Суббота, 18.11.2017, 20:30
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 34
Глава 11
Небесная дорога в ад



Дыхание девушки участилось - она уже поняла, что автомобиль нагнал их. Она понимала, что их побег не удался... что ничего уже нельзя поделать... ничего. Однако за одно мгновение все изменилось. Голос, позвавший ее, вселил в нее надежду.

Патти не могла в это поверить... это было невероятно... но, обернувшись, она увидела, что к ней приближается ее бабушка. Она испытала такое облегчение, что не смогла устоять на ногах, и опустилась на землю вместе с леди Маргарет.

- Патти, девочка моя, что с тобой? - спросила Марта, подойдя к своей внучке.

Девушка подняла глаза, почувствовала бабушкины руки на своих щеках и поняла, что все будет хорошо. В автомобиле, который ехал за ними, была Марта О'Брайен.

- Со мной все в порядке, - прошептала она. - Но леди Маргарет... она поранила ногу.

Марта склонилась над женщиной, которая все еще держала руку Патти. Ее лицо было мертвенно бледным и осунувшимся.

- Бог мой, мадам, Вы ужасно выглядите! - огорченно воскликнула Марта.

- Мы должны ей помочь, - волновалась Патти.

- И мы это сделаем, - ответила Марта. - Не беспокойся.

Пожилая женщина встала и взмахом руки подозвала кого-то из автомобиля. Из машины сразу вышли двое мужчин и подошли к ним. Один из мужчин, Тревор, служил шофером семьи О'Брайен, а второго звали Роджер.

- Леди Маргарет! - сказал Роджер и наклонился к женщине.

Маргарет, несмотря на боль, слабо улыбнулась и сказала:

- Не пугайся, Роджер... я не собираюсь умирать... по крайней мере, сейчас, когда мне удалось выбраться из этой тюрьмы.

Молодой человек очень удивился, когда Маргарет Парадис его узнала!

- Леди Маргарет... Вы... в полном... порядке... я думал... что Вы были... ээ... немного нездоровы...

- Перестань заикаться, Роджер, - проворчала Марта. - Нам нельзя терять время впустую. Мы должны поскорее уехать отсюда, пока кто-нибудь не появился из монастыря. Тревор, помоги леди, пожалуйста.

- Хорошо, мадам, - ответил крепкий парень, подошел к Маргарет и поднял ее на руки.

Тревор, с Маргарет на руках, и Марта пошли к автомобилю. А Патти осторожно встала, больше не чувствуя боли в ногах. Однако она почувствовала знакомое ей волнение, когда посмотрела на Роджера. Что он обо всем этом думает? Осуждает ли он ее за то, что она подвергла опасности мать его подруги?

- Это чудо, - пробормотал молодой человек. - Она знает, кто я... она узнала меня. Невероятно! Она уже несколько лет не узнавала меня...

Патти робко посмотрела на него и увидела на его лице широкую улыбку. И поняла, что он не был ни расстроен, ни рассержен, а наоборот, он выглядел довольным.

Неожиданно Роджер приблизился к Патти, взял ее правую руку и поцеловал. Девушка зарделась и попыталась высвободиться, но молодой человек не позволил ей этого сделать.

- Я всегда знал... - прошептал он, - знал, с первого раза, когда увидел тебя в монастыре, что ты ангел. И то, чего ты добилась с леди Парадис, это подтверждает. Ты настоящий ангел.

Патти почувствовала, как лицо еще сильнее заливается краской, а сердце вновь начинает бешено стучать.

- Не говорите так, мистер Кроуфорд, - прошептала в ответ Патти, вновь пытаясь освободить свою руку, но Роджер опять не отпустил ее. - Я не ангел.

Молодой человек дотронулся свободной рукой до ее щеки и нежно погладил ее.

- Если ты не ангел, то ты в двух шагах от того, чтобы стать им, - заверил Роджер. - И твое милое лицо это подтверждает.

Патти была уже готова упасть в обморок в руках молодого человека, но услышала властный голос своей бабушки.

- Патти, Роджер, идемте, пора уезжать.

Однако Роджер так и не выпустил руки девушки. Он широко улыбнулся и сказал:

- Идем, у нас еще будет время поговорить.

- Да, хорошо, - ответила она и робко улыбнулась.

Молодые люди развернулись и направились к автомобилю, но внезапный сильный порыв ветра задел платье Патти, которое, в свою очередь, неприятно коснулось раны, и девушка жалобно вскрикнула.

- Что с тобой? - тот час же спросил Роджер.

- Ничего, просто царапина, - ответила она, показывая ему свою руку.

Увидев рану, молодой человек вмиг снял галстук и обернул им руку девушки.

- Это не просто царапина, а очень глубокая царапина. Почему ты раньше мне не сказала?

- Не беспокойтесь, мистер Кроуфорд, мне не очень больно.

- Но я беспокоюсь о тебе. Я не могу не беспокоиться.

Патти слабо улыбнулась, стараясь сдержать волнение в груди, волнение, которое охватывало ее каждый раз, когда Роджер был рядом.

- Надеюсь, это на время сдержит кровь, - нежным голосом сказал он.

- Я тоже на это надеюсь, мистер Кроуфорд, - ответила Патти. - Спасибо.

- Не за что благодарить меня, и, пожалуйста, перестань называть меня "мистером", для тебя я просто Роджер.

- Хорошо... Роджер, - спустя мгновение ответила она.

- Так гораздо лучше, - заявил он. - А мне можно называть тебя просто по имени? Я в первый раз увидел тебя в простой одежде, а не в монашеском одеянии. Я просто не могу поверить тому, что такая красивая девушка собирается стать монахиней.

Патти подумала, что действительно, впервые за долгое время она надела простое платье. Она даже заметила, что волосы у нее распущены. Наверное, лента соскользнула с головы, когда они с леди Маргарет бежали.

- Мистер Кроуфорд... Роджер, - поправила себя Патти. - Я... уверена, что больше не смогу вернуться в монастырь, после всего этого... так что... я не вижу смысла обращаться ко мне "сестра".

- Отлично, - широко улыбнулся он. - Должен сказать, что я счастлив слышать, что ты больше никогда не вернешься туда. Я, правда, очень счастлив.

Девушка удивленно посмотрела на него. Она не ожидала услышать такие слова.

- Ради Бога, скорее идите сюда, потом поговорите. Мы должны уезжать, - проворчала Марта из автомобиля.

- Бабушка! - огорченно пробормотала Патти.

Роджер также немного расстроился из-за того, что их прервали. Однако, взял Патти за руку, и когда они подошли к автомобилю, помог Патти сесть на заднее место, рядом с Мартой и Маргарет. После сам сел впереди рядом с шофером, и автомобиль тот час же тронулся с места в сторону, противоположную от монастыря.

В этот день, две женщины покинули свою темницу. Маргарет оставила свою палату, в которой очень долго прожила, как во тьме, а Патти, даже еще не поняв, оставила в приютившем ее монастыре, свою боль. В конце концов, спустя столько времени, она поняла, что, чтобы стать счастливой, ей не нужно отдаляться от мира, а жить в нем. Наверняка именно этого хотел Стир, чтобы она жила, а не существовала. Чтобы она была рядом с Роджером, или с кем-нибудь другим, но не одна. Она должна жить полноценной жизнью ради него... ради памяти... ради своей первой любви.

Жизнь для Патти и Маргарет приняла иной оборот. Страхи и грусть остались в их кельях, и будут покоиться там вечно, а для них настала пора снова жить.


Здание, в котором находилась редакция "Нью-Йорк Уилкинс" было одним из самых старых в городе. Равно, как и здание, редакция газеты имела свою историю и успехи, которые, в последнее время значительно уменьшились. Никудышное управление, постоянная смена руководства и неопытные журналисты сопутствовали этому. Однако, вопреки всем перипетиям, следовало признать, что газета продолжала пользоваться популярностью из-за своих статей. И большая заслуга принадлежала статьям, которые печатала Аймори Симоне Байер.

Статьи Байер были посвящены не политике, не экономике; нет, в статьях рассказывалось о жизни и работе актеров и других ньюйоркцев... простая банальность. Однако в них было что-то, что привлекло читателей. Возможно, это была игра словами, или циничная беззаботная манера рассказывать о самом плохом в жизни этих людей, но одно было верно - люди продолжали читать эти статьи. И Эдманд Диксон, директор газеты, это знал. Поэтому ему не хотелось думать о том, что Аймори больше не хочет писать. Но он не мог позволить этому случиться. Просто не мог!

- Я уже сказал тебе, что это просто глупо, Аймори Симоне Байер... УЖАСНО ГЛУПО, - в который раз заявил Эдманд девушке, стоявшей напротив его стола.

- А я сказала, что Аймори не исчезнет, просто изменится, - ответила она. - Не понимаю, почему ты так беспокоишься.

- Ты не понимаешь? - цинично переспросил он. - Вот, почитай, может, тогда поймешь!

И с этими словами Эдманд достал кучу бумаг и положил их на стол. Девушка взяла первый попавшийся лист, но ей было достаточно прочитать первый абзац, чтобы разозлиться.

- Теперь ты понимаешь? - спросил он. - Прошел всего один день, как в газете не было твоей колонки, а у меня уже куча писем от людей, которые просят объяснить, что случилось. Вот, например, это письмо от Сэнди Ричардсон: "Здравствуйте, мистер Диксон, надеюсь, Вы в добром здравии. Я решилась написать Вам, потому что крайне расстроена из-за того, что не смогла найти в Вашей газете колонку Аймори Симоне Байер. Я надеюсь, что это произошло по случайности, и завтра у меня будет возможность прочитать новости Вашего журналиста. Я просто умираю от любопытства узнать, что же дальше произошло с Терренсом, Кендис и Томасом".

- Мне было бы очень интересно узнать... - заявила Аймори. - кто эта Сэнди? Уродливый толстый подросток, чье единственное развлечение - читать о своем любимом кумире, потому что у нее нет своей собственной жизни, и она получает удовольствие от того, что может узнать, что происходит в жизни других людей.

- Меня мало интересует возраст Сэнди, Уэнди, Дженни, Мари, и тех женщин, которые написали мне! - гаркнул Эдманд. - Меня также не интересует, замужем они или нет, вдовы они, разведенные или проститутки. Есть ли у них своя жизнь или же они лишь тешатся сплетнями. Уродливые, толстые, молодые, старые или сумасшедшие, меня это не волнует. Я знаю лишь то, что они покупают мою газету, Аймори, и если я потеряю их, как читателей, то имей в виду, что все: ты, я, весь персонал окажется без работы, и твоя чертова карьера потерпит крах. Это ты понимаешь?

Аймори нахмурилась. Она ненавидела, когда Эдманд разговаривал с ней так, будто она ничего не понимает. Но на самом деле это он ничего не понимал. Она просто ненавидела, когда он навязывал ей свое мнение и заставлял писать аморальные, неэтичные вещи. Для него имело значение только он сам и его непроходимая тупость.

- Единственное, что я понимаю, это то, что ты боишься рискнуть. Я уже тебе сказала, что Аймори не уйдет, а всего лишь изменится. Ее колонка о спектаклях, актерах - безвкусная и банальная, - исчезнет, но на ее месте появится колонка лучше, где будет правдиво рассказываться о том, что происходит на улицах, о людях, которым приходится бороться за крошку хлеба, о коррупции, о проявлениях расизма, о хулиганских шайках, которые есть почти в любом квартале... о том, что на самом деле происходит в Нью-Йорке.

- И ты думаешь, что женщины, которые написали мне, хотят этого? - резко спросил Эдманд. - Нет, не хотят! Чтобы узнать о том, о чем ты только что говорила, они могут купить газету наших конкурентов или послушать, что говорят их мужья и отцы. А в моей газете они хотят прочитать о Терренсе Грандчестере, и что творится вокруг него. Что он предпочитает на ужин, что ему нравится, и с кем у него любовная связь... Именно это хотят знать наши читатели. Этого они ждут в колонках Аймори Симоне Байер.

- Пусть ждут, Эдманд, потому что я больше не собираюсь об этом писать. Я уже по горло сыта этим. А если ты хочешь, чтобы Сэнди и другие читатели впредь покупали твою газету, то сам начти писать о Терренсе Грандчестере!

- Это твое последнее слово? - угрожающе спросил он.

- Да, - ответила она.

- Хорошо, - заявил Эдманд, - тогда тебе больше не чего здесь делать.

Его слова заставили Аймори содрогнуться. Она не могла поверить. Эдманд выгонял ее из газеты... просто бессмысленно.

- Ты не можешь этого сделать, Эдманд! Мне нужно всего пару дней, чтобы написать статью... ты не имеешь права меня увольнять.

- Я не имею права? - с циничной улыбокй переспросил он. - Какая же ты глупенькая. Видишь это? Это твое заявление об увольнение. Тебе надо лишь подписать его и покинуть мою редакцию.

Девушка раздраженно скрестила руки на груди. Это было очень несправедливо со стороны Эдманда... очень несправедливо. Она не заслуживала такого отношения к себе, тем более, из-за какой-то колонки. Аймори с ненавистью посмотрела на мужчину, но прежде чем обрушить на него свой гнев, она попробовала в последний раз убедить его.

- Я сейчас пишу очень интересную статью. Мне нужно немного времени, чтобы все закончить, но я клянусь тебе, что это будет бомбой, - быстро пробормотала она.

- В ней будет говориться о Терренсе Грандчестере? О том, что девушка выбрала Хэтуэя? И, в конце концов, он затащил ее к себе в постель?

Девушка досадливо поморщилась.

- Нет, не об этом, - ответила она.

- Тогда меня твоя статья не интересует, - заявил Эдманд и прикурил сигарету.

- Ты даже не знаешь, о чем я говорю. Откуда тебе знать, что тебя это не интересует?

- Если твоя статья не о Терренсе Грандчестере или о какой-нибудь другой звезде Бродвея, то меня она не интересует. Я делаю деньги на этой газете, и не собираюсь от них отказываться. Я все сказал.

- Ты глупец! - воскликнула Аймори. - Мой отец никогда бы не повел себя так, как ты. Он никогда бы не сделал того, что делаешь ты, ради денег.

- Твой отец давно умер, Аймори. И сейчас я директор. Так что если ты не хочешь исполнять мои приказы, то можешь быть свободна.

- Хорошо, я уйду, - гордо ответила она. - Я бы не смогла и дальше работать в газете, где всякие сплетни превыше правды.

Аймори взяла свою сумку и направилась к двери. Однако, когда она уже собиралась открыть ее, то услышала голос Эдманда:

- Ты еще вернешься, Аймори, - заявил он. - Ты вернешься, когда поймешь, что твоя правда никому не нужна.

- Никогда, - ответила девушка. - Слышишь, я больше не стану работать на тебя. Я лучше умру, чем вернусь сюда.

- Вся твоя жизнь состоит из того, что ты пишешь. И это хорошо. Ты никогда не сможешь перестать писать. Но ты должна понять, что, будучи женщиной, единственное, о чем ты можешь писать, это о сплетнях, о слухах в обществе, и ни о чем другом. О политике, коррупции и прочем пишут только мужчины. Оставь это дело им, и тогда ты достигнешь славы, о которой так мечтаешь. Не глупи.

- Я сглуплю если еще хоть одну минуту останусь здесь, - храбро возразила она. - Я докажу тебе, Эдманд Диксон, что, несмотря на то, что я женщина, я смогу стать серьезным и уважаемым журналистом, и сделаю это не потому, чтобы взять у тебя реванш или заставить тебя взять свои слова обратно, нет, я добьюсь этого, чтобы преподать тебе урок, что женщина может делать мужскую работу.

Девушка с гордо поднятой головой вышла из кабинета директора. Она просто не могла поверить, что в новом веке пол еще играет огромную роль. Если бы ее отец был жив, то все было бы по-другому. Аймори так погрузилась в свои мысли, что не заметила, как с кем-то столкнулась на лестнице.

- Какого черта, Вы не смотрите куда идете? - гневно воскликнула Аймори.

- Это я должна была бы спросить это у Вас, мисс, - спокойно ответила девушка.

Аймори посмотрела на девушку и поняла, кто это. Несмотря на ее маскарад с париком, она поняла, что перед ней стояла Кендис Уайт.

- Какая неприятная неожиданность! - сердито воскликнула Кенди. - Мы уже с Вами встречаемся второй раз за сегодня.

- Но это не по моей вине, мисс, а по Вашей, Вы меня преследуете, - заявила Аймори.

- Я? Преследую Вас? - возмутилась Кенди. - Да будь Вы хоть королевой Англии, мне до Вас нет дела. Тем более, у меня есть дела поважнее.

- Неужели? - саркастически спросила Аймори. - Полагаю, что "мисс веснушчатая" пришла сюда, чтобы дать интервью. Возможно, ты просветишь нас, кого же ты выбрала: Терренса или Томаса?

Какая невыносимая женщина! Наверняка она знает этого Симона. Они оба такие наглые. Кроме того, с чего она взяла, что она должна была выбирать между Терри и Томасом?

- Я хочу Вам сказать три вещи, мисс. Прежде всего, не называйте меня "мисс веснушчатая", потому что мне это не нравится, и Вы не имеете на это никакого права, потому что ничего не знаете обо мне. Абсолютно ничего! Далее, даже если бы я и выбрала кого-нибудь из них, то Вас это никак не касается. Это моя жизнь, и у Вас нет никого права в нее вмешиваться. И последнее, я здесь не для того, чтобы дать интервью. Я пришла сюда, потому что мне срочно надо поговорить с Аймори Симон Байер.

- И о чем же Вы хотите поговорить с ним?

- Не Ваше дело! - заявила Кенди и скрестила руки на груди.

- Ошибаетесь, мисс, это мое дело, так как я и есть Аймори Симоне Байер.

Кенди удивленно посмотрела на девушку. Должно быть она шутит. Это просто невозможно!

- Но Вы не можете быть Аймори Байер.

- Почему не могу? - спросила она. - Почему? Может, потому что я женщина? Значит, Вы думаете, что если я женщина, то не могу писать статьи в газете и иметь успех? Нет, это уже слишком! Как будто бы мне было мало дискриминации со стороны противоположного пола

У блондинки возникло множество вопросов, однако, узнав, что Аймори и была тем человеком, которого она искала, она просто не могла сформировать их.

- Всю жизнь мне приходилось лгать, - продолжала она. - И знаешь почему? Потому что я женщина. Только потому, что у меня между ног нет того, что есть у этих глупцов!

- Господи! - прошептала Кенди, заливаясь краской.

- Это единственное различие между мужчиной и женщиной. Но я не понимаю, почему нас считают хрупкими и ненадежными? Мы думаем, чувствуем и даже любим лучше, чем они. Почему они относятся к нам, как к людям второго сорта?

Кенди посмотрела на расстроенную девушку, и уже не сомневалась, кто она. Она и есть тот журналист, которого она искала.

- Извините меня, - сказала Кенди, - но если честно, то я всегда думала, что Симон - это мужчина... и... наверное, всякий подумал бы так, прочитав Ваше имя.

- Да, - ответила Аймори, немного успокоившись. - Я допускаю, что по моей вине все думают, что Аймори - мужчина. Три года назад я пришла сюда в надежде найти работу журналиста, но на первом же собеседовании директор, несмотря на то, что когда-то мой отец был директором этого издательства, сказал, что я не могу работать журналистом. Мало того, он еще сказал, что женщина ничего не умеет делать, кроме, как готовить кофе, быть женой и вести хозяйство. Идиот!

- Точно! - согласилась блондинка, чувствуя обиду за весь женский пол.

- Но я победила. Я подумала, что если он не хочет нанимать женщину, то нужно импровизировать. Я отослала ему пару своих статей, подписавшись "Симон", и он напечатал их. И представь себе его удивление, когда на следующий день, ему пришло множество писем, в которых люди хвалили талант нового журналиста. Окрыленный таким успехом, он немедленно договорился со мной о встрече. Надо было видеть его лицо, когда к нему на встречу пришла Симоне, а не Симон. Я никогда этого не забуду.

- Вы правильно сделали, - заявила блондинка. - Надеюсь, этот случай научил его относиться к женщинам с должным отношением.

Аймори удивленно посмотрела на Кенди. Ей пришлось признать, что, несмотря на свое высокомерие, мисс Эндри не глупа. Это было довольно странно, прежде всего потому, что девушка была красива. Нет, Аймори не думала, что все красивые женщины глупы, но большинство из них проявляли задатки глупости. Но эта девушка не такая. Видимо, она не была такой как девушки ее круга, которые жить не могут без ночных танцев и приемов. По правде говоря, Кенди ей показалась приятной девушкой, и Аймори очень удивилась, поймав себя на такой мысли.

Она довольно много знала о девушках из богатых семей. С детства у нее не было подруг, не с кем было поговорить по душам. Девочки, которые окружали ее, были боязливы, но тщеславны. Ни одна из них не видела ничего дальше своего носа, и все они поголовно мечтали стать благородной леди и выйти замуж за кого-нибудь респектабельного мужчину. Аймори это бесило, потому что ее отец всегда говорил, что женщина может добиться в своей жизни большего, чем выйти замуж. По убеждению ее отца, женщины могут работать, заниматься тем, чем хотят, и высказывать свое мнение по тому или другому поводу, не боясь общественного мнения. В общем, быть свободной! И это значило быть женщиной! И видимо Кендис Уайт это понимала, хотя для Аймори это было неожиданностью.

Аймори глубоко вздохнула и стала гораздо спокойнее, глядя на Кенди. Если эта девушка не была такой глупышкой, как другие, то она должна дать ей возможность поговорить с ней. Может, она скажет что-нибудь интересное.

- Извини, что я вела себя так грубо, - извинилась Аймори. - Я была немного не в настроении.

- Вы меня тоже извините, - ответила Кенди. - Мне стоило быть благоразумнее.

- Ну а теперь, когда мы извинились друг перед другом, - предложила Аймори. - Кажется, ты хотела поговорить со мной. Вперед, я слушаю.

Кенди почувствовала, что момент правды приближается. Она должна была узнать о Розе Петерсон... но... в действительности, сможет ли она это сделать?

- Я слушаю... - вновь, сказала Аймори.

- Хорошо... я... мне надо узнать все, что Вы знаете о Розе... Розе Петерсон.

- Розе Петерсон? - притворилась удивленной Аймори. - Я такой не знаю.

- Знаете, - заявила блондинка. - Вы были последней, кто говорил с Розой Петерсон в тюрьме до того, как она скончалась. Так что не обманывайте меня.

Аймори скрестила руки на груди. Она готовила очень хорошую статью о том, что происходило с детьми на улицах Нью-Йорка, и одним из ее источников была Роза. Аймори действительно много чего знала о ней, однако, как хороший журналист, она не собиралась ничего рассказывать о своем источнике.

- Может быть, я и говорила с Розой... а может быть, и нет... Какое тебе дело до этого? Она уже мертва, и с этим ничего нельзя поделать.

- Эта женщина была преступницей и знала кое-что важное... знала то, что меня интересует.

- А что тебя интересует? - спросила Аймори, надеясь получить от нее ответ. - Что могла преступница вроде Розы знать такого, что этим заинтересовалась такая девушка, как ты?

Кенди ничего не ответила. Она не знала, как и что ей говорить. Если бы Томас был здесь, то он точно бы знал, как разговорить ее. Блондинка поняла, что поговорить с этим журналистом наедине было не очень хорошей идеей. Она должна была дождаться Томаса.

- Не хочешь говорить, да? - триумфально улыбнулась Аймори. - Нет проблем, я тебя понимаю. Есть вещи, о которых следует молчать, и все, что я знаю о Розе, относится к этим вещам. Возвращайся домой и забудь об этой женщине. Я тебя уверяю, что для тебя все вскоре изменится. И для того, чтобы узнать правду, тебе не понадобится ничего знать о Розе, я тебе это гарантирую.

Блондинка удивилась, услышав ее слова. Аймори говорила так, будто знала, кто она... но откуда? Кенди подумала, что эта женщина знает намного больше, чем кажется с первого взгляда.

- Вы... знаете, кто я? - рискнула спросить Кенди.

Аймори широко улыбнулась. Ей было очень весело общаться с такой девушкой, как Кенди: хитрой и одновременно такой предсказуемой.

- Да, знаю, в этом нет ничего странного. Кто же не знает Кендис Уайт Эндри?

Кенди растерянно сглотнула. Машинально она поднесла руки к голове, чтобы проверить, не потеряла ли она свой парик, но он оказался на месте. По правде говоря, это уже становилось опасным, так как, уже трое узнали ее: Наташа, Джонни и вот сейчас Аймори.

- Не пугайся ты так! - смеясь, заявила девушка. - Но все же я должна тебя предупредить, что твоя с Томасом игра в этот маскарад не слишком правдоподобна, потому что тебя легко узнать.

- Вы знаете Томаса? - удрученно, спросила Кенди.

- Конечно, - уверила ее Аймори. - Я ведь хороший журналист, и должна знать все о тех людях, которые меня интересуют. Я знаю все, что ты и этот красавчик сыщик, делали в последнее время.

-"Красавчик сыщик?" - подумала блондинка и почувствовала, отвращение к Аймори снова возвращается. Мгновением раньше, она было начала проникаться симпатией к журналистке, но ее доверие испарилось, когда она услышала ее последнее замечание.

- На мгновение я подумала, что Вы хороший человек... наверное, я даже поверила в это, - ответила Кенди. - Но сейчас понимаю, что ошиблась в Вас. Вы всего лишь жалкая карьеристка, которой нравится копаться в грязном белье других и распускать сплетни. Вы добываете информацию нечестным путем и, не проверив ее, излагаете ее в газете! И после всего этого Вы хотите, чтобы Вас принимали всерьез? Чтобы мужчины, которые с Вами работают, действительно поверили в Вас? Я, женщина, и то не могу сделать этого!

Аймори, на мгновение подумала, что она права. Однако она терпеть не могла, чтобы с ней так разговаривали.

- Вы только послушайте ее! Ты понятия не имеешь, что мне приходилось делать, чтобы доказать, чего я стою. Я не какая-нибудь богатая мисс, которая живет в огромном особняке, у которой есть личный шофер со служанкой. У меня нет никого, кто бы помог мне, когда я совершаю ошибки, и я не могу позволить себя крутить роман с двумя мужчинами лишь для того, чтобы удовлетворить свое эго, потому что у меня есть дела поважнее. Я не отрицаю, что следила за тобой, но это моя работа, и то, что я написала в своей статье, было правдой. Не ты ли водишь за нос Томаса? Или это не ты нахально флиртовала с Терренсом на празднике у мэра? Ты играешь их сердцами... заставляешь их ревновать и драться из-за тебя. Все это происходит по твоей вине, Кендис Уайт.

- По моей вине? - устало переспросила блондинка. - Вы даже не понимаете, что говорите. Вы ничего обо мне не знаете... ничего. Однако если хотите, я могу сказать, что я не богатенькая мисс, которая живет в своем особняке, и ждет, чтобы ее семья решила за нее все проблемы. Я медсестра, которая работает в больнице в Чикаго. С шестнадцати лет я живу одна и ни от кого не завишу. Я никого не просила помогать мне, если попадала в беду. И я никогда не хотела разрушать ничьих жизней ради собственного эгоизма, как это делаете Вы! Вы разрушаете жизни людей ради того, чтобы добиться славы.

- Значит, по твоим словам, я эгоистка? - притворно ласково спросила Аймори. - Однако я с тобой не согласна, Кендис. Единственная эгоистка здесь, это ты! Или как ты назовешь то, как ты ведешь себя с Томасом и Терренсом? Разве это не эгоизм, - хотеть, чтобы они оба были только с тобой?


- Это не так! - возмущенно воскликнула Кенди.

- Нет, это так! - заявила Аймори. - Я все видела своими собственными глазами. Сначала ты нахально флиртуешь с Терренсом, проявляешь к нему интерес и даже посещаешь его квартиру, а потом обнимаешь Томаса, давая ему надежду, что он может стать твоей новой пассией. Кто же из нас здесь эгоистка, Кендис? Я, которая говорит правду, или же ты, которая забавляется тем, что играет сердцами двоих мужчин?

- С Вами невозможно говорить! - яростно воскликнула блондинка. - Вы ничего не понимаете, но я не собираюсь Вам ничего объяснять, потому что иначе Вы исказите мои слова и напечатаете их в своей отвратительной статье. Но все же, я Вам кое-что скажу... То, что происходит между мной, Терренсом и Томасом, не Ваше дело. У Вас нет никакого права, вмешиваться в наши жизни.

- Ну, наконец-то, ты открыла свое истинное я, - иронично улыбнулась Аймори. - В конце концов, ты призналась, что никак не можешь выбрать одного из них. Однако, хочу тебе дать совет, милочка: открой свои глаза, пока кто-нибудь не увел у тебя из под носа кого-нибудь из твоих возлюбленных.

- Ты говоришь о Томасе? - спросила девушка. - Ты хочешь соблазнить его?

Аймори слегка улыбнулась. Ее глаза заблестели. Не ожидая того, она отыскала слабинку у мисс Уайт. Кенди даже понятия не имела о том, что сейчас услышит.

- Нет, я говорю не о Томасе, милочка, - заявила она. - Я говорю о Терренсе. Было бы неплохо соблазнить его... для себя... и я предупреждаю, что сделаю это с успехом... Прощай, милочка.

Кенди растерянно осталась стоять и смотреть, как Аймори спускается вниз по лестнице. Лицо ее побледнело, она чувствовала себя так, как будто ее только что ударили ножом в сердце. В зеленых глазах появились слезы, она гневно сжала кулачки. Ни о чем более не думая, она в гневе и в расстроенных чувствах сбежала по лестнице и вышла из здания.

Анни, которая все это время просидела в автомобиле, увидела, что ее подруга вышла, но не спокойной, как была раньше, когда входила в этой здание. Девушка догадалась, что разговор с Аймори Байер был не из лучших.

- Подождите еще немного, пожалуйста. Я сейчас вернусь, - попросила она водителя, который уже нетерпеливо ходил вокруг автомобиля.

Анни пошла к Кенди, однако ей пришлось бежать за ней, так как блондинка шла очень быстро. Девушке удалось догнать свою подругу, но, как только она это сделала, то заметила, что всегда милая и любезная подруга была сейчас очень зла.

- Кенди... что случилось?.. Что с тобой? - спросила Анни, переходя с бега на шаг.

- Она спятила, если думает, что сможет быть с Терри... СПЯТИЛА! - заявила блондинка, не обращая внимания на свою подругу.

- О ком ты говоришь, Кенди? - спросила Анни, ничего не понимая.

- Об этой Аймори, - ответила она, наконец-то, остановившись. - Она думает... что может быть с моим Терри, но она ошибается. Этого никогда не произойдет. Я этого не позволю!

Анни удивленно посмотрела на свою подругу. Она знала ее с самого детства, но никогда не видела ее такой рассерженной. Наверняка это связано с Терри Грандчестером. Кроме того, спустя почти два года полного молчания, она впервые за это время сказала "мой Терри", да еще таким собственническим тоном, что стало очевидно: она, хоть и неосознанно, считает все еще его своим.

- Кенди, успокойся и вдохни поглубже, - попросила ее Анни. И девушка последовала совету своей подруги.

- Мне очень жаль, Анни, - извинилась блондинка. - Я не должна была так себя вести, но я была так зла, что думаю, если бы я увидела эту журналистку еще раз, то придушила бы ее своими собственными руками.

- Журналистку?... Аймори Симон Байер - женщина? - удивленно спросила Анни.

- Ни больше, ни меньше, - ответила Кенди. - Да, она женщина, и очень подлая. Если бы ты увидела ее и поговорила с ней, то поняла бы, что она очень тщеславна.

- Я видела, как перед тобой из здания вышла девушка. Она красивая... у нее каштановые, длинные волосы... и она была одета в черное пальто, верно?

- Да, это она, - ответила блондинка.

- Ты... поговорила с ней? Расспросила ее о Розе Петерсон?

И только сейчас, услышав вопросы Анни, Кенди поняла, как она сглупила. Вместо того, чтобы расспросить ее о Розе, она потеряла время, ввязавшись в бесполезный разговор и перебранку. И это было не самым худшим, нет, вот когда Томас об этом узнает, он точно ее упрекнет в глупости, и это будет самым худшим.

- О, Анни, я так сглупила! - вздохнула блондинка. - Я ничего не узнала о Розе. Я позволила Аймори втянуть себя в бессмысленный разговор. Как глупо!

- Не упрекай себя, Кенди. У тебя еще будет возможность поговорить с ней, - стараясь успокоить подругу, заявила Анни.

Однако это оказалось не так легко сделать, так как если Кенди не хватило слов Аймори, то сейчас, в парке, где они стояли, она заметила улыбающихся друг другу Терри и Вэллари. Они выглядели так, будто влюбленные на первом свидании.

- Ну, почему? - пробормотала блондинка, еле сдерживая слезы. - Почему все должно быть таким трудным?

Анни не надо было спрашивать, что в данный момент происходило в душе подруги, потому что и она заметила Терри в компании красивой девушки. Анни также показалось, что между ними, возможно, было нечто большее, чем простая дружба.

- Просто поразительно, как сегодня все ужасно складывается! - воскликнула блондинка. - Неужели это возможно? Не могу поверить... это самый ужасный день в мой жизни... Не думаю, что сегодня может случиться что-нибудь хуже этого.

И едва она закончила говорить, как мимо них, на большой скорости, проехал автомобиль, и вода из большой лужи оказалась на прямо на них. Если бы Кенди была внимательней, то ей удалось бы это избежать. А Анни, хоть и не обладала ловкостью Кенди, отделалась легким испугом.

- Ты в порядке, Кенди? - спросила Анни.

- Только со мной такое может произойти, - заявила она, чихнув в подтверждение своих слов.

- Кенди ты должна немедленно сменить одежду, а то заболеешь.

- Да, ты права, - согласилась она. - Но сначала мне надо кое-что проверить.

- Что именно ты собираешься сейчас сделать? - подозрительно спросила ее Анни.

- Видишь этот огромный дуб, рядом с качелями? - спросила Кенди. - Когда я залезу на этот дуб, то точно услышу, о чем говорят Терри и Вэллари. Мне только надо залезть на него.

- Но, Кенди... - попыталась протестовать Анни.

- Ничего со мной не случится, - заявила блондинка. - Я не уйду отсюда с пустыми руками и, по крайней мере, узнаю, зачем они приходили к Джонни Лерри.

- Кенди, мне кажется, это плохая идея.

- Не волнуйся, Анни. Я прекрасно знаю, что делаю. Ты лучше улыбнись и не беспокойся обо мне, хорошо?

- Хорошо, - ответила она, - однако, я думаю, что тебе лучше снять этот парик и пальто, чтобы тебе было проще забраться на дерево.

Кенди согласилась со своей подругой. Платье, которое было одето на блондинке, было очень красивым: длинное из белого шелка, со скромным декольте. А пальто было черного цвета, на котором темно-зеленым было выбиты восточные рисунки, и поскольку на ней было это пальто, платье не пострадало от воды и грязи.

Томас выбрал это пальто, так как в черном парике, Кенди ему напоминала китайскую принцессу. Однако, сейчас, когда она сняла это элегантное пальто и парик, и высвободила белокурые волосы, то стала очень похожа на образ одной из греческих богинь.

Анни достала из своей сумочки платок, и вытерла грязь на лице своей подруги. Еще она немного поправила ее волосы. Однако даже если бы она этого не сделала, то не случилось бы ничего страшного, ведь Кенди была одарена красотой от природы. Ей не требовался макияж или украшения, так как ее улыбка естественным образом замещала их.

- Все, Кенди, - заявила Анни. - Будь осторожнее и постарайся быть внимательной, чтобы не упасть с дерева.

- Хорошо, Анни.

Блондинка, быстрым шагом, но, сохраняя осторожность, подошла к большому дубу. В этот час в парке было почти безлюдно, и поэтому вряд ли ее мог бы кто-нибудь увидеть. Кенди всегда очень хорошо лазила по деревьям, и поэтому она проворно добралась до половины дуба. С этого места, она очень хорошо видела Терри и Вэллари, которые присели на скамью и над чем-то смеялись. Однако она никак не могла расслышать, о чем они говорят, и если она все еще хотела это знать, ей пришлось лезть дальше по ветке. Это было не так просто, как казалось. Приходилось быть осторожной и бесшумной, чтобы ее не увидели или, того хуже, чтобы не упасть...

- "Давай, Кенди, ты сможешь это сделать", - подбодрила себя блондинка и начала продвигаться по дереву, и несмотря на то, что она двигалась очень медленно, вскоре она добралась до места. Кенди удовлетворенно улыбнулась. Она оглянулась назад в поисках Анни, однако не смогла ее увидеть, потому что та спряталась в кустах. - "Кажется, Анни решила спрятаться", - улыбнувшись, подумала Кенди, но стоило ей услышать голос Терри, и ее улыбка исчезла.

- Моя жизнь складывается не так, как мне бы хотелось... я совершил множество ошибок... но... несмотря на это, я знаю одно... знаю, что не могу бороться со своими чувствами... с любовью... с любовью, которую испытываю к тебе.

Кенди увидела, как Терри нежно взял Вэллари за руку, в то время, как его слова продолжали эхом повторяться у нее в душе. Она никогда раньше не слышала, чтобы он говорил так искренне и нежно. Его слова были больше, чем простое признание в любви. Только что она увидела и услышала, как Терри открыл свое сердце Вэллари. На глазах блондинки выступили слезы. Она почувствовала, что дрожит. Этот день стал для нее самым жутким днем во всей ее жизни. Сегодня она не только совершила множество ошибок, но и потеряла единственную надежду... надежду на то, чтобы хоть когда-нибудь быть рядом с Терри. Сейчас уже ничего не имело значения. Даже ее счастливых воспоминаний о том, как когда-то они были вместе, было недостаточно, чтобы вытерпеть это ужасное разочарование и боль.

Кенди уже собиралась спускаться с дерева, как услышала слова Вэллари. Она говорила не как влюбленная женщина, только что услышавшая признание в любви.

- Звучит достаточно правдиво, Терри, - беззаботно заявила Вэллари. - Но я настаиваю, чтобы мы еще прорепетировали, потому что когда ты ее действительно встретишь, то у тебя все вылетит из головы, и ты скажешь первое, что пришло к тебе в голову. Так всегда бывает.

- Ты говоришь так, потому что у тебя был уже подобный опыт? - язвительно улыбаясь, спросил Терри. - Неужели с Альбертом?

- "Альберт? А он тут причем?" - подумала Кенди, ничего не понимая.

- Не меняй темы разговора, - предупредила Вэллари. - Мы говорим сейчас не обо мне с Альбертом, а о тебе и Кендис.

Услышав свое имя, Кенди почувствовала, как щеки ее загорелись. О чем они? Почему они говорят о ней?

- Ты сегодня пойдешь к ней в гостиницу или до завтра подождешь? - спросила Вэллари.

- Я бы пошел к ней прямо сейчас, но не думаю, что с моей стороны это будет благоразумно.

- Терренс Грандчестер говорит о благоразумии? - удивленно спросила она. - Очень интересно! Никогда бы не поверила, что ты знаешь значение этого слова.

- Очень смешно! - возмущенно ответил он.

- Не сердись. Я просто пошутила. Не думала, что ты захочешь подождать до завтра. Полагаю, ты хочешь сделать все должным образом?

- Да! - ответил Терри. - Я не хочу больше совершать нелепых ошибок. Сначала я должен искренне с ней поговорить, и возможно, получить ее прощение, а потом мне нужно встретиться с Альбертом, чтобы он позволил мне официально ухаживать за ней. В конце концов, он ведь ее опекун, и мне нужно его разрешение, чтобы Кенди стала моей невестой.

- "Его невеста?.. Я?.. Неужели мне все это снится?" - блондинка почувствовала, как сердце ее наполняется счастьем, благодаря тому, что она услышала. Однако правильно ли она все поняла? Действительно ли, он хотел, чтобы она стала его невестой?

- Ты даже не представляешь, как бы мне именно сейчас хотелось бы ее увидеть, - произнес Терри, обращаясь к Вэллари.

Блондинка была так завороженная, слушая Терри, что потеряла бдительность, и не заметила, что ветка, на которой она сидела, начала ломаться под ее весом. Кенди сначала услышала треск, а потом почувствовала, что ветка ломается, и хотела перебраться на другую ветку, но не получилось, и она с грохотом упала на землю.

Терри с Вэллари вскочили, услышав шум падения за скамьей, и посмотрели на то, место, откуда раздался шум. Молодой актер просто не мог поверить, что его мечты сбылись, когда он увидел виновницу этого шума.

- КЕНДИ! - воскликнула Анни, которая выбежала из-за кустов и помогла ей отряхнуть с одежды и волос сухие листья.

- Кенди? - переспросила Вэллари.

Терри не мог отвести взгляда от блондинки. От его Кенди. Она была такой красивой! В белом платье и с такими восхитительным белокурыми волосами. Он так давно мечтал о ней... о девочке, уже превратившейся в женщину. Он не мог остановить бешеные удары своего сердца, видя, что она всего лишь в шаге от него... от его объятий.

- Кенди, как ты? Ты ничего себе не сломала? - обеспокоенно спросила Анни.

- Я в порядке, - единственное, что смогла вымолвить блондинка. Она чувствовала на себе взгляд Терри, и поэтому не могла говорить.

- Но Вы упали с довольно большой высоты, мисс Эндри, - заявила Вэллари, опускаясь на колени перед блондинкой. - Вы уверены, что ничего себе не сломали?

Девушка не могла объяснить этого, однако, когда она услышала голос, и увидела лицо Вэллари, она почувствовала, как на душе у нее стало спокойно и тепло. То же самое она почувствовала, когда впервые увидела ее в Чикаго. Однако в тот раз она чувствовала не только спокойствие, но и одновременно беспокойство.

- Не волнуйтесь обо мне, мисс Парадис, - ответила девушка, широко улыбнувшись. - Я уже давно привыкла к неожиданным падениям.

Улыбка Кенди была такой радостной и искренней, что Вэллари успокоилась. Она не знала почему, но ее очень заботила безопасность этой девушки, и не только потому, что она была из семьи Эндри и была любовью Терри, было что-то еще... что-то в ее глазах, которые так напоминали ей глаза матери.

- Неужели? - удивленно пробормотала Вэллари. - Тогда я очень рада, что с Вами все в порядке, после такого падения.

- Не беспокойся о ней, Вэл, - с долей сарказма заявил Терри. - С Тарзаном с веснушками ничего не случилось. Деревья - это среда ее обитания. Однако я очень удивлен увидеть это представление в Нью-Йорке. Не знал, что обезьяны переехали в Манхэттен.

Кенди не могла вынести такое оскорбление. Она надеялась, услышать от него что-нибудь нежное, а он, как всегда, в своем репертуаре. Блондинка поднялась с земли, и отряхнув платье, обратилась к Вэллари:

- Большое спасибо, мисс Парадис, за Ваше беспокойство обо мне. Мне будет очень приятно встретиться с Вами еще раз. Извините, что не могу остаться и поболтать с Вами... у меня есть еще срочные дела. Идем, Анни?

- Да, конечно, - ответила девушка.

Кенди в последний раз бросила на Терри раздраженный взгляд и направилась в противоположную сторону от молодого актера.

- Чего ты ждешь? - спросила Вэллари у актера. - У тебя появилась возможность поговорить с ней, а ты блистаешь дурацким остроумием

Терри понимал, что повел себя глупо, так же глупо, как вел себя с ней всегда. Однако сейчас, он не хотел повторять свои ошибки, которые делал в прошлом. Он должен с ней поговорить, и рассказать ей все... абсолютно все.

- Кенди, подожди! - крикнул ей вслед актер, подбежал к ней и взял ее за руки. - Мне надо с тобой поговорить.

Девушка мгновенно покраснела. Его ладони жгли ее кожу, а в глазах стояла мольба.

- Я... я не могу... мне надо проводить Анни в гостиницу, - заявила она.

- Я могу проводить ее в гостиницу, Кенди, - быстро вмешалась Вэллари. - Ты ведь не возражаешь, если я буду называть тебя просто по имени, правда?

- Нет, не возражаю, - ответила блондинка.

- Отлично, тогда ты можешь тоже называть меня по имени. И, возвращаясь к Анни: я тоже направляюсь в гостиницу. Думаю, мне надо отдохнуть, потому что сегодня я очень устала. Так что, если ты не возражаешь, то мы с Анни поедем вместе, а ты тем временем, можешь поговорить с Терри.

- Мне это кажется отличной идеей, - заявила Анни, широко улыбнувшись.

- Тогда все в порядке, - сказал Терри. - Кенди останется здесь со мной, а если тебя, Анни, кто-нибудь спросит, где она, то ты можешь ответить, что она в надежных руках. С этого момента, я всегда буду заботиться о ней.

- Хорошо, - ответила Анни, все еще улыбаясь. - Увидимся позже, Кенди.

- До свидания, Кенди, - попрощалась Вэллари.

Кенди смотрела, как Анни с Вэллари перешли дорогу, и исчезли из виду. Внезапно подул холодный ветер, однако Кенди могла поклясться, что сейчас была не холодная осень, а теплое лето, потому что холода она не чувствовала.

- Ты замерзла? - спросил актер, глядя на девушку.

- Нет, - ответила она, - а ты?

- Тоже, нет, - ответил он. - По правде говоря, мне жарко. Я просто пылаю внутри.

Чувствительный тон, которым Терри произнес последние слова, был достаточно для Кенди, чтобы залиться краской смущения. Девушка понимала, что если она и дальше будет находиться рядом с Терри, то она не сможет больше контролировать свои чувства.

- Купите розы для прекрасной дамы, сэр, - внезапно услышал Терри около себя. - Это последний букет, который у меня остался. Это, несомненно, судьба, сэр.

Молодой актер был так поглощен Кенди, что не заметил, как к ним приблизился мальчик. Но слова достигли его слуха. "Судьба", повторил про себя Терри, "Это то, что мне сейчас нужно, чтобы она простила меня... благосклонная судьба".

- Я уверен, что Ваша невеста будет счастлива, если Вы подарите ей эти розы, - продолжил мальчик.

Кенди удивилась, но почувствовала себя счастливой, услышав слова мальчика. "Ваша невеста", вздохнула она в душе. "Хоть бы это было правдой... хоть бы, я действительно была невестой Терри".

- Вот, держи, - сказал актер, протягивая мальчику деньги.

- Большое спасибо, сэр, - ответил он. - Вот увидите, этим вечером, эти розы откроют Вам дорогу к сердцу самой красивой девушки.

Взяв деньги и отдав букет блондинке, мальчик быстро развернулся и пошел дальше по парку.

- Какой быстрый! - воскликнула Кенди, пытаясь скрыть свое волнение, - Он не только продал свой последний букет, но еще и польстил мне.

- Вообще-то, он не льстил, веснушчатая, он сказал правду, потому что ты действительно очень красива этим вечером. По правде говоря, ты стала еще красивее, чем раньше, и я думаю, что смог бы провести всю свою жизнь, лишь глядя на тебя.

Кенди не смогла удержать дрожь, пробежавшую по ее телу. Этот Терри, который сейчас стоял перед ней, был совсем другой. Он просто был неотразим. Кроме того, он сделал ей комплимент и даже подарил букет цветов. Он никогда раньше не дарил ей розы, никогда, однако сейчас он подарил их ей с нескрываемым наслаждением. Внезапно, она почувствовала свою беззащитность перед ним. Еще большую, чем тогда, в театре. Но она не могла позволить себе этого, потому что знала, что его невеста ждет его.

- Однако, я полагаю, что ты здесь не для того, чтобы смотреть на меня, - как можно спокойнее произнесла девушка, отворачиваясь от Терри. - Ты сказал, что хочешь со мной о чем-то поговорить. Я тебя слушаю.

Терри не мог избежать болезненного ощущения, понимая, какую холодную позицию она заняла. Ему и так было непросто поведать ей о своих чувствах, а сейчас, когда она повела себя с ним так холодно, было еще сложнее. Однако, он не собирался отказываться от своего решения. Никто никогда не знал, о чем он думает или что чувствует. Для всего мира он был загадкой. Однако, был человек, чья улыбка меняла в нем все. Человек, рядом с которым он становился самим собой. И этот человек сейчас стоял перед ним... красивая девушка, которая сейчас казалась ему далекой... такой далекой, что он не знал, стоило ли ему открыться в своих чувствах к ней. Он не сможет вынести, если Кенди откажется от него.

Кенди заметила, что взгляд Терри изменился. Ей было нетрудно заметить это. Ведь проведенное время в колледже не прошло даром. Этот человек мог быть просто невыносимым, но она знала, что он так же мог быть ранимым, когда проявлял свою сущность. Кенди не могла видеть, как он страдает, потому что вместе с ним страдала и сама. Возможно, именно поэтому девушка приблизилась к нему и улыбнулась, ища его отчаявшийся взгляд.

- Терри... о чем ты хотел со мной поговорить?

Молодой актер не мог не заметить этот невинный жест. Видеть, как она улыбается, было для него самым чудесным подарком, и даже больше; когда она улыбалась ему такой улыбкой, он был способен забыть все: ложь, злость, ссоры, разочарования и даже свою вину, которая терзала его в течение последних лет.

- Кенди, - прошептал он, - то, что я должен тебе сказать, уже давно не дает мне покоя. Оно преследует меня днем и ночью, как призрак, и если я сейчас не освобожу его, то рано или поздно оно убьет меня.

- Преследующий тебя призрак, которой рано или поздно убьет тебя, Терри? - переспросила она. - Не пугай меня.

- Не буду, - ответил он. - Я... хочу сказать... что...
Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 306 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы