Суббота, 18.11.2017, 20:34
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 26
- Это Ребекка Беренгер, но если хотите, то можете называть ее Бекки или домовенок-разрушитель, как вам захочется.

Бекки бросила укоризненный взгляд на Терри, но не осмелилась что-либо сказать. Она не хотела, чтобы феи рассердились на нее.

- Бекки - очень красивое имя! - заверила сестра Мария.

- Спасибо, - тихо пробормотала малышка.

- Она недавно потеряла мать, а ее отец... он... он ушел, ничего не говоря, хотя, возможно, он еще вернется, - Терри сказал так, чтобы не причинять боли девочке. - У нее сестра по имени Мойра, но она не может заботиться о ней, так что я решил сам позаботиться о девочке. Однако, в данный момент, ни я, ни моя мать не можем взять Бекки к себе, хотя моя мать серьезно обдумывает удочерить ее. И поэтому я подумал, что до этого дня она могла бы пожить здесь. Но если честно, это была не моя идея, а Кенди, - Терри внезапно замолчал, но потом продолжил свое объяснение. - Она сказала мне, что у вас имеются средства, и вы сможете позаботиться о ней некоторое время.

- И Кенди была права, - широко улыбнувшись, подтвердила мисс Пони. - С тех пор, как мистер Альберт стал главой семьи Эндри, он материально поддерживает нас, и мы ни в чем не нуждаемся. Конечно, мы не будем возражать против того, чтобы Бекки пожила здесь.

- Спасибо, - поблагодарил Терри.

- Значит, - объявила мисс Пони, - Бекки, с сегодняшнего дня ты будешь жить в Доме Пони до тех пор, пока Терренс или его мать не приедут за тобой.

- И я смогу играть на больших полях? - воодушевленно спросила девочка.

- Конечно! - уверила ее сестра Мария. - Но только после того как выполнишь свои обязанности и помолишься.

- Согласна!

- Хорошо, тогда пойдем со мной, я покажу тебе комнату, в которой ты будешь жить, - сказала сестра Мария. - В этой комнате живут еще трое детей, но ты увидишь, что они очень хорошие, и я уверена, ты подружишься с ними.

Сестра Мария вышла из гостиной вместе с Бекки. Терри встал с кресла и подошел к мисс Пони.

- Я в долгу перед Вами, мисс Пони. Спасибо, что взяли к себе Бекки.

- Перестаньте, Терренс. Я бы с удовольствием имела своих детей, но так как их у меня нет, я довольствуюсь тем, что отдаю свою заботу и любовь детям, которые в этом нуждаются.

- Спасибо, - вновь повторил он.

- Больше ни слова, лучше пойдемте со мной, и я покажу Вам комнату, в которой Вы сможете немного отдохнуть.

- Спасибо, но в этом нет необходимости. Я лучше пойду на холм и там подожду, пока приедет экипаж, - сказал Терри.

- Конечно, пойдете, но только через пару часов. Сейчас на улице очень холодно, а Вы должны заботиться о своем здоровье.

Актер не хотел перечить мисс Пони и, подумав, что это неплохая идея - немного отдохнуть, согласился.

Женщина проводила его в комнату в задней части дома, однако, он даже понятия не имел, что он там вскоре найдет.

- Заходите, Терренс, и отдыхайте, - сказала мисс Пони.

- Вы очень любезны, спасибо, - поблагодарил он ее.

Терри вошел в комнату и, бросив свои вещи на кресло, лег лицом вниз на постель. Он был слишком утомлен, чтобы думать, он хотел поспать и немного помечтать... возможно, о ней. Но, к своему удивлению, он никак не мог заснуть. Он еще раз вздохнул и почувствовал, что от подушки веет легким ароматом дикой розы, который он так обожал. Встав с постели, он огляделся и понял, что эта комната Кенди. Мисс Пони проводила его в комнату Кенди, чтобы он мог немного отдохнуть!

Мысли вихрем завертелись у него в голове. Он не мог поверить в то, что находился здесь... в ее комнате, где везде были следы и запах Кенди.

Благодаря судьбу за такую удачу, он вновь сел на постель и, отодвинув в сторону одеяло, коснулся простыней. Они были такими мягкими и манящими. Он завидовал им, так как они могли касаться ее тела. Однако, его больше интересовал другой предмет ее одежды, который несколько минут спустя он нашел под подушкой. Это было простая ночная сорочка, с тонкими лямочками и с кружевом на груди. Он вздохнул и уткнулся в нее. Аромат роз сразу же окутал его сознание. Однако мгновение спустя он быстро встал с постели. Он не мог больше этого вынести. Он понимал, что ему необходимо выйти из этой комнаты, чтобы окончательно не опозориться. Он уже собрался было уходить, как его взгляд упал на туалетный столик, и что-то на нем привлекло его внимание. Молодой человек приблизился к столику, чтобы убедиться, что его зрение не сыграло с ним плохую шутку. Там на столике, стояла рамка с ее фотографией, на которой она была изображена в костюме Ромео. Терри не знал, плакать ему или смеяться. Все его страхи рассеялись, как ночь перед неизбежным рассветом. Если она хранила эту фотографию столько лет, то это могло значить лишь одно: она его не забыла; как и он, она тосковала о прошлом. Он не мог просить у Господа большего. Он улыбнулся, как улыбался в прошлом, и решил обследовать это место, так как одной фотографии ему было мало.

Он открыл ящик туалетного столика и не мог сдержать возгласа счастья. Там лежала тетрадка со свойственным Кенди запахом. Он знал, что это, даже еще не открыв тетрадь. "Ее дневник", вздохнул он и почувствовал, как руки его задрожали. Ему было необходимо прочитать его, чтобы знать о ее мыслях, но разве это было честно? Не слишком ли он далеко зашел? Он приехал в дом ее детства, зашел в ее комнату, и сейчас еще хотел узнать ее мысли.

У него было два выбора: или прочитать ее дневник и узнать о ее мыслях, или убрать его обратно и терзаться всю оставшуюся жизнь, гадая, что написано в нем. Он не хотел этого. Но что ему было делать? И он решил: Я только почитаю одну страничку и сразу верну дневник на место".

Терри наугад открыл станицу дневника, и его сердце остановилось, когда он начал читать:

Дорогой дневник!

Я так сердита. Это из-за этого Терри, он просто ужасный глупец. Вчера вечером я вышла тайком из колледжа, чтобы купить лекарства для него. У него была рана на ноге, и она ужасно кровоточила. Я очень испугалась. А из-за того, что медпункт в колледже уже закрылся, я решила выйти тайком из колледжа, чтобы помочь ему. Но он такой глупый, что, не надеясь, что я вернусь с лекарствами, ушел. Он ушел и даже не оставил записки благодарности. Такой противный, как всегда! И я клянусь, что больше никогда в жизни больше не буду беспокоиться о Терренсе Грандчестере, не буду больше о нем думать, и вновь никогда даже не посмотрю в его сторону. НИКОГДА!

Однако, у меня есть не только плохие новости. Я так счастлива. Я вновь встретилась с Альбертом! Спустя столько времени я снова его увидела. Ему так хорошо без бороды. Я всегда считала его старым, но сейчас поняла, что ошибалась. Он молод. Сейчас он работает в зоопарке "Голубая река", здесь в Лондоне. Правда, счастливое совпадение? Кто мог предположить, что я встречу его здесь, так далеко от Америки! Я не сомневаюсь, что судьба преподнесет мне множество сюрпризов.

Возможно, если хорошенько подумать, то помощь Терри была не бесполезной. Благодаря ему, я вновь встретила Альберта, и сейчас знаю, где могу найти его. Возможно, я слишком жестоко думала о Терри? Может быть, он испугался и ушел, потому что монахини могли зайти ко мне в комнату и застать там его? Хотя это маловероятно, и я не собираюсь прощать его до тех пор, пока он не сделает что-нибудь хорошее, чтобы заслужить мое прощение.

Терри! Как ты? Твоя рана перестала кровоточить? Я так за тебя волнуюсь, что думаю, не смогу больше заснуть. Почему ты так странно ведешь себя? Я не понимаю. Ты богат, у тебя родители аристократы, и я слышала, что у тебя хорошие оценки. Почему ты так грубо ведешь себя? Я тебя не понимаю. Ты просто загадка для меня! Хоть бы я смогла прекратить думать о тебе... но я не могу... твое лицо все время меня преследует в мыслях, Терри!

"Мое лицо все время преследует тебя в твоих мыслях? Моя милая веснушчатая девочка, если бы ты знала, что со мной происходило то же самое. С первого раза, когда я увидел тебя на корабле, я не мог перестать думать, мечтать о тебе ни во сне, ни наяву. Твое прекрасное лицо... твоя улыбка... и твои зеленые глаза пленили меня. Кенди, так часто думая о тебе, я думал, что сойду с ума, и я не ошибся, потому что до сумасшествия влюбился в тебя".

Терри перевернул еще несколько страниц. Он обещал себе, что прочитает лишь одну страничку, но он не мог остановиться. Кроме того, откуда она узнает, что он читал ее дневник. Он ей не скажет, так как он мог продолжать читать без всяких проблем.

Дорогой дневник!

Сегодня произошло то, во что я даже не могу поверить. У меня так дрожат руки, и я чувствую, как вздымается грудь, мне так тепло, что хочется скинуть одежду. Анни сказала, что я сегодня слишком возбужденная, и Патти согласилась с ней. Но как мне не быть в таком состоянии после того, что произошло?... Как не почувствовать то, что сейчас чувствую я?

Терри меня поцеловал, и это был не невинный поцелуй в щеку. Он поцеловал меня в губы. Хоть его поцелуй и не был долгим, но мне он показался вечностью. У меня до сих пор трясутся ноги, и со щек не сходит яркий румянец. Наверное, я всегда буду краснеть, вспоминаю то, что он сделал. Это ненормально!

Зачем он это сделал? Я думала, что мы друзья, но после этого, я так не думаю. Я очень сердита на него из-за того, как он обошелся со мной. Он что, думает, что у него есть право так со мной поступать? Он должен был спросить у меня разрешения и дождаться пока я не соглашусь. А он... Преступник!

Это был мой первый поцелуй... первый... а он, после того, как я ЗАСЛУЖЕННО дала ему пощечину, тоже ударил меня. Он такой ужасный глупец, что я больше не хочу о нем думать! Ужасный, неисправимый и грубый хулиган. Но на этот раз, я не прощу его. Я НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ БУДУ С НИМ РАЗГОВАРИВАТЬ!

Мне так хочется плакать. Отдых в Шотландии так быстро закончился, и мне придется возвращаться в одиночество колледжа... и без Терри... потому что я не хочу больше его видеть. Сестра Грей всегда говорит, что ласки влюбленного приведут девушку к погибели... И все что делает с девушкой не ее муж - это большой грех. Я должна противостоять этому искушению.

Думаю, надо пойти в часовню. Не знаю почему, но мне кажется, что порядочная девушка должна исповедоваться, когда с ней случается такое. Я должна раскаяться и попросить прощения за то, что позволила этому произойти.

Что ты делаешь со мной, Терри Грандчестер? Какое чувство ты пробудил во мне? Твои губы отравили меня, и я не могу не чувствовать этого странного волнения. Нет, это уж слишком, я должна молиться всю ночь, чтобы стереть твой поцелуй из своего разума. Я должна быть хорошей и попросить Господа, чтобы Он ниспослал мне спокойствие!

Терри оторвался от чтения. Он был счастлив, счастлив от того, что узнал, что он был первым, кто поцеловал ее.

"Она была очень напугана тем, что произошло. Моя веснушчатая малышка! Я не хотел пугать тебя и заставить подумать, что ты совершила грех. Это сестра Грей никогда не должна была говорить о том, о чем понятия не имеет! Что она может знать о влюбленных и о ласках? Ничего. Вместо того, чтобы пугать тебя, она должна была сказать, что любовь - это благословение Божье и то, что влюбленный мужчина способен ждать свою возлюбленную вечность, уважать и боготворить ее. Это она и должна была говорить!"

Терри понимал тревогу Кенди, так как знал, что она была воспитана в самых строгих правилах католической церкви, где любое плотское желание, если это не муж и жена, считалось грехом. Но он так хотел испробовать вкус ее губ, и как ему было устоять перед ней? "Я был жесток с ней", подумал он. "Но если бы ты только знала, что была не единственной в своем горе, Кенди. В тот день мне было так плохо, что даже сейчас я могу чувствовать вкус горечи у себя во рту. Твой отказ разбил мне сердце. Я думал, что ты не отвергнешь меня... что дашь мне испробовать вкус своих губ, но вместо этого, ты с презрением ударила меня. Я просто не мог понять тебя тогда. Я хотел, чтобы ты обняла меня и сказала, что любишь... любишь. Однако вместо этих сладостных ожиданий, ты ударила меня, и плача, наговорила еще много всего. Я не понял тебя. Я никогда бы не подумал, что ты... испугаешься... что испугаешься стать опозоренной. Если бы я это знал, то все было бы по-другому, хотя, если честно, я сомневаюсь, что смог бы противостоять желанию поцеловать тебя. Я так долго мечтал о том поцелуе, и когда я все же поцеловал тебя, это было прекрасно и вместе с тем мучительно. За одно мгновение я попал из рая в ад. Ты дала мне мир и агонию. Слишком много любви и слишком много презрения. Я был уязвим. Сейчас я благодарю мать Марка за то, что она для меня сделала. Она ничего не знала о том, что произошло, но я запретил всем произносить твое имя в моем присутствии, и, наверняка, она поняла, что между нами что-то произошло. Тогда она была намного мудрее и разумнее меня, и она мне сказала фразу, которую я помню до сих пор: "Истинная любовь может пережить все. Только тот, кто действительно любит, способен все прощать и все делать для любимого человека, не требуя ничего взамен". Благословенная женщина и благословенная фраза! Благодаря ей, я решил сражаться за тебя и доказать тебе свою любовь. Если б только не ловушка Элизы и не несчастный случай с Сюзанной, возможно... возможно... все было бы по-другому".

Терри вновь стал перелистывать дневник и понял, что он слишком маленький, и наверняка существует еще один, так как этот дневник был посвящен только тем дням, когда она училась в колледже Святого Павла. И если он уже прочитал достаточно много, то почему бы не дочитать до конца? Он должен был знать, что дальше она написала!

Дорогой дневник!

Возможно ли быть такой несчастной?... Страдать так, как страдаю я? Я не верю, что это возможно.

Сегодня утром сестра Грей сказала мне, что из-за очень особого разрешения мне позволено остаться в колледже. В этот момент я почувствовала себя самой счастливой девушкой на свете. Я тогда еще не знала, почему мне разрешили остаться. Если бы я знала, то не улыбалась бы.

Он ушел из колледжа. Он уехал в Америку за своей мечтой. А я... я осталась здесь... одна... в одиночестве и грусти. Почему он вот так уехал? Почему не простился со мной вчера вечером, когда играл на гармонике около моего заключения? Неужели это и было его прощанием? Нежная мелодия и такое краткое письмо, которое я вновь и вновь перечитываю, но никак не могу успокоиться?

Если бы я смогла догнать Терри... если бы я успела приехать до того, как корабль отчалил, и попросить его... умолять его, чтобы он взял меня с собой... не оставлял меня одну в Лондоне. Я люблю тебя Терренс Грандчестер. Мое сердце и все мое существо принадлежит тебе. Да, я никогда раньше не говорила тебе об этом, но я просто не могла это сделать. Я не знала, как сказать тебе это, как вести себя с тобой. Я думала, что со временем смогу рассказать тебе о своих чувствах... но как я ошибалась! Я должна была тебе сказать об этом! О, Терри, я должна была сделать столько всего. Но сейчас уже поздно. Я не могу повернуть время вспять, и мне остается лишь вспоминать о том, что у меня было, и то, что я не смогла сохранить.

О, Терри! Наверное, я влюбилась в тебя с того первого раза, когда увидела тебя на корабле... Я сейчас вспоминаю, как ты спас меня от Нила... Майский фестиваль... Шотландию... Господи, ты так далеко сейчас, и я не знаю, увижу ли я тебя еще когда-нибудь. Ты знаешь, я не могу перестать плакать. Я люблю тебя, люблю. Я хочу слышать твой голос, смотреть в твои удивительные глаза, чувствовать твой поцелуй на своих губах... Терри, почему ты не взял меня с собой? Почему?

Молодой человек отложил дневник и начал туда-сюда ходить по комнате. Один-единственный ее вопрос вертелся у него в голове: "Почему ты не взял меня с собой?"

"Я не мог этого сделать, Кенди. Я был слишком молод, у меня не было денег, у меня не было ничего, что бы я мог тебе предложить. Как я мог тащить тебя за собой по миру, когда сам не знал, чего смогу добиться? У тебя была семья, фамилия и блестящее будущее. Как я мог заставить тебя отказаться от всего этого? Это было бы несправедливо и неразумно. Это было бы безответственно с моей стороны".

Терри взял стакан, стоявший на столике, налил в него воды и залпом выпил. И другая часть его сознания, высказала ему свое мнение.

"Ты должен был взять ее с собой. Она любила тебя, и ты любил ее, что еще могло иметь для вас значение? Будучи вместе, вы бы нашли выход... У нее была семья? Да, верно, но в любом случае, она ушла из нее. Она оставила колледж, следуя твоему примеру, и начала искать свою собственную судьбу. Она сама так написала тебе в своем письме. Тогда, почему ты не взял ее с собой с самого начала? У тебя не возникло сложностей при устройстве на работу в Стрэтфорде. Роберт тебе сразу помог, дал тебе дом и достаточно денег, чтобы достойно прожить некоторое время. Успех актера пришел бы со временем, и она, к тому времени, была бы уже твоей женой. Сюзанна и несчастный случай не изменили бы твою судьбу. Ты был бы уже женат на Кенди, и, возможно, у тебя уже были бы дети. Ты должен был быть умнее и взять ее с собой! Но ты не сделал этого, и сейчас, четыре года спустя, ты уверен, что она все еще тебя любит, как раньше? Ты можешь быть уверен, что она не выберет Томаса Хэтуэя? Если ты не предпримешь каких-нибудь мер, ты ее потеряешь. То же самое тебе сказал и Альберт, это твоя последняя возможность".

Молодому человеку было необходимо выйти на свежий воздух. Он чувствовал отчаяние и беспокойство. Все это ужасно. Мысли его путались, но в одном он был уверен: если он женится на Сюзанне, то Кенди, скорее всего, выйдет замуж за ненавистного ему соперника, и он потеряет свою веснушчатую малышку навсегда. Он должен был подумать и принять правильное решение, ведь это решается его судьба.

Терри взял свои вещи и вышел из комнаты. Он быстро прошел по коридору и, забыв даже попрощаться с хозяйками этого дома, ушел. Сестра Мария, находившаяся в это время в одной из комнат, выглянула из нее, увидела, откуда выходил молодой человек, и побежала искать мисс Пони.

- Мисс Пони, Вы даже не можете представить, кого я только что видела выходящим из комнаты Кенди!

- Интересно, почему Терренс вышел так рано? - спросила она, сверкая глазами.

- Но, мисс Пони!.. я... только не говорите, что Вы...

- Да, это сделала я, сестра Мария. Я ответила Терренса в комнату Кенди, чтобы он там отдохнул, - хитро заявила она.

- Но это непорядочно, мисс Пони. Он молодой человек... и не просто молодой человек! Он был возлюбленным Кенди, и отвести его в ее комнату было слишком смело с вашей стороны.

- Я так не думаю, - прошептала она, вставая с кресла. - Ему было необходимо осветлить свой разум и сердце. Я думаю, что, побыв немного в ее комнате, ему удалось это сделать.

- Вы думаете, он поедет за ней? - спросила монахиня, следуя за мисс Пони.

- Да, конечно. Сестра Мария, как Вы думаете, почему он так замялся, когда произнес ее имя, а?

- Я... но...

- Потому что, - прервала мисс Пони, входя в комнату Кенди, - судьбе иногда требуются помощники. Я лишь немножко помогла ему понять, что происходит с нашей девочкой, и, возможно, если он сделает все правильно, она вновь будет счастлива.

- Вы думаете, что правильно поступили? - еще раз спросила монахиня.

- Конечно, - пробормотала она, искоса бросив взгляд на туалетный столик Кенди. - Ящик был открыт, и некий дневник, который она очень хорошо знала, исчез. - Ладно, давайте забудем об этом. Сейчас мы должны сделать так, чтобы Бекки почувствовала себя как дома.

- Конечно, мисс Пони. Но все же мне как-то неспокойно из-за того, что Вы сделали.

- Я сделала доброе дело, сестра Мария. Со временем Вы увидите, что Терренс переосмыслит кое-какие решения. Вы скоро это увидите!

Обе женщины вышли из комнаты Кенди и направились выполнять свои ежедневные обязанности. Мисс Пони предрекла, что скоро произойдут перемены. А Терри, который, приехав в Дом Пони, был сам не свой, изменился. Мир вновь вращался для него и для настоящей, нерушимой любви.


Возвращение в Нью-Йорк было утомительным. Молодые люди очень устали, однако, наибольшую усталость из них чувствовал Томас. Он не только не спал практически две ночи и мало ел, но еще его одолевали плохие предчувствия того, что, возможно, произошло что-то нехорошее.

Еще вчера на станции Лейквуда он пытался дозвониться в Нью-Йорк Майклу Миллеру, но все его попытки не дали положительного результата. Он думал, что это все из-за плохой связи, и что, когда он будет уже в городе, все изменится. Но он даже понятия не имел, что он узнает.

Выйдя из поезда вместе с Кенди, Анни и Арчи, он попросил у начальника станции разрешения воспользоваться телефоном. Однако он все равно не мог дозвониться до своего начальника. Он не отвечал ни дома, ни на работе.

Тогда он решил, что отправит семейство Эндри в гостиницу, а сам займется поисками Миллера и расскажет ему о своих подозрения о Джоан и ее соучастнике, однако, трое его товарищей отвергли эту идею.

- Я уже сказал Кенди, что так будет лучше, - изрек Томас. - Вы мне поможете, если хорошенько отдохнете. Если вы не отдохнете как следует, то мне от вас не будет никакого толка.

- А почему ты сам не едешь с нами в гостиницу и не отдохнешь хорошенько? Преступники могут подождать до завтра. И, если честно, то я думаю, что тебе требуется сон больше, чем всем нам троим, - заявила блондинка.

- Это не первый раз, когда я работаю не отдохнувшим. Кроме того, я не настолько устал, чтобы отдыхать сейчас. Я только съежу в контору Миллера, а потом лягу спать. Нет никакой необходимости, чтобы вы ехали со мной.

- Я не думаю, что это хорошая идея, оставлять тебя одного, - уверяла Анни.

- И тем более, мы без особых проблем можем поехать с тобой, - заявил Арчи, поддерживая свою невесту.

- Вы всегда так надоедливы? - раздраженно спросил Томас.

- Мы можем быть еще хуже, - улыбаясь, утвердила Кенди.

- Хорошо, - ответил Томас.

Молодые люди сели в автомобиль и Томас, сидя за рулем, повел машину к конторе Майкла Миллера. Сыщик старался унять дрожь в руках, но у него никак это не получалось. Он интуитивно чувствовал, что что-то случилось.

- Ты в порядке, Томми? - спросила Кенди, заметив, как у него по лбу текут капельки пота.

- Да, - ответил он.

- Ты нервничаешь? - продолжала спрашивать она.

- Должно быть, потому что давно не спал. Ты сама сказала, что я утомлен.

- Томми, - прошептала она, - мы справимся. Хоть у меня нет опыта в поимке преступников, но я уверена, что все пройдет хорошо. Не беспокойся.

- Надеюсь, - пробормотал он, смотря на дорогу.

- Я знаю, что ты волнуешься о Сюзанне, - сказала Кенди. - Ты можешь заехать к ней и все рассказать о ее медсестре.

- Она ничего не сделает с Сюзанной, - заявил он. - Не осмелится. Это было бы слишком очевидно. Однако, есть люди, о которых я беспокоюсь больше, чем о ней.

- О ком? - быстро спросила Кенди.

- О моем начальнике и моих товарищах. Они находятся в большей опасности, чем она. Именно за них я волнуюсь.

- Почему ты не хочешь сказать мне правду? - улыбаясь, спросила блондинка.

- Какую? - удивился Томас.

- Правду о Майкле Миллере и о своих товарищах. Они ведь полицейские, да? - вновь улыбнулась она.

- Нет, они не только полицейские. Майкл Миллер мне как отец, а мои коллеги - как браться, которых у меня никогда не было. Они моя семья.

- Не переживай, Томми. Я уверена, что с ними ничего не произошло. Бог никогда не оставляет в беде хороших людей, - подбодрила она его.

- Хотел бы я в это поверить, но я столько всего пережил, что уже сомневаюсь, что Он существует.

- Не говори так! - проворчала она. - Даже если ты много всего пережил, ты никогда не должен сомневаться в Нем. Он знает, что делает, и никогда не посылает беды, если знает, что мы не сможем противостоять им.

- Ты с Ним часто разговариваешь? - спросил Томас.

- Конечно, - ответила она.

- Тогда попроси Его, чтобы мои предчувствия так и остались предчувствиями, - попросил сыщик.

- Томми,.. - вздохнула Кенди и хотела что-то сказать, но внезапно Арчи воскликнул:

- Смотрите, это здание полностью разрушено.

Автомобиль резко остановился. Томас быстро вышел из него. Сначала, ни Кенди, ни Анни, ни Арчи не поняли, что произошло.

Сыщик не мог приблизиться еще ближе к зданию, как хотел, так как оно было полностью окружено лентой. Он лишь увидел, что здание было полностью разрушено. Он не сомневался, что произошел пожар, так как все выгоревшие стены чернели от сажи.

Какой-то старик бродил около разрушенного здания, что-то собирая, и Арчи решил спросить у него, что здесь произошло.

- Извините, не могли бы Вы сказать нам, что здесь произошло?

- Вы не знаете? Я думал, что нет ни одного человека в Нью-Йорке, кто бы не знал, что произошло.

- Мы только что приехали в город, - сказала Кенди.

- А, теперь понимаю, - сказал старик. - Здесь вчера был сильный пожар. Просто ад кромешный. Говорят, что это был несчастный случай, но мне так не кажется. Я думаю, что это здание специально подожгли. Говорят, здесь была контора сыщиков... а сейчас на улицах так много преступников... вот я и думаю, что это был не несчастный случай.

- Господи, какой ужас! - воскликнула Анни.

- Но ведь никто не погиб? - взволнованно спросила Кенди.

- КОНЕЧНО, ПОГИБ! - воскликнул Томас. Молодой человек быстро зашел за ленту ограждения и подошел ко входу в здание, усыпанного цветами и с табличкой: "Эти цветы в память о Джейсоне Патриксе, Уильяме Капье, Роберте Андерсене, Джоне Стивенсоне, Роджере Траки, Доминике Риде... Майкле Миллере."

Кенди тихо подошла к молодому человеку. Ей было неважно, что она пересекает запретную ленту. Она чувствовала, что сейчас он нуждается в ее поддержке.

- Томми, пойдем, тебе не следует здесь стоять, - сказала Кенди, стараясь удержать слезы.

- Ты видишь это, Кенди? - спросил он, указывая на дверь. - Здесь висит замок. Тот, кто устроил пожар, сделал это, чтобы убедиться, что никто не смог бы выйти и спастись.

- Томми, хватит, не надо больше, - попросила она.

- Но, это был не совершенный план, Кенди. Он недостаточно хорошо все продумал, - яростно процедил он. - ТЫ СЛЫШАШЬ МЕНЯ, НЕУДАЧНИК! ТЫ НЕДОСТАТОЧНО ВСЕ ХОРОШО ПРОДУМАЛ. ТЫ ЗАБЫЛ ЕЩЕ ОБ ОДНОМ СЫЩИКЕ, КОТОРЫЙ РАБОТАЛ НА МИЛЛЕРА. МЕНЯ! ПОЧЕМУ БЫ ТЕБЕ И МЕНЯ НЕ УБИТЬ? СДЕЛАЙ ЭТО СЕЙЧАС, ПОКА У ТЕБЯ ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ, ПОТОМУ ЧТО Я ТЕБЕ КЛЯНУСЬ, ЧТО НАЙДУ ТЕБЯ И УБЬЮ!

- Томми, пожалуйста, - молила девушка. - Арчи, помоги мне отвести его в автомобиль.

Арчи быстро подошел к ним, но ничего не смог сделать. Томас просто не слушал его.

- Томас, пойдем. Здесь небезопасно оставаться, - сказал Арчи.

- Я не могу сейчас уйти, - ответил сыщик. - Я должен что-нибудь найти... какие-нибудь следы, ведущие к убийце. ЗДЕСЬ ДОЛЖНО БЫТЬ ЧТО-НИБУДЬ!

- Томми! - пробормотала блондинка.

- Не надо, Кенди. Он не уйдет сейчас. Давай надеяться, что вскоре он успокоится, - сказал Арчи, отводя ее к автомобилю.

Кенди, несмотря на все свои сомнения, прислушалась к своему кузену. Да, ей было больно видеть Томаса в таком состоянии, но она знала, что ничем не может ему сейчас помочь. Должно пройти время.

Девушка вместе с друзьями смотрела, как Томас в отчаянии просматривает бумаги, валявшиеся на земле. Однако, они были не единственными, кто наблюдал за сыщиком. Темная тень из-за угла неотрывно следила за Томасом.

" Я знал, что не хватает одного... что не все погибли в этом пожаре, но я никогда не думал, что останется в живых именно он. Никогда бы не подумал. Это становится очень интересным".

Дыхание смерти уже блуждало по Нью-Йорку, и темная тень знала, что это только начало.
Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 420 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы