Воскресенье, 24.09.2017, 09:55
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 3
Глава 2
Фальшивость картины

Лавируя по улицам навстречу ледяному ветру, Терри приближался к своему дому. Он знал, что сегодня он должен заехать к Сюзанне, но разговор, который состоялся между ним и Томасом Хэтуэем, так разозлил и расстроил его, что его мало волновало, что он не заехал к своей невесте. Только вспомнив, что сын его наставника сказал ему, его кровь вновь закипала с новой силой.

"Как он осмелился сказать, что собирается искать Кенди?.. Идиот, как только у Роберта Хэтуэя может быть такой сын... моя милая девочка никогда не заинтересуется таким бездельником как он, она даже не посмотрит на него... на этого Томаса-глупца... истинного глупца".

В глубине души Терри знал, что было маловероятно, что Томас сможет познакомиться с его любимой, так как она жила в другом городе, а этот парень специально не поехал бы в Чикаго, чтобы мешать ей жить. Единственное, как они могли бы познакомиться, это если бы она приехала в Нью-Йорк, но это практически невозможно, так как он был уверен, что после того мучительного разрыва между ними, Кенди избегает любых поездок в город, который может вызвать у нее плохие воспоминания.

"Нет... он никогда не познакомится с ней... Она не приедет в Нью-Йорк... у нее нет никаких причин это делать... я уверен, что это никогда не произойдет... а он не знает, где она живет... кроме того, он бы не начал ее искать лишь ради того, чтобы навредить мне... но... а все же если он сделает это?.. Пожалуйста, Терренс, контролируй себя и выкинь из своей головы эти абсурдные мысли!.. Томас, хоть и полицейский или... сыщик, он не сможет испортить ей жизнь... милая и красивая моя веснушчатая, она с легкостью попадется в сети этого ужасного типа... но он не сможет познакомиться... ее нет в этом городе, и никогда не будет ". Терри не мог даже себе представить, как неправдоподобны были его размышления, так как эта встреча вскоре состоится и радикально изменит его судьбу!

Однако в данный момент, молодого актера больше интересовало и беспокоило то, что происходило в сердце Кенди, был ли у нее новый возлюбленный... кто-то кто стал бы ее мужем. Хотя он старался избегать этих болезненных мыслей, но, находясь в одиночестве, вопросы сами собой возникали у него в голове, мешая ему контролировать свои чувства. "Она будет встречаться с кем-то? Она влюбится снова? Возможно, официально у нее уже есть возлюбленный?.. Хотелось бы думать, что нет... но кого я обманываю?.. Вероятно, у нее уже кто-то есть... она такая милая, красивая и все время радостная, что ни один мужчина не смог бы противостоять тому, чтобы забрать себе такую обольщающую физическую красоту, объединенную с благородным духом. Прошло уже много времени с того последнего раза, как мы виделись... сейчас ей должно быть 19 лет... она уже больше не девочка... уверен, что сейчас она превратилась в красивую женщину... если, будучи подростком, она вызвала столько чувств во мне... то, что будет сейчас, когда она уже женщина... Мне было бы достаточно почувствовать ее нежный взгляд, чтобы потерять остатки своего разума... и эта вызывающая волнение любовь, полностью переполняло бы мое сердце и разорвалось бы на тысячу маленьких осколков... Если бы я вновь мог увидеть ее... хотя бы на мгновение... лишь на секунду... как в тот раз в Чикаго... Бог мой, я бы отдал все что угодно, лишь бы увидеть ее еще раз!"

Терри ехал на высокой скорости, но все его мысли, которые у него остались, были сосредоточены на единственном имени: Кенди.

"Когда я она ушла той ночью из больницы, - вспоминал Терри. - Она не обернулась... Она ушла, не взглянув на меня... мне так было больно из-за этого. Хотя, возможно, это было самым лучшим решением, потому что если бы я увидел ее красивые зеленые глаза, то я не смог бы выполнить свой долг перед Сюзанной... долг перед Сюзанной... осталось всего два месяца, чтобы это произошло. После свадьбы для меня все будет кончено... я навсегда потеряю моего Тарзана с веснушками".

Несмотря на то, что мгновение раньше Терри расстроился, думая о предстоящем браке, воспоминание о том, как он называл Кенди в колледже, вызвало у него широкую улыбку. "Я очень хорошо это помню, потому что именно я прозвал ее так. Было около восьми часов, и я, как всегда, был в свой комнате и смотрел в окно. Я был крайне подавлен, думая об отказе своей матери и о безразличии своего отца, когда я увидел ангела, спустившегося на землю и перепрыгивающего с дерева на дерево. Да, она была веснушчатым ангелом. Сначала меня очень удивило ее поведение, но в то же время и восхитил ее живой дух... я не ошибся в ней... с того первого раза, как я встретил ее на корабле, я понял, что она отличается от всех остальных... что она была особой девушкой. Единственный раз в жизни я почувствовал столько противоречивых эмоций... одновременно счастье и ненависть... счастье из-за того, что она была такая милая... и ненависть... какой глупец!.. В тот момент я не понимал причину этого глубокого чувства зависти. Сегодня, я понимаю, что я умирал от ревности, потому что у нее было одно-единственное намерение: навестить моих соседей. Да, сейчас я понимаю, что это необъяснимое беспокойство, в тот момент наводнившее мою душу, было из-за того, что она рискнула поздно выйти из своей комнаты, чтобы увидеть их... чтобы быть рядом с ними. Что это значило? Возможно, один из них был для нее больше чем другом? Парень в очках оказался благородным и искренним человеком, и я не думал, что именно он был владельцем сердца Кенди, некоторое время спустя я удостоверился, что мои предположения насчет Стира были верны. Но другой... Арчи... он вызывал недоверие, кроме того, меня сильно раздражало видеть мою красивую девочку в его компании и то, что она была так счастлива видеть его. Много раз я видел, как он разговаривает с ней, и зависть переполняла мое сердце, но, конечно же, они никогда не разговаривали одни, его брат все время был с ними. Однако то, как Арчи смотрел на нее, разговаривал с ней и каким тоном произносил ее имя, заставило меня потерять разум. Тогда-то я и подумал, что он был моим соперником... я знал, что он влюблен в нее... я очень хорошо это знал... и думал, что никто более не сможет завоевать ее сердце. Из-за этого я бессознательно решил грубо разговаривать с Арчи... и также с ней... я должен был сделать так, чтобы она больше думала обо мне, чем о нем... и раздражать ее было самым лучшем способом, чтобы добиться этого. Сейчас я понимаю, что эта необходимость была так глубока, что я начал ее злить, чтобы Кенди больше думала обо мне!.. И хотя она делала это не по романтическим чувствам, но все же она думала обо мне. Иногда мне кажется, если бы Анни не приехала в колледж, мое соперничество с Арчи перешло бы в опасные моменты. Для меня было передышкой узнать, что в него была влюблена другая девушка, которая только что приехала в колледж и которая была самой лучшей подругой моей веснушчатой девочки. Я восстановил силы и чувствовал себя способным завоевать сердце Кенди! Начиная с того момента мои страхи исчезли... но только на минуту... только до тех пор, пока я не узнал о нем... об Энтони. Я все еще помню тот день, когда из-за своих многочисленных проблем я решил проехаться верхом, чтобы немного освободить свой разум. Буря должна была вот-вот начаться... но мое раздражение было более свирепым, чем начинающейся ливень. Тогда-то я и услышал ее голос... она была крайне взволнованной и настойчиво просила, чтобы я остановил коня... чтобы я слез с него... потом я увидел, что она упала, и в это мгновение в своей душе я испытал самое тоскливое беспокойство, которого раньше не чувствовал. Я немедленно побежал туда, где она лежала, и решил, что лучше отнести ее в медпункт... но тогда я еще не знал, что Кенди глубоко ранила мое сердце, бессознательно и с огромной любовью произнеся имя Энтони. Сражаясь со своей гордостью и пытаясь контролировать свою ревность, сжигавшую меня изнутри, я отнес ее в медпункт... И будучи уже там, я увидел ее слезы, пока она повторяла это имя... кто был этим чудовищем, что заставил так горько плакать мою красивую девочку? Я постоянно об этом думал. Начиная с той ночи, я понял, что мои истинным соперником был не Арчи, а Энтони, который я думал, был грязным трусом, поигравшим с ней, и украл ее сердце лишь для того, чтобы потом бросить ее. Я думал, что Кенди попалась в его сети и сейчас не могла забыть его. Я даже подумал, что ее отправили учиться в этот колледж, чтобы отдалить ее от него. Я и представить себе не мог, в чем заключалась правда... я не сомневался, что Энтони был жив. День спустя, я не видел ее вновь, с одной стороны я избегал идти на холм, а с другой стороны, она меня не искала, и я не собирался искать ее и, кроме того, открыто демонстрировать свои чувства, когда я уже узнал, что она была влюблена в другого. Если бы я тогда не подружился с Альбертом, то, возможно, мы бы полностью отдалились друг от друга!.. Но судьба решила сделать все наоборот. Однажды мы встретились в зоопарке. Я чувствовал себе спокойнее, разговаривая с Альбертом, и поэтому приходил к нему практически каждый день. И она оказалась знакома с Альбертом, и в этот день пришла к нему, чтобы попросить его приютить черепаху ее подруги Пати. У Альберта в тот день было много работы, и он не смог долго говорить с нами, так что мы остались одни, и это была подходящая возможность нашего сближения. Мы очень долго болтали и играли, как пятилетние дети. Я чувствовал себя счастливым, находясь с ней рядом, и в этом сокровенном доверии я осмелился начать свой допрос о ее прошлом, чтобы узнать, какое место занимал Энтони в ее жизни. Тогда-то я и узнал, что она была сиротой и выросла в доме Пони. Сначала ее взяли в семью Леганов, но по решению матери Нила и Элизы, она стала служанкой в этом доме. Еще она мне рассказала, как познакомилась с Альбертом, как он спас ее. Она рассказала, как семья Эндри приняла ее, как пришло письмо от главного патриарха семьи Эндри, и что он удочерил ее. Однако, тогда никто не знал, что ее загадочный приемный отец был ни кем иным как Альбертом. В конце концов, она мне рассказала, как изменилась ее жизнь вскоре после ее удочерения, и она подробно описала свою жизнь в Лейквуде вместе со Стиром и Арчи. Несмотря на то, что она много страдала в прошлом и очень грустила из-за того, что не знала своих настоящих родителей, она не показывала своей боли в течение всего разговора. Ее взгляд был таким ясным, а улыбка такой живой, что я смог подтвердить, что Кенди действительно была ангелом... красивым и чудесным ангелом.

Перед ее простым откровением, я решил прямо спросить ее о человеке, о котором она тосковала. Ответ, который я получил, сначала разозлил меня, а в конце привел в замешательство. Она начала рассказывать мне об этом чудесном парне и о том, что он любил выращивать розы, она даже осмелилась сравнить его со мной... хотя потом опровергла это. Я все еще хорошо помню ее слова: "Сначала я подумала, что ты похож на него... но потом ты оказался другим..." Что она хотела сказать этим? Что сначала я ей понравился, потому что был чем-то похож на Энтони, но, после, узнав меня, она решила, что Энтони был лучше, чем я. Из-за этого я сильно разозлился и жестоко сказал ей, что рад тому, что у меня с этим человеком нет ничего общего, потому что для меня тот, кто посвятил себя заботе о розах, был слабым человеком. Она раздраженно смотрела на меня, с желанием поколотить меня, но ограничилась лишь тем, что сказала, что Энтони был самым сильным, мужественным и хорошим парнем, который мог бы существовать на этой земле. В насмешливом тоне и полностью охваченный ревностью я ответил ей, что он был не таким замечательным, раз бросил ее, и решил остаться со своими розами в Америке. Ответ Кенди был для меня как пощечиной: "Энтони умер... он упал с лошади". Так я узнал об этом парне и о его трагической смерти. Никогда бы не подумал, что Энтони был мертв, и что он погиб, упав с лошади. Для меня все стало понятно, тогда я понял всю тоску и страх Кенди, появившиеся в ней, когда она увидела меня верхом на коне той ночью, но все же я необъяснимо продолжал чувствовать ревность и единственное, что я сделал, так это продолжил терзать ее своими ядовитыми и причиняющими ей боль комментариями. Мне было так трудно соперничать с мертвым! Даже сейчас, когда прошло столько лет, я не могу сказать, когда она влюбилась в меня и сохранила имя Энтони лишь в своей памяти... Я был так счастлив, когда это произошло... я был самым счастливым человеком, когда видел ее блестящие глаза и слышал ее голос, нежно зовущий меня по имени. Наступил момент, когда она уже почти все время проводила со мной, и я даже смог увидеть достаточно ясные сигналы, что она отвечала моей любви. Сейчас я уверен, что я интересовал ее так же, как и она меня, и некоторые события были тому подтверждением. Возможно, самым значительным из них был ее невинный подарок, который заставил меня дрожать от переполняющих меня эмоций. Это был ее первый подарок мне, и с того момента пообещал себе никогда не расставаться с этим подарком... и я исполнил это обещание. Она подарила мне гармонику, ее любимый музыкальный инструмент. У нее было твердое намерение заставить меня бросить курить... она беспокоилась, что у меня была такая плохая привычка, и поэтому подарила мне гармонику, чтобы мой рот был занят чем-то другим вместо того, чтобы курить сигареты... Если бы только она подарила мне свои губы и потом всю себя, то я бы сразу же отрекся от своих пороков, и занялся бы изучением каждого уголка ее тела!

В другом случае, когда меня ранили, и я по ошибке попал в ее комнату, она без малейшего колебания убежала из колледжа, чтобы купить мне лекарства. Она рисковала, чтобы помочь мне... и это было сигналом того, что я имел для нее значение.

Кроме того, у нас появилась привычка приходить на холм и там вместе проводить время... беседуя, играя или просто молча сидя на траве.

Все эти ситуации мне нравились, но если честно, я больше воодушевлялся, когда мы общались без слов, для меня это было равно как полной близостью. Она молча садилась со мной рядом... и я начинал играть на гармонике... для нее... чтобы она была счастлива. В этих случаях я очень нервничал, так как чувствовал на себе взгляд ее ясных глаз, и я должен был продолжать играть. Сегодня я все еще не понимаю, откуда я взял силы, чтобы не бросить гармонику и не начать целовать ее. Возможно, я должен был это сделать... даже если бы с каждым поцелуем получал от нее пощечины, но что могли бы сделать пощечины, ведь тогда бы я уже смаковал сладость ее губ? Кроме того, интересно, кто бы сдался быстрее? Я, целуя ее, или она, давая мне пощечины? Сейчас я уверен, что смог бы доказать ей свою любовь, и она бы ответила мне с равной страстью".

Терри резко остановился, и его спокойствие, которое появилось, когда он вспомнил прошлое, моментально разбилось. "Бог мой, я никогда раньше не думал об этом!" - тоскливо сказал он, пока его лицо бледнело. - "...Она не ответила на мой поцелуй в тот раз. Она разозлилась на меня... Тогда получается, что я был больше влюблен в нее, чем она в меня?.. Почему она не ответила на мой поцелуй, если любила меня?.. Сейчас, возможно, она целует кого-то со страстью, которую никогда не испытывала ко мне?.. Кенди... я тебя любил, продолжаю любить и так страстно желать тебя... но ты никогда не любила меня с той же страстью, как я... Никогда ты не любила меня так сильно, как я тебя... возможно, поэтому ты отказалась от моей любви и покинула меня. Может быть, то, что произошло, было для тебя чем-то большем, чем-то, что я не смог преодолеть... Я не смог стать лучше Энтони... Я не добился, чтобы ты полностью забыла его... возможно, поэтому ты меня отвергла и потом оставила меня... потому что ты продолжала думать о нем".

Сомнения и ревность вновь завладели Терренсом. С тех пор, как они с Кенди расстались, он старался посвящать свое внимание Сюзанне, но, несмотря на то, что он мог прятать свою грусть в работе, с наступлением сумерек к нему в голову лезли самые ужасные сомнения, которые в момент отчаяния лишь сильнее терзали его сердце. Он был так опрометчив и со слезами на глазах, что не заметил женщину, быстро направляющуюся к нему.

- Терри, мой мальчик, где ты был? Я уже очень долго жду тебя около твоей квартиры.

- Мама?.. Но что ты здесь делаешь? Уже очень поздно, и тебе не следовало выходить одной на улицу, - удивленно сказал Терри, стараясь как можно быстрее вытереть свои слезы.

- Да, конечно, но мне надо было поговорить с тобой. Это очень важно.

- В такой час, мама? Ты не могла бы подождать до завтра?

- Нет, Терри, я должна сегодня поговорить с тобой. Это действительно важно.

- Хорошо. Тогда пойдем наверх и там поговорим.

Терри и Элеонора быстро поднялись по лестнице и в полном молчании вошли в квартиру. Элеонора почувствовала, что ее сын в подавленном настроении.

- Что с тобой, сын? Я вижу, что ты очень бледен, и у тебя красные глаза... ты плакал?

- Возможно.

- Терри... почему ты такой грустный? Что тебя так расстроило?

- Ты лучше всех знаешь причину этого.

- Но я бы хотела, чтобы ты сам рассказал мне... возможно, если ты выскажешься, то твоя боль немного утихнет.

- Что такого важного ты хотела мне сказать?

- Давай сначала ты скажешь, что с тобой происходит.

- Я хочу, чтобы ты быстрее мне рассказала, зачем сюда пришла! - гневно сказал Терри, рассерженный настойчивостью своей матери. - Мне завтра рано вставать, и я хочу лечь спать сегодня пораньше.

- Ты продолжаешь думать об этой девушке Кенди, да?.. Сын, я узнала из-за надежного источника, что она...

- Достаточно, мать! Хватит говорить о Кенди. Я стараюсь забыть ее, чтобы сделать Сюзанну счастливой, а ты не хочешь мне в этом помочь.

- Если ты не хочешь, то ты не должен забывать ее, Терри! Не поддавайся этим терзаниям, из-за которых ты должен быть с Сюзанной. Она спасла тебе жизнь и потеряла ногу, но ты решил остаться с ней и быть несчастным, что гораздо хуже. Ты думал, что произошло бы, если бы она не спасла тебя?

- Мама... пожалуйста, я не хочу об этом говорить.

- А я об этом думала, и больше, чем ты думаешь. Я думаю, что это для тебя было бы гораздо лучше, так как тебе бы пришлось оставить театр, но ты был бы рядом с женщиной, которую действительно любишь, и она, я уверена, сделала бы так, что твоя потеря была бы не такой горькой.

- Да, конечно... но что я мог бы предложить ей?.. будучи калекой, я принес бы ей одни страдания.

- А ты думаешь, что, бросив ее ради другой, ты не заставил ее страдать?

- Если ты будешь продолжать, то тебе лучше уйти.

- Терри подумай, чего ты на самом деле хочешь. Сегодня в театре я встретила миссис Марлоу, и она сказала, что они уже решили, в какой день состоится свадьба. Она попросила меня, помочь им с подготовкой, так как хочет, чтобы это свадьба стала событием года. Ты не знаешь, как я почувствовала себя, слушая эту женщину. Я хотела ей все высказать все свои чувства к ней и к ее эгоистичной дочери, которая разрушила твою жизнь.

- Сюзанна не разрушила мою жизнь.

- Да, но ты не можешь отрицать, что из-за нее ты страдаешь.

- Пожалуйста, мама, я прошу тебя, хватит, я не хочу говорить об этом. Мы так часто говорили об этом, но никогда не приходили к согласию. Миссис Марлоу сказала тебе все верно насчет свадьбы. Не существует никаких причин, чтобы далее откладывать свадьбу. Через три дня я заканчиваю работать, а дата следующей премьеры неизвестна. Я действительно думаю, что буду чувствовать себя спокойнее, когда исполню свой долг. Мне все равно, будет ли эта свадьба элегантной и с большим количеством гостей, или простая, лишь с близкими друзьями. Но она должна состояться!

- Терри... подумай... после свадьбы ты будешь сожалеть.

- Я уже очень хорошо подумал об этом, мама. Это будет лучше для всех.

- Я надеюсь, ты понимаешь, что говоришь. Тебе придется быть с нею, пока смерть не разлучит вас!

- Не беспокойся, мама... я уже давно мертв.

- Терри... ты же не собираешь вновь начать пить?

- Тебе уже давно пора прекратить беспокоиться о своем мятежном сыне. Некоторое время назад я пал очень низко, и ты хорошо это знаешь, но сейчас я не собираюсь повторять ту же ошибку. Образ Кенди в моей памяти не позволит мне совершить это. Она самое лучшее воспоминания моего прошлого. Возможно, я никогда не смогу ее забыть, но я искренне надеюсь, что она будет очень счастлива, что найдет хорошего человека, который будет уважать ее и любить, и что он даст ей все то, что не смог дать я. Это то, чего я хочу, мама, чтобы Кенди была самой счастливой девушкой на земле, которая бы любила и была любимой... если она будет счастлива, тогда я тоже буду.

- И ты думаешь, что это случится, сын? Она очень тебя любит... я поняла это, когда увидела ее волнение из-за тебя, тогда, в Шотландии, и также она смогла отказаться от твоей любви, чтобы у тебя не было никаких проблем. Она тебя любит, сын... я уверена, что она тебя все еще любит.

- Я рад это слышать, но все же она когда-нибудь меня забудет. Она познакомится с кем-нибудь и забудет меня. Она гораздо сильнее меня и любого другого. Она одновременно такая хрупкая и сильная... моя Кенди.

- Сын, то, что ты говоришь - полное сумасшествие.

- Хватит. Больше не говори ничего. Это и было то, о чем ты так срочно хотела поговорить со мной?

- Нет, это другое, это касается твоего отца, ты должен встретиться с ним.

- С моим отцом?

- Да, вчера я получила письмо от мисс Вэллари Парадис, она приезжает послезавтра. В письме она написала, что хочет найти свою потерянную сестру, которой вот уже 19 лет, и она упомянула, что у нее имеются подтвержденные подозрения, что это дело касается также твоего отца, и она хотела бы поговорить с нами об этом.

- Вэллари Парадис?.. Никогда не слышал этого имени. Что объединяет моего отца с этой девушкой и ее потерянной сестрой?

- Этого я не знаю, Терри. Возможно, тебе покажется это странным, но ее фамилия не кажется незнакомой. Не помню, где я слышала эту фамилию. Ты не помнишь никого из Англии с таким именем?

- Нет. Она написала тебе, что она из Англии?

- Да нет, но я подумала, если она упомянула твоего отца, то, возможно, она из Англии.

- Очень странно... когда, ты говоришь, она приедет?

- Послезавтра, и она написала, что хочет сразу же встретиться.

- Послезавтра в театре заканчиваются все спектакли. Я думаю, что я буду, занят, когда ты будешь говорить с ней.

- Да, я знаю об этом, но она хотела, чтобы ты знал об ее приезде. Может быть, она шантажистка или, возможно, репортер, который ищет сенсационное происшествие, чтобы объявить о нем во всех газетах Соединенных Штатов. Ты сейчас такой знаменитый!

- Не беспокойся, мама, что бы то ни было, мы будем противостоять этому.

- Конечно, сын.

- Ты слишком много беспокоишься по всяким пустякам. Мне твое известие не показалось таким уж срочным.

- Но я еще не все сказала.

- Ты хочешь, что-то еще мне рассказать?

- Да... Терри... твой отец написал мне и сказал, что он также приедет в Нью-Йорк, чтобы встретиться с тобой и поговорить о наследстве. Кажется, ему срочно нужно поговорить с тобой.

- Я думаю, что он собирается лишить меня наследства, и, конечно же, эта гадюка герцогиня скажет мне это лично.

- Я так не думаю, но не это меня огорчает. Я получила от него срочную телеграмму несколько часов назад, и там он написал, что постарается приехать в Нью-Йорк как можно раньше, чтобы также лично поговорить со мной. Зачем ему потребовалось посылать телеграмму, если ранее он отправил письмо? Кроме того, он хочет поговорить со мной... ты понимаешь Терри... он хочет лично поговорить со мной.

- И что в этом странного, мама?

- Терри... сколько тебе лет?

- Мама... почему ты об этом спрашиваешь? Ты прекрасно знаешь, сколько мне сейчас лет.

- Сколько тебе лет, Терри?

- 21 год.

- Ты знаешь, что я лично 17 лет не разговаривала с твоим отцом? Мы перестали разговаривать, когда тебе исполнилось 3 года, и он забрал тебя в Англию.

Взгляд Элеоноры стал меланхолическим, и одновременно в нем появился страх. Она столько лет не видела Ричарда Гранчестера, отца своего сына, и не представляла, чем может кончиться эта встреча. В глубине души она все еще очень любила его, но и чувствовала сильную обиду из-за того, как он отнесся к ней в прошлом. Терри очень хорошо знал, что она чувствовала, и понял ее тоску.

- Мама... не бойся... единственное, чего хочет мой отец, лишь поговорить о моем наследстве, - сказал Терри, широко улыбаясь и продолжил. - Я понимаю, что ты тревожишься из-за того, что он приезжает, но не надо так волноваться. Он очень хорошо знает, что я обосновался здесь, и что я не собираюсь бросать свою работу из-за его угроз лишить меня его поддержки или наследства и более не считать меня членом семьи Гранчестер. Вот уже несколько лет я не член этой семьи... герцогиня и ее дети заставили меня понять это. Я полагаю, что его лишь беспокоит, что его фамилия появилась на афишах Бродвея. Возможно, он хочет упрекнуть тебя в том, что ты не препятствовала тому, чтобы я стал актером и использовал его фамилию, и если это так, то будучи искренним... я могу сказать, что это будет самым минимальным из всего, что заставило меня страдать... Мне не нужна его фамилия.

- Ты действительно думаешь, что он только из-за этого приезжает?

- Да, мама, я уже тебе это сказал. Я знаю этого человека лучше, чем он думает и он приезжает сюда лишь затем, чтобы постараться навредить нам... это его способ манипулировать людьми.

- Я надеюсь, что ты прав, сын.

- Вот увидишь, мама, тебе не стоит об этом волноваться... хотя... возможно, у него имеется и другой мотив.

- Серьезно... какой?

- Возможно, он хочет попросить твой руки, - сказал Терри, не понимая, что его шутка вызвала ярость его матери.

- Терри, не играй с этим, - яростно сказала Элеонора.

- Это была шутка.

- Мне не нравятся такие шутки.

- Хорошо... я не думал... не думал, что ты так разозлишься.

- Будет лучше, если я уйду, уже довольно поздно, и нам обоим завтра рано вставать.

- Ты хочешь, чтобы я подвез тебя до дома?

- Нет... кучер уже ждет меня снаружи. Спасибо, сын.

- Мама?.. ты расскажешь мне, что произошло между моим отцом и этой девушкой, когда поговоришь с ними?

- Конечно. Пока.

- Пока, мама.

Элеонора ушла, оставив Терри одного, и он начал обдумывать, почему его мать так забеспокоилась, получив телеграмму от его отца, и ее яростный комментарий по поводу его шутки: "Ну какой же я дурак... сказать ей, что он приезжает попросить ее руки... это было абсурдная и жестокая шутка... почему я не закрыл свой рот? Я думаю, что ее позиция лишь доказывает, что она не забыла его, несмотря на все то, что он сделал ей в прошлом... она не забыла его. Тоже самое произойдет со мной и с Кенди? Она продолжает хоть немного думать обо мне?"


Ветер свирепо задувал улицы Чикаго, и были моменты, когда казалось, что небо вот-вот гневно обрушится на особняк Эндри. Кенди быстро спустилась по лестнице и взволнованно направилась к саду, но, увидев "Милую Кенди", она успокоилась. К ее удивлению, розы были нетронуты, и казалось, что ничто не могло повредить их. Вот прошел уже год с того дня, когда Кенди попросила Альберта, чтобы он разрешил ей посеять в саду особняка розы, о которых Энтони с любовью заботился в прошлом. Для нее эти розы были напоминанием об Энтони. Альберт принял эту идею, несмотря на то, что мадам Элрой была против, но аргументы Кенди были такими вескими, что даже тетушка Элрой не смогла противостоять им. Анни была взволнованна из-за того, что Кенди спустилась в сад, ничего не взяв с собой.

- Кенди?.. Кенди?.. где ты?

- Здесь Анни... рядом с розами.

- Кенди... здесь так холодно, а ты так легко одета... тебе лучше вернуться в дом или ты замерзнешь здесь.

- Если "Милую Кенди" не затрагивает этот ужасный климат, то и меня тоже. Мы очень похожи, поэтому Энтони дал ей мое имя.

- Верно. Эти розы сильные, красивые и независимые, как ты. Но у роз не бывает простуды, а ты можешь заболеть. Пойдем в дом.

- Ты знаешь, Анни? Вчера я представляла себе, что я в особняке в Лейквуде, и ничего не изменилось, Энтони и Стир были там, рядом с Арчи и со мной. Стир построил новую машину, которая могла передвигаться как и по воде, так и по земле. Было так волнующе испробовать это!

- И конечно же, было смешно видеть, как это устройство ломается на шоссе и потом тонет в воде, да?

- Это был странный сон, Анни, в первый раз эксперимент Стира удался. Тебе не кажется это странным?

- Я думаю, что это был сигнал, посланный тебе с неба, чтобы заставить тебя упорядочить все в своей жизни. Завтра мы уезжаем на поиски твоего прошлого, Кенди, и, возможно, после этого ты все же решишься забыть этого актера и найдешь новую любовь.

- Этого актера? Почему ты не называешь его по имени? Господи, Анни! Все называют Терри "актером", " парнем из Нью-Йорка" или просто "он". Абсурд, вы все ведете себя, будто не знаете Терри.

- Было бы лучше, чтобы мы никогда не узнали его. Он мерзавец! Всегда был и остается им. Этот человек не заслуживает того, чтобы его называли по имени.

- Анни... ты можешь мне сказать, что сделал тебе Терри, раз ты его презираешь?

- Мне?.. Ничего. Но для меня достаточно того, что он сделал тебе, Кенди.

- Анни... пожалуйста, Терри не виноват в том, что произошло. Это была судьба, обстоятельства...

- И его трусость.

- Терри никакой не трус!

- А я думаю, что он трус.

- Анни, ты не можешь судить о чем-то, чего не знаешь... ты не знаешь, что в действительности между нами произошло.

- Тогда почему ты мне об этом не рассказала?

- Потому что уже нет никакого смыла рассказывать тебе об этом.

- Тогда я продолжу думать, что он подлый трус, который бросил тебя ради другой, которая даже и наполовину не стоит тебя.

- Анни... Терри любил меня всем своим сердцем... даже хотя он выбрал Сюзанну... в действительности он любил меня.

- Он не должен был бросать тебя. Он должен был остаться с тобой!

- И терзаться каждый день?.. если бы я осталась с ним, то всегда бы видела в его глазах боль, так никогда бы не смог забыть тот случай с Сюзанной.

- Объясни мне. В одном журнале я прочитала, что по его вине с ней произошел несчастный случай... она спасла ему жизнь... и поэтому Терри остался с ней и бросил тебя?

- Да... что-то в этом роде.

- Но это произошло до того, как ты приехала в Нью-Йорк... Кенди, он знал, что вы расстанетесь, и должен был сказать тебе об этом раньше. Он должен был написать тебе письмо и все там сказать... Я уверена, что это было бы очень болезненным для тебя, но, несомненно, это было бы лучше. Он не должен был приглашать тебя в Нью-Йорк только ради того, чтобы сказать тебе, что собирается жениться на другой, и поэтому вы должны расстаться.

- И ты думаешь, что меня бы это письмо удовлетворило?.. Нет, Анни, ты меня лучше всех знаешь. Мы с раннего детства были подругами, и ты знаешь, что я никогда не считаю себя побежденной. Если бы Терри сделал это, то не сомневайся, я бы все равно поехала в Нью-Йорк, чтобы узнать, что произошло с ним. Я знаю, что вы с Арчи беспокоитесь за меня... из-за того, что произошло со мной, но вы не должны думать, что я не собираюсь скрывать от того, кого полюблю, но также не думайте, что я смогу забыть его, потому что я просто не смогу этого сделать. Я пережила самые прекрасные моменты в моей жизни с Терри, и я не сожалею о том, что смогла разделить с ним. Однако сейчас все изменилось. Судьба направила нас по разным дорогам, отдалила нас друг от друга, но я не буду отрицать то, что я была счастлива с ним... хотя мы были очень мало времени вместе... но я была действительно счастлива с ним. Любое горькое воспоминание, которое связано с ним, исчезает, когда я вспоминаю колледж Святого Павла и каникулы в Шотландии. Анни, я понимаю, что из-за того, что мне больно, ты ненавидишь его... но я тебе клянусь, если бы не Сюзанна, мы все еще были бы вместе. Я не знаю, почему так случилось... возможно, мы не должны быть вместе.

- Кенди... но ты все еще этого хочешь?

- Да, Анни, и возможно я буду этого хотеть до конца своих дней. Нелегко разлюбить того, кого так сильно любишь. Но он уже не мой. Сюзанна благородная и красивая девушка. Она добьется того, чтобы Терри был счастлив... я уверена, она сможет сделать его счастливым.

- Мне не кажется, что она так благородна, как ты говоришь... она использовала эту ситуацию и увела твоего возлюбленного.

- Нет... Сюзанна была готова на все, чтобы Терри был счастлив. Она никогда не использовала этот несчастный случай. Сначала я подумала так же, как и ты, но, увидев то, что она сделала ради любви к Терри, я поняла, что она любит его так же, как и я. Анни, иногда жизнь подбрасывает нам очень трудные препятствия, которые мы не можем преодолеть, но в этом случае ты должен доказать, что твой дух силен и может выжить перед любой враждебностью. Однажды Альберт мне сказал, что храбрость и сила есть лишь в благородных сердцах, и я думаю, что это верно. Когда я чувствую злость или беспокойство, я стараюсь найти всю силу, которая есть в моем сердце, и тогда я понимаю, что мои проблемы несравнимы с другими, и я стараюсь пережить их и жить дальше. Поэтому я думаю, что Сюзанна неплохая девушка, и очень надеюсь, что она будет счастлива вместе с Терри... они оба этого заслуживают.

- Кенди... ты очень хорошая... хоть бы я когда-нибудь смогла стать такой как ты.

- Анни, каждый человек один в мире, поэтому он является особенным. Никто не может быть равным как кто-то. Ты Анни, тебя любит Арчи, и я тоже тебя люблю. Но не думай, что я никогда не чувствовала ненависть внутри себя. Я чувствовала ее много раз! Я возненавидела Элизу и Нила за их бесконечные издевательства надо мной в течение стольких лет. Я рада, что они прекратили все это из-за страха перед реакцией Альберта. Также я ненавидела свою жизнь, когда умер Энтони в тот ужасный день, и когда я узнала как погиб Стир в этой абсурдной войне, которая все еще не закончилась. Я ненавидела свою судьбу, когда должна была оставить Терри, потому что это было самым лучшем решением для нас, и ежедневно, на своей работе, я ненавижу видеть, как умирают люди, и то, что я не могу помочь им. Анни, я не совершенна, во мне есть эгоизм, как и во всех, но я стараюсь, чтобы мои недостатки не принесли никому вреда. Мне не нравится причинять боль людям, я предпочитаю, чтобы они все были счастливы... ты понимаешь меня, Анни?

- Да, Кенди. Я уверена, что твои родители гордились бы тобой, если ли бы увидели тебя сейчас.

- Мои родители... где они сейчас, Анни? Живы ли они еще?

- Скоро мы об этом узнаем, и я уверена, то, что мы узнаем, принесет тебе огромное счастье, Кенди.

- Да... поскорей бы день кончился.

Пока обе девушки беседовали, из окна дома Эндри Арчи молчаливо наблюдал за ними, как будто хотел услышать их разговор. Он был так поглощен мыслями о том, о чем они говорили, что не заметил Альберта, входящего в спальню.

- Я подумал, что ты спишь, племянник, я стучал в дверь несколько раз, и мне никто не ответил, но поскольку я заметил свет, то решил зайти... Я не помешал тебе?

- Нет... я просто наблюдал за девушками, которые, несмотря на холод, сейчас сидят в саду.

- Кенди меня этим не удивляет... но Анни. Лучше сходить за ними и завести их в дом. В такую погоду они могут с легкостью простудиться, и мне бы этого не хотелось, так как завтра мы очень рано уезжаем в Нью-Йорк.

- Альберт... Кенди действительно необходимо ехать в Нью-Йорк?

- Да... мы разве уже не говорили об этом?

- Да, но там живет этот неудачник Терренс Гранчестер.

- И что?

- ... Она все еще любит его, ты и я очень хорошо это знаем. А если он узнает, что она в городе, он же постарается найти ее? Если она вновь поверит его лжи? Она слишком сильно любит его и совершенно очевидно, что будет достаточно одного "пожалуйста, Кенди вернись ко мне" из уст этого невоспитанного аристократа, и она потеряет контроль и побежит к нему в объятия.

- Арчи... ты немного преувеличиваешь. Я не думаю, что Терри сделает что-то подобное. Главной причиной их разрыва был его долг перед актрисой Сюзанной. Даже если они все еще любят друг друга, то ситуация все равно не изменится, даже если Кенди поедет в этот город. Кроме того, кто скажет Терри, что Кенди собирается в Нью-Йорк?.. Об этом кроме нас четверых никто не знает. Перестань уже беспокоиться о том, что может произойти в этом городе... если они встретятся вновь, то это будет волей Божьей, и мы ничего не сможем сделать, чтобы предотвратить это.

- Я все еще чувствую ненависть к этому человеку. Когда мы были в колледже в Лондоне, он никогда не был любезен, кроме того, у нас все время были стычки... а потом он разбил сердце Кенди и остался с другой, которая, я не думаю, этого стоила.

- Но в Шотландии вы стали друзьями, разве нет?

- Давай скажем так, мы пришли к минимальному пониманию. Я это сделал из-за Кенди и отчасти из-за Стира. Она хотела, чтобы мы с Терри стали друзьями, не знаю почему, может быть, потому что она была влюблена в этого типа.

- Я думаю, что, возможно, она вас всех любила и хотела видеть всех своих друзей вместе.

- Возможно... но если честно, я не понимаю Стира, почему ему нравился Терри. Когда я узнал об их разрыве, я немедленно написал Стиру письмо и все там рассказал ему, но он мне ответил: "Они сами знаю, что делают. Терри хороший парень и я не верю, что он специально причинил ей боль. Не осуждай его, а лучше поддержи Кенди". Даже в такой момент, он оправдывал этого мерзавца.

- Возможно, это тебя удивит, но, по-моему, Терри всегда обладал огромным обаянием. Когда я познакомился с ним в Лондоне, он был обычным парнем, мятежным и невоспитанным, но мне было достаточно лишь заговорить с ним, чтобы понять, что на самом деле у него благородное и хрупкое сердце. Поэтому Кенди уделяла ему больше времени, его двойственной натуре, представляющей для нее тайну. Я думаю, что Терри, даже не зная этого, приобрел уважение твоего брата. Кроме того, мы знаем, что Терри любил Кенди.

- Но то, что он сделал после... он поступил как мерзавец.

- Мы не должны судить людей, не проанализировав, что заставило их сделать что-то. То, что произошло между Кенди и Терри, было неизбежным, и ни один из них не был в этом виноват. Арчи, ты волнуешься за Кенди, за то, что она не может забыть его, но ты ничего не может поделать с этим. Если она вновь влюбится или решит никогда этого не делать, то это будет только ее решением и никого больше. Это путешествие поможет ей вновь столкнуться с прошлым, и она решит, хочет ли она преодолеть его или остаться жить с ним. Все зависит от нее. Ни ты, ни Анни, ни мисс Пони, ни сестра Мария, ни даже я не сможем повлиять на ее решение. Единственное, что мы можем сделать, так это поддержать ее во всех ее решениях.

- Лучше бы она никогда не влюблялась в Гранчестера.

- Но она влюбилась, и мы не может изменить прошлое.

- Да... прошлое нельзя изменить... если бы я мог это сделать, то постарался бы сделать так, чтобы Энтони и Стир были живы... но это невозможно. Альберт, я обещаю тебе, что позабочусь о Кенди в течение всей этой поездки, в которую мы завтра отправляемся!

- Я знаю, что ты это сделаешь, и поэтому я спокойно оставляю ее в твоих руках... но если все же она встретится с ним, то не вмешивайся... помни, что судьбу нельзя изменить.

- Хорошо, Альберт я не буду вмешиваться, но я все равно буду следить за его каждым шагом, который он предпримет, чтобы встретиться с Кенди. Я тебе это обещаю!

- Хорошо, Арчи, можешь наблюдать за ним, но не вмешивайся. Если будущее Кенди - это жизнь с Терри, тебе придется это принять, хотя ты и будешь думать, что он не подходит ей. Сейчас нам лучше лечь спать, так как завтра нам рано вставать, и я не хочу, чтобы мы опоздали на поезд.

- Хорошо, Альберт. До завтра.

- До завтра, Арчи и больше не волнуйся. Счастье придет к Кенди в самый неожиданный момент и быстрее, чем ты или я сможем предположить.

- Надеюсь, ты прав.

- Вот увидишь, я прав. Спокойной ночи, племянник.

- Спокойной ночи, Альберт.


Рассвет вот-вот должен был наступить, в то время как поезд из Флориды приближался к Чикаго. Все пассажиры спали, но среди них был человек, которому за всю поездку не удалось заснуть. Это была Вэллари, которая не могла уснуть из-за терзаний в своем сердце. Для нее было ужасным шоком узнать правду о рождении и потом исчезновении ее сестры. Чем больше она думала об этом, тем труднее ей было найти способ, как начать поиски своей сестры.

Единственное, что она точно знала, что сначала она должна найти женщину, которая забрала Софи; ее звали Сесиль, и к этому времени ей было около 58 лет, и она была единственная ответственна за то, что отдалила девочку от ее семьи. У Вэллари была ее фотография, которую брат этой женщины дал ей, но на ней Сесиль была подростком.

Благодаря информации брата Сесиль, Вэллари знала, что эта женщина прожила 5 лет в Огайо и позже переехала в Техас, в маленький поселок под названием "Пекос", откуда она также потом уехала, так как у нее были проблемы с деньгами, и она начала занимать у своих соседок, но вскоре у Сесиль вообще не осталось ни одного цента, и поэтому она не смогла оплатить свои долги и была вынуждена покинуть этот поселок. Далее никто не знал, куда она поехала, но ее брат сказал Вэллари, что Сесиль всегда хотела жить в Нью-Йорке, так что Вэллари оправилась в этот город, чтобы попытаться найти женщину, которая единственная знала, что произошло с Софи.

Вэллари не могла рассчитывать на то, что она сможет по фотографии узнать эту женщину, и поэтому она решила взять с собой своего верного мажордома, Бруно, он был единственным, кто смог бы с легкостью узнать Сесиль. Несмотря на все трудности, с которыми Вэллари придется столкнуться в поисках ее сестры, в своем сердце она начала чувствовать ощущения спокойствия и радости.

Однако рядом с этим ощущением кажущегося спокойствия, ее сердце терзали постоянные вопросы, не позволяя ей уснуть. "Где ты, Софи? Ты жива? Если бы мама не вела себя так, то ничего из этого не произошло бы. Почему ты это сделала, мама?.. Зачем ты вступила в любовную связь с женатым человеком?.. Зачем ты разбила сердце папы?.. Он тебя так сильно любил... даже, несмотря на то, что произошло... он до конца тебя сильно любил... когда он умирал, он сказал мне, чтобы я заботилась о тебе и сказала тебе, что он просит у тебя прощения... как будто бы только он был во всем виноват!.. но ты также в этом виновата!.. Возможно, даже больше, чем он.

Сейчас, возможно, мне не стоит рассказывать об этом Элеоноре и ее сыну Терренсу... Возможно, он ничего не помнит... тогда он был ребенком... ему было около года... у нас с ним почти один и тот же возраст.

Боже, ты знаешь, что я неплохая!.. Но когда я поговорила с герцогом, я была так зла на него, что решила рассказать все его сыну и Элеоноре, чтобы увидеть их грустные и разочарованные лица... поэтому я посла письмо Элеоноре... но сейчас... я не хочу причинять им боль своим рассказом... Терренс ни в чем не виноват... и его мать тоже... они были лишь жертвами этих двух сумасшедших.

Но в любом случае, я должна поехать в Нью-Йорк, чтобы договориться о профессиональной помощи; одни, Бруно и я, не сможем найти Софи... возможно, Терренс знает, что у него есть потерянная сестра, и он поможет нам найти ее... конечно же, он не обязан это делать... но, возможно, он согласится помочь... Боже мой! Что мне делать?.. Рассказать ему или промолчать и одной искать ее... что мне делать? "

Вэллари продолжила обдумывать все "за" и "против", рассказать ли ей правду Элеоноре Бейкер и ее сыну или нет, когда она неожиданно почувствовала ужасную боль в животе и склонилась к своим коленям, тяжело дыша. Она посмотрела в окно и увидела не ясные очертания домов, что показывало, что до города осталось ехать совсем немного. "Кажется, мы скоро приедем в Чикаго", - думала девушка. - "Там у меня будет время, чтобы хоть что-нибудь съесть. Из-за этой тоски я совсем забыла, что ничего не ела уже почти три дня, и, конечно же, последствие этого, эта ужасная боль... кроме того, я чувствую такую большую усталость... будет лучше, если я постараюсь немного поспать... у меня есть лишний час, пока мы не приедем в Чикаго... я должна воспользоваться им, чтобы поспать... а то, когда начнутся поиски, у меня не будет для этого времени".

Поезд продолжал быстро ехать, но Вэллари не подозревала, что расстояние между ней и ее сестрой постепенно сокращается. По мере того, как поезд приближался к Чикаго, теплый свет надежды окутывал ее сердце и, в конце концов, она смогла заснуть. Вэллари, даже не зная этого, быстро приближалась к своему счастью: к своей сестре и к любви всей ее жизни, которая неожиданно встретится ей на пути.



Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 347 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы