Суббота, 18.11.2017, 20:31
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 20
- Да не о чем... мы решили сегодня закончить нашу беседу.

Тон, которым Анни произнесла эти слова, не понравился блондинке.

- И что ты собираешься делать, Анни?

- То, что должна была сделать давным-давно, - решительно обрезала она.

Кенди похолодела, она не знала, что имеет в виду ее подруга, но говорила она очень решительно.

- Кенди, можно задать тебе вопрос? - спросила Анни, глядя в глаза своей подруге.

- Конечно, можешь, - любезно ответила она.

- Когда ты была с Терри... он... он... он когда-нибудь целовал тебя?

Лицо Кенди запылало. Как робкая Анни Брайтон могла спрашивать такое? Девушка глубоко вздохнула и ответила:

- Эээ... да... НО ЛИШЬ ОДНАЖДЫ, - заявила Кенди с пылающими щеками.

- Я знала это, - уверила Анни, опуская свой взгляд. Она была грустна и разочарована. - Арчи никогда не целовал меня, знаешь? И никогда не пытался.

Кенди изумилась этому признанию. Никогда в своей жизни она не слышала, чтобы Анни говорила на такую тему.

- Анни, Арчи джентльмен, который тебя уважает. Ты не можешь сравнивать его с таким человеком как Терри.

- Но мне бы очень хотелось, чтобы Арчи потерял ко мне хоть немного уважения, и повел себя как Терри хотя бы один раз, - без колебаний заявила она, позволяя паре слез скатиться по щекам.

- Но что ты говоришь, Анни?

- Арчи меня не любит, Кенди. Он лишь испытывает ко мне дружескую привязанность... привычку. Но действительно он меня не любит. Если бы он любил меня, то уже попытался бы приблизиться ко мне. Ты знаешь, что мои родители ему полностью доверяют? Когда он приходит ко мне, я остаюсь с ним наедине без компаньонки. И мы гуляем без нее, но даже так он не приближается ко мне... и я... я уже не хочу жить вот так. Я его очень люблю, но не выношу того, что я как будто его ответственность... как будто он обязан быть моим женихом. Я хочу, чтобы он любил меня так же, как Терри любит тебя. Но если он меня не любит, то... то мне не имеет смысла дальше быть с ним вместе, - всхлипнула она и зарыдала в объятиях подруги.

Кенди не знала, что сказать. Арчи и Анни всегда казались ей великолепной парой, во всем подходящей друг к другу, но сейчас, услышав тоску в голосе своей подруги, она не знала, что и думать. На мгновение она представила себя на ее месте. Она помнила, как холодно они встретились с Терри, когда она приехала в Нью-Йорк, чтобы увидеть его и спектакль с его исполнением Ромео. Она ждала объятий, и, возможно, поцелуя, но он ее избегал, и хотя она была счастлива видеть его, она слегка расстроилась из-за такого приема. Сейчас она понимала, что Терри был с ней холодно вежлив из-за Сюзанны... он чувствовал себя виноватым. И сейчас, анализируя случай Арчи и Анни, ее кузен не имел оправданий. У него на пути не было никакого препятствия, чтобы сблизиться с Анни. Не было ничего, что бы их отдаляло друг от друга. Тогда почему он так холоден с ней?

- Не плачь, Анни. Я думаю, что перед тем, чтобы что-либо предпринимать, ты должна искренне, положа руку на сердце, поговорить с Арчи. Так же, как ты сейчас говоришь со мной.

- Конечно... хотя я умираю от страха... но я должна это сделать. Поэтому я и сказала тебе, что сегодня закончу свою беседу с ним.

- Хорошо, но не слишком настаивай, возможно, Арчи потребуется немного времени. Ты очень важна для него, Анни. Я в этом не сомневаюсь, так что дай ему немного времени. Я уверена, что у вас все будут хорошо. А сейчас мне надо одеться и ненадолго уйти.

- Ты не можешь уйти, Кенди. Сыщик скоро придет.

- Не беспокойся, Анни. Я ненадолго. Мне надо навестить кое-кого, кто меня очень беспокоит.

- Терри, - улыбнулась Анни.

- Откуда ты узнала, что это он? - удивленно спросила блондинка.

- Твои глаза всегда так блестят, когда ты думаешь о Терри.

Кенди вновь покраснела с головы до ног. Она не хотела этого признавать, но Анни была права. Только, когда она думала о Терренсе Грандчестере, на ее сердце становилось тепло.

- Если Арчи спросит, скажи ему, я скоро приду. Я просто хочу узнать, как чувствует себя этот глупец Терри.

- Хорошо, я ему скажу, - пообещала Анни.

- Спасибо, - поблагодарила ее блондинка, вставая с постели и идя в ванную.

Анни глубоко вздохнула и направилась к трюмо, которое стояло в гостиничном номере. Она взяла расческу и начала расчесывать свои темные волосы, обдумывая сложившуюся ситуацию. Она знала, что Кенди старалась подбодрить ее, но он не любит ее, и после стольких лет она понимала, что он никогда и не полюбит ее. Она уже приняла решение, и даст ему свободу, чтобы он мог быть счастлив с кем-то другим.

Она взглянула синими глазами на свое отражение в зеркале и первый раз в жизни почувствовала себя храброй и бескорыстной девушкой. Удовлетворенная этим образом, она слегка улыбнулась себе. Ее сердце было полностью разбито, но душа была спокойна. Она только надеялась, что такое же понимание, которое охватило ее, придет и к Сюзанне Марлоу и заставит ее понять, что удерживать около себя Терри – самая большая ошибка в ее жизни.


Предыдущая ночь была самой мучительной для Альберта. Его разговор с тетушкой оставил у него плохой осадок в душе, и он промучился почти всю ночь, стараясь уснуть, однако это удалось ему лишь на рассвете. Его разозлило то, как она грубо разговаривала с Вэллари. Он просто не мог понять поведение своей тети.

Последнее время ее только и заботило, как бы найти ему невесту. Она постоянно говорила о достойных леди Чикаго, которые хотели бы познакомиться с ним. Мадам Элрой даже приглашала некоторых леди на чай в особняк Эндри, однако Альберт некоторое время спустя извинялся, ссылаясь на то, что у него разболелась голова, и исчезал. "Это просто какой-то ужас!" - думал Альберт, вспоминая бесчисленные случаи, когда ему приходилось поддерживать безвкусный разговор о моде и сплетнях, чтобы не показаться невежливым.

И не то, чтобы девушки, которых выбирала мадам Элрой, были уродинами, нет, как раз наоборот, у мадам Элрой был хороший вкус, но Альберту просто не нравилось, что она, а не он, выбирает для него кандидаток в жены. Он много лет жил свободно не для того, чтобы сейчас мадам Элрой навязывала ему свою волю. Нет, он этого не позволит. Несмотря на то, что он очень любит свою тетю, он не позволит ей вмешиваться в свои дела, тем более сейчас, когда он встретил девушку, которая ему, действительно очень нравилась.

Вэллари была красива, и ее имя звучало музыкой в ушах Альберта. Огненный цвет волос сразу же обращал на нее внимание. Она была как солнце, освещающее небосвод. Кроме того, ее свободные и нежеманные движения указывали на ее мягкость и элегантность, которая переполняло ее тело. А что говорить о глазах! Глаза фиалкового цвета, цвета, в который иногда окрашивается горизонт на рассвете. Когда-то в детстве он читал про фею с фиалковыми глазами, и если эта фея и существовала, то ее имя было Вэллари Парадис, и Альберт уже пал ее жертвой.

По правде говоря, эта девушка ему очень нравилась, но он не хотел поддаваться иллюзиям относительно нее. В ее взгляде было что-то, что препятствовало Альберту проникнуть ей в душу. Она как будто что-то скрывала, но он не хотел рисковать и спрашивать ее об этом напрямую. По крайней мере, пока. Возможно, через несколько дней, когда они получше узнают друг друга, он осмелится поинтересоваться ее прошлым. Но пока он старался, чтобы их отношения укрепились. В конце концов, он наслаждался этим видом любовной игры.

Молодой человек встал с постели и направился в ванную. Его сердце забилось быстрее. Через несколько минут он увидит ее, и если она чувствует себя лучше, то он прогуляется с ней по саду; покажет ей розы, которые вывел его племянник Энтони; и, возможно, даже пригласит ее присесть в какой-нибудь красивой беседке. Конечно же, он сделает все это, если она будет себя хорошо чувствовать. В противном случае, они останутся в особняке и поговорят на разные темы. Он расскажет ей о своей жизни, и, возможно, она тоже немного расскажет о себе. Он был счастлив, и ничто не могло испортить его настроение.

Внезапно он услышал, что в дверь постучали. Альберт очнулся от размышлений и, быстро накинув на себя халат, открыл дверь.

- Почему ты еще не одет, Уильям? - спросила мадам Элрой, неодобрительно глядя на неформальное облачение своего племянника.

- Еще очень рано, и сегодня у меня нет никаких дел в банке, тетя. Сегодня я могу остаться дома, - широко улыбаясь, отозвался Альберт.

Мадам Элрой очень удивилась. Она уже долгое время не видела, чтобы он так счастливо улыбался. По правде говоря, даже с Кенди, которую он обожал, она не видела, чтобы он так улыбался.

- Я пришла, чтобы показать тебе это, Уильям, - заявила она, протягивая Альберту газету.

Он беззаботно взял газету, потому что его тетя постоянно возмущалась тому, что было написано в газетах об эксцентричности Уильяма Альберта Эндри. Однако, когда он прочитал заголовок, его беззаботность исчезла.

"Терренс Грандчестер и Томас Хэтуэй в борьбе за любовь Кендис У. Эндри: кто преуспеет в этом?"

- Тетя, ты это прочитала? - недоверчиво спросил Альберт.

- От начала до конца, - ответила она.

- И что там написано? - продолжал он спрашивать.

- Достаточно для того, чтобы вся страна узнала о нашей наследнице! - возмущенно воскликнула мадам Элрой.

- Неужели то, что здесь написано так ужасно?

- Ужасно? Я бы сказала, губительно. Никто и никогда за все эти годы, что я живу, не выставлял на всеобщее посмешище семью Эндри, как это сделала Кенди. Это очень оскорбительно!

- Томас Хэтуэй?.. Кто это? - спросил Альберт, не обращая внимания на упреки своей тетушки.

- Это сын актера Роберта Хэтуэя. Ты можешь себе это представить, Уильям? Сын актера! Боже мой, это конец нашей семье. По крайней мере, Терренс из благородной семьи, но этот молодой человек Томас... нет... я даже не хочу об этом думать. Кенди, должно быть, сошла с ума, если думает, что семья позволит ей общаться с такими людьми.

- Ладно, тетя, успокойся уже. Я не думаю, что ее очень уж интересует этот парень.

- Нет? Тогда переверни страницу и посмотри, что там! - возмущенно воскликнула женщина.

Альберт подчинился, перевернув страницу газеты, и действительно, там было ясно видно, что этот Томас не был совсем чужд сердцу Кенди. На одной фотографии он ее обнимал, на другой дарил ей розу, и на последней они стояли очень близко друг к другу, взявшись за руки. Еще там были напечатаны фотографии и с Терри, но они не были столь красноречивы, как предыдущие. Кроме того, над этими фотографиями он прочитал заголовок: "Боль под дождем", и потом пробежался глазами по тексту, где было написано, что Терри с Томасом подрались из-за любви Кенди. Альберт был уничтожен. Он не мог поверить, что столько всего произошло, за столько короткое время.

- Уильям Альберт Эндри, я хочу, чтобы ты начал действовать. Или ты поедешь в Нью-Йорк и силой привезешь свою приемную дочь обратно, или я тебе клянусь, что с твоим согласием или же без, я устрою скандал на всю страну! - слепо угрожала она.

- Я поеду к Кенди в Нью-Йорк и поговорю с ней. Я уверен, что все это имеет объяснение. Она не из тех девушек, которые любят играть с сердцами других.

- Отлично. Тебе нельзя терять времени. Репутация семьи уже висит на волоске.

- Успокойся, тетя, я поеду, как только поговорю с Вэллари, - уверил ее Альберт.

- Как? Ты еще не знаешь? – удивленно спросила его мадам Элрой.

- Не знаю что? - смущенно переспросил он.

- Твоя гостья, мисс Вэллари Парадис, уже уехала. Она сбежала как воришка, не поблагодарив нас за оказанное ей внимание и гостеприимство.

- Как уехала? Когда? Куда? – расстроенно спросил Альберт.

- Я полагаю, она уехала на рассвете, когда все еще спали. Не знаю, куда она отправилась, и для меня это не имеет никакого значения. Я надеюсь, что ты больше никогда ее вновь не увидишь.

Альберт холодно посмотрел на свою тетю. Он всегда думал, что она была очень высокомерной женщиной, но сейчас, услышав ее слова, он подумал, что она такая же злая лицемерка, как и Элиза.

Молодой человек подошел к гардеробу и открыл его, смотря, что ему надеть. Он не хотел больше разговаривать со своей тетей, так как расстроился из-за того, что его гостья уехала.

- Когда ты увидишь Кенди, Уильям, скажи ей, что если она хочет покрывать грязью фамилию нашей семьи, то пусть, по крайней мере, она делает это с Терренсом Грандчестером. Он потомок аристократической семьи, и хотя он отказался от своей семьи, он лучше, чем сын этого актера.

- Так это все из-за фамилии? - возмущенно спросил он. - А как же ее чувства? Ты этого не учитываешь, тетя?

- Конечно же, нет, Уильям. Люди нашего класса руководствуются другими стандартами. Чувства всегда остаются лишь на заднем плане.

Альберт больше не мог слушать ее. Он посмотрел на мадам Элрой взглядом, который мог бы мгновенно заморозить, и процедил:

- Убирайтесь, мадам Элрой.

- Но Уильям! - воскликнула она.

- Я сказал, ВОН! - неистово крикнул Альберт.

Женщина, удивившись и испугавшись реакции Альберта, развернулась и быстро покинула комнату.

Молодой человек закрыл за ней дверь, в то время, как его голубые глаза сверкали яростью. "Чувства всегда остаются лишь на заднем плане", - удрученно повторил Альберт. - "Поэтому я никогда не хотел, быть главой семьи... поэтому я не хочу и сейчас им быть. Я не хочу, чтобы мои чувства и чувства людей, которых я люблю, оставались лишь на заднем плане. Я этого не хочу!"

Альберт сполз по стенке на пол, он чувствовал себя разочарованным, и ему было очень грустно, когда он наконец-то, понял, что для его тети человеческие чувства почти ничего не значат. Если бы Вэллари была с ним, чтобы утешить его... если бы она была с ним. Но он не собирался поддаваться иллюзиям. Она покинула особняк, не попрощавшись, и тем самым дала ему недвусмысленный сигнал, что больше не хочет вновь видеть его. "Возможно, так будет лучше: потерять сейчас, а не тогда, когда я ее лучше узнаю".

Молодой человек уже собирался подняться, как заметил, что под ковром лежало что-то белое. Он поднял письмо в белоснежном конверте и мгновенно почувствовал, как его сознание наполняется запахом герани. Он открыл письмо, и его сердце забилось быстрее:

Мой дорогой друг Альберт!

Когда ты будешь читать это письмо, я уже буду далеко от твоего дома, на пути в Нью-Йорк, в поисках своей судьбы. Возможно, ты не поверишь, но я сожалею, что мы с Бруно уезжаем, не попрощавшись и не поблагодарив тебя за то, что ты сделал для меня.

Я хотела попрощаться с тобой лично, но у меня не было времени. Возможно, когда-нибудь, если судьба будет благосклонна, мы встретимся снова, и тогда я расскажу тебе всю правду. Правду, которая много лет преследует меня и не оставит в покое, пока я до нее не доберусь.

Я хочу поблагодарить всех тех, кто работает в твоем доме за их любезность и хорошее обращение с нами. Я также благодарю твою тетю за то, что она разрешила мне остаться, не задавая вопросов. За это короткое время, я смогла заметить, что ты очень важен для нее, и также я поняла, что ты никогда не сомневался в ее любви к тебе. Все, что она делает, хорошее или плохое, она делает это, всегда думая о тебе, о твоей безопасности. Всегда хорошо иметь того, кто тебя так любит. Не забывай этого и всегда благодари Бога за это.

Хоть это не то прощание, которое я себе представляла, Альберт, я действительно хочу, чтобы мы с тобой вновь встретились и, возможно, лучше узнали друг друга. Я надеюсь, что когда этот день наступит, моя жизнь изменится к лучшему. Тем временем, я хочу, чтобы ты мне пообещал, что так и останешься чудесным человеком, с которым я познакомилась на станции вокзала. Я, со своей стороны, никогда не перестану думать о тебе.

Вэллари Парадис.

Альберт вновь воодушевился, перечитав письмо раз десять, и, прежде всего, ту часть, где она писала: "Я, со своей стороны, никогда не перестану думать о тебе". Теперь ему все стало совершенно ясно. Она была его девушкой из снов, которую он столько времени ждал. В своем письме она написала, что едет в Нью-Йорк на поиски своей судьбы. И он тоже туда едет. Он знал, что она была знакома с Терри Грандчестером, и с данными, которые у него были, он запросто ее найдет. Все уладится, и они будут вместе. Да, все будет хорошо. Кроме того, он увидит Кенди и поговорит с ней, расскажет ей, что в первый раз в жизни, почувствовал себя влюбленным.


Томас вышел из своей квартиры, когда первые солнечные лучи едва появились на горизонте. Прошлая ночь была для него немного странной. Встречи и недоразумения. Любовь и неприязнь. Все это произошло на одном-единственном празднике. Возможно, это даже ирония, но он еще раз позволил Сюзанне Марлоу разбить ему сердце.

Многие ему уже говорили, чтобы он постарался забыть ее, что она не стоит его переживаний, но он все равно, как глупец, продолжал мечтать о ней. В глубине души он хотел думать, что она все еще любит его так, как любили, когда они были подростками, однако, как и многое в его жизни, это также оказалось ложью.

Он своими собственными глазами убедился, насколько сильно Сюзанна была увлечена Терренсом. Он понял, что она никогда от него не откажется, и еще каким глупцом он был, думая, что она захочет вернуться к нему.

В этой ситуации Томасу ничего не оставалось, кроме как постараться забыть Сюзанну и сосредоточиться на своей работе.

Однако, несмотря на разочарование в своих чувствах и в Сюзанне, он должен был признать, что вчерашний вечер не был таким уж ужасным. По крайней мере, несколько минут он был счастлив. Он не думал, что вновь когда-нибудь испытает такие чувства, но все же он понимал, что ему придется отдалиться от того человека, который вызвал их в нем. Он должен был навсегда отдалиться от Кендис Уайт.

Она была хорошей девушкой, милой и красивой. И он был уверен, что Миллер назначит на ее дело очень хорошего сыщика, и вскоре она сможет найти и обнять своих родителей. Да, с Кенди все будет хорошо. Он почему-то больше не беспокоился о ней.

Томас остановился напротив дома, окруженного чудесным, хотя и маленьким, садиком. Он посмотрел на дом, украшенный классической европейской архитектурой. Он думал, что узнал бы каждый уголок и поворот этого особняка, но некоторые вещи показались ему совершенно незнакомыми, и его охватило неприятное ощущение.

Молодой человек постучал в дверь, и через мгновение из открытой двери появилась женщина.

- Томми, это Вы? - удивленно воскликнула она. - Проходите, пожалуйста, ваш отец будет очень рад Вас видеть.

- Спасибо, - улыбаясь, ответил он Мэри.

- Каким высоким Вы стали. Выше, чем был Ваш отец в Вашем возрасте! - заявила она.

- Я не верю ни одному слову, что ты сказала Мэри, но все равно спасибо, - ответил Томас, подмигивая ей.

- Нет, правда, Вы действительно стали очень высоким, Томми. Надеюсь, Вы едите три раза в день? - спросила Мэри с материнским акцентом.

- Да, но еда не такая вкусная, как ты готовила для меня, но все же она не так плоха.

- Хорошо! - облегченно заявила она.

Внезапно они услышали женский голос.

- Кто там пришел, Мэри?

- Томас, мадам, сын мистера Роберта, - ответила она.

Молодая женщина двадцати четырех лет появилась в холле. Это была Паула, жена его отца. Она улыбнулась, увидев Томаса и оживилась, приглашая его войти.

- Томас, какой приятный сюрприз. Заходи в дом. На улице очень холодно, иди, присядь напротив камина.

Молодой человек ничего не ответил своей мачехе. Однако, он не был невежлив и решился переступить порог дома. Когда он зашел в особняк Хэтуэй, огромная боль завладела его сердцем. Это был уже не тот дом, который он помнил. Все было по-другому в доме, в котором он вырос.

Паула проводила его до зала и пригласила его присесть. Он молчаливо принял приглашение, потому что знал, что если заговорит, то не словами благодарности.

- Томас, что-то ты сегодня очень рано встал, - беззаботно сказала Паула.

- Так же как и Вы, мадам, - ответил Томас.

- Да, мне нравится вставить рано, чтобы увидеть удивительное начало нового дня. Кроме того, у меня появляется возможность самой приготовить завтрак для твоего отца, - утвердила она, улыбаясь.

- Да уж, - с нескрываемой иронией отозвался он.

- Как тебе понравился праздник вчера вечером? Мне он показался просто очаровательным, и я видела, как ты танцевал с мисс Эндри. Она твоя невеста?

- Нет, - ответил он.

- Как жаль. Вы очень красивая пара. Все, даже мэр, говорили вчера об этом.

- Конечно, ведь вам больше нечего делать, как посплетничать, - язвительно согласился он.

- Томас!.. Что здесь происходит? Почему ты так разговариваешь с Паулой? - раздался голос Роберта Хэтуэя из коридора.

- Ничего страшного не случилось, дорогой. Мы с Томасом разговаривали о вчерашнем празднике. Но почему бы вам не поговорить, пока я пойду прикажу, чтобы нам принесли завтрак? - заявила молодая женщина, стараясь успокоить своего мужа.

- Я пришел ненадолго, мадам. Нет необходимости ставить еще одну тарелку на стол. Я пришел сюда не для того, чтобы болтать о пустяках, - отчеканил Томас, а его отец вновь холодно посмотрел на него.

- В таком случае я прикажу приготовить чай. В этот ранний час чай просто необходим, - улыбнулась Паула, как будто бы и не слышала грубости Томаса.

Паула вышла из зала и направилась на кухню. Роберт жестом пригласил сына пройти в библиотеку. Это место он помнил меньше всего. Его отец обычно закрывался там, и никому не позволял туда входить. Томас всего лишь был там пару раз. Возможно, поэтому, он ощутил себя вновь мальчишкой, когда вошел в эту библиотеку. Его отец предложил ему присесть и начал первым разговор.

- Итак, Томас? О чем ты хотел со мной поговорить?

- Вообще-то, я не думаю, что тебе это будет интересно, - лаконично ответил он.

- Сын... я... мне очень жаль... я... - хотел извиниться Роберт, но Томас его перебил.

- Успокойся, твои извинения излишни. Я лучше сразу перейду к делу. Я пришел сюда, потому что мне кое-что нужно от тебя, отец, - сурово проговорил сыщик.

- Деньги? - быстро спросил Роберт.

- Нет. Это ценнее, чем деньги, - заявил он.

- Я тебя не понимаю, сын, - смущенно сказал актер.

- Мне нужна мамина шкатулка.

- Шкатулка? - недоверчиво переспросил Роберт.

- Да, и она мне нужна сейчас же.

- Томас, ты прекрасно знаешь, что как только тебе исполнится двадцать один год, ты можешь забрать все, что оставила тебе в наследство твоя мать. До этого дня осталось меньше месяца, и сейчас я тебе ничего не дам. Ни деньги, ни шкатулку.

Томас огорчился и подумал: "Деньги!.. Это единственное, о чем ты думаешь?"

- Наследство, которое оставила мне мать, мое имущество, которое, несомненно, заинтересовало бы любого, но не меня, отец, в этом ты не должен сомневаться. Ты можешь оставить себе все ее деньги и драгоценности. Единственное, что для меня имеет значение - ее шкатулка. Это все, - сказал Томас, стараясь не повышать голос.

- Но какие глупости ты говоришь, Томас? - изумился Роберт.

- То, что слышал, отец. Так что не осложняй все и отдай мне шкатулку, - предупредил молодой человек.

- Почему ты не можешь подождать до своего дня рождения? В этот день я все тебе отдам, - настаивал Роберт.

- У меня нет времени ждать до моего дня рождения. Я уезжаю на днях. И ты снова ничего не услышишь обо мне, но перед этим я хочу, чтобы ты отдал мне шкатулку моей матери.

- Как это ты уезжаешь?.. Куда? - обеспокоенно спросил актер.

- Не думаю, что тебе это интересно, - сухо ответил он. - Единственное, что тебя интересует - твоя шлюха, с которой ты спишь.

Роберт не смог вынести подобного оскорбления и ударил своего сына. Эта была последняя капля, которая переполнила чашу.

- Это последний раз, когда ты дотрагиваешься до меня... ПОСЛЕДНИЙ! - неистово крикнул Томас.

Роберт виновато посмотрел на сына. Он знал, что Томас будет оскорблять его и его жену, почему же тогда он не смог проконтролировать свои действия? Почему он ударил его? Он уже однажды унизил его до того, что он покинул свой собственный дом. Сейчас он очень сожалел, что повел себя так.

- Мне очень жаль, Томас.

- Не стоит бросаться фальшивыми извинениями. Моя мать никогда в них не нуждалась, а я и подавно. Отдай мне этот проклятый сундук, и я больше никогда в жизни не побеспокою тебя! - разъяренно процедил он.

- Я не могу отдать тебе его, Томас. По воле твоей матери, ты получишь его лишь тогда, когда тебе исполнится двадцать один год, и не днем раньше.

- Черт! В подходящий час ты вспомнил мою мать. Ты знаешь, как она себя чувствовала, когда заболела в тот раз?.. Как она тебя искала в театре, чтобы быть с тобой, несмотря на свою болезнь? Почему ты не беспокоился тогда о ней? Той ночью, она пошла искать тебя, чтобы поговорить с тобой, и ты знаешь, что она нашла... она нашла не тебя, а смерть.

- Томас, пожалуйста, не напоминай мне об этом, - попросил Роберт.

- Неужели, великолепный актер, Роберт Хэтуэй, чувствует себя виноватым? Я в это не верю. У тебя никогда не возникало такого чувства.

Роберт удрученно посмотрел на сына. Как он мог обвинять его в смерти своей матери, если даже понятия не имеет, в чем заключается правда?

- Ты правда так думаешь? Ты думаешь, что все так и было? Ты слишком еще маленький, чтобы хоть что-нибудь понять.

- Слишком маленький, и к тому же преступник, так что отдавай мне шкатулку! - потребовал Томас, доставая револьвер и направляя его прямо на своего отца.

- Неужели ты на это способен, Томас? Ты меня так ненавидишь, что способен совершить нечто подобное? - с грустью в голосе спросил Роберт.

- Если ты не отдашь мне шкатулку, то я забуду, что ты мне отец, и спущу курок, поверь, мне это будет очень легко сделат, - уверил он, однако не смог сдержать дрожи в своих руках и горести в своем сердце.

Роберт, не сказав больше ни слова, направился к сейфу и вытащил оттуда шкатулку. Томас опустил револьвер, увидев, что его отец держит в руках бархатную шкатулку, которую так любила его мать.

- Вот, сын. Не стоит больше ругаться. Ты был прав. Она твоя, так что желаю тебе насладиться секретами своей матери, - без сил пробормотал актер. Он уже потерял женщину, которую любил, и сейчас не хотел терять и сына.

Томас медленно приблизился к отцу и взял из его рук шкатулку. Его глаза наполнились слезами, которые он не хотел сдерживать, так же как он хотел, просто сказать "Спасибо, папа", но не смог. У него на сердце было очень много горя и обиды, чтобы сделать это.

- Прощай, отец, - едва слышно прошептал он, быстро направляясь к выходу.

- Я надеюсь, что это не окончательное прощание. Этот дом всегда будет твоим.

Молодой сыщик развернулся, чтобы посмотреть на отца, и только смог вымолвить:

- Возможно, когда-нибудь, я вернусь, но я не могу тебе этого гарантировать. Не беспокойся обо мне, со мной все будет в порядке.

Сказав это, Томас Хэтуэй, покинул отцовский дом с разбитым сердцем, таким же разбитым, как и у его отца. Несмотря на то, что Роберт хотел поверить словам своего сына, он не мог заглушить чувство тревоги. Его сын носил с собой револьвер и это немедленно превращало его в преступника. Конечно же, все эти слухи в театре были правдой. Но все же он хотел его защитить, и сейчас, когда он заметил слезы у него в глазах, он знал, что сделает все, чтобы спасти своего сына.


Анни Брайтон долгое наблюдала за Арчи, спрятавшись за одной из колонн, в ресторане гостиницы Карлтон. Он был одет в белый костюм, почти такой же в каком она его увидела в первый раз, когда познакомилась с ним. Она не могла забыть тот момент, когда в самый первый раз, ее взгляд встретился с его взглядом. Он широко улыбнулся ей, поцеловал ее в правую руку и даже назвал ее "прелестной девушкой". Но все это была лишь вежливость, с которой Арчибальд Корнуолл обычно знакомился со всеми девушками. Сейчас она это поняла.

Однако, тогда она этого не знала, и не смогла не влюбиться в него с первого раза, как описано в романах, которые она прочитала. Он казался ей настоящим рыцарем. Умный, жизнерадостный, добрый, красивый, с влиятельной фамилией и благородного происхождения. "Вот чем должен обладать подходящий для тебя жених", сказала ей ее мать. Однако, она была очень глупенькой, если позволила расти своим чувствам к Арчи! Она никогда не должна была писать ему письма, на которые он отвечал ей лишь из вежливости. Также и в Лондоне она не должна была принимать его ухаживание, будучи прекрасно осведомленной, что он делал это не по собственной инициативе, а по просьбе третьего лица. "Он рядом со мной лишь потому, что знает, что она будет рада, и больше не из-за чего".

Как она могла так опозориться? Если бы только она не была такой высокомерной и отказалась бы от Арчи. Но ее эгоизм взял верх, и она решилась на эту помолвку. "Настанет день, когда он будет думать только обо мне", твердила она себе множество раз. Но сейчас, почти четыре года спустя, в первый раз в своей жизни она поняла, что этого никогда не произойдет, и ей следует отпустить Арчи.

В конце концов, девушка решилась покинуть свой тайник и направиться к одному из столиков, за которым Арчи читал газету. Он оказался таким взволнованным и озабоченным, что не заметил, как она подошла. Когда он обратил на нее внимание, Анни уже присела за столик и позвала официанта, чтобы тот принес ей завтрак.

Арчи, удивленно и боязливо посмотрел на нее. Он чувствовал, как дрожали его сердце и душа, так как разговор о прошлом вечере был неизбежен. Он был уверен, что Анни до сих пор злится на него, и, конечно же, у нее была на это причина. Он понимал, что ему нет прощения, но все же надеялся, что они обо всем поговорят и придут к устраивающему их обоих итогу. Он уже так привык к милой и ласковой Анни, что единственная мысль, что им придется расстаться, очень огорчала его, так как он научился ее любить, возможно, не со страстью, с которой он любил Кенди, но с большой и сильной привязанностью. Кроме того, сейчас, когда он смотрел на нее, она казалась ему очень красивой и обворожительной.

Молодой человек глубоко вздохнул, надеясь, что Анни начнет разговор первой, но она оставалась спокойной и молчаливой, словно мраморная статуя. Да, им было трудно начать разговор, после того, что случилось у Арчи с Карен. Вокруг них было слишком много напряжения. Он никогда в жизни не видел ее такой серьезной и безразличной с ним. Но все же решился заговорить первым и выбрал тему, которую только что прочитал в газете и которая его очень сильно беспокоила.

- Я действительно не знаю, кто из них хуже: Томми Хэтуэй или Терренс Грандчестер.

- Почему ты так говоришь? - спросила Анни, проявляя небольшой интерес.

- Посмотри сама. - Арчи протянул ей газету. Анни быстро пробежалась глазами по статье, но на ее лице не отразилось никакого изменения, так что Арчи сам продолжил. - Какое бесстыдство! Эти журналисты идут на все что угодно, лишь бы добыть любую информацию для своих статей. Они даже осмелились напечатать такую подлую ложь, как эта, потому что Кенди не имеет ничего общего ни с одним, ни с другим.

- Это твое мнение, - бесстрастно заявила девушка.

- И ты не хочешь знать, почему я так думаю?

- Если честно, то нет. Я думаю, что вчерашним вечером все стало довольно ясно. Терри до сих пор любит Кенди так же сильно, как любил ее в прошлом, и если он не с ней, то это из-за его вынужденной помолвки с мисс Марлоу. И помимо прочего, мне кажется, что из-за этого Томас испытывает серьезный конфликт чувств. Я не сомневаюсь в том, что Кенди ему нравится, это очень заметно со стороны, но я не думаю, что он влюбился в нее. Я думаю, его больше интересует Сюзанна.

Арчи удивленно посмотрел на брюнетку. Она была так уверена в своих словах, что казалось, она будто сама провидица с огромным опытом в сердечных делах. Он уже хотел было опровергнуть кое-какие из ее слов, как девушка продолжила:

- Если честно, Арчи, в данный момент я не хочу говорить ни о Кенди, ни о Терри и ни о Томми. Я хочу поговорить о нас с тобой.

Молодой человек побледнел.

- Анни... я должен извиниться перед тобой... то, что я сделал, было...

- Тебе нет необходимости передо мной оправдываться, Арчи, - прервала она его. – То, что случилось с Карен, рано или поздно случилось бы и с любой другой. Поэтому я думаю, что нам лучше расстаться.

- На некоторое время расстаться, ты хочешь сказать? - поправил он ее.

- Нет. Навсегда, - заявила Анни.

Арчи не мог поверить в то, что слышал. Анни разрывает с ним помолвку? Возможно ли такое?

- Я не думаю, что для нас было бы лучше оставить все как есть, так как, рано или поздно, это принесет нам лишь одни страдания. Будет лучше, если мы расстанемся сейчас, и тем самым сохраним хотя бы нашу дружбу, - решительно продолжала она.

Арчи вновь не знал, что на это ответить. Слова застряли в горле, и внезапно он почувствовал острую боль в груди. Он посмотрел на Анни и в первый раз за столько времени понял, что она уже не та боязливая девочка из колледжа, а настоящая молодая женщина, умная и очень красивая. И точно, в этот день, Анни выглядела дьявольски красивой. Ее иссиня-черные длинные волосы свободно ниспадали на спину. А синие глаза сверкали подобно ореолу, и ее розовые губы были так милы и привлекательны. Почему только сейчас, когда она разрывала их помолвку, он заметил, что Анни очень мила и красива? Когда и каким образом бесхитростная девочка превратилась в обворожительную молодую женщину?

- Я не думаю, что мы должны расставаться, - в конце концов, сказал Арчи. - Карен была большой и самой худшей ошибкой в моей жизни, и я клянусь тебе, что ничего подобного вновь не повторится.

- Ты ошибаешься, Арчи. Поцеловать Карен не было твоей самой худшей ошибкой в жизни. Истинная и самая большая ошибка, которую ты совершил - оставался со мной в течение четырех лет.

Арчи вновь остался обезоруженным. Аргументы Анни один за другим заставляли его отступать. Если он быстро что-нибудь не придумает, то потеряет ее навсегда. Может, это не имело для него значения в прошлом, но сейчас да, это имело для него огромное значение. Он не хотел ее потерять.

- Анни, я, правда, думаю, что ты решила все очень быстро.

- Наоборот. Мы очень долго с этим медлили. Мы должны были расстаться намного раньше.

- Но Анни...

- Ни слова больше. Я приняла решение и сказала тебе о нем. Твоя обязанность как джентльмена уважать мои желания. Так что, как только мы вернемся в Чикаго, ты будешь свободен от обязательств по отношению ко мне. Мои родители не станут требовать от тебя никаких объяснений.

Арчи опустил свой взгляд и в глубоком молчании погрузился в раздумье. Анни почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног.

"Ты не скажешь мне, что любишь меня? Твое желание остаться вместе непродолжительно? Я этого ожидала. Сейчас тебя переполняет душевное волнение из-за того, что я даю тебе свободу. И я уверена, что это самое лучшее решение, принятое мной!" Анни подавила в себе огромное желание расплакаться. Сейчас она не могла позволить себе быть слабой. Малейшее колебание с ее стороны, и она заставила бы Арчи почувствовать к себе жалость и таким образом не расставаться с ней. Нет, она больше не могла быть с Арчи, который бы ей сочувствовал. Она должна быть сильной, такой же сильной, как Кенди. Она была примером, и, следовательно, Анни должна была вести себя как ее подруга. "Если бы только, я так сильно не любила бы тебя, Арчи", подумала девушка, искоса глядя на молодого человека.

Молчание, окружавшее Арчи Корнуолла и Анни Брайтон, казалось могильным. Даже шум со стороны не мог оживить эту пару. Однако, неожиданное появление одного сыщика, заставило обоих выйти из летаргии.

- Доброе утро. Я, надеюсь, не помешал?

- Эдвард! - удивленно, воскликнула Анни.

- Привет, Анни. Я очень рад вновь увидеть тебя, - заявил Боб Тейлор, широко улыбаясь.

Арчи мгновенно слетел со стула. Он не знал, кем был этот молодой человек, который так неофициально разговаривал с его "невестой".

- Кто вы? - холодно поинтересовался Арчи.

- Эдвард Рочестер. Я сыщик, которого послал к вам Майкл Миллер. Приятно познакомиться, - ответил он, протягивая ему руку. Арчи, хоть и посмотрел на нее презрительно, все же пожал.

- Никогда бы не подумал, что у сыщика может быть такое имя. Вам не кажется это просто фантастическим? - спросил он с уничтожающим сарказмом.

- Арчи! - упрекнула Анни.

- Я сам так подумал, когда узнал, что Томм... простите... что моя мать так крестила меня. Но вообще, мне кажется, что это имя оригинальное и красивое. Вы так не думаете?

Арчи готов был уже ответить этому неприятному сыщика, как Анни вмешалась в разговор.

- Не обращай на него внимания, Эдвард. Арчи просто шутит. Я очень удивлена, что именно ты назначен расследовать случай Кенди.

- Вообще-то, раньше на это дело был назначен другой человек, но произошли кое-какие изменения, и назначили меня. Я надеюсь, что не побеспокоил вас.

- Побеспокоил нас? - язвительно переспросил Арчи. - Да что Вы, мы наоборот очень счастливы.

- Не поэтому ли у меня сложилось впечатление, что я вам не нравлюсь? - заявил Боб с такой искренней улыбкой, что Арчи только сильнее начал злиться.

- Не беспокойся, Эдвард. У Арчи имеется один маленький недостаток: он бывает не очень любезен, - объяснила Анни, с порицанием глядя на Арчи.

- Так вы Арчи Корнуолл, кузен Кенди и жених Анни? - заинтриговано спросил Боб.

- Да, он кузен Кенди, но не мой жених. Мы с ним просто друзья, - уверенно поправила девушка.

Арчи чуть было не упал, услышав от нее такое заявление. Просто друзья? После четырех лет помолвки они были просто друзьями? Какую жестокую шутку сыграла с ним судьба?

- Какое интересное известие, - сладко промурлыкал Боб, мило смотря на Анни.

- Но мы очень близкие друзья, понимаете? Очень близкие, - отчаянно провозгласил Арчи.

- Да, но друзья и есть просто друзья, - парировал Боб и принял решение сменить тему разговора. - А где Кенди? Я что-то ее здесь не вижу.

- Она вышла ненадолго и скоро должна вернуться. Если хочешь, то пока можешь присоединиться к нам к завтраку, - любезно пригласила его Анни.

- С удовольствием! - отозвался Боб, садясь рядом с девушкой.

- Да еще с каким удовольствием, - процедил Арчи, но Боб даже не посмотрел в его сторону. Ему было гораздо интереснее рассматривать меню.

Анни, казалось, была очень рада присутствию этого сыщика. Она смеялась и мило улыбалась красноречивым комплиментам Боба. Арчи, наблюдая за ними, подумал, что сердце его разорвется от тоски. Она казалась такой красивой, когда улыбалась, и у него возникло неожиданное желание, чтобы она улыбалась так же и ему. Ее волосы переливались захватывающим сиянием, глаза горели как две ночные звезды в небе, а губы, когда она говорила, призывали к поцелуям. О чем он только думал, когда начал целовать Карен Клейс? Он все потерял из-за этого глупого поступка. Он был тысячу раз глупцом!

Девушка, со своей стороны, чувствовала себя превосходно рядом с Бобом. Он заставил ее напрочь забыть о своей грусти. Он был таким красноречивым в словах, таким приятным и смешным, что было невозможно не рассмеяться. Однако чем больше она смеялась, тем меньше могла забыть о присутствии Арчи, и по этому искоса поглядывала на него. Казалось, он нервничал и был в отчаянии. Он непрестанно барабанил пальцами по столу и ерзал на стуле. "Он такой гордый, что не может говорить с другими. Но из-за этого глупого чувства превосходства он одинок", грустно подумала она.

А что говорить о третьем человеке, который сидел за столиком. Боб был просто счастлив. Завтрак здесь был гораздо вкуснее, чем в кафе "Дублин", где они с Томасом обычно завтракали, и кроме того, компания Анни была ему весьма по нраву. Тем не менее, он был не глуп, и хотя эта девушка ему очень нравилась, он прекрасно понимал, что она была влюблена в другого и, кроме того, была из богатой семьи и носила знатную фамилию: все это делало ее недостижимой для Боба. Но он не беспокоился по этому поводу! Нет, он не был черствым как его друг Томас. Он бы быстро нашел себе девушку, с которой был бы счастлив. Но не Анни, так как пара Арчи и Анни ему нравилась. Арчи был хорошим парнем, и Боб ощущал, что он страдает из-за безразличия девушки. Какими жестокими иногда бывают женщины!

С другой стороны, Арчи напоминал ему Томми, и это сходство заставляло его симпатизировать ему. Когда он впервые познакомился с Томасом, он вел себя так же, как сейчас ведет себя Арчи. Он был парнем из общества, с иголочки одетым, с взглядом превосходства и с неуправляемой гордостью. "Хотя последнее у него до сих пор осталось", подумал Боб.

Возможно, Боб и продолжал бы наслаждаться беседой с Анни, необыкновенным завтраком и недоброжелательством Арчи, если бы не заметил мужскую фигуру в дверях ресторана. В этот момент его улыбка исчезла, и чувства обострились. Этот человек, казалось, искал кого-то, и Боба охватило любопытство. Он должен был спросить у своих собеседников, знал ли кто-нибудь из них этого человека.

- Вы случайно не знаете того человека, который только что вошел в ресторан?

Анни и Арчи удивились, услышав этот вопрос, но все же обернулись посмотреть.

- Да, мы его знаем. Его зовут Дэвид Кейн, и он друг Сюзанны Марлоу, - ответил Арчи.

- Друг Сюзанны? - удивленно переспросил Боб.

- Да, по крайней мере, он так сказал вчера на празднике мэра, - подтвердила Анни. - А почему ты спрашиваешь?

- Да так, простое любопытство. - улыбнулся сыщик, сохраняя внешнее спокойствие.

Мгновение спустя, предполагаемый Дэвид Кейн заметил Арчи и Анни. Он коварно улыбнулся и направился к ним.

- Доброе утро, мистер Корнуолл и мисс Брайтон. Очень рад вас снова встретить, - притворно произнес Артур.

- Да, - без особого желания проворчал Арчи.

Артур уже хотел продолжить разговор, как заметил Боба. Он не рассчитывал на такое неприятное для него присутствие.

- И ваш друг? - спросил он.

- Это офицер полиции Эдвард Рочестер, - заявил Арчи.

- Полицейский? - с беспокойством переспросил Артур. - А что делает полицейский рядом с семьей Эндри?

- Я из эскорта, который сопровождает их в Нью-Йорке.

- Звучит обоснованно, - сердито проговорил Артур, но потом все же решил спросить о человеке, из-за которого он и пришел в гостиницу Карлтон, - А, мисс Уайт еще не встала?

Арчи уже собирался ответить, но Боб его опередил.

- Мисс Уайт уже на пути в Чикаго. Она выехала сегодня, очень рано.

Анни и Арчи с удивлением уставились на Боба, но, заметив, что он говорил серьезно, решили ничего не спрашивать.

Артур, со своей стороны, был так разъярен этим известим, что не заметил удивленного выражения молодых людей.

- Но почему она так неожиданно уехала? - хмурясь, спросил Артур.

- Чтобы избежать скандала. Вы, наверное, еще не читали сегодняшний Нью-Йорк Уилкинс? - протянул ему газету Боб. Артур взял ее и с интересом взглянул на статью, в то время как Боб продолжал объяснять. - Ужасно, что Аймор Симон Байер напечатал эту статью. Это полнейшее неуважение к семье Эндри. И поэтому мисс Уайт пришлось покинуть город так неожиданно. Она не могла остаться и подвергнуться риску со стороны журналистов. Ее семья хочет этого меньше всего.

Речь Боба звучала столь убедительно, что Артур поверил ему.

- Очень жаль, что она уехала. Я бы хотел с ней еще раз встретиться. Но, в конце концов, мне еще представится такой случай. Ладно, я покидаю вас. Всего доброго, - заявил Артур, покидая эту компанию.

Когда он скрылся за дверью ресторана, Боб глубоко вздохнул, а Арчи начало разбирать любопытство.

- Почему ты солгал насчет Кенди? - обеспокоенно спросил он.

- У меня были на то свои причины, - улыбаясь, заявил Боб, и потом обратился к Анни. - Мы могли бы поговорить наедине?

Девушка удивилась этой просьбе, но все же согласилась легким кивком головы. Они собрались встать из-за столика, как Арчи внезапно заговорил:

- Не стоит уходить. Пожалуйста, оставайтесь здесь. Очевидно, я здесь лишний, и мне придется уйти, - зло процедил молодой человек, вставая из-за столика и направляясь к выходу ресторана.

Анни огорченно посмотрела на него, и хотела было пойти за ним, но все же решила остаться, так как вспомнила о том, что они уже не вместе.

- Я думаю, что он умирает от ревности, - тонко заметил Боб.

- Нет, он не ревнует, ему лишь неприятно, что на него не обращают внимания, - грустно поправила Анни.

- У меня есть опыт в таких делах. Я за милю чую, когда человек ревнует. У меня есть такой же друг, - смеясь, заявил Боб.

- И этот ревнивый друг, о котором ты говоришь - Томас Хэтуэй, верно?

- Как ты узнала? - недоверчиво, спросил он.

- Женская интуиция, - подмигивая, ответила Анни. - И также эту ревность в Томасе спровоцировал Терренс Грандчестер. Правильно?

- Да, - удивленно ответил он.

- Тогда я и вправду не ошиблась. Томасу очень нравится Сюзанна. Вчера я это поняла.

- Если ты и так все знала, зачем ты спрашивала меня? - спросил Боб.

- Чтобы подтвердить свои предположения, Эдвард... и, кстати, ты знаешь, что ты вел себя со мной не должным образом? - спросила Анни, слегка улыбаясь.

- Но что ты такое говоришь? Я был настоящим джентльменом, - пылко воскликнул Боб.

- Нет. Настоящий джентльмен не лжет и тем более не скрывает своего настоящего имени, или ты будешь и дальше настаивать, что тебя зовут Эдвард Рочестер?

Боб был крайне удивлен прозорливости Анни. Для такой милой и бесхитростной девушки она была слишком умна.

- Черт побери, ты меня поймала, - с непринужденностью ответил Боб. - Да, я не Эдвард Рочестер, я Боб Тейлор.

- Боб Тейлор? - смущенно переспросила она. - Ты хочешь сказать, что ты тот Боб Тейлор, с которым Кенди познакомилась...

- Нет, она познакомилась с одним клеветником, - перебил ее Боб.

- И этот клеветник Томас, да? - спросила девушка.

- Да. Это Томас, - ответила он.

- Звучит потрясающе, - улыбнувшись, заявила Анни.

- Я полагаю, ты все расскажешь Кенди, я прав?

- Нет. И как ты думаешь, почему? - спросила Анни, в упор глядя на сыщика.

- Анни, Томас неплохой человек. У него никогда не было намерения обманывать Кенди. Он просто привык так работать. Каждый раз, когда Миллер назначал его на какое-нибудь дело, он обычно изменял свою внешность. Возможно, это звучит смешно, но у него такой стиль.

- Так значит, Томас работает на Миллера? Я это знала! Он полицейский!

Боб почти что грохнулся со стула. Кто потянул его за язык? Как он мог такое сказать? Как мог выдать Анни самый большой секрет Томаса? Если Томас узнает об этом, то он его убьет!

- Нет... не полицейский... с чего ты взяла?.. Томми Хэтуэй - полицейский? - пытался Боб исправить ранее сказанное.

- Только в качестве полицейского он может расследовать дела под руководством Миллера. Не лги мне больше, Боб, - заявила Анни.

- Он меня убьет... Томас меня убьет! - воскликнул сыщик, схватившись за голову.

- Он этого не сделает. Я обещаю тебе, что ничего не расскажу Кенди, если, конечно же, она меня не спросит.


Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 328 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы