Воскресенье, 24.09.2017, 09:57
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 18
Терри долго искал Кенди, но так и не смог ее найти. С последней их ссоры он чувствовал себя очень плохо. Он не понимал, почему повел себя как мерзавец и наговорил ей столько вещей. Но факт остается фактом: время нельзя повернуть назад. Сейчас он ее искал, чтобы попросить прощения, но чем больше он блуждал по особняку, тем сильнее убеждался, что Кенди уже там нет.

Несмотря на то, что большинство членов семьи Эндри были в особняке, одной очень близкой подруги Кенди, то есть Анни Брайтон, там также не было. "Уверен, они ушли вместе", думал Терри, поняв, что Анни нет, однако было кое-что, чего он не понимал: как Арчи мог позволить им уйти одним, если уже было заполночь? "Очень безответственно с его стороны", сказал он сам себе, пока наблюдал за радостно танцующими гостями.

Всем, казалось, нравился праздник в доме мэра: Роберту и его коллегам по театру, Элизе, которая не прекращала танцевать с Дэвидом Кэйном, племянником Джоан. Терри не мог понять, как Элиза может выносить этого человека. Не то что он был внешне непривлекателен, нет, можно даже сказать, что он был очень привлекательным, но этот его безжалостный взгляд и иронические жесты делали его крайне неприятным типом. "Ну, в конце концов, она же должна с кем-то танцевать этим вечером", сказал Терри сам себе, отвечая на свой вопрос.

Однако, Элиза не была единственной, кто наслаждался праздником, ее брат также был очень оживлен. Несмотря на то, что в начале вечера Нил выглядел поникшим, сейчас, когда он танцевал с Карен Клейс, он казался более чем радостным. Он широко улыбался и постоянно что-то шептать на ушко актрисы, которая была восхищена ухаживаниями Нила. "Очень интересно", смеялся он в душе, наблюдая за Нилом и Карен.

Однако, по сравнению с радостными лицами Нила и Элизы, выражение лица Арчибальда Корнуолла была очень печальным. Терри не нравился Арчи, на самом деле он всегда чувствовал к нему неприязнь, но должен был признать, что в колледже Святого Павла, кроме Кенди, ему нравилось беседовать и с Арчи. Он был умным и с упрямой гордостью - с качествами, которых не было у большинства его сокурсников, и поэтому он его уважал, но даже с этим он его терпеть не мог. Он никогда ему не нравился, особенно, когда все время ходил за Кенди. Актер помнил, как Арчи хвастался, говоря, что Кенди его самая лучшая подруга, и что никто другой не знает ее, лучше, чем он.

Возможно, если вечерние визиты Кенди, были предназначены лишь для Арчи, то ревность полностью бы охватила Терри, и он бы точно его убил. Но там был и его брат, и это все меняло. И если Арчи ему не нравился, то Стир, наоборот, заслужил все его доверие и симпатию. Веселый, простой, немного сумасшедший, но очень хороший парень. Он помнил, как Стир всегда приветствовал его в коридорах колледжа и никогда не показывал страх или безразличие к нему. Терри было очень жаль, что он умер такой ужасной смертью. Благодаря Стиру, он подружился с Арчи на время, и даже начал неплохо ладить с ним. "Это было очень хорошее время", думал Терри, вспоминая время, проведенной вместе с Кенди, Анни, Пати и братьями Корнуолл в Шотландии.

Никогда раньше у него не было друзей, по крайней мере, своего возраста, так как Альберт был на несколько лет старше него, и Чарли, друг его детства, был также немного старше. Но в колледже он в первые почувствовал, что у него есть друзья: сумасшедший изобретатель, пухленькая леди, интеллигент, милая робкая девушки, черствый мятежник и она. Его Кенди, красивая, радостная девушка, которая и поддерживала эту дружбу.

" Хоть бы все было по-другому", думал Терри, вспомнив, как ему пришлось покинуть колледж и оставить всех новых друзей. "Я солгал, сказав, что был счастлив покинуть колледж. Мне было больно покидать Кенди, и грустно отдаляться от тех, кто постепенно становились моими друзьями, и хотя я не хотел этого признавать, но мне было жаль покидать и сестру Грей. Она меня воспитала и заботилась обо мне больше, чем мои собственные родители", думал актер, лицезрея грустное выражение Арчи, который сидел за столом в саду.

"Почему он такой грустный?" задавался вопросом Терри. "Он обычно себя так не ведет. Должно быть, произошло что-то серьезное, но что?" У Терри было два выбора: подойти и прямо спросить, что случилось и поинтересоваться, где Кенди, или остаться при своих сомнениях и оставить его грустить одного. "Нет, ради уважения, которое я испытывал к его брату, и дружбы, которая когда-то у нас была, я должен подойти и спросить, что произошло".

С этой мыслью Терри подошел к столу и, не спрашивая, мог бы он присесть, взял стул, поставил его рядом со стулом Арчи и сел. Арчи не проявил никакого жеста неудовольствия, и Терри решился начать беседу.

- Веселый праздник, да, Арчи?

- Не вижу ничего веселого, - ответил он, не глядя на своего собеседника.

- Я полагаю, ты так говоришь, потому что здесь нет Анни, - быстро сказал Терри. - И ты знаешь, где она?

- Должно быть, уже в гостинице. Она ушла с Кенди, - грустно ответил Арчи.

- Значит, они ушли вместе. И почему ты не ушел с ними? - спросил Терри, подтвердив свои предположения насчет Кенди.

- Потому что Анни меня ненавидит, и Кенди тоже, если не сильнее, - мрачным голосом ответил он.

- Я не думаю, что Анни тебя ненавидит. Они живет и дышит лишь ради тебя, - убежденно изрек Терри.

- Это было раньше, до того, что произошло этим вечером. Я уверен, что она не захочет меня видеть до конца своей жизни, - воскликнул Арчи, закрывая свое лицо руками.

- Не драматизируй, и скажи, что ты сделал? - заинтригованно спросил Терри.

Арчи убрал руки от лица, глянул на актера и с глубоким вздохом сказал:

- Я поцеловал Карен Клейс... и это был не дружеский поцелуй... это был... как это сказать, чтобы это не звучало очень вульгарно?

- Страстный поцелуй, - завершил Терри, увидев колебание Арчи.

- Точно! Не знаю, как это произошло. Она быстро приблизилась ко мне, и я не смог избежать ее объятия, а когда я хотел отстраниться, она уже обнимала меня, как сумасшедшая, - отчаянно заявил Арчи.

- Эта Карен действительно любит пожирать мужчин, - пробормотал Терри.

- Что ты сказал? - спросил Арчи.

- Нет, ничего. Значит, ты целовался с Карен, и я полагаю, это увидела Анни, так? - спросил Терри.

- Да. Когда я, наконец, освободился от соблазна Карен, то первое, что я увидел, была хрупкая фигура, дрожащая от слез. Я хотел поговорить с ней, объяснить ей все, но она не захотела меня слушать.

- Ты ее любишь, да? - спросил актер.

- Не знаю, - ответил Арчи.

- Как это ты не знаешь? - не понял Терри.

- Я испытываю к ней чувства не как к сестре или к лучшей подруге, но я не знаю, люблю ли я ее. После того, что произошло сегодня с Карен, у меня появилось много сомнений. Когда она меня целовала, то я чувствовал себя полностью воспламененным, - признался Арчи.

- Эй, Арчи, не запутывай все еще сильнее. Страсть, которую может вызвать женщина вроде Карен, отличается от истинной любви, которая в тысячу раз возвышеннее и совершеннее. Кроме того, если бы ты не любил Анни, то не чувствовал бы сейчас себя таким опустошенным, - доказывал Терри.

- Это не из-за Анни, - заявил Арчи, глядя в глаза актеру.

- Нет? Тогда из-за кого? - осмелился спросить Терри.

- Ты знаешь это лучше, чем кто-либо, - ответил молодой человек.

- Так, я думал, эта любовь осталась в твоем прошлом, - сказал Терри, немного удивившись искренности Арчи.

- Да, но все же она еще продолжает существовать. Ты лучше всех можешь меня понять, - ответил Арчи.

- Я могу понять, что ты влюбился в нее, потому что она настоящий ангел, но я не понимаю, как ты можешь быть рядом с другой женщиной, которую, к тому же, не любишь, - заявил Терри, обеспокоенный признаниями Арчи.

- Я это сделал ради нее. Я хотел ей угодить. Она всегда хотела, чтобы я был с Анни, и я исполнил ее желание. И буду продолжать делать это, если она попросит меня.

- Даже если будешь несчастным до конца своих дней?

- Ну и что, - упрямо твердил Арчи.

- Ну, если так, то желаю тебе удачи. Хотя я думаю, тебе не стоит беспокоиться, так как у Карен не очень хорошая репутация, и ты сможешь все объяснить Анни. Я уверен, она тебя поймет и простит, - сказал Терри.

- То же самое сказал Томас Хэтуэй, - заявил Арчи, вновь руками закрывая свое лицо.

- Томас Хэтуэй? - переспросил Терри.

- Да, он сказал, что поговорит с Кенди и все объяснит. Я надеюсь, что он действительно это сделает, - с надеждой вздохнул Арчи.

- Когда ты говорил с Томасом Хэтуэем? - вновь спросил актер.

- Около часа назад. Я говорил с ним, когда он собирался провожать Кенди и Анни до гостиницы, - объяснил парень, не зная, какую реакцию его слова вызовут у Терри.

- Ты спятил! Как ты мог попросить его, чтобы он проводил их? - крикнул Терри, одной рукой поднимая Арчи со стула.

- Я не просил его об этом, - ответил Арчи, освобождаясь от руки актера. - Кенди его попросила. Кажется, он ей очень нравится.

- Только не говори, что и тебе кажется, что Томас подходит для нее, - едко заявил Терри.

- Нет, но должен допустить, что по сравнению с тобой, он больше ей подходит, - уверил его Арчи.

- Ты не понимаешь, что говоришь. Ты говоришь так, потому что ненавидишь меня. Почему ты продолжаешь меня ненавидеть? - спросил Терри.

- Я всегда тебя ненавидел. Никогда не забуду, что ты сделал Кенди. По своей глупости я думал, что могу доверить тебе заботу о ней, но я ошибся, - заявил он.

- Если бы все было по-другому, то я...

- Глупости! - прервал его Арчи. - Не думай, что я глупец, Терри. Я знаю, почему ты порвал с Кенди: из-за своего долга перед Сюзанной Марлоу. Я тебя не обвиняю, потому что от тебя ничего другого не следовало ожидать. Однако я не понимаю, ведь несчастный случай с Сюзанной произошло до того, как Кенди приехала в Нью-Йорк, зачем ты хотел увидеть ее, если знал, что вы расстанетесь? Зачем ты причинил ей столько боли?

- Потому что я хотел вновь ее увидеть!.. Я желал этого всем своим сердцем, - ответил Терри.

- Ты должен был контролировать свои желания. Ты мог бы послать ей письмо, в котором извинился бы и признался, что влюбился в другую женщину, и что ей не следует приезжать. Да, ей было бы больно, но она была бы с нами, со своей семьей, и ей не нужно было бы напрасно подвергать себя опасности, - гневно заявил Арчи.

- Подвергать себя опасности? - спросил Терри.

- Забудь, - изрек Арчи, поняв свою ошибку и собираясь уходить.

- Забыть? Нет! Если ты начал говорить, то договаривай до конца, Корнуолл, - воскликнул актер, вставая у Арчи на пути.

- Мне больше нечего тебе сказать, - возразил Арчи, толкая актера.

- Ты, наверное, уже забыл, но когда-то я спас тебе жизнь, и ты все еще в долгу передо мной, - давил Терри.

- И как ты хочешь, чтобы я отплатил этот долг, а, Грандчестер? - спросил Арчи.

- Правдой. Я хочу, чтобы ты объяснил мне, почему ты сказал, что Кенди подвергла себя опасности, - заявил Терри, стараясь контролировать смесь боли и тоски в своем сердце.

- Хорошо. Я человек чести, Грандчестер, и только поэтому расскажу тебе. Когда Кенди уехала из Чикаго, чтобы встретиться с тобой, я искренне думал, что вижу ее последний раз, по крайней мере, на ближайшее время. Я думал, что ты попросишь ее остаться в Нью-Йорке, и она согласится. Стир думал также, и поэтому спокойно ушел выполнять свой долг. Он полагал, что ты позаботишься о ней. Дни без нее текли очень медленно, но я был счастлив за нее. Знание того, что она была счастлива рядом с тобой, придавало мне силы вынести все, даже то, что мой брат уехал на фронт. Но одним утром все изменилось. Все члены семьи Эндри были в особняке, и мы обсуждали ситуацию Стира, когда прибыл вестник, сказав, что мисс Кендис Уайт Эндри была найдена в поезде без сознания. Я быстро поехал на станцию, и когда прибыл туда, местный врач сказал мне, что было чудом, что она осталась жива. Всю поездку она провела под открытым небом, под холодным снегом. Еще врач сказал, что Кенди была в депрессии, и порекомендовал мне хорошо заботиться о ней. Я чувствовал, как мое сердце разрывалось, видя ее такой бледной, больной и без сил. Я хотел узнать, что произошло с ней, что причинило ей такую боль, но она рассказала лишь неделю спустя, что вы с ней навсегда расстались.

- Я... я ничего не знал, - пробормотал Терри, стараясь уложить в голове эту новость.

- Я не мог поверить, что ты позволил ей уйти, и начал расследовать, что произошло между вами. Тогда-то я и узнал о несчастном случае с Сюзанной и о твоей помолвке с ней. В этот момент все встало на свои места. Я понял боль, тоску и грусть в глаза Кенди. Я даже понял твой поступок, но никогда я не прощу тебе то, что ты был с ней так жесток. Как ты мог с ней так поступить? Ты заставил ее приехать в Нью-Йорк только для того, чтобы сказать, что женишься на другой.

- Нет... я... я надеялся, что все можно уладить, и... - старался объяснить актер.

- Хватит, Грандчестер! - заявил Арчи. - Ты был очень жесток с нею. И, кроме того, после того, как ты разбил ей сердце, ты позволил ей одной вернуться в Чикаго в таком состоянии. Разве ты не видел боль в ее глазах? И это ты так ее любил.

- Я ее люблю, и буду любить до конца своих дней! - громко крикнул Терри.

- Ложь! Твоя предполагаемая любовь хрупка как стекло. Единственное, что ты принес в ее жизнь, с тех пор как она тебя узнала - сплошное разочарование. По твоей вине была запятнана ее репутация в колледже; из-за твоего примера независимости она отказалось от всего, что давала ей семья Эндри и навлекла на себя ненависть мадам Элрой; благодаря тебе она подвергла себя опасности, и из-за тебя, из-за проклятого воспоминания о тебе, она не могла вновь влюбиться, - безжалостно заявил Арчи.

- Я также страдал с тех пор, как с ней расстался, - пробормотал Терри.

- Меня не волнует, страдал ты или не страдал, Грандчестер. По мне, то прямо сейчас можешь отправляться в ад, но только не тащи с собой Кенди. Я наблюдал за тобой и понял, что ты все еще флиртуешь с ней, несмотря на то, что ты помолвлен с другой женщиной, и это не мешает тебе думать, что Кенди все равно может быть с тобой. Ты хочешь сделать ее своей любовницей! - яростно изрек Арчи.

- Конечно же, нет! Я искренне ее люблю, и никогда бы не сделал нечто похожее, - защищался Терри.

- Тогда докажи это! - воскликнул Арчи.

- И как ты хочешь, чтобы я это доказал? - отчаянно спросил актер.

- Женись на Сюзанне Марлоу. Только так ты перестанешь причинять ей боль. Когда она поймет, что навсегда тебя потеряла, то сможет стать счастливой с кем-то другим. Ради Бога, Терри, не отказывай ей в этом счастье! - на одном дыхание выпалил Арчи.

Терри не знал, что ему ответить. Сегодня он ясно понял, что не хотел жениться на Сюзанне, но и не мог ее бросить. Он дал ей обещание, клятву брака, и он должен был это исполнить. Но как он мог разделить свою жизнь с женщиной, которую он не любит? Или еще хуже, увидеть Кенди в объятиях другого? Актер опустил свой взгляд. Он чувствовал себя очень угнетенным.

- Я не хочу причинять Кенди боль. Никогда я этого не хотел и не захочу. Я знаю, что должен жениться, и тебе не стоит об этом напоминать мне, но если ее любовь ко мне так же сильна, как и моя, то я могу тебя уверить, что даже если я женюсь на другой, и она найдет другого, мы никогда не сможем забыть друг друга. В этом я не сомневаюсь, - искренне сказал Терри, пристально глядя на Арчи.

- Это лишь одному Богу известно. Позволь Ему решать. Это будем лучшим для Кенди, - сказал Арчи, начиная удаляться от Терри.

Актер остался один посреди огромного сада. В его голове крутилось громадное число мыслей. Кенди была в опасности по его вине. Арчи прав, что ненавидит его. Он не должен был заставлять ее приезжать в Нью-Йорк; и он должен был честно рассказать ей о Сюзанне и тем самым не допустить, чтобы она все узнала от третьих лиц; и к тому же ему не следовало отпускать ее одну. Его сердце разрывалось, когда он думал об этом. И если он совершил в своей жизни ошибки, то эти ошибки были самыми серьезными. Он должен был ее увидеть, оправдаться и попросить у нее прощения до того, как станет слишком поздно. Он не хотел, чтобы ее воспоминания о нем причиняла ей боль.

Молодой актер выбежал из особняка и поспешно направился к своему автомобилю, чтобы добраться до гостиницы Карлтон. Его разговор с Кенди не мог больше откладываться.


Элиза чувствовала себя очень оживленной в компании Дэвида Кэйна. Она была уверена, что он был тем, кого она так долго ждала. Элегантный, привлекательный, положение в обществе, просто мечта. Возможно, его единственный недостаток - его фамилия не такая, как у Терри, который принадлежал к английскому роду аристократов, но в остальном Дэвид был полностью совершенен. Кроме того, из всех мужчин, которых она знала, он был самым умным, так как в отличие от всех остальных, не пал к ногам глупой Кендис Уайт. Да, Дэвид не был глуп, чтобы влюбиться в простую сироту. Он понимал различие классов и то, в какой колыбели она родилась. В действительности он его семья была когда-то богата, и у него было хорошее происхождение, но по глупости его родных его состояние исчезло. Но сейчас, рассчитывая на свой ум и хитрость, Дэвид, несомненно, получит обратно свое могущество и станет влиятельнее семьи Эндри.

Девушка, сидя перед туалетным столиком и расчесывая волосы, засмеялась, подумав над этой идеей, и тем самым привлекла внимание Дэвида.

- Я могу узнать, что тебе показалось таким смешным?

- Ничего, милый, просто в моей голове рождаются бессмысленные идеи, - беззаботно воскликнула она.

- Не думаю, что твои идеи такие уж бессмысленные, - льстил он ей.

Элиза улыбнулась его любезности и потом продолжила.

- Я только думала о том, чтобы это чудесная ночь никогда не заканчивалась, - вздохнула Элиза.

- Любопытно, я тоже так думал, - сказал Дэвид.

- Правда? - восхищенно спросила Элиза.

- Да, только жаль, что мои мысли не могут стать явью. С минуты на минуту мне придется тебя оставить, - ответил он, симулируя меланхолию.

- Но почему? - огорченно спросила девушка.

- Дела, красавица. Я не могу их отложить, - объяснил Дэвид, болезненно лаская щеки девушки.

- Дела в такой час? - спросила Элиза.

- У таких людей как я, дела есть в любое время суток, - загадочно заметил Дэвид.

- Но ты не мог бы остаться подольше? - спросила Элиза.

- Это невозможно, милая, - ответил он.

- Хватит, Дэвид, оставайся, - настаивала девушка.

- Не могу, уже поздно, и у меня действительно есть незаконченные дела, - сказал Дэвид.

- Не будь со мной таким несносным, - говорила Элиза, обнимая его.

- Я бы с удовольствием остался, милая, но человек не всегда может делать то, чего хочет, - ответил Дэвид, отвечая объятию девушки.

- Тогда, позволь мне пойти с тобой, - прошептала девушка ему на ухо.

- Ты, правда, хочешь пойти со мной? - не сразу поверил Дэвид.

- Да, - ответила она.

- Но, что скажут твой брат и кузен? Я не думаю, что они разрешат тебе со мной пойти, - предупредил Дэвид.

- Я не собираюсь спрашивать у них разрешения, - похвасталась Элиза, отпуская Дэвида. - Они всегда делают, что хотят, так почему я не могу? Кроме того, я не думаю, что они заметят мое отсутствие. Нил развлекается с Карен Клейс, а Арчи огорчен тем, что думают о нем Анни и Кенди. Так что я могу пойти с тобой без особых проблем.

- Не знаю, возможно, у меня не будет времени проводить тебя до гостиницы, - сказал он, смотря на девушку с желанием.

- Не имеет значения. Я предпочитаю провести всю ночь с тобой, чем в этой скучной гостинице, - заявила Элиза, вновь обнимая Дэвида.

- Хорошо. Я возьму тебя с собой, но прежде, ты должна мне пообещать две вещи, - согласился он.

- Какие? - улыбнулась девушка.

- Во-первых, я хочу, чтобы ты никогда никому не рассказывала то, что увидишь и услышишь этой ночью. Согласна? - изрек Дэвид, сильнее обнимая девушку.

- Полностью, и что второе? - прошептала она, лаская волосы Дэвида.

- Ты должна будешь быть хорошей девочкой, и делать все, о чем я тебя попрошу, - ответил Дэвид.

- Отлично! - воскликнула Элиза, целуя его.

- Знаешь, Элиза? Я думаю, что мы с тобой поладим, - коварно улыбнулся Дэвид.

- Я уверена в этом, - утвердила Элиза, вновь его целуя, но на этот раз с большей страстью.

Луна, которая, до этого момента, с непринужденностью блестела, на мгновение скрылась за темными облаками. Союз, который только что был заключен, стал предзнаменованием ужасных событий.


Расстояние между особняком Менделя и гостиницы Карлтон, где остановилась семья Эндри, было для Кенди и Анни морем удивления и приятных историй. Сначала Боб Тейлор или Эдвард Рочестер, как назвал его Томас, настоял, чтобы они остановились у какого-нибудь кафе, чтобы перекусить, так как его желудок не мог ждать и минуты. Томас подумал, что это не очень хорошая идея, но, увидев, что девушки с энтузиазмом приняли его предложение, он решил остановиться около одного из многочисленных кафе, где проворно подавали еду.

Боб был восхищен выбором своего друга, и поскольку он был очень голоден, то заказал пять больших гамбургеров, салат и апельсиновый сок. Потом попросил принести ему еще одну порцию, и, кроме того, Боб хотел купить еще и сладкого молока на десерт, но решил не покупать, так как обещал своей матери не злоупотреблять сахаром.

- Разве это не восхитительно? - смеялся Боб, потягивая свой апельсиновый сок.

- Да, восхитительно, - ответила Кенди, проявляя свой аппетит почти также свирепо, как и Боб.

- Я не знала, что существуют места, где можно перекусить так поздно! - восхищенно воскликнула Анни.

- Конечно же, существуют. Нью-Йорк ими просто переполнен, - подтвердил Боб с огромным знанием города.

- Я уже так давно не ела гамбургер, - ностальгически вздохнула Анни.

- Я тоже очень давно не ел их, - поддакнул Боб, собираясь взяться за свой второй заказ.

- Что ты говоришь? Мы были здесь на прошлой неделе, - удивленно воскликнул Томас.

- Целая неделя. Нет, слишком много для меня! - хихикал он.

Остальные также засмеялись. Кенди была впечатлена отважным другом Томаса. Она никогда не встречала такого оптимиста, который, кроме того, так много ел, так как Боб не удовлетворился парой гамбургеров и попросил кухарку сделать еще несколько хот-догов им в дорогу. Он был очень голоден!

Но, оставляя в стороне свой желудок, Кенди наблюдала за тем, как за несколько минут Боб завоевал обаяние Анни. Обычно застенчивая и молчаливая, девушка забыла о свой робости и говорила и смеялась с Бобом, как будто была с ним знакома уже несколько лет. Блондинка никогда не видела ее такой счастливой и раскрепощенной. Она говорила с ним без колебаний, задавала красноречивые вопросы и даже осмелилась рассказать несколько анекдотов. Никогда раньше она не видела Анни такой воодушевленной.

Кенди чувствовала себя прекрасно, заметив эти изменения в своей подруге, но в глубине души ее все равно очень беспокоили трое молодых людей. Первым, несомненно, был Терри. Ее беспокоило то, что они расстались со скандалом, и она также волновалась за его руку. Она надеялась, что врач осмотрит его, но, зная его глупую гордость, блондинка не сомневалась, что он не пойдет в больницу. "Придется мне идти к нему, чтобы осмотреть его рану", мысленно сказала себе Кенди, пока силуэт Терри не исчезал из ее мыслей.

Однако, ее беспокоила не только ее любовь, но и Арчи. Она не могла поверить, что ее кузен, всегда безупречный Арчибальд Корнуолл, поддался глупой игре Карен. Она была очень рассержена на него и на актрису, которая прекрасно знала, что он был помолвлен. Какой женщиной она должна быть, чтобы позволить Арчи себя поцеловать? И как Арчи мог забыть о своей помолвке с Анни? Она обязательно должна была поговорить с ним и все выяснить. Несмотря на то, что она любит своего кузена, она не позволит ему, чтобы он так обращался с ее лучшей подругой.

"Мужчины такие незрелые!" вздохнула Кенди, обратив свой взгляд на предмет своего третьего беспокойства, который вел автомобиль и иногда участвовал в болтовне Боба и Анни. Томас Хэтуэй, вот кто больше всех ее беспокоил. В своем сердце она чувствовала, что знает его, но ее разум диктовал ей, что он был совершенным незнакомцем, который, кроме того, был лжецом. И хотя ей было трудно это признать, но она понимала, что Томас был не совсем честен с ней. Существовало много деталей, которые показывали, что он знал ее до того, как познакомился с ней, хотя, согласно ему, так получилось, потому что его друг, полицейский Боб Тейлор, рассказал ему о ней. Это сходило за оправдание, но почему он был другом полицейского? Томас был непростым парнем. Его отец - Роберт Хэтуэй, у него есть немалое состояние, уважение и восхищение всего высшего общества, и к тому же он привык к окружению влиятельных богатых людей. Тогда, исходя из этого, как он мог быть другом простого полицейского, который выглядел как бродяга? Где и как он мог с ним познакомиться? И откуда столько доверия между ними? Зачем Боб рассказал Томасу о ней? Кроме того, если этого было мало, то были еще Рэймонд и Ребекка Беренгер. Кенди просматривала утренние газеты, но там ничего не было сказано о смерти человека или исчезновении девочки. Как Томас мог об этом узнать? Возможно, Боб Тейлор также и об этом ему рассказал? Но зачем он это сделал? Зачем он вмешал в это дело Томаса? Все было очень странно. С одной стороны, она хотела довериться Томасу и открыть ему сердце, как другу, но с другой стороны, она чувствовала, что он был неискренен с ней и не собирался менять это. Что делать? Вслепую довериться ему или заставить сказать правду? Это была дилемма, которую Кенди решала, пока Боб и Анни продолжали свою беседу.

- Это было потрясающе! Ты должна была это видеть, Анни. Я стоял посреди болота, окруженный более чем тридцатью крокодилами, но ты не думай, что они были простыми крокодилами, нет, они были 10 метров в длину, и их зубы с когтями были в три раза больше, чем у льва. Но я не испугался. Наоборот, я знал, что от меня зависит жизнь тех детей, и поэтому я был готов умереть в этом сражении, - рассказывал Боб так красноречиво, как будто рисовал образы своими словами.

- И крокодилы на тебя напали? - заинтриговано спросила Анни.

- Да, и чуть было не лишили меня руки, - с каплей драматизма ответил он.

- Боже! - воскликнула Анни.

- Но не пугайся, у них этого не получилось, потому что я быстро прыгнул на них и вонзил каждому их них нож в спину, - заявил Боб, быстро доставая нож. - Я за одну минуту убил этих хищников.

- Удивительно! - аплодируя, заявила Анни.

- Да, действительно впечатляюще. Но очень жаль, что ты не можешь продолжить рассказ о своих удивительных приключениях в сельве, мой друг. Мы уже подъехали к гостинице, - объявил Томас, останавливая автомобиль напротив дверей гостиницы.

- Правда? Что-то мы очень быстро приехали, - грустно пробормотал Боб.

- И мне тоже так кажется. Твои приключения такие интересные, что мне кажется, они сами собой выскакивают из твоих рассказов, - сказал Анни.

- Тогда если ты хочешь, то в следующий раз я расскажу тебе еще несколько историй, - восторженно изрек сыщик.

- Это было бы замечательно, - улыбаясь, приняла Анни.

Томас вышел из автомобиля и помог Кенди спуститься. То же сделал и Боб с Анни, только к этому он еще, как искусный маг, достал из своего рукава красную розу и преподнес ее брюнетке.

- Какая красивая! Большое спасибо, Эдвард, - немного смутившись, поблагодарила его Анни.

- Не за что, - широко улыбаясь, ответил он.

- Как ты это сделал? - заинтригованно спросила Кенди.

- Это секрет! И я, конечно, не могу рассказать вам его, но все же могу сказать, что я этому научился, когда мне пришлось работать в цирке магом, чтобы разоблачить налетчиков на банк, которые переодевались клоунами, - гордо ответил Боб.

- Ты должен нам об этом рассказать, - оживленно утвердила Анни.

- Но это будет не сегодня. Я думаю, что девушкам надо отдохнуть, - заявил Томас.

- Да, ты прав. Кенди, приятно было с тобой познакомиться, - сказал Боб, протягивая свою руку девушке.

- Мне тоже, - ответила она, пожимая ему руку.

- Анни, для меня была большая честь провести с тобой все это время, - заявил Боб.

- Я также очень рада этому, Эдвард, и, кроме того, я бесконечно благодарна тебе, за то, что ты спас мне жизнь, - искренне заявила Анни.

- Не стоит меня благодарить, - ответил сыщик.

- И тебе, Томас, большое спасибо за твою любезность и за то, что ты нас проводил, - сказала Анни.

- Не за что, - ответил Томас, и потом обратился к блондинке. - Спокойной ночи, Кенди.

- Если ты не возражаешь, я хотела бы поговорить с тобой минутку, - серьезно заявила блондинка.

- Не думаю, что сейчас подходящий момент для разговора, - ответил Томас, интуитивно чувствуя, о чем она хотела поговорить с ним.

- Наш разговор не займет много времени, - настаивала Кенди.

- Хорошо, - согласился Томас, не имея другого выхода.

- Кенди, я подожду тебя наверху, - прошептала Анни, махая рукой Бобу.

- Я буду в автомобиле, Томми, - быстро сказал Боб, также махая Анни.

Кенди с Томасом остались наедине. Ветер задувал, теребя локоны блондинки и шарф на шее Томаса. Девушка надеялась, что он первым начнет разговор, но он оставался стоять бесстрастным, словно статуя, и тогда она решила заговорить первой.

- Ты ничего не хочешь мне сказать, Томас? - спросила блондинка, смотря на него.

- Нет.

- Ты уверен? - вновь спросила Кенди.

- Абсолютно, - ответил сыщик.

Кенди опустила свой взгляд. Было очевидно, что он не собирался говорить ей правду, и это значило, что он не доверял ей, и тем более не считал ее своей подругой. В своем сердце она чувствовала одиночество и чувство неописуемого отказа. Лишь несколько часов назад Томас завоевал ее доверие, а сейчас она чувствовала, что он отталкивал ее своей безразличной позицией. Тогда ей больше нечего было делать там. Кенди уже собиралась попрощаться, когда голос сыщика донесся до ее ушей.

- Моя жизнь очень сложная, Кенди, сложнее, чем ты даже можешь себе представить. У тебя есть много вопросов ко мне, и ты хочешь, чтобы я ответил на них, но я не могу этого сделать. Я не могу сказать тебе правду. Это было бы очень опасно, не только для тебя, но и для многих людей, которые меня окружают. Единственное, что я могу тебе сказать, что Томас Хэтуэй, которого ты видела сегодня, был настоящим, и что если ты принимаешь это, то с этого момента он будет твоим верным другом.

- Я принимаю дружбу Томаса Хэтуэя, того, с кем я танцевала этим вечером, но меня очень беспокоит то, что это благородство скрыто в таком количестве лжи, - пробормотала Кенди.

- Когда-то меня также это беспокоило. Я боялся того, что все хорошее, что когда-то родилось во мне, за одно мгновение исчезнет. Это было, когда умерла моя мать. Она забрала часть меня с собой в могилу, а та, что осталась, была слишком болезненной, чтобы вновь вернуться к жизни, как раньше. Однако, несмотря на все это, Кенди, в глубине своей души я продолжаю быть таким же, каким был, и всегда и останусь им до тех пор, пока надежда, которую дарят мне люди, будет нетронутой.

- Тогда я обещаю, что никогда не оставлю тебя без надежды. Я сама не знаю почему, но мое сердце тебе полностью доверяет, - призналась блондинка, беря руки сыщика в свои.

- Спасибо за то, что ты согласилась быть моей подругой, и за то, что принимаешь меня таким, какой я есть без всяких вопросов, - заявил Томас, легко целуя руки Кенди.

- Тебе не за что меня благодарить. Единственное, чего я хочу, чтобы ты пообещал мне, когда настанет подходящий момент, ты извинишься передо мной.

- Даю тебе слово, - ответил Томас, кладя правую руку на сердце.

- Тогда давай обнимемся в знак нашего соглашения, - сказала девушка.

Томас и Кенди медленно утонули в нежном объятии, которое окутало легкое дуновение нежного тепла. Девушка понимала, что слепо доверять тому, у кого много тайн, не самое умное решение, но если говорилось о Томасе Хэтуэе, то рациональные решения не имели силы. Она знала, что он говорил с ней от всего сердца, и этого ей было достаточно, чтобы верить ему. Возможно, она совершала тяжелую ошибку, но она была готова ко всем последствиям, так как уже давно не чувствовала себя такой спокойной, как с этим экстравагантным молодым человеком, с которым по воле судьбы она встретилась под столом в ресторане.

Томас слегка отстранился от нее, и, как раньше Боб, он вытащил из левого рукава красивую розу, однако она было не красного, а персикового цвета. Кенди подпрыгнула от удивления и восхищения.

- Какая красивая!

- Моя мать очень любила такие розы, - ностальгически сказал Томас.

- Твоя мама должна была быть очень красивой, - заявила Кенди, не отводя взгляда от розы.

- Да, она была чудесной, и выглядела также великолепно в этом платье, как и ты, - прошептал сыщик.

- Это платье...

- Моей матери, - завершил Томас.

- Томми, я не знала, - обеспокоенно сказала Кенди.

- Не волнуйся. Я не возражаю, чтобы ты его носила. Но должен сказать, что первое ощущение, когда я тебя увидел в нем, было отрицательным. Прошло уже много времени с тех пор, как его последний раз одевали, и я просто не ожидал увидеть тебя в нем. Но я полагаю, что настало время, чтобы это платье кто-нибудь носил, и я рад, что этим человеком оказалась моя новая подруга, - улыбнулся Томас.

- Спасибо, - искренне сказала блондинка.

- Не говори большего. Сейчас тебе лучше пойти в гостиницу или завтра ты проснешься простуженной, - предупредил сыщик.

- Спокойной ночи, Томми, - сказала Кенди, начиная подниматься по ступенькам к входу в гостиницу.

- Спокойной ночи, - ответил сыщик.

Томас собирался уже уходить, как голос блондинки его остановил.

- Томми! Как ты достал розу из своего рукава?

- Это секрет, - смеясь, ответил он. - Я не могу тебе этого рассказать, но ты помнишь цирк, о котором рассказывал Эдвард?

- Да, - ответила она.

- Я тоже когда-то там работал, - заявил Томас.

- Охотясь за грабителями банка? - игриво спросила она.

- Да, - весело ответил сыщик и потом, прощаясь, помахал девушке рукой, но он не делал и шага, когда вновь окликнул ее. - Кенди!

- Да? - спросила она.

- Я хочу, чтобы ты мне пообещала, что будешь хорошей девушкой и не подвергнешь себя опасности, если вновь увидишь дочь Беренгера. Сообщи об этом Бобу Тейлору или любому другому полицейскому, но не ищи ее одна. Хорошо? - серьезно заявил сыщик.

- Но... - хотела она сказать.

- Нет, никаких "но". Пожалуйста, пообещай мне это! - попросил он так пылко, что она просто не смогла ему отказать.

- Хорошо, я тебе это обещаю, - ответила блондинка.

- Я доверяю тебе. Спокойной ночи, Кенди, - сказал Томас.

- Спокойной ночи, - ответила она.

Блондинка стояла при входе в гостиницу, наблюдая, как Томас шел к автомобилю, в котором ждал его друг Эдвард. Она смотрела, как он садился в машину, и вновь помахала ему рукой, в то время как автомобиль быстро исчезал за поворотом. Кенди чувствовала, что ее сердце было спокойным, и что ранее терзавшие ее сомнения и плохие мысли о Томасе уступили место затишью и не оставили ни капли недоверия.

Кенди глубоко вздохнув, посмотрела на розу, которую подарил ей Томас. Она была такой же красивой, как те розы, которые когда-то ей дарил Энтони, и она также была устойчива к холоду, как и "Милая Кенди". Блондинка была очень заинтригована тем, как он проделал этот трюк, но, подумав над всем этим, она не нашла ответа на свой вопрос. "Хоть бы узнать, как он сделал это", смирившись, вздохнула Кенди, но слабый шум со стороны кустов заставил ее стать вновь бдительной.

Девушка стояла неподвижно, глядя на кусты. Она задрожала, заметив, как кусты зашевелились сильнее. Кенди сделала шаг назад, и вот уже собиралась убежать, когда заметила фигурку енота.

- Клин! - облегченно вскликнула она. - Как ты меня напугал! Что ты здесь делаешь? Анни выпустила тебя? Я так не думаю. Наверняка ты ускользнул из номера. Какой же ты изворотливый! Ладно, Клин, пойдем в гостиницу, - сказала блондинка, беря на руки маленького енота.

Кенди быстро вошла в гостиницу. Да, она испугалась неожиданного появления своего друга, но она не знала, что в действительности Клин не был единственным, кто прятался в зарослях кустарников. Там были еще два человека.

- Да, Симон! У нас есть статья на первую страницу газеты, - смеялся человек, у которого в руках была фотокамера. - Это было так легко. Уверен, что после выпуска завтрашних газет директор даст тебе должность издателя. Но что с тобой? Ты не кажешься мне очень счастливым.

- Для меня это не победа. Как ты сказал, это было очень легко. Как будто бы миру интересно знать об увлечениях этих людей! - беспокойно воскликнул Симон.

- Да, дамам, которые покупают газету, интересны твои статьи, - ответил человек.

- Но этот тип "дам" я не хочу радовать. Я ненавижу эти пустые мнения и размышления. Вместо того, чтобы читать эти слухи об интригах, они должны думать о расизме, который властвует в стране, преступности, которая заполонила улицы городов, в конце концов, о политике, а не терять время, читая о том, кому Кендис Уайт отдаст свое предпочтение, - раздраженно заявил Симон.

- Но благодаря этим слухам у нас с тобой есть работа, - изрек человек. - Ты не можешь на это жаловаться.

- И это самое худшее, благодаря мне, эти женщины продолжают читать грязь и глупость, которую я пишу.

- Успокойся. Возможно, вскоре все изменится. Я думаю, что эта статья убедит нашего директора дать тебе хорошее место. Вот увидишь, так и будет, - ответил человек.

- Хоть бы так и было. Я тебе клянусь, что день, когда я прекращу писать эти глупости, будет самым счастливым днем в моей жизни. В конце концов, я смогу писать стоящие статьи, - с надеждой воскликнул Симон.

- Так и будет, но сейчас ты должен сосредоточиться на этой статье. Она должна быть такой же, как и предыдущая, но в то же время элегантной, такой, какую может написать лишь Аймор Симон Байяр. На этот раз у нас есть еще и фотографии, и никто не продаст больше газет, чем "Нью-Йорк Уилкинс". Это все будет благодаря тебе, Симон. Это твоя возможность доказать, кто ты! - взволнованно воскликнул человек.

- Ты прав. Я должен использовать эту возможность. После этого ни у кого не останется сомнений, что у меня есть талант, и я могу стать самым известным в мире журналистом. Поехали в редакцию, сделаем фотографии, и я напишу статью об этом любовном треугольнике. До того, как взойдет солнце, наша победа будет опубликована на первых полосах газет, - улыбаясь, заявил Симон.

Человек также улыбнулся и вместе с Симоном направился к автомобилю. Не пройдет и нескольких часов, как все узнают о Терри, Кенди и Томасе, и на горизонте появятся новые проблемы.


"Проклятье!" мысленно выругался Терри, кулаком ударяя свой автомобиль. "Почему эта чертова машина должна была сломаться именно сейчас?" сердито сетовал молодой актер, поняв, что его автомобиль не заводится.

Да, в этот день ему точно не везло. Его попытка поговорить с Кенди с треском провалилась, и сейчас он даже не мог завести свой автомобиль.

- Я заплатил столько денег за простой металлолом! - крикнул Терри, снова стукнув по автомобилю. Сейчас он понимал, почему его мать говорила ему не покупать такой дорогой автомобиль: "Более дешевый автомобиль будет служить тебе также, если не лучше", говорила она, и, как оказалось, была права. Но сейчас было не время сожалеть, так как он должен был найти помощь, чтобы побыстрее завести автомобиль, потому что улица, на которой он его оставил, была не совсем безопасной, тем более, в таки часы.

Он прошел по округе, но не встретил ни единой души. Вокруг него было лишь молчание и темнота, так как фонари на этой улице можно было пересчитать по пальцам. Он решил закурить, чтобы немного согреться, и искоса смотрел, не проходил ли кто-нибудь по этой улице, но он был один. Итак, он решил закрыть свой автомобиль и пойти дальше за помощью. Он пошел по улицам с надеждой встретить кого-нибудь. Пройдя немного, молодой актер оказался на хорошо освещенном проспекте, на углу которого он заметил двух людей. Он собирался крикнуть, чтобы привлечь к себе их внимание, но вовремя остановился, так как узнал одного из них. Терри медленно приблизился, и когда он был уже в нескольких метрах от них, то решил укрыться в улочке, где можно было хорошо разглядеть и услышать разговор этих людей. Терри всмотрелся более тщательно и понял, что его предположения были верны. Там стояла Элиза Леган с мужчиной, которого он также через некоторое время узнал.

Было очевидно, что они были выпивши, так как их голоса были прерывистыми и, кроме того, Элиза выглядела просто ужасно. Ее волосы были растрепаны, платье было в грязи, и она почти не стояла на ногах. Возможно, Терри и вмешался бы, чтобы помочь Элизе, но беседа, которая была у нее с этим мужчиной, отбила у него всякое желание ей помочь.

- Мне так было с тобой хорошо, Дэвид! - улыбалась Элиза. - Ты самый интересный и умный мужчина, которого я когда-либо знала, и поверь, я знала многих мужчин.

- Правда? Я думал, что Вы мисс, все время сидели дома, и Вас стерегли от мужского преследования, - заявил Дэвид, выпивая из бутылки виски.

- Сидела дома, я? Нет! Это для глупых девчонок вроде Анни Брайтон. Я женщина в полном смысле этого слова. Я побывала на многих праздниках и всяких мероприятиях. И ты знаешь, там были лишь жалкие негодяи, которые старались подняться по социальной лестнице, соблазнив богатых девушек. Неудачники! Но я не глупа. Никогда я не выйду замуж за такого бесхребетного и малоимущего мужчину, как мой отец. Я лучше умру! - крикнула Элиза, начиная кружиться, как сумасшедшая.

- Эй, ты можешь упасть, - предупредил Дэвид, беря ее за талию.

- Ты также плохая партия, ты об этом знаешь? - зло улыбнулась девушка. - Хотя у тебя есть достойное происхождение, сейчас ты никто, и ты не можешь этого отрицать, Дэвид, но знаешь, что? Несмотря ни на что, ты мне очень нравишься. Мне нравится, как ты думаешь, как ты обращаешься с этими ничтожными бедняками, и прежде всего, мне нравится, как ты целуешь меня, - призналась Элиза, ища дорогу к его губам, но он избежал ее губ.

- Ты не должна говорить так, милая. Любой, кто бы тебя услышал, подумал бы, что я сам черт, - притворяясь обиженным, заявил он.

- А что, это не так? - спросила Элиза, беря в свои ладони его лицо.

- Возможно, но ты также не ангельская голубка, - изрек он, сильно обнимая ее.

- Конечно же, нет. Мы оба подлецы. Мы ненавидим те же вещи, и хвастаемся теми же низостями. Поэтому ты мне очень нравишься, - согласилась Элиза, начиная его целовать.

- Но все же я для тебя не очень хорошая партия? - повторил он, контролируя девушку.

- Да, но все же, несмотря на то, что мы вместе, мы можем вместе поискать кого-нибудь и забрать его деньги. Как ты на это смотришь? - спросила Элиза, лаская лицо Дэвида.

- Это гениальная идея. Кроме того, нам не придется долго искать, так как какой-нибудь из этих стариков, которые крутятся на разнообразных праздниках, мог бы стать очень хорошим кандидатом для тебя, - ответил Дэвид, отвечая на ласки Элизы.

- Нет, только не старик! - воскликнула она. - Меня начинает тошнить, как только я представляю, что его дряхлые руки до меня дотрагиваются. Нет, лучше молодой красивый парень, как Томас Хэтуэй или Терренс Грандчестер.

- Даже не мечтай о них, милая. Они не твоего полета, - с иронией насмехался Дэвид.

- Ты думаешь, я не способна пробудить в них любовь к себе? - крикнула девушка, толкая Дэвида.

- Успокойся, милая, - взял он ее за руки и вновь начал обнимать. - Я говорю так, потому что юношей труднее обмануть. Ты думаешь, они так легко расстанутся со своими деньгами? Конечно же, нет! Наоборот, они бы сидели у тебя на шее. Они бы требовали у тебя счета на твои покупки, хотели бы все время знать, что ты делаешь в свободное время, и тогда мы не смогли бы больше встречаться.

- Нет, я хочу видеть тебя и быть с тобой, - воскликнула Элиза, обнимая Дэвида за талию.

- Тогда самое лучшее решение, это дряхлый и болезненный старик. Он не будет требовать отчета о твоих действиях, следить за твоими тратами, и, кроме того, если ты захочешь, ты всегда можешь завести себе молодого красивого любовника.

- Ты прав, - признала Элиза. - Если бы моя мать вышла замуж не за моего отца, а за старика, то мы бы жили без всяких ограничений. Она всегда спрашивает у него разрешения, прежде чем что-нибудь купить, и если он не дает своего одобрения, то она и, следовательно, мы с Нилом остаемся ни с чем. Я не хочу жить так же как она! - заявила Элиза, сильнее обнимая Дэвида.

- Я уверяю тебя, что этого не произойдет, - ответил он, лаская волосы девушки. - Нам надо лишь найти очень богатого и глупого старика и заставить его жениться на тебе. После этого, у тебя будет жизнь, о которой ты всегда мечтала, и самое главное, я смогу разделить ее с тобой.

- Мне нравится эта идея, но все старики так отвратительны. Меня трясет оттого, что мне придется с ним жить, - сказала Элиза.

- Это не обязательно должно произойти, - ответил он.

- Конечно, должно, - заявила Элиза. - Выйдя замуж за старика, я должна буду разделить с ним как и общественную, так и интимную жизнь.

- Но ты знаешь, что практически у всех пожилых людей проблемы с сердцем. В брачную ночь у него может остановиться сердце, и ты станешь самой счастливой вдовой на всем свете, - триумфально изрек Дэвид.

- Что ты хочешь этим сказать? - спросила Элиза.

- Ты прекрасно сама это понимаешь, - ответил он.

- Убить его в первую брачную ночь? - осмелилась предположить Элиза.

- Почему бы и нет, - уверил он, целуя ее щеку.

- Превосходно, Дэвид! Это было бы чудесно. У меня было бы все его состояние, и мы с тобой могли быть жить вместе. Идеально, - заявила девушка.

- Так же идеально, как то, что мы собираемся сделать этой ночью, - дьявольски улыбнулся Дэвид.

- Да, и никто нас ни в чем не заподозрит. Я уже представляю себе, как мы входим в эту грязную тюрьму, полную полицейскими, и ни кто из них даже не заметит наших намерений. Глупцы! - засмеялась Элиза.

- Завтра все эти заключенные будут мертвы, и никто не узнает отчего они умерли, - заявил Дэвид, вульгарно обнимая Элизу.

- Да, и между прочем мэр должен будет нас поблагодарить за то, что мы избавили город от скольких тварей, - прерывисто сказала она.

- Да, в нашу честь должны будут поставить памятник, - поддержал он ее.

- Я уже себе это представляю: Памятник, поставленный в честь Дэвида Кэйна и Элизы Леган, - заявила она.

- Ты неумолима! - сказал Дэвид, не контролируя свои мужские импульсы, и начиная развязывать ленты платья Элизы.

- Нет, Дэвид, стой, - сказала она, освобождаясь из его объятий.

- Почему нет? - спросил он.

- Мы находимся на улицы, и, кроме того...

- Кроме того, что? - гневно прервал он ее, но через мгновение на его устах появилась мрачная улыбка. - Только не говори, что ты этого ничего раньше не делала.

- Конечно же, нет, - ответила она. - Я леди.

- Я тебе не верю. Наверняка, ты уже делал это раньше с каким-нибудь типом, - засмеялся он.

- Хорошо, я позволила кое-кому зайти немного дальше, но это все, - призналась она.

- Тогда эта ночь будет твоей первой, - уверил Дэвид, вновь начиная ее обнимать.

- Не трогай меня, - повторила она, вновь его толкая. - Ты мне очень нравишься, но не думаю, что мы должны заходить так далеко.

- Конечно же, должны, и кроме того, если мне не изменяет память, то ты пообещала мне выполнять все, что я тебе скажу. Возможно, слово мисс Элизы Леган ничего не стоит? - спросил Дэвид.

- Мое слово стоит много. Фамилия Леган очень знаменитая, и буду с тобой, только если ты мне дашь что-нибудь взамен, - заявила Элиза.

- Чего ты хочешь? - спросил Дэвид, уже достаточно утомленный от отказов девушки.

- Я хочу еще немного того порошка, который ты мне давал недавно. Он мне очень понравился, - ответила девушка, смотря на карман пиджака Дэвида.

- Аа, ты об этом! Хорошо. Я дам тебе его. Бери его прямо сейчас, чтобы немного оживиться, - сказал Дэвид, предоставляя ей маленький пакетик, который она быстро развернула и вдохнула то, что в нем находилось.

- ВОСХИТИТЕЛЬНО! - удовлетворенно воскликнула она.

- Поедем, милая? - сказал он, открывая дверь своего автомобиля.

- Да, поедем, - пробормотала она, садясь в автомобиль.

Не прошло и двух минут, как автомобиль Дэвида Кэйна скрылся во мраке, и Терри под сильным впечатлением вышел из переулка, где он прятался. Она не мог поверить в то, что услышал. Одно воспоминание об этом вызывало у него отвращение. Он прекрасно знал, что Элиза эгоистичная, завистливая и высокомерная девушка, но никогда не думал, что ее злоба зайдет так далеко. Возможно ли, что она вместе с Дэвидом Кэйном действительно собиралась кого-то убить? Он был так поглощен этой мыслью, что даже не мог двигаться и даже адекватно все обдумать.

Должен ли был он пойти в полицию и рассказать им все, что услышал? Но кто поверит в эту историю? Элиза была девушкой из высшего общества. Как можно было ее подозревать? И Дэвид? Кто поверит, что он убийца? Он содрогнулся, не зная, что ему делать. Возможно, лучше пока вернуться к автомобилю, забрать оттуда самые важные вещи и отправиться пешком к себе домой.

Терри глубоко вздохнул и пошел обратно к автомобилю. Он шел не так медленно, как в первый раз, и вот он уже стоял на той улице, где был его автомобиль. Молодой актер открыл дверь и быстро начал доставать кое-какие мелочи из бардачка. Он уже собирался закрыть дверь и уйти, когда звук падающей монеты насторожил его. Этот звук раздался с заднего сидения, где лежали пальто Сюзанны и ее матери.

Терри тщательно посмотрел на сидение и ничего не смог там разглядеть, так что он решил успокоиться и списать это на шум ночи. Но когда она вновь собирался выходить из автомобиля, он заметил шевеление под одним из пальто. Тогда его чувства обострились, и он услышал слабое дыхание: В АВТОМОБИЛЕ БЫЛ КТО-ТО ЕЩЕ, КРОМЕ НЕГО САМОГО!
Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 482 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы