Воскресенье, 24.09.2017, 09:57
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 21
- Это не утешает меня, Анни! - воскликнул Боб. - Но, в конце концов, я думаю, что Томас правильно сделал, отказавшись от дела Кенди.

- Отказался? Почему? - заинтриговано спросила девушка.

- Точно не могу сказать, но думаю, что он хочет забыть прошлое. А так как твоя подруга связана с Терри Грандчестером, а он, в свою очередь, с Сюзанной Марлоу, то и получается, что и ее он должен забыть.

- Понимаю. Поэтому тебя назначили вместо него?

- Да, и до того, как я расскажу тебе все секреты, нам надо поговорить кое о чем очень важном.

- О чем ты?

- О твоей, Кенди и ее кузена Арчи безопасности, - ответил Боб.

- О нашей безопасности?

- Да, Анни. Послушай меня внимательно. Я думаю, что ты знаешь, что Кенди была последней, кто видел живым Рэймонда Беренгера. И поэтому она попала в очень трудное положение, так как он был одним из членов опасной банды преступников. Она единственная, кто может дать свидетельские показания о том, что Беренгер мертв, а не сбежал, как мы думали раньше. Поэтому мой начальник думает, что Кенди, ты и Арчи должны как можно быстрее покинуть Нью-Йорк. Я не хотел об этом говорить при твоем женихе, потому что заметил, что он не слишком доверяет мне. Я все это тебе рассказал, потому что думаю, так будет намного безопаснее. Ты понимаешь?

- Думаю, что да, - ответила она.

- И еще я хочу дать тебе несколько советов. Во-первых, не доверяй Дэвиду Кейну и, тем более, не позволяй ему оставаться наедине с Кенди. Во-вторых, вы все немедленно должны покинуть Нью-Йорк хотя бы на несколько дней. И в третьих, если я не смогу разобраться с делом Кенди, то найди Томаса и скажи ему, чтобы он занял мое место, и если он согласится, то пусть переоденется, когда пойдет на встречу с Кенди. Ты поняла, Анни?

- Да... думаю, да... хотя... мне страшно! - воскликнула девушка.

- Успокойся, все будет хорошо, - утешил ее Боб. - Только будь бдительна и смотри по сторонам.

- Хорошо, я обещаю тебе сделать все, как ты сказал, но на случай, если мне понадобится Томми, где я смогу его найти?

- В театре его отца. Пошли записку по этому адресу и вечером приди в театр, он наверняка там появится.

- Хорошо, хотя я не знаю, как смогу убедить Арчи покинуть Нью-Йорк так неожиданно... да и Кенди тоже наверняка откажется. Как я смогу их убедить?.. Что мне делать, Боб? Кроме того, здесь находятся Элиза и Нил Леган. Они тоже из семьи Эндри, но у меня нет на них никакого влияния. Как я смогу их всех убедить покинуть город, чтобы они не подвергались риску?

- Не беспокойся, для Арчи будет достаточно, чтобы он согласился, если ты его попросишь. За Кенди я возьмусь сам, или же, в крайнем случае, попрошу об этом Томаса. Однако, о других двоих я ничего не знал, но все же попробую с ними поговорить.

- Хорошо, Боб. Я надеюсь, что не подведу тебя.

- Конечно же, не подведешь. Ты доказала, что ты очень умная девушка. У тебя все получится. А сейчас мне надо идти, у меня есть одно важное дело. Если я не вернусь этим вечером, найди Томаса. Поняла?

- Да.

- Ну, тогда, прощай, моя прекрасная Анни. Хорошенько позаботься о себе и о своей подруге Кенди, - заявил сыщик.

- Хорошо, - ответила она, слегка улыбаясь.

Боб быстрым шагом вышел из гостиницы Карлтон. На первом же повороте он свернул в переулок и прошел вдоль него до следующего квартала. Его там уже ждали.

- Я знал, что ты придешь, хотя ты надолго задержался, - дьявольски улыбаясь, заявил Артур Джексон.

- Обычно я не тороплюсь на встречу с преступниками, - ответил Боб, глядя Артуру в глаза.

- Ты знаешь, кто я? Да? - спросил Артур, медленно начиная приближаться к сыщику.

- Догадываюсь, - ответил он с улыбкой превосходства.

- Тогда ты не в выгодном положении, потому что я очень хорошо знаю, кто ты. По правде говоря, я знаю всех и каждого из твоих глупых товарищей. Никто не ускользнул от меня.

- Если бы я был на твоем месте, то не был бы так уверен в этом, - улыбнулся Боб.

- А если бы я был на твоем месте, то сейчас бы не улыбался. Ты еще не знаешь, что тебя ждет, - изрек Артур, доставая револьвер.

- Ты собираешься меня убить, как убил Билла и его друзей? - язвительно спросил он, не обращая внимания на угрозу.

- Конечно же, нет. Это сделали мои ребята, и поэтому у них была легкая смерть. А что касается тебя и остальных приспешников Миллера, то ваша смерть будет мучительной, настолько мучительной, что в аду вы будете продолжать ее чувствовать, - вспыльчиво продолжал угрожать Артур.

- Ну, тогда вперед, можешь пытать меня. Мне все равно, так как я уже выполнил свое задание, - спокойно возразил Боб, будто бы смерть не имела для него никакого значения.

- О каком задании ты говоришь? - недовольно спросил Артур.

- Неважно. Вперед, делай, что должен делать, - холодно сказал он.

- Нет, я этого делать не буду. Мне не нравится марать свои руки о таких как ты, - с уничтожающей иронией ответил он и свистнул, давая сигнал своим ребятам, которые мгновенно появились из-за угла и окружили Боба. - Вперед, ребята, делайте свою работу, - приказал он.

Остальное было делом лишь нескольких секунд. В переулке раздались выстрелы, и всегда спокойная улыбка Боба Тейлора мгновенно исчезла.


Кенди проделала весьма долгий путь, чтобы зайти к Терри. Он прекрасно помнила, где расположен дом, в котором он снимает квартиру, хотя была там лишь однажды. Она не была уверена, живет ли он там сейчас, но поскольку не знала никакого другого адреса, а ей не очень хотелось спрашивать об этом в театре, она решила рискнуть и пойти сюда в надежде увидеть его и убедиться, что с его рукой все в порядке.

Она не хотела этого признавать, но все же понимала, что придти сюда ее заставила не только рана Терри, но и желание вновь увидеть его. Вновь окунуться в глубокий синий цвет его глаз. Она понимала, что это плохо, что это неправильно и непорядочно с ее стороны, но она хотела увидеть его, поговорить с ним. Прошлым вечером они разругались, наговорив друг другу неприятных слов. И хотя они уже больше не вместе, она не хотела, чтобы их последняя встреча стала такой угнетающей. Она должна была рискнуть и помириться с Терри, настолько, насколько это было возможным.

Когда, она, в конце концов, дошла до его дома, ее охватил страх. Она уже была готова развернуться и вернуться в гостиницу, как что-то внутри осудило ее за трусость. "Зайди в дом, Кенди, ты не должна быть такой трусихой", услышала она свой внутренний голос. Девушка глубоко вздохнула и, недолго думая, вошла в здание. Здесь ничего не изменилось с того последнего раза, когда она приходила сюда. Однако, чтобы быть уверенной, она все же спросила экономку: живет ли он здесь до сих пор.

- Доброе утро, мадам.

- Доброе утро, - отозвалась пожилая женщина.

- Простите меня за беспокойство, но я хотела бы знать, здесь ли все еще живет Терренс Грандчестер?

- Конечно же, здесь. Его квартира на втором этаже, третья по счету, - ответила женщина, одевая очки, чтобы получше разглядеть девушку.

- Спасибо, вы очень любезны! - широко улыбаясь, поблагодарила ее Кенди.

Блондинка хотела было уже идти к лестнице, как пожилая женщина вновь заговорила, но уже не так любезно.

- Это ты? Порочная девушка! Как ты смеешь и дальше терзать сердце Терри?

Кенди внезапно побледнела и не знала, что на это ответить.

- Хотя ты молода и в жизни намного красивее, чем на фотографиях, это не дает тебя права играть с сердцем такого порядочного молодого человека, как Терри. Это подло!

- Мадам... я не понимаю... зачем вы мне все это говорите? - растерянно спросила блондинка.

- Не притворяйся, что ничего не понимаешь. Ты прекрасно знаешь, почему я так говорю. Разумеется, ты это знаешь! Ты, оказывается, не только бессердечна, но и лицемерна. Да, моя мать, Розмари, всегда говорила, что никогда не следует доверять женщинам с хорошеньким личиком. Уйди с глаз долой, пока я не потеряла терпение! - крикнула пожилая женщина, поднимая метлу.

Девушка быстро подбежала к лестнице. Эта женщина просто была сумасшедшей, раз говорила такие вещи! Суматоха города, наверняка, на нее очень плохо действует. Хотя она не была единственной, у кого были такие проблемы, так как сейчас, анализируя прошедшие события, Кенди пришла к выводу, что все женщины Нью-Йорка были немного больными, так как куда бы она ни заходила, на нее смотрели с неодобрением, так же, как и экономка из этого дома. "Да, плохо жить в таком большом городе. Со временем он наносит непоправимый вред", думала Кенди, осторожно поднимаясь по лестнице к квартире Терри.

Через несколько секунд, блондинка оказалась напротив двери квартиры, в которой жил актер. Ей было нужно лишь постучаться и надеяться, что он откроет дверь. Она почувствовала, как ее сердце неистово забилось в тот момент, когда она подняла руку, чтобы постучать. Однако страх одержал над ней верх, и она опустила руку, так и не постучав в дверь.

Она вся раскраснелась, когда мимолетно вспомнила винный погреб в театре, где он второй раз поцеловал ее. Он был таким милым с ней, таким ласковым, что ей вновь захотелось, чтобы он поцеловал ее. В этих двух поцелуях с избытком отражался весь его характер! Первый был быстрым и порывистым, а второй спокойным, нежным и чувствительным, таким, что она почувствовала, как кожа ее запылала. Блондинка вспоминала его поцелуй и думала, как бы он поцеловал ее в третий раз: со смесью двух предыдущих или же с полностью новым чувством?

"Будь, что будет, для тебя это не должно иметь никакого значения, так как этого, третьего поцелуя, не будет", сказал девушке ее внутренний голос, разом разбивая только зародившиеся иллюзии. "Да постучись ты, наконец, в эту дверь и взгляни в лицо своим призракам", вновь она услышала свой внутренний голос.

Девушка легонько постучала в дверь, и та мгновенно открылась. Однако блондинка вновь перепугалась и хотела было сбежать, как почувствовала сильные руки у себя на талии, которые окунули ее в теплое объятие.

- Что я такого сделал, смертный грешник, чтобы Бог послал к моим дверям ангела? - чувственно спросил Терри.

Девушка ничего не ответила, спокойно оставаясь стоять.

- Ты язык проглотила? - спросил Терри, мягко подталкивая блондинку к себе в квартиру. Расстояния меж их телами практически не осталось. - Не припомню, чтобы ты когда-нибудь была такой послушной.

Кенди содрогнулась, услышав его слова. Она не могла позволить, чтобы все принимало такой опасный оборот. Она высвободилась из сладкого угнетения и заявила:

- Хватит, Терренс.

- А что я такого сделал? Ты сама пришла ко мне. Но естественно, я знал, что ты бы рано или поздно пришла, но я не представлял, что это произойдет так скоро, - прошептал Терри, вновь приближаясь к девушке.

- Если я и пришла к тебе, то потому, что у меня на это есть важная причина. Даже не мечтай, что я пришла к тебе просто так, - немедленно вскинулась она.

- Предлоги! Это твоя особенность. Но почему ты не можешь признаться, что страстно хотела вновь меня увидеть? - улыбаясь, спросил Терри.

- Ты так...

- Обожаем, - закончил он за нее.

- Патетичен! - исправила она, поднимая руку, чтобы ударить его. Однако, молодой актер ловким движением перехватил ее руку в воздухе.

- Тарзан с веснушками, неужели ты еще не выучила, что леди не должна этого делать? - прошептал Терри ей в ухо.

- Прекрати! Ты просто невыносим! - проворчала она, освобождаясь от его руки.

- Возможно, но, по крайней мере, я не веснушчатый, - смеясь, согласился он.

- Хватит... все. Я УХОЖУ! - воскликнула Кенди, разворачиваясь и уже намереваясь уйти, но Терри был гораздо быстрее в движениях и преградил ей путь.

- Подожди, Кенди. Я обещаю, что не буду больше ничего такого говорить. Не уходи, - с мольбой в голосе произнес он. Если и было что-то, что она не могла вынести, так это его умилительный взгляд. Против этого она не могла устоять и оказать хоть малейшее сопротивление.

- Хорошо, - с нежной улыбкой согласилась она, но потом перевела взгляд на его руку. - Как твоя рука?

- В порядке, по крайней мере, она уже не так сильно болит, - ответил он таким смиренным голосом, словно маленький ребенок в разговоре с матерью.

- Я бы хотела поближе посмотреть твою руку, так, на всякий случай, - сказала она, деликатно беря его руку.

- Ты пришла только ради этого? - спросил он.

- Конечно, ты же мой пациент, и я должна заботиться о тебе до тех пор, пока ты не выздоровеешь, - ответила она, вновь улыбаясь.

- Тогда я постараюсь почаще попадать в несчастные случая при условии, что ты останешься моей медсестрой, - промурлыкал молодой актер.

- Не говори так, Терри! - проворчала девушка, покраснев с ног до головы.

- Хорошо, прости мне мое веселье. Давай войдем внутрь, там тебе будет гораздо удобнее осмотреть мою руку, - заявил он, беря ее за руки и вводя в свою квартиру.

Он так часто мечтал, что вот так, взявшись за руки, они войдут к нему в квартиру, и сегодня эта иллюзия стала реальностью! Возможно, что в конце концов, его судьба не так плоха, как он думал.

Терри ввел Кенди к себе в квартиру, не сокращая расстояния меж ними.

- Ого! Неужели ты стал таким неряшливым? В первый раз, когда я сюда приходила, здесь было практически чисто, а что сейчас произошло? - спросила блондинка, увидев, как у него в квартире все разбросано.

- В этом нет ничего странного. Я просто вчера был здесь не один, - спокойно объяснил он.

- У тебя были гости?

- Да, - подмигивая, уверил актер.

- Понятно, - невнятно пробормотала Кенди, грубо вырывая свою руку из рук Терри.

- Она была очень красивая, но немного неуправляемая, - продолжал он дразнить ее. Казалось, ему было приятно, что она вот так злится.

- Не стоит все рассказывать мне подробности, Терренс, - возмущенно заявила она.

- Это мне кажется, или Вас это беспокоит, мисс? - торжествующе спросил актер.

- Беспокоит меня? Пожалуйста! - воскликнула Кенди, скрещивая руки у себя на груди.

- Не ревнуй, веснушчатая. Моей вчерашней гостье не было и шести лет, - сказал Терри.

- Не понимаю, - изумилась девушка.

- Вчера вечером я нашел ее в своем автомобиле. Ее сестра бросила ее и оставила на мое попечение.

- Правда? И почему она бросила ее? - спросила Кенди.

- Не знаю, но полагаю, что она думала, что я купаюсь в деньгах и могу позаботиться о ней.

- А где сейчас девочка?

- У моей матери. Я отвез ее туда, сегодня рано утром. Мне надо подумать, что делать с ней.

- Твоя мама, должно быть, была счастлива немного побыть в компании этой маленькой девочки.

- Да, думаю, что в глубине души она всегда хотела иметь дочь, чтобы одевать ее в шелка и меха.

- А почему ты не оставил ее у себя? - с любопытством спросила блондинка.

Терри несколько секунд смотрел ей в глаза, потом глубоко вздохнул и ответил:

- Сюзанна бы не позволила. Она не очень любит маленьких детей, и поэтому...

- Не надо больше ничего говорить. Я все понимаю.

- Если честно, то я не знаю, что делать с этим "домовенком - разрушителем", - вздохнул Терри.

- Домовенок-разрушитель? - удивленно переспросила она.

- Да, это ее имя, - улыбаясь, объяснил Терри.

- Ты никогда не изменишься, да? Ты всегда будешь давать людям прозвища.

- Простые имена - это так скучно. Лучше придумывать новые. Или ты не согласна, Тарзан с веснушками? - все также улыбаясь, спросил он.

- Как я и сказала, ты никогда не изменишься. Ладно, давай мне свою руку, - приказала она, быстро меняя тему разговора, поскольку не хотела говорить о прошлом.

- Хорошо, начинай свою пытку! - покорно согласился он.

Они сели за стол, так близко друг от друга, что могли ощущать запах, исходящий от обоих. Кенди нетерпеливо вздохнула, снимая с его руки повязку, которую сама ранее наложила. Она не хотела смотреть ему в глаза, так как не знала, что могло при этом произойти. Он же, со своей стороны, тщательно всматривался в ее красивое лицо. Он хотел сохранить ее образ глубоко в своем сердце и вспоминать его, когда судьба вновь отвернется от него. Какой красивый образ предстал перед его глазами! Он жаждал, чтобы время остановилось, чтобы он продолжал наслаждаться им.

- Твоя рука намного лучше, чем я ожидала. Инфекции нет, и это очень хорошо. Я думаю, что через пару дней она совсем заживет! - заверила она, вставая, чтобы набрать воду и промыть ему рану.

- Значит, ты больше не придешь навестить меня? - спросил он, следуя за ней на кухню. Его тон был таким грустным, что Кенди не могла не утешить его.

- Хорошо, возможно, я еще зайду осмотреть твою руку, - ответила она, открывая кран с водой.

- Правда? - спросил он, протягивая руку девушке, чтобы та смогла промыть ее, однако таким образом, будто обнимая ее за талию.

- Возможно, - повторила она, нечаянно включая горячую воду.

- Эй, больно! - воскликнул он, одергивая руку.

- Прости, - вымолвила она. - Тебе не очень больно?

- Нет, не настолько, как в предыдущий раз. Однако я надеюсь, что ты разбавишь воду, - сладко улыбаясь, ответил он.

Девушка тоже улыбнулась. Ей очень нравилось находиться рядом с Терри. Только с ним она чувствовала, как ее тело дрожит. Если бы жизнь не была так несправедлива к ним обоим, сейчас бы они были бы вместе. Но реальность другая. Настоящее и будущее Терри было связано с женщиной по имени Сюзанна Марлоу.

Они вернулись в гостиную, вновь присели, и Кенди продолжила обрабатывать его рану. Они больше ничего не говорили, но это было и не нужно, так как тайные взгляды и невинные прикосновения были красноречивее слов. Однако, через некоторое мгновение Кенди прервала идиллию, окружавшую их, восклицанием:

- У меня появилась прекрасная идея!

- Да? - спросил он, не понимая, о чем она говорит.

- Насчет твоего домовенка-разрушителся, - возбужденно объяснила блондинка.

- Правда?

- Да, ты можешь отвезти ее в Дом Пони. Наверняка, ей там будет очень хорошо, - предложила Кенди.

- А проблем никаких не возникнет? Как я помню, Дом Пони не очень большой, а у сестер не так уж много денег. Разве они могут взять к себе еще одного ребенка? - спросил актер.

- Об этом не беспокойся! Два года назад Альберт, Арчи, семьи Анни и Патти стали делать пожертвования для Дома Пони. И я тоже отдаю им часть своей зарплаты. Так что все в порядке.

- Я тоже могу помогать им, и я уверен, что и моя мать пожертвовала бы значительную сумму для Дома Пони, - воодушевленно заявил актер.

- Да, теперь ты видишь, что этой девочке будет там хорошо, - мило ответила блондинка, лаская руку актера.

- Спасибо, Кенди, - прошептал он. - Спасибо за все.

- Но я ничего такого не сделала, - пробормотала она, опуская взгляд.

- Нет, наоборот, ты творишь чудеса... как всегда. Спасибо за то, что обработала мне руку, за идею с Домом Пони и за то, что относишься ко мне так, как будто вчера ничего не случилось, - прошептал он, приближая к ней свое лицо.

- Забудь об этом. Это не имеет значения, - вымолвила блондинка.

Мгновение спустя, Терри встал со стула, приблизился к ней и привлек ее к себе, полностью обнимая. Он начал гладить ее по спине, и Кенди почувствовала, как дрожь вновь охватывает все ее существо. Терри инстинктивно склонил голову, и его губы нежно прошлись по основанию ее шеи. Кенди испугалась и быстро выскользнула из его объятий.

- Думаю, мне лучше уйти, - смущенно пробормотала она, беря свою сумочку и направляясь к двери.

- Так скоро? - спросил актер, вновь беря ее за руку.

- Да... я... у меня назначена еще одна встреча, и я уже опаздываю, - объяснила она, нервно покусывая губы.

Глаза Терри внезапно потемнели, будто их заволокло серое облако.

- Встреча? Не с твоим ли "бедствие дружком"? – язвительно поинтересовался Терри.

- Бедствие дружком? - смущенно переспросила она.

- Или Томасом Хэтуэем, как ты его называешь, - уточнил он, скрещивая руки на груди.

- Терри, послушай меня внимательно. Между Томасом и мной ничего нет, кроме дружбы. Не знаю, с чего ты взял, что он мой возлюбленный, но это не так. Так что уже хватит об этом, - сказала Кенди.

- Между вами правда ничего нет? - спросил актер, немного успокоившись.

- Конечно! Он мой друг и ничего больше! - заверила она.

- Я очень рад. Если честно, то вы не подходите друг другу, - с иронией заметил Терри.

- Ты опять начинаешь? - проворчала она.

- Нет... Кенди... пожалуйста... я прошу тебя, чтобы ты мне кое-что пообещала, - попросил он, беря ее за руки и становясь перед ней на колени.

Девушка смутилась и сама встала на колени вместе с ним.

- Встань, пожалуйста. Это ни к чему, - попросила она.

- Нет, не встану до тех пор, пока ты мне не пообещаешь кое-что, - ответил актер, глядя ей в глаза.

- Что ты хочешь? - спросила девушка.

- Поклянись мне, что у тебя никогда не будет романтических отношений с Томасом Хэтуэем.

- Зачем ты меня об этом просишь, Терри? - удивилась она.

- Просто пообещай мне это, - настаивал он, сжимая руки блондинки.

- Ну, хорошо, - сказала она, поднимая правую руку и кладя ее на грудь актера, - Я, Кендис Уайт Эндри, клянусь, что у меня никогда не будет романтических отношений с Томасом Хэтуэем, только простая дружба. Теперь мы можем встать? - спросила она, желая, чтобы это поскорее закончилось.

- Мне не понравилось, что ты сказала о дружбе. Я не хочу, чтобы вы были даже друзьями, - заявил он.

- Терри! - неодобрительно воскликнула Кенди.

- Ну, хорошо, только не упрекай меня. Если хочешь, будь его другом, но все же никогда не влюбляйся в него, - сказал он, вновь беря руки девушки в свои.

Кенди хотела как можно быстрее подняться и отойти от Терри, так как его прикосновения будоражили ее кровь. Однако, когда она уже хотела встать, раздался голос, упрекающий ее.

- Какое бесстыдство! У меня даже слов нет, - воскликнула миссис Марлоу, увидев, что Терри и Кенди стоял на коленях напротив друг друга.

- Что Вы здесь делаете? Как вы сюда вошли? - прорычал Терри.

- Неважно. Единственное, что сейчас важно, это ты, Терренс и эта ДЕШЕВАЯ РАСПУТНАЯ ЖЕНЩИНА, - заявила миссис Марлоу.

- Не смейте так называть ее, или пожалеете об этом.

- А как ты хочешь, чтобы я ее называла, Терренс? Может быть, шлюха, будет точнее?

Терри уже собрался подойти к матери Сюзанны, но Кенди стала между ними.

- Терри, пожалуйста, не надо.

- Я не позволю, чтобы эта женщина тебя оскорбляла, - воскликнул актер.

- Достаточно, Терри, хватит. У мадам есть все причины, чтобы гневаться... я... я не должна была сюда приходить, - грустно сказала Кенди.

- Да уж, по крайней мере, я вижу, что у тебя хоть капля порядочности, - твердо заявила мать Сюзанны.

- Побереги свою руку, Терри. Прощай, - прошептала Кенди, быстро выходя из квартиры молодого актера.

Терри хотел пойти за ней, но миссис Марлоу преградила ему путь.

- Оставь ее! Разве у тебя не осталось ни капли достоинства?

Молодой актер с ненавистью посмотрел на свою будущую тещу и сквозь зубы процедил:

- Убирайтесь, мадам, побыстрее, не то я не отвечаю за себя!

- Какой ты глупый, Терренс. Ты так защищаешь девушку, которая, на самом деле, влюблена в другого.

- Влюблена в другого?.. но... о чем Вы говорите? - ничего не понимая, спросил Терри.

- Не притворяйся, что не знаешь. В этот час весь Нью-Йорк знает, что твоя Кенди, которую ты так защищаешь, влюблена в Томаса Хэтуэя.

- Ложь! - воскликнул Терри.

- Это не ложь, и если ты хочешь убедиться в этом своими глазами, то на, почитай, - заявила женщина, швыряя ему утреннюю газету.

Молодой человек опустил взгляд на пол, туда, куда упала газета, и прочитал заголовок: "Терренс Грандчестер и Томас Хэтуэй в борьбе за любовь Кендис У. Эндри: кто преуспеет в этом?" Он наклонился, чтобы поднять газету, и его сердце оборвалось, когда он повернул страницу и увидел фотографию Кенди и Томаса.

Они стояли очень близко друг от друга, взявшись за руки, и обнимали друг друга. Простые друзья не обнимаются столь красноречиво и не дарят наспех розы. Разозлившись, Терри разорвал газету.

- Теперь ты понимаешь, что она из себя представляет? - спросила миссис Марлоу, удовлетворенная терзаниями Терри.

- Нет, я лишь понимаю то, каким подлым стал Томас Хэтуэй, - ответил актер.

- Ты что ослеп, Терренс? Здесь во всем виновата эта капризная девчонка. Это она играет с тобой и с Томасом. Сейчас ты должен ненавидеть ее.

- Я не верю в то, что написано в этой газете!

- Но как ты можешь опровергать факты? Я прекрасно поняла, какая подлая эта девушка. Аймор Симон Байер ясно дал это понять.

- Аймор Симон Байер? Ему придется все мне подробно объяснить, - заявил Терри, беря пиджак и быстро покидая свою квартиру.

Мать Сюзанны пыталась его задержать, но ее старания были бесполезны. Она не могла поверить, что он все еще защищал Кенди. Однако, сейчас это не слишком сильно волновало ее, поскольку стоит ее будущему зятю поговорить с Симоном, он, наконец-то, убедится в низости этой богатой девчонки из Чикаго, и разочаровавшись, навсегда вернется к Сюзанне, чтобы жениться на ней.


Томас почти собрал чемодан, чтобы вскоре покинуть место, которое около пяти лет было его домом. Личные вещи, одежда и большое количество книг – вот и все, чем он обладал. Мебель, которая стояла в квартире, находилась там еще до того, как он снял эту квартиру.

Томас не отрицал, что ему было грустно покидать это место, но все же он решил изменить свою жизнь, и эта квартира, так же, как и все остальное, должна остаться в прошлом.

Слишком много людей знали, где он живет: его отец, Карен и еще Терренс Грандчестер. Так что если он действительно хотел забыть свое прошлое, ему было необходимо сменить жилье.

Часы едва пробили полдень. И утро для Томаса прошло очень медленно. Сыщик все время спрашивал себя, придет ли Боб, как обещал? Это уже вошло в привычку, что его друг каждое утро заходил к нему. Но сегодня он не зашел.

Томас подумал, что случилось что-то непредвиденное, и надеялся, что вечером они встретятся, и Боб поможет ему найти новую квартиру.

Молодой сыщик закрыл чемодан, вышел из квартиры, закрыв дверь на ключ, и спустился в контору мистера Смита, управляющего этим зданием.

- Ты уже собрался, Томас? - спросил мужчина, заметив молодого человека, спускавшегося по лестнице с чемоданом в руках.

- Да, я только что закрыл квартиру, и честно говоря, направлялся к вам, чтобы попрощаться, - ответил сыщик.

- Очень жаль, что ты съезжаешь от нас, Томас. Но я понимаю, что жизнь идет, и все вокруг меняется.

- Я думаю, вы правы. Вот ключ.

- Спасибо, Томас. Да, и до того, как ты уйдешь, я хочу кое-что отдать тебе, - сказал мужчина, направляясь к административной стойке, откуда он достал большую плетеную корзину и несколько писем. - Дорис попросила меня, чтобы я отдал тебе это. Это пирожки из ежевики и булочки с мясом. Моя жена подумала, что тебе будет приятно отведать ее приготовления, до того, как ты уедешь.

- Спасибо, мистер Смит, - улыбнулся Томас, беря корзину.

- И еще у меня несколько писем для тебя. Их доставили сегодня. Два из них от девушек и два от мужчин, хотя я думаю, что первые два тебя заинтересуют больше, - смеясь, сказал мужчина.

Молодой человек взял письма и глазами быстро пробежался по конвертам. Первое было от Келли, дочери его начальника, второе от Карен Клейс, следующие от Боба, и последнее, на котором, однако не было указано имени отправителя, и оно было от одного из подчиненных Миллера.

- Большое спасибо, мистер Смит, - поблагодарил его Томас, протягивая руку.

- Не за что. Позаботься о себе и заходи иногда нас проведать, - ответил домовладелец, крепко пожимая руку сыщика.

Томас поднял багаж и собрался уходить, как голос мистера Смита остановил его.

- Томас... я могу задать тебе личный вопрос?

Молодой человек кивнул в ответ.

- Я знаю, что это не мое дело, и, возможно, я вмешиваюсь не в свое дело, но мы с Дорис хотели бы знать: не по вине ли женщины ты уходишь?

Томас удивленно посмотрел на мужчину. Но потом слегка улыбнулся и сказал:

- Что-то в этом роде.

- Все понятно. Тогда, удачи!

- Спасибо, мистер Смит. До свидания, - попрощался молодой сыщик.

Томас вышел из здания, которое в течение нескольких лет было его домом. Ему было больно покидать это место, но он знал, что так будет лучше для него. Дойдя до своего автомобиля, он положил туда багаж, потом сам сел в машину, и перед тем, как завести ее, он вновь посмотрел на письма и решил прочитать их. Первое письмо, которое он вскрыл, было от Карен.

Мой дорогой Томас.

Я очень беспокоюсь о тебе. Вчера вечером ты ушел с праздника, не попрощавшись со мной. Тот вечер я собиралась провести лишь с тобой, но ты, как всегда, исчез без предупреждения. Возможно, я не имею права, но все же я жду объяснений, так как мне кажется, что вместо Сюзанны твоим вниманием в эти дни завладела Кендис Уайт.

Сегодня я буду весь вечер дома ждать тебя. И предупреждаю, что если ты не придешь, я больше не буду с тобой милой, и превращусь в хищного зверя. Так что будь осмотрительнее.

Полностью твоя, Карен.

Томас слегка улыбнулся и отложил письмо в сторону. Он знал, что Карен интересовалась им, так как говорила об этом множество раз. Однако, несмотря на то, что она было хотя и очень привлекательной, она не интересовала его. По его меркам, она была слишком фривольна. Тем не менее, как подруга она ему очень нравилась. Она была верной, понятливой и доброй. Она никогда не разочаровывала его и всегда была готова протянуть ему руку помощи. Возможно, если бы все было по-другому, он смог бы влюбиться в нее, но сейчас его сердце принадлежало лишь Сюзанне.

Молодой сыщик взял второе письмо. Оно было от Келли Миллер. Прошлой ночью, Томас ощутил грусть, когда увидел, как страдала девочка. Она любила его идиллической и просто платонической любовью, но она была такой искренней. Томас вскрыл конверт и увидел строчки, написанные детской рукой.

Привет Томми,

Надеюсь, что ты в порядке. Мне очень грустно. Вчера вечером папа был очень зол на меня и оставил меня без десерта, который я очень обожаю. Мама говорит, если я буду хоть изредка хорошо себя вести, то результаты меня удивят.

Хочу, чтобы ты знал, что я уже поняла, что убегать из дома так поздно было очень плохо с моей стороны. Мама все мне объяснила, и я извлекла горький урок, и я клянусь, что больше не буду так делать, хотя я не сожалею, что сделала, потому что смогла тебя увидеть и поговорить с тобой.

Я надеюсь, что ты не сердишься на меня. Я очень сожалею, что упрекала тебя, так как мама объяснила мне, что ты сделал то, что сделал, потому что беспокоился обо мне. Ты правда беспокоишься обо мне, Томми? Хоть бы это было так, потому что я все время думаю и беспокоюсь о тебе. И я верю, что Бог не даст тебя в обиду, и не оставит тебя.

Еще, я хотела попросить у тебя прощения, за то, что назвала тебя предателем. Ты не предатель. Я так сказала, потому что была очень сердита. Я прошу тебя простить меня и продолжать быть моим другом.

Сейчас я прощаюсь с тобой, и надеюсь, что с тобой все будет в порядке. Как только я приеду в Канаду, я напишу тебе и расскажу все, что там увижу. Также, я пришлю тебе тысячи открыток. Я тебе это обещаю.

Веди себя хорошо, лови преступников и получше следи за Бобом.

С любовью, Келли.

P.S. Я тебя очень люблю... и с нетерпением жду вновь встречи с тобой.

Томас широко улыбнулся, прочитав последние слова. Дочь его начальника обычно очень часто писала ему, и по правде говоря у него было сотни писем, написанных ему от Келли в течение двух лет с тех пор, как он присоединился к отделу Майкла Миллера. Этот день он очень хорошо помнил, как будто это было только вчера. Прошла неделя с тех пор, как он покинул отцовский дом. У него не было квартиры, и он не знал, где ему жить. В тот день, когда он пришел в контору Миллера, он очень нервничал. Ему предстоял разговор с самым лучшим сыщиком Нью-Йорка, и он должен был убедить его принять его в свою команду.

Первое впечатление, которое создалось у Томаса, насчет его будущего начальника, было ошибочным. Он представлял себе, что увидит неприветливого, грубого человека, однако Майкл Миллер предстал перед ним совсем другим. Он оказался простодушным, приятным и очень добрым. Как мог такой человек занимать такой важный пост и ловить преступников? Тогда он не знал ответа на этот вопрос, но через некоторое время он понял, что Миллер был умным и умелым лидером.

Его разговор прошел успешно. Миллер был удовлетворен его ответами, и оставалось лишь заключить контракт. В этот день он получил работу, но все равно у него не было денег, так что он решил остаться в общежитии, где обитал уже несколько дней. Однако, в этот день произошло еще одно событие, которое изменило его судьбу.

Майкл Миллер в этот день также зашел в общежитие, чтобы уладить кое-какие дела, и когда он уже собирался уходить, он заметил молодого человека, сидящего на стуле, который показался ему знакомым. Он приблизился к нему и пригласил выпить чашку кофе. Молодой человек быстро согласился, и позже прозорливый Миллер догадался, что его новому подчиненному негде переночевать эту ночь. Тогда-то он и пригласил его в свой дом. Томас сначала отказался, но потом, видя, что это предложение исходит от чистого сердца, согласился.

Особняк Миллеров был действительно гостеприимным домом, и это, несомненно, было результатом многолетних усилий хозяев, так как хозяйка дома приняла его с радостью. Это была женщина очень спокойная, образованная, и, несмотря на то, что семья материально не бедствовала, она все равно работала.

Эта семья открыла ему двери не только своего дома, но и свои сердца. Он помнил, как миссис Миллер, увидев, как он зашел в дом вместе с ее мужем, предложила ему принять горячую ванну, так как он выглядел промерзшим до костей. Она приготовила ему восхитительный ужин, самый лучший, который он ел, со дня смерти своей матери, и потом его поселили в превосходную спальню. Томас никак не мог понять, как эти люди, не зная его, приняли в свой дом, как родного сына.

Тот вечер был для него особенным, но лучше всего он запомнил ужин, когда в столовой появилась маленькая девочка, декламируя на ходу параграфы из книги царя Соломона. Эту девочку звали Келли, и ей было девять лет. Девочка подготовила свое выступление специально для своих родителей, и когда заметила, что в доме гость, залилась краской с головы до ног и скрылась в своей комнате, давая всем понять, что не выйдет из нее до конца своих дней. Тогда Томми попросил у Миллера разрешения поговорить с Келли. Он в совершенстве знал книгу, которую она декламировала, и сосредоточился на том, чтобы стоя под ее дверью, рассказать о том, как он сам учил тексты из этой книги. Через некоторое время девочка открыла дверь и пригласила его войти. И с этого момента они стали неразлучными друзьями.

Томас улыбнулся и убрал письмо Келли в карман пиджака. Он почувствовал грусть, вспоминая эти дни, но все же через несколько мгновений, посмотрел на два оставшиеся письма. Сначала он хотел открыть письмо, которое прислал один из подчиненных Миллера, но потом передумал и взял письмо своего друга Боба. Вскрыв письмо, он почувствовал, как у него в горле появился ком, но все же он начал внимательно читать это письмо.

Томми,

Надеюсь, что когда ты прочитаешь это письмо, со мной будет все в порядке, но если нет, то я тебя прошу успокоиться и сильно не волноваться.

Наш начальник Майкл Миллер и все те, кто на него работает, в опасности. Вчера вечером я получил анонимное письмо, в котором мне угрожали. Такие же письма получили еще несколько наших коллег и также наш начальник. Мы не хотели рассказывать тебе об этом, так как думали, что тебе не следует об этом беспокоиться, но мы ошибались. Я хочу предупредить тебя, Томми, о том, чтобы ты никому не доверял и был очень осторожен в своих действиях.

Сегодня утром меня назначили вести дело Кендис Уайт, и еще этим утром я почувствовал, что смерть моя близка. Не спрашивай меня, откуда я это взял, я не знаю, но я чувствую, что должно произойти что-то плохое. И поэтому я не могу взяться за дело мисс Уайт и прошу тебя заняться им. Она единственная, кто может дать показания о том, что Рэймонд Беренгер мертв, и опознать убийцу. Она очень важный свидетель.

У меня уже есть подозрения насчет того, кто этот убийца, но к сожалению, у меня нет никаких доказательств. Я знаю, что этот человек контролирует попрошайничество детей. Тот, о котором я тебе говорил, что он заставляет свою сестру следить за детьми и попрошайничать вместе с ними. Этого человека зовут Артур, но я не знаю его фамилию. Возможно, если ты займешься этим, то сможешь найти ключ к разгадке.

Если все будет в порядке, то этим вечером мы встретимся в кафе "Дублин", но если же нет, то помолись, чтобы у моей души был хороший конец.

Твой друг, Боб.

P.S. Будь счастлив и никогда не прекращай бороться за свое будущее. Я надеюсь, что ты найдешь девушку, которая сделает тебя счастливым.

Томас несколько раз перечитал это письмо, и его охватило странное беспокойство за своего друга, и он собрался завести автомобиль, чтобы отправиться в кафе "Дублин", когда заметил, что еще держит в руке последнее письмо. Он быстро вскрыл его и начал читать.

Офицер Хэтуэй,

Наш отдел находится в чрезвычайном положении. Вчера ночью произошло убийство в центральной тюрьме. Было убито сорок человек, и предположительно они все были отравлены. Расследование уже началось, но пока не дало значимых результатов.

К моему сожалению, я также должен сообщить Вам печальную новость. Примерно час назад было обнаружено тело Вашего напарника, офицера Боба Тейлора. Комиссариат отправит тело его семье и возьмет на себя расходы, касающихся похорон.

Также у меня для Вас есть следующие указания: Вы должны прекратить поиски дочери Рэймонда Беренгера, так как мы полагаем, что она уже мертва, потому что нашли тело девочки, подходящей под описание, и примерного такого же возраста, как и дочь Беренгера. Поэтому в поисках уже нет смысла. Сейчас Вы должны сосредоточиться на деле Кендис Уайт.

Если у нас появятся еще какие-нибудь сведения, мы сообщим Вам. Тем временем, если что-то случится, немедленно отправляйтесь в комиссариат, и только потом к Миллеру.

Питер Риверс

Второй управляющий комиссариата.

Томас никак не мог прийти в себя после прочтения этого письма. Боб мертв? Неужели это правда? Нет, это невозможно. Его единственный и лучший друг не может быть мертв!

Молодой сыщик быстро завел автомобиль с определенным решением развеять свои сомнения. Он должен был увидеть тело Боба, чтобы поверить в полученные новости. В ином случае, он просто не сможет в это поверить.

С неистово бьющемся сердцем Томас Хэтуэй уехал на поиски своего друга в надежде увидеть его живым.


Терри приехал в редакцию Нью-Йорк Уилкинс в нараставшем с каждой минутой гневе. Никогда раньше он не чувствовал такую ярость, как сейчас. На этот раз Эймор Симон Байер перешел все границы дозволенного.

С тех пор, как Терри начал свою карьеру в Нью-Йорке, этот журналист практически еженедельно писал о его игре и общественном поведении, но никогда раньше, молодой актер не обращал внимания на эти дешевые газетные сплетни, однако сейчас, когда он вновь встретился с Кенди, он не мог игнорировать этого.

Молодой человек поднялся по лестнице до редакции, где писались театральные статьи и, не обращая ни на кого внимания, быстро направился к двери, на которой висела табличка с именем нужного ему журналиста.

Терри вошел в кабинет, при этом намеренно не постучавшись, и застал там нескольких человек с бокалами в руках. Казалось, они отмечали какое-то событие.

- Кто из вас Аймор Симон Байер? - зловеще спросил Терри.

- Вы хотите поговорить с Симoн? - спросила красивая девушка с длинными каштановыми волосами, чью стройную фигуры обволакивала неряшливая одежда.

- Нет, я просто так спросил. КОНЕЧНО ЖЕ, Я ХОЧУ ПОГОВОРИТЬ С НИМ! - прогремел он.

- Если Вы измените свой тон и немного успокоитесь, то, возможно, Симoн поговорит с Вами, - заявила девушка, глядя с высокомерием на актера.

- Я не собираюсь изменять свой тон и тем более не собираюсь успокаиваться. Я немедленно хочу поговорить с этим отребьем, - гневно приказал Терри.

- Мне жаль, но Вы не можете поговорить с Симoн, - с иронией ответила девушка.

- Нет?.. И кто же мне помешает это сделать? Неужели ты? - рявкнул он.

- Точно, - заявила она.

- Да, я всегда думал, что этот тип трус, но сейчас, когда я понял, что он прячется за женской юбкой, я в этом убедился, - заметил он с уничтожающим сарказмом.

- Я бы не сказала, что Симoн прячется за моей юбкой, как Вы выразились. И несмотря на то, что он зависит от меня, он никогда ни от кого не прячется. Даже сейчас, так как он перед Вами, и поскольку Вы слепы, Вы не смогли понять это.

Терри умолк, услышав эти слова. Неужели он правильно ее понял?

- Ты Аймор Симон Байер? - недоверчиво спросил он.

- Приятно познакомиться, мистер Грандчестер, - заявила она, торжествующе улыбаясь.

- Женщина? Это что шутка? - спросил актер, так как не мог поверить в происходящее.

- Почему я не могу быть женщиной? - смело спросила она. - Разве есть такой закон, которой запрещает женщине писать статьи или работать журналистом? Конечно же, такого закона, нет. Я Вас не обвиняю в том, что Вы думали, что я мужчина, но сейчас, Вы должны признать что ошибались.

Терри расстроенно посмотрел на нее. Да, эта девушка была непочтительна к обществу и к нему, но его изумило то, с какой смелостью она защищала своим идеи и разговаривала с ним. Но несмотря на то, что этот журналист оказался девушкой, которая написала эту лживую статью, это не освобождало ее от разговора с молодым атером.

- Если я думал, что ты мужчина, то только из-за твоего имени, а не потому, что женщина не может работать журналистом. Симoн - мужское имя. Я никогда не представлял чтобы журналисты вот так скрывали свою личность, - хмурясь, заявил Терри.

- Я ничего не скрываю, - решительно вскинулась она. - Симoн, действительно, мужское имя, но если к окончанию добавить маленькую букву "е", то все меняется, верно?

Молодой актер представил, как пишется имя с буквой "е" на конце, "Симоне", и действительно, это было женское имя, довольно распространенное во французском квартале.

- Хорошо, но это не извиняет твоих действий. Я хочу получить от тебя объяснения по поводу твоей утренней статьи, - заявил он.

- Все что я написала в этой статье - правда. У меня есть фотографии, подтверждающие это.

- Ложь!.. Кенди не любовница Томаса Хэтуэя.

- Видно, что ты недостаточно внимательно читал мою статью или вообще не прочитал ее до конца. Я никогда такого не писала. Я лишь написала, что вы с Томасом сражаетесь за ее любовь. Ни больше, ни меньше.

Терри отрешенно посмотрел на нее. Она была права в том, что он не полностью прочитал статью. Он лишь пробежался по заголовку, увидел фотографии и поддался словам матери Сюзанны.

- Ты требуешь от меня объяснений того, что я не делала. Знаешь, хоть ты вероятно и не поверишь в то, что у меня есть этические принципы, но я никогда не пишу о том, чего не видела своими собственными глазами и не проверила бы этого после. В моей статье написано о вашей с Томасом драке, и это правда, я также написала о событиях на празднике в особняке Менделя и последующем прощании Кендис Уайт и твоим соперником. Все это правда, хотя я должна признать, что немного приукрасила события, но это не говорит о том, что я их выдумала.

- В любом случае, ты не имеешь права совать свой нос в личные дела других людей, - сказал Терри.

- Возможно, ты прав, но это моя работа, и я должна ее делать. Кроме того, ты известен, и это заставляет всех нас, журналистов, следить за твой профессиональной и личной жизнью. Если ты не хотел, чтобы и мисс Уайт попала под наблюдение, ты должен был быть осторожней, когда встречался с ней. Здесь, в Нью-Йорке, есть много частных мест, где не следили бы за тобой и твоими встречами.

- Ты безжалостная гадюка, но я предупреждаю тебя, что это последняя твоя статья, которую ты написала, - взорвался актер, выходя из кабинета.

- Приятно было познакомиться, мистер Грандчестер. Заходите еще, если захотите, - улыбаясь, ответила девушка удаляющемуся Терри и потом обратилась к своим коллегам. - Какой же у него паршивый характер, но он такой хороший актер...

- И такой красивый, - добавила одна из женщин.

Все рассмеялись и потом продолжили отмечать, как будто ничего не произошло. Однако, Аймор все же не могла отвести взгляд от двери, где мгновением раньше стоял актер. В глубине души она чувствовала себя виноватой перед ним. Она чувствовала, что совершила ужасную подлость. Но сейчас уже не было смысла думать об этом. Кроме того, ни Терренс Грандчестер, ни актеры Бродвея не должны больше беспокоиться о том, что Симoн будет продолжать писать свои статьи, так как в это самое утро она добилась повышения, и ее работа больше не будет связана с фривольностями высшего общества и известных людей. Она добилась того, что была признана одним из лучших журналистов, однако сейчас она все равно чувствовала боль от того, что добилась успеха путем причинения неприятностей другим.


Часы, минуты и секунды тянутся очень медленно, особенно, когда на душе тоскливо, и грусть не покидает сердце. Он почувствовал горечь потери, когда слова из письма Питера Риверса подтвердились. Боб Тейлор, его единственный и лучший друг, был убит.

Томас не смог увидеть тело Боба. Он не смог приблизиться и сказать последнее прощай своему другу, так как у него не хватило на это смелости. В доме Боба он увидел его мать, она выглядела разбитой и полной горя. Боб был ее гордостью. Он был единственным мужчиной в доме, где проживало пять женщин: мать и четыре сестры. С тех пор, как умер его отец, лишь он поддерживал семью и дом.

Когда он немного поговорил с одной из сестер Боба и принес свои соболезнования его матери, он с чувством бессилия покинул дом Тейлоров. Он и раньше чувствовал такое же бессилие. Тогда, когда погибла его мать. Сейчас ситуация была похожей. Лишь прошлым вечером он говорил с Бобом, видел его улыбающимся и довольным. Лишь несколько часов назад он молился за то, чтобы он был жив. Почему жизнь так несправедлива к нему?

Все в его жизни было сведено к потерям. Сначала его мать, потом Сюзанна, и вот сейчас Боб. Он не мог понять, почему дорогие ему люди покидают его.

Томас сел в автомобиль и направился в театр. Еще утром он решил заехать в театр и немного побыть в комнате, которую раньше занимала его мать, когда была актрисой, и сейчас, после недавних событий, он подумал, что это самое лучшее решение. Ему нужно было время, чтобы подумать и решить, что делать дальше. Его жизнь приняла неожиданные обороты, и он должен был все продумать.


Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 356 | Рейтинг: 4.7/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы