слова и сразу осудил его за его действия. Этот человек был заместителем Майкла Миллера, однако он был более чем обеспокоен делом Беренгера.

Альберт и Арчи знали, что следующие часы будут для Томаса не очень приятными, но все же решили уехать, оставив его одного в участке, так как он сам настаивал, чтобы они поехали в гостиницу и проверили, все ли в порядке с Кенди и Анни. Альберт не стал возражать, понимая, что вместо помощи они могут лишь усугубить создавшуюся ситуацию.

Вот так Арчи с Альбертом приехали в гостиницу и сейчас пересекали тихий холл гостиницы. Они не произнесли ни слова с тех пор, как сели в машину и поехали в гостиницу. Однако Арчи не выдержал этого молчания, и, едва они ступили на лестницу, которая вела к их комнатам, сказал:

- Нам не следовало уезжать, Альберт. Этот новый начальник управления должен знать, как Томас рисковал ради нас... как защищал Кенди. Мы должны были ему об этом рассказать, а не стоять, как истуканы, пока он отчитывал Томаса.

- Мы сделали бы только хуже, Арчи, я уже тебе об этом говорил. Кроме того, Томас сам попросил нас уехать.

- Да, знаю, но это несправедливо... Он ничего не рассказал о Сесиль, чтобы никто не узнал про Элизу, а, следовательно, и не впутал в это дело нашу семью. Если он помог нам, то почему мы не можем помочь ему?

- Потому что это был неподходящий момент, Арчи, - ответил Альберт. - Но когда-нибудь у нас появится шанс отблагодарить его. А тем временем, давай не будем вмешиваться в его дела с новым боссом.

- Если бы только Элиза не связалась с этим убийцей, то все было бы не так сложно, как сейчас.

- Элиза! - вздохнул Альберт. - Я очень обеспокоен этой девчонкой... очень.

- Не понимаю, почему ты так удивляешься, Альберт, что она связалась с Артуром. Элиза плохой человек, она всегда была и останется такой. В ней никогда не было доброты, она всегда приносила лишь вред окружающим ее людям. Так почему она по своей воле не могла бы ввязаться в это преступление?

- Ты слишком суров с ней, Арчи.

- Нет, я говорю правду.

- Но она твоя кузина... твоя родная кровь.

- Да, она моя кузина, но, несмотря на это, я вижу все ее подлости. Элиза очень плохая девушка. И я тебя уверяю, что даже Нил, ее родной брат, об этом знает.

Альберт глубоко вздохнул, пытаясь зацепиться за последнюю возможность того, что его племянница стала жертвой обстоятельств, однако он понимал, что это не так. Элиза строила свою жизнь на клевете и лжи. И то, что произошло сейчас, было последствием.

- Давай не будем больше говорить об этом сегодня. Я думаю, сейчас нам надо отдохнуть, потому что завтра у нас наверняка будет тяжелый день, - сказал Альберт. - Завтра надо будет поговорить с Элизой и решить, что с ней делать.

- Но, - ответил Арчи, - мы обещали Томасу, что сами проверим, правда ли, что Элиза добровольно связалась с Джексоном. Мы не можем оставить все как есть.

- Да... не можем.

Молодые люди подошли к номеру, где остановилась семья Эндри. Гостиница Карлтон была самой фешенебельной гостинице в Нью-Йорке, и могла предоставить постояльцам такой номер, где и остановилась семья Эндри. В этом номере было шесть спальней и одна большая гостевая комната. В каждой спальне также имелся отдельный выход в коридор, чтобы можно было выйти из комнаты, не входя в гостиную. Четыре из шести комнат занимали Нил, Элиза, Альберт и Арчи, а в пятой поселились Анни и Кенди. Они хотели жить вдвоем в одной комнате, как в детстве в доме Пони. Шестая комната была свободна, и Альберт очень хотел, чтобы одна из постоялиц гостиницы вскоре поселилась в ней.

- Альберт, - обратился к нему Арчи, прежде чем достал ключ от номера, - я могу тебе задать один вопрос?

- Конечно, - ответил он.

Арчи немного помедлил, но все же спросил:

- Что ты думаешь о Томасе Хэтуэе?.. Я хочу сказать... он кажется тебе хорошим парнем? Он нравится тебе как человек?

Альберт удивился, услышав такой вопрос.

- Он кажется мне приятным, храбрым и интересным молодым человеком. Он мне нравится как человек, но почему ты меня об этом спрашиваешь?

Именно этого вопроса и ждал Арчи.

- Возможно, ты подумаешь, что я вмешиваюсь не в свое дело, но я делаю это только ради Кенди. Ты ведь знаешь, что я хочу, чтобы она была счастлива. Я обещал Стиру до того, как он уехал в Европу, позаботиться о ней, и поэтому я подумал, что, возможно, Томас мог бы стать хорошим женихом, а потом и мужем для Кенди... думаю, он сможет помочь ей раз и навсегда забыть Грандчестера.

- Ты серьезно? - удивился Альберт.

- Да, - ответил Арчи. - Ей уже девятнадцать, и как уже много раз говорила бабушка Элрой, она должна быть уже официально помолвлена, поэтому мне кажется, что ввиду того, что они с Томасом хорошо ладят... он может стать ее официальным женихом. Я не отрицаю, что сначала он мне не понравился, но теперь я понимаю, что он хороший человек... который может сделать ее счастливой. Кроме того, я не слепой, Альберт. Я уверен, что Томас ей не безразличен. Я сам видел, как она на него смотрит. На тебя или на меня она никогда так не смотрела... она смотрит на него с симпатией... я думаю, что если Томас будет ухаживать за ней, то, возможно, сможет завоевать ее.

- Однако, Арчи, Кенди смотрит на Томаса не так, как на Терренса Грандчестера. Если ты и правда не слепой, Арчи, то должен видеть, что наша Кенди влюблена в него так, как и все эти годы.

- Да, знаю, - проворчал он. - Но их отношения не имеют будущего. Он женится на Сюзанне... рано или поздно, он на ней женится... а я не хочу, чтобы Кенди страдала.

- С твоей стороны это очень благородно, Арчи, подумать о счастье Кенди и избавить ее от боли. Но, Арчи, она уже не ребенок. Она уже взрослая женщина, у которой есть право выбирать, что делать со своей жизнью, с кем встречаться и, тем более, за кого выходить замуж. Неважно, что мы думаем по этому поводу. Томас может нам нравиться, и мы можем надеяться, что он станет другом и мужем Кенди, но будет ли это так, только Кенди должна решать. Она должна сделать свой выбор, а не мы за нее.

- Но, Альберт, возможно, если мы намекнем, что хотели бы видеть Томаса ее мужем, то она подумала бы над этим... кроме того...

- Достаточно, Арчи! - хмурясь, прервал его Альберт. - Меня удивляет то, как ты сейчас себя ведешь. Разве ты не понимаешь, что в такие дела мы не должны вмешиваться? Или, может, ты захотел стать сватом и сам найти жениха для Кенди?

- Конечно, нет! - воскликнул он.

- Тогда позволь ей самой сделать выбор, кому отдать свое сердце. Если она выберет Терри, то смирись с этим, даже если тебе будет больно, а если она выберет Томаса или еще кого-нибудь, сделай то же самое и порадуйся за нее. Я уверен, что именно об этом просил тебя Стир, а не о чем-то другом.

- Терри снова заставит ее страдать, Альберт... я в этом уверен, - ответил молодой человек. - Я не хочу опять видеть ее страдания. Я не могу позволить, чтобы это произошло. Энтони со Стиром не простили бы мне этого. Когда мы были детьми, мы поклялись друг другу, что поможем ей стать счастливой... самой счастливой в мире. Мы поклялись заботиться о ней... до самой смерти. Я не могу отречься от своих слов. Я единственный, кто из нас троих жив, и поэтому я чувствую ответственность за ее счастье. Ты должен меня понять, Альберт!

- Я понимаю тебя, но еще я понимаю и то, что самая чистая любовь может принести ужасную боль. Любовь - сложная игра, в которой ты не знаешь наверняка, выйдешь ли ты из нее победителем или проигравшим. Но знаешь, что я тебе скажу? Если ты по-настоящему любишь, то любая боль стоит огорчения. Я не верю, что Энтони или Стир не простят тебя, если ты не сможешь избавить Кенди от страданий. Я уверен, они понимают, что ты ничего не можешь сделать... абсолютно ничего. Не терзайся больше, Арчи. Если случится так, что Кенди вновь будет с Терри, и он, вольно или невольно опять разобьет ей сердце, в этом будешь виноват не ты, а судьба, которая хочет их разлучить... судьба, смысл которой знаешь лишь Бог. Не пытайся больше вмешиваться в ее жизнь, Арчи. Твоя единственная задача - любить Кенди бескорыстно и честно. В тебе она видит хорошего друга... поддержку... не порть этот образ своим вмешательством в ее жизнь.

Арчи ничего не ответил. В глубине души он понимал, что Альберт был прав. Посторонний человек не имел права вмешиваться в дела любви другого человека. Клятвы, обещания и чувства не имели значения, когда говорилось о сердечных делах.

Альберт удовлетворенно улыбнулся, когда понял, что его слова возымели действие над Арчи, однако его улыбка стала еще шире и радостнее, когда, войдя в гостиную, он увидел неожиданного гостя. Едва он открыл дверь, как понял, что в гостиной находится самая чудесная женщина на свете. Она была там, такая красивая, как никогда, и над чем-то радостно смеялась в компании Анни Брайтон.

- Добрый вечер, - поздоровался Арчи с девушками и направился к Анни, чтобы запечатлеть легкий поцелуй на ее губах.

- Привет, - мило улыбнулась Анни и слегка покраснела. - Ты помнишь мисс Вэллари Парадис?

- Конечно, помню, - ответил Арчи, подошел к девушке и поцеловал ей руку. - Очень рад, видеть, что Вы выздоровели.

- Спасибо, мистер Корнуэлл, - ответила Вэллари с искренней улыбкой. - Анни рассказала мне, как Вы помогли мне тогда на станции. И мне бы хотелось Вас поблагодарить за Вашу помощь.

- Не стоит меня благодарить. Я был рад Вам помочь. И кстати, может, мы не будем обращаться к друг другу на "Вы"? зови меня просто Арчи. Согласна?

- Хорошо, тогда ты можешь звать меня Вэллари.

- Отлично, - ответил Арчи и подмигнул ей.

- С Альбертом, полагаю, ты уже знакома, да, Вэл?

Несмотря на то, что в словах Анни не было злого умысла, Вэллари вздрогнула, и внутри нее задрожали эмоции. Конечно, она была с ним знакома. На самом деле, этот человек стал для нее единственным мужчиной в мире с тех пор, как она увидела его в Чикаго.

- Добрый вечер, Альберт.

Молодой человек ощутил, как его сердце забилось в груди, когда он посмотрел на девушку. Ему ласкало слух то, как она произнесла его имя. Она была так близко от него, что он мог коснуться ее.

- Здравствуй, Вэллари, - ответил он хриплым голосом. - Я очень рад вновь увидеть тебя.

Внезапно между ними возникло необъяснимое чувство... чувство, которое быстро наполнило комнату...

Чувственное напряжение, захватившее гостиную, не осталось не замеченным для Арчи и Анни. Молодой человек вновь подошел к своей невесте, взял ее за руки и прошептал ей на ухо:

- Думаю, мы здесь лишние, тебе так не кажется?

- Я согласна с тобой, - слегка улыбнувшись, ответила Анни.

- Тогда давай оставим их одних.

- Ты думаешь, это будет правильно?

- Нет, - съязвил Арчи, - но я более чем уверен, что моему дорогому дяде наше отсутствие пришлось бы по вкусу. У него бы появилась свобода действий. Кроме того, милая, предаваться плотскому греху при свидетелях было бы крайне неприлично.

- Арчи! - девушка посмотрела на него с негодованием.

- Не сердись, Анни, - извинился он, поцеловав ее, - но когда человек влюблен, ему хочется побыть наедине со своей любовью.

- Но было бы неприлично, оставить их здесь одних, - заявила Анни, стараясь не обращать внимания на то, что Арчи поглаживает ей шею.

- Но нам придется это сделать.

Анни не смогла сдержать улыбку, услышав, каким тоном он это произнес. Она очень хорошо помнила, что произошло между ними в доме Пони. За один единственный день ее восприятие любви изменилось навсегда. Несмотря на то, что она пыталась отрицать это, она знала, что остаться наедине со своим любимым было так сладко и радостно.

- Мы, конечно, можем оставить их наедине, но будет ли это благоразумно с нашей стороны? - спросила девушка.

- А ты как думаешь? - спросил он таким тоном, что внутри у нее все затрепетало. - Ты идешь, Анни?

Девушка не ответила, но он заметил ее улыбку, и понял, что это был положительный ответ.

- Ладно, Альберт, мы пойдем, - заявил Арчи, помогая своей невесте подняться с дивана.

- Вы уходите? - спросила Вэллари. - Куда?

- Это секрет, - улыбнулся Арчи и подмигнул Вэллари.

Молодые люди быстро покинули гостиную и вышли в коридор, оставив Альберта и Вэллари наедине. Альберт был благодарен им за это, поскольку у него появилась отличная возможность откровенно поговорить с Вэллари.

- Кажется, они оставили нас одних, - тихо произнес Альберт и сделал пару шагов в сторону Вэллари.

- Да... кажется, - ответила она, избегая его взгляда. Она прекрасно понимала, что если посмотрит ему в глаза, то уже не сможет совладать с собой. - Твоего племянника Нила еще нет, но твоя племянница Элиза здесь, и если она выйдет, то я не думаю, что ей понравится, что мы здесь одни.

- Я хочу сразу же извиниться, если Элиза нагрубит тебе, - ответил Альберт. - Она не слишком дружелюбна.

- Значит, она не такая, как Кенди, да?

- Да, Элиза и Кенди очень отличаются друг от друга. И кстати, где она? - спросил Альберт, не видя свою подопечную.

- Ее здесь нет, Альберт.

- Как, нет? - удивился он.

- Не волнуйся, - улыбнулась Вэллари. - С ней все в порядке... думаю... даже более чем. Она сейчас с тем, с кем должна быть.

- С кем должна быть? Это с кем же? - удрученно поинтересовался Альберт.

- С Терренсом Грандчестером.

Альберт не мог поверить ушам своим. Конечно, известие о том, что Кенди и Терри вновь вместе, было чудесным, но как Вэллари могла так спокойно говорить об этом, когда сама была влюблена в Терри? Хотя Бруно и поведал ему, что Вэллари не влюблена в актера, он не мог полностью поверить в это. Что мог знать пожилой Бруно о том, что творится в душе его хозяйки? Альберту очень хотелось поверить словам Бруно, но в глубине души он знал, что Вэллари не испытывает к нему любви. Она любила Терренса, и, разумеется, сейчас притворялась, что для нее совсем не важно, что Терри вновь был с Кенди, потому, что не хотела показывать свою боль.

- Я надеюсь, что между ними все уладится, - искренне продолжала Вэллари. - Он очень любит ее, и Кенди, я думаю, тоже в него влюблена. Какими глупцами они были, когда расстались, зная, что любят друг друга. Ты так не думаешь?

- Да... ты права, - ответил Альберт. - Но я полагаю, что воссоединение Кенди и Терри... не... не было радостным известием для тебя?

Вэллари удивленно и в то же время недоверчиво посмотрела на него. В интонации Альберта прозвучали нотки печали или ей это показалось? Неужели он думает, что между ней и Терри есть нечто большее, чем дружба?

- Я не понимаю, почему примирение Кенди и Терри должно было стать для меня плохим известием, - ответила Вэллари и поднялась с кресла.

- Ты права... для этого нет никаких причин. Я сказал глупость.

Альберт отвернулся от девушки. Он должен был молчать! Он же заранее знал, что она не признается в своих истинных чувствах, тем более ему.

- Если ты хочешь что-то сказать мне, говори, - заявила Вэллари.

- Забудь, это не имеет значения, - ответил Альберт.

- Для меня имеет, - ответила она. - Для меня имеет значение, что ты думаешь и то, что ты хотел мне сказать.

Едва она произнесла эти слова, как покраснела. Она опустила глаза, надеясь, что он не обернется. Однако ее слова так поразили его, что он тотчас же посмотрел на женщину, стоявшую не более чем в двух метрах от него.

- Ты серьезно это говоришь? - с надеждой спросил он.

- Да, серьезно... я... ты очень много для меня сделал, Альберт... я очень благодарна тебе за это... и для меня твои слова много значат.

- "Только поэтому?" - подумал Альберт. - "Единственное чувство, которое ты испытываешь ко мне - благодарность... и ничего более? Ты благодарна мне за то, что я помог тебе, когда ты в этом нуждалась... Я вызываю у тебя лишь это чувство. Проклятье, Вэллари! Я не хочу, чтобы ты чувствовала ко мне благодарность... я... я хочу, чтобы ты любила меня так, как я люблю тебя. Боже! Если бы ты не была бы такой красивой... такой милой... и... и такой чувственной, может быть, тогда я бы не полюбил тебя. Но это невозможно, я влюбился в тебя так сильно, как никогда раньше не любил ни одну женщину". Альберт начал ходить туда сюда по гостиной. Он не мог больше выносить отчаяния, которое все больше разрасталось у него в груди.

- Правда, это не имеет значения... - повторил он. - Я ухожу. Спокойной ночи, Вэллари.

- Ты не уйдешь! - девушка встала у него на пути. - Пока не скажешь мне, что хотел сказать.

Альберт почувствовал, как сердце его забилось еще сильнее. Это был первый раз, с тех пор, как он приехал в Нью-Йорк, когда Вэллари была так близка к нему.

- Не знаю, что ты думаешь обо мне, Альберт Эндри, но я уверена, что все это неправда, - продолжила она. - Может, ты думаешь, что между Терри и мной есть нечто большее, чем дружба? Тогда ты ошибаешься, потому что он мне только друг... он мне как брат... Кроме того, это не мой тип.

- А другие тебе тоже как братья? - спросил Альберт, уже не скрывая своей ревности. Он вспомнил, что прошлым вечером ее кое-кто искал по телефону. - А этот Кроуфорд из Флориды, тоже тебе как брат?

- Да! - ответила она, повышая голос. - Роджер мой лучший друг с тех пор, как я себя помню. Он был рядом со мной в самые тяжелые для меня времена, но только как верный друг... Я не люблю его как мужчину, он не мой возлюбленный... Я надеюсь, тебе это ясно?!

Девушка, теребя юбки своего платья, опустила взгляд, стараясь сдержать слезы, но оказалось, что ей это было не по силам, и слезы с легкостью покатились из ее глаз. Она не могла больше оставаться здесь, она должна была как можно скорее уйти.

- Если ты меня извинишь, я уйду. Я не очень хорошо себя чувствую. Спокойной ночи.

Вэллари уже развернулась, чтобы уйти, однако не успела она сделать и шага, как почувствовала сильные руки Альберта у себя на талии, прижимавшие ее к его груди.

- Скажи мне, Вэллари... скажи, что у тебя нет никого, кого бы ты любила, - попросил он. - Дай мне надежду на то, что когда-нибудь ты сможешь полюбить меня и будешь только моей.

Вэллари почувствовала, как ноги ее ослабели, а сердце бешено заколотилось. Ощущение дыхания Альберта на затылке заставляло ее трепетать, а его слова... она даже не могла и подумать, что когда-нибудь услышит их.

- В моем сердце никого нет, Альберт... никого, - пробормотала она, слегка откинув голову ему на грудь. - По правде говоря, даже перед тем, как я приехала в Чикаго, в нем никого не было...

На лице Альберта промелькнула надежда. Она сказала Чикаго? Он правильно расслышал?

- Ты был первым, кто заставил мое сердце полюбить... потому что, я клянусь тебе, что я отчаянно влюбилась в тебя в первый же день, когда увидела тебя, - продолжила она, - поэтому... если хочешь... я твоя... только твоя... потому что я... я люблю тебя.

- "Все... я ему все сказала", - подумала Вэллари. Было бесполезно продолжать скрывать свои чувства к нему. В объятиях Альберта она была словно бабочка, которую поймали сачком, и не могла более скрывать от него правду.

Он же, со своей стороны, не мог больше сдерживать свои эмоции. Да и как, когда он услышал ее слова любви? Она любила его. Это были ни догадки Бруно, ни его предположения. Как он мог оставаться спокойным, когда узнал правду? Его ладони начали поглаживать ее живот, а губы целовать ее щеки.

Вэллари почувствовала себя так, как будто умерла и вновь ожила в его объятиях. Она оперлась на него всем телом и закрыла глаза. Никогда раньше она не испытывала таких ощущений, которые сейчас вызывал у нее Альберт. Ей казалось, что она парит над землей. Ей стало тепло и уютно в его объятиях, а ее тело еще сильнее потянулось к нему, когда она почувствовала что, что-то твердое уперлось ей в поясницу.


Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 366 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы