Вторник, 24.10.2017, 10:23
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Узы нерушимой любви часть 16
- Кендис Уайт? - заинтригованно спросил Томас.

- Да, моя кузина, и та, которую похитил Грандчестер, - пылко подтвердил Нил.

- Похитил? "Ромео", ты меня, действительно, удивил. И ты говоришь, что это я преступник? - еще шире улыбнулся Томас.

- Помолчи, Хэтуэй, или я не отвечаю за последствия, - угрожал Терри.

- Как страшно, - иронически ответил Томас.

- Я тебя предупредил. Я не в настроении, - еще вспыльчивее воскликнул актер.

- Мне жаль это слышать, "Ромео". Я говорю это, потому что, несмотря на то, что эта твоя звездная ночь, и, возможно, ты завтра окажешься в тюрьме из-за похищения, в любом случае ты должен постараться использовать этот момент, - уверил его сыщик, засмеявшись.

- Знаешь, что, Томас? Если я и окажусь в тюрьме, то по какой-нибудь более веской причине, например, по этой, - и, не говоря больше, Терри ударил сыщика, разбив ему губу.

- Я так просто это не оставлю, Грандчестер, - сказал Томас, вытирая кровь и затевая драку с Терри, который был уже готов к ней, но глубокий голос задержал его.

- ПРЕКРАТИТЕ ОБА, НЕМЕДЛЕННО! - предупредил Роберт Хэтуэй, задерживая удар своего сына.

- Тебя спасли, "Ромео" - сказал Томас, грубо вырываясь из руки своего отца.

- Или наоборот, тебя? - предупредил Терри, не контролируя свой сарказм.

- Я сказал, достаточно, - вновь сказал Роберт. - Как вам не стыдно вести себя так перед этими господами. Я очень извиняюсь, господа, леди. Я прошу у Вас прощения, за поведение этих двоих, - извинился Хэтуэй, обращаясь к Арчи, Нилу и Элизе.

- Не беспокойтесь, мы прекрасно осведомлены о том, как ведет себя Терренс Грандчестер, - ожесточенно заявил Нил.

- Ты видишь, отец, господа, знают об несносных недостатках твоего любимчика-подопечного, - едким тоном заявил Томас.

- Замолчи, Томас! - крикнул Роберт.

- О-о, простите, господин Хэтуэй, я сожалею, что на минуту забыл, что в Вашем присутствии о "Ромео" ничего плохого нельзя говорить, - саркастически ответил Томас.

- Не говори с Робертом в таком тоне, - предупредил Терри.

- И в каком же тоне, ты хочешь, чтобы я говорил с ним? - спросил Томас со страстным желанием вновь начать драку.

- Ради Бога, мальчики, Вы что, не можете хотя бы один раз быть любезными друг с другом! - раздался женский голос.

- Паула, любовь моя, пожалуйста, не вмешивайся, - попросил Роберт у красивой женщины, которая только что подошла.

- Мадам всю свою жизнь вмешивается не в свои дела, - грубо заявил сыщик.

- Это уже слишком, Томас! Немедленно попроси у Паулы прощения, - потребовал изнуренный Роберт.

- В этом нет необходимости, любовь моя. Я не обиделась, и, следовательно, нет никакой проблемы - заверила женщина, беря Роберта за руки и стараясь успокоить его.

- Ясно, что есть проблема. Я жду твоих извинений, Томас, - настаивал Роберт.

- Можешь ждать сколько тебе угодно, отец, так как я ни у кого не собираюсь просить прощения, тем более, у этой женщины, - презрительно возразил сыщик.

- Ты уже переходишь все границы, Томас. Я не потерплю, чтобы ты так говорил с Робертом и, тем более, с Паулой. Немедленно извинись перед ними! - яростно крикнул Терри.

- И почему, "Ромео", я должен сделать это? Потому что ты у меня это просишь? - язвительно заявил Томас.

- Нет!.. Потому что я тебя прошу об этом, Томми, - раздался нежный голос, который сильно удивил не только сыщика, но и всех присутствующих.

- Кенди! - удивленно пробормотал Терри, лицезрея ангельское присутствие девушки. Слишком много чувственности в одной женщине!

Кенди стояла и улыбалась. Ее белоснежная кожа в контрасте с красным платьем сияла, как свежевыпавший снег. Часть ее белокурых волос была слегка подобрана рубиновой диадемой, которая придавала блеску ее зеленых глаз еще больше красоты, а остальные волосы свободно спадали, словно тонкая защитная пелена. Она была ослепительна. Ее плечи, едва покрытые прозрачной шалью, казались такими соблазнительными, в то время как ее стройная фигура излучала чувственный, но благоразумный вид, благодаря изящному вырезу. Макияж на ее лице был едва заметен, но все же очерчивал ее лицо, придавая ее губам больше нежности. Она, несомненно, была настоящей богиней, и все, кто находился там, это знали.

Кенди приехала в особняк Менделя в тот момент, когда ссора между Терри и Томасом только начиналась, и, следовательно, она видела, как сыщик вел себя перед своим отцом и остальными. В других обстоятельствах она бы точно не вмешалась, потому что там был Терри, но чем больше она слушала, как Томас говорил со своим отцом, тем меньше она могла остаться в стороне, и, несмотря на то, что разум говорил ей не вмешиваться, все же она выступила посредником между Томасом и его отцом. Таким образом, блондинка медленно подошла к сыщику, который, как и Терри, не отрывал от нее взгляда, и, оказавшись перед ним, она с самой лучшей из своих улыбок, вновь попросила у него:

- Если я тебя попрошу, Томми, ты принесешь свои извинения своему отцу и этой даме, которая его сопровождает?

Сыщик не мог ничего ответить. Что она этим хотела добиться? Пленить его взглядом, как сделала это с Терренсом Грандчестером? Море чувств закрутились в водовороте в его сердце. Его мужской инстинкт был полностью раздавлен в присутствии этой женщины, но его разум не мог смириться с тем, чтобы она победила его и, прежде всего, когда она надела это платье, которое он так часто видел на другой важной для него женщине. Почему на Кенди было это платье? Кто его дал ей? Действительно ли достойна она его носить? У него не было ответов на эти вопросы, но он и не хотел их знать. Единственное, что он сейчас желал - освободиться от этого очарования, которое делало его уязвимым.

- Томми? Если я попрошу тебя, ты извинишься? - вновь спросила Кенди, не переставая мило улыбаться.

- Конечно же, нет! - сухо ответил сыщик, и без дальнейших слов быстро удалился, оставляя позади себя изумленную Кенди.

- Томми, подожди! - крикнула Карен, побежав вслед за ним.

Кенди удивил ответ Томаса, так как в глубине души, она думала, что он выполнит ее просьбу. Он к ней отнесся также грубо, как и ко всем остальным. Разве это был тоже милый Томас Хэтуэй, с которым она познакомилась в ресторане?

- Кенди! Анни!.. Вы в порядке? - спросил Арчи, пробуждая блондинку от ее размышлений.

- Да, Арчи, мы в порядке, - быстро ответила Анни.

Со своей стороны, блондинка лишь кивнула в знак согласия, не осмелившись больше ничего сказать, но неожиданно она почувствовала на себе глубокий синий взгляд некого молодого человека, который уставился на нее с момента ее появления. Кенди повернулась, чтобы встретиться со взглядом Терри, но то, что она увидела, заставило ее заволноваться, так как от нежного взгляда, которым он смотрел на нее несколько часов назад, не осталось ничего, кроме гнева. Он смотрел на ее, будто упрекая ее, будто то, что она старалась помирить отца с сыном, было ужасной ошибкой. Но почему его так раздражает то, что она вмешалась? Почему он так враждебно смотрит на нее, если она всего лишь старалась помочь? Кенди не могла больше вынести его взгляд и отвела от него глаза.

"Так ты не осмеливаешься даже посмотреть мне в глаза?" думал он в тот момент, когда она опустила свой взгляд. "Но на него ты смотрела... на этого проклятого Томаса Хэтуэя". Терри чувствовал, как причиняющее боль тепло завладело всем его телом. Он был в ярости. Еще днем он узнал, что Томас представляет серьезную опасность, но сейчас, увидев эту сцену, он понял, что между сыщиком и Кенди была крепкая дружба. "Конечно же, если они просто друзья", гневно проворчал актер.

- Что ты сказал, Терри? - спросил Роберт Хэтуэй.

- Ничего, - ответил актер, развернулся и пошел обратно в особняк.

- Что с ним творится весь день? - спросил Роберт, увидев, как грубо Терри повел себя.

- Успокойся, любовь моя, - пробормотала Паула.

- Простите поведение моего сына... и Терри тоже. Я не понимаю, что с ними происходит, - сказал Роберт Кенди.

- Не беспокойтесь, Вам незачем извиняться, - ответила блондинка с привычной любезностью.

- Позвольте мне представиться Вам, Роберт Хэтуэй, - сказал актер, беря и целуя руку девушки.

- Приятно познакомиться. Я Кендис Уайт Эндри.

- Эндри? Знаменитая семья банкиров из Чикаго? - спросил Роберт.

- Да, а как Вы это узнали? - удивленно спросила блондинка.

- Все очень хорошо наслышаны об этой фамилии, мисс Эндри.

- Понимаю. Позвольте мне представить Вам моего кузена Арчибальда Корнуолла и него невесту мисс Анни Брайтон.

- Приятно познакомиться, - скороговоркой произнес Роберт.

- Взаимно, - отозвался Арчи.

- Я Элиза Леган и это мой брат Нил. Для нас большая честь познакомиться с Вами, мистер Хэтуэй, - вмешалась Элиза.

- Для меня также, мисс Леган. Позвольте мне представить Вам Паулу, мою жену.

- Приятно со всеми Вами познакомиться, - улыбнулась женщина, которая, если честно, была лишь на пару лет старше Кенди и Анни.

- Так Вы мачеха Томаса? - едко спросила Элиза.

- Элиза! - быстро одернул ее Арчи.

- Мне не нравится это слово, мисс Леган, но да, я мачеха Томаса, - улыбнувшись, ответила Паула.

- Ладно, а почему мы стоим здесь и не входим в зал? Праздник уже начался, и было бы справедливо, если бы вы, молодые люди, были бы на нем с самого начала и до конца, - восторженно сказал Роберт.

- Мне это кажется гениальной идей, - взволнованно заявила Элиза.

- Паула, ты не хотела бы проводить семью Эндри внутрь и посадить за достойный их стол? - спросил Роберт у своей жены.

- Конечно, любовь моя, но ты разве не пойдешь с нами? - обеспокоенно спросила Паула.

- Конечно, пойду, но сначала мне бы хотелось поговорить пару минут с мисс Кендис, если, конечно, Вы не возражаете, мисс Эндри, - сказал Роберт, глядя на блондинку.

- Со мной? - удивленно спросила Кенди.

- Да, мисс, - ответил актер.

- Да... конечно, - робко ответила она, стараясь избегать ядовитого взгляда Элизы.

- Благодарю Вас, мисс Кендис. Паула, пожалуйста, проводи этих господ в зал и позаботься о них. Мы вскоре присоединимся к Вам, - заверил Роберт.

- Хорошо, любовь моя. Пойдемте, - предложила женщина.

- Вы со мной, мисс Эндри? - спросил Роберт.

- Да, - еле слышно ответила Кенди, чувствуя, как нервы завладели ее разумом.

Дорога, по которой шли Роберт и Кенди, была полна всевозможными цветами. Кенди старалась выглядеть спокойной и медленно дышать, пытаясь сконцентрироваться на изумительной красоте сада, но из-за холода, который стоял этим вечером в Нью-Йорке и из-за неопределенности того, о чем хотел поговорить с ней Роберт, она не могла унять свою дрожь. Однако беспокойство исчезло, когда она оценила то, как был любезен Роберт Хэтуэй.

- Какой красивый вечер! Вам так не кажется, мисс Эндри?

- Да, вечер и правда красив, - улыбаясь, ответила Кенди.

- Странно, что в такой чудесный вечер произошли такие бедствия, Вам так не кажется? - грустно прошептал Роберт.

- Мистер Хэтуэй, я... - хотела сказать Кенди, но до того, как она могла закончить свое предложение, актер ее вновь атаковал ее новым вопросом.

- Вы давно знакомы с моим сыном, мисс Эндри?

- С Томми? На самом деле, я с ним очень мало знакома. Я познакомилась с ним сегодня днем, - искренне ответила Кенди.

- Сегодня днем? - удивленно воскликнул актер.

- Да, - ответила блондинка.

- Я и понятия не имел, что Вы так мало знакомы с ним.

- Да, действительно, мы мало знакомы... кроме того... мне не следовало вмешиваться в Ваш разговор с сыном... и мне очень жаль... но...

- Все в порядке. Вы сделали все правильно, - быстро прервал ее Роберт.

- Вы не рассержены на меня? - спросила Кенди.

- Конечно же, нет, мисс Эндри. Если честно, я очень рад, что Вы пришли на помощь. Вы за несколько секунд добились того, чего я не мог добиться годами: влияния на Томаса.

- Но я ведь ничего хорошего не добилась. Он не извинился перед Вами и, кроме того, думаю, разозлился на меня за мое вмешательство.

- Я так не думаю, мисс Эндри. Верно, Томас был рассержен, но не из-за Вас.

- Вы правда так думаете?

- Да. Томас мой единственный сын, и я его очень хорошо знаю. Его нелегко контролировать, особенно, когда он зол. Я уверен, что если бы вмешались не Вы, а другой человек, он бы не остался таким спокойным. Он бы не потерпел вмешательства. А Вам Томас ничего не сказал. Я думаю, что он Вас очень уважает, раз не задел Вас своим комментарием.

- Я думаю, Томми понял, что совершил ошибку, и поэтому решил прекратить этот спор. Я не думаю, что это я на него повлияла.

- Не уверен, мисс Эндри. Все не так, как кажется на первый взгляд. В конце концов, я рад, что смог поговорить с Вами, и жду, что, несмотря на ужасное поведение моего сына, мы все равно можем стать хорошими друзьями.

- Конечно, можем, - широко улыбаясь, ответила Кенди.

- Вы не сделали бы мне большое одолжение, пройти со мной в зал? - спросил Роберт, предлагая свою руку блондинке.

- С удовольствием, - ответила девушка.

- Тогда пойдемте. Вы достойны, чтобы блистать своей красотой перед всеми гостями, - улыбаясь, заверил ее Роберт.

- Мистер Хэтуэй? - сказала Кенди, опустив свой взгляд, пока они направлялись к залу.

- Да?

- Мне надо кое-что Вам сказать, - прошептала блондинка.

- Правда? - немного удивился актер.

- Да, Вы директор компании Стрэтфорд и также владелец театра... и... я... это платье...

- Не говорите большего, мисс Эндри. Хорошо, что Карен дала Вам это платье. Я узнал его, как только увидел, и меня не беспокоит, что Вы его надели, наоборот, для меня это честь. Пора уже, чтобы кто-нибудь воспользовался этим платьем, и я думаю, что Вы самая лучшая, кто бы мог это сделать. Прежняя владелица была бы счастлива знать, что хорошая подруга Томаса надела это платье. Я в этом уверен.

- Большое спасибо.

- Не за что меня благодарить, и я надеюсь, что Вы примете это платье как подарок от меня в качестве воспоминания об этом красивом вечере.

- Нет, я не могу его принять, - сказала Кенди, освобождаясь от руки Роберта.

- От подарка никогда не отказываются, тем более, когда он сделан в знак благодарности. Так что я дарю его Вам.

- Но...

- Никаких "но". Это мое решение. Ясно?

- Не знаю, что и сказать.

- Спасибо было бы достаточно, Вы так не думаете?

Услышав его добродушный ответ, Кенди засмеялась так открыто, как когда-то давным-давно. Странно, но идти рядом с этим человеком ей было приятно так же, как каждый раз, когда в своем отрочестве она думала о дядюшке Уильяме. Это было теплое и захватывающее чувство, которое создавало в ее сердце отцовский образ. Образ, который она частично узнала благодаря своему лучшему другу Альберту.

Девушка шла к входу в главный зал, чувствуя радость, даже несмотря на то, что вскоре Нил и Элиза накинутся на нее с расспросами и неприятными комментариями, Арчи накинется со своими упреками из-за того, что она уже дважды за этот день убегала, и, возможно самое ужасное было то, что ей вновь придется встретиться Терри, но на этот раз он будет с Сюзанной. Это ее пугало больше всего. Она лишь хотела остаться незамеченной в течение всей этой вечеринки, и когда бы она закончилась, то вернуться в гостиницу, лечь и обдумать все, что произошло за сегодняшний день. Но этому было не суждено случиться, так как, только они вошли в зал, свита репортеров мгновенно приблизилась к ней с Робертом, фотографируя их в разных ракурсах.

- Давайте поаплодируем человеку, который поставил сегодняшний спектакль. Великолепному актеру РОБЕРТУ ХЭТУЭЮ, - раздался голос, и море аплодисментов мгновенно наводнило весь зал.

- Спасибо... Вы меня очень удивили... СПАСИБО ВСЕМ, - сказал Роберт.

Кенди почувствовала себя странно и испуганно. Что происходит? Все затягивается туманом, а весь мир осаждает ее с вопросами, которых она даже не могла понять. Роберт догадался, что чувствует Кенди, и, взяв ситуацию под свой контроль, он попросил немного тишины.

- Я хочу всех вас поблагодарить за то, что вы все сюда пришли. И в особенности, нашего дорогого мэра Стивена Менделя, который принял нас в своем доме и устроил чудесный прием. Этот вечер очень особенный для компании Стрэтфорд, так как сегодня был завершающий спектакль этого периода. Принц Гамлет принес нам много радости, но, прежде всего, он доказал нам, что несмотря на время и новых владельцев Бродвея, Шекспир все равно продолжает быть хозяином театра.

Этим словам публика вновь зааплодировала, и актер, который уже, видимо, привык к таким бурным овациям, спокойно ждал, пока вновь не наступит тишина, чтобы продолжить свою речь.

- Для меня большая честь, что этим вечером здесь присутствуют дорогие мне люди. Во-первых, мой сын Томас, который, несмотря на наши разногласия, все же пришел на этот праздник. Спасибо тебе, сын.

Кенди начала взглядом искать Томми, и, несмотря на то, что главный зал был переполнен людьми, ей было нетрудно найти его. Он стоял у одной из колонн, и вместе с ним стояла Карен, гордо улыбаясь и держа его за руку. Кенди, увидев эту картину, почувствовала странную боль у себя в груди, и поэтому быстро отвела свой взгляд в сторону.

- Также я хочу поблагодарить за понимание и любовь Паулу, мою дорогую жену, которой я очень горжусь и в которую безумно влюблен.

Кенди посмотрела на Паулу и увидела, как ее глаза наполняются слезами счастья, и внутренне почувствовала зависть, потому что она могла быть рядом с человеком, которого любила.

- Но все же этот вечер не был бы таким магическим без всех тех, кто сегодня дал жизнь героям Шекспира. Так что прошу вас поаплодировать всем актерам группы Стрэтфорд, в особенности Терренсу Г. Гранчестеру, нашему несравнимому принцу Датскому.

Зал взорвался в аплодисментах, и фотоаппараты, которые до этого момента были наставлены на Роберта и Кенди, перенеслись к одному из столов главного зала, где с характерным безразличием сидел Терри. Кенди неотрывно смотрела на него, и не могла не заметить, как он был красив этим вечером. Он превратился в чудесного, привлекательного и чувственного молодого человека, которого желали все дамы, находившиеся на этом празднике. И Кенди это очень хорошо понимала, и хотя она старалась не слушать их льстивые комментарии, они были такими настойчивыми, что полностью наполнили слух блондинки: "Какой красавец!.. Какой превосходный актер!.. Такой молодой и уже такой известный!.. Он подарок Бога!.. У него божественные глаза!.. Как он хорош в этом костюме!.. Он мне нравится!.. Он с каждым днем становится все привлекательнее!.. Это сон наяву!" Блондинка не смогла избежать ревности и ее до этого момента любезный взгляд сменился яростным. Как все эти женщины могли говорить такие вещи, да еще публично? Им, что, не стыдно? Кроме того, как будто Терри важно, что они говорят... или все же это имеет для него значение? Кенди отвела свой взгляд от актера и старалась успокоиться, хотя в каждом ее движении чувствовалось раздражение. Но ее раздражение длилось недолго, так как, когда аплодисменты, предназначенные для Терри, затихли, репортеры со своими фотоаппаратами вновь сконцентрировались на ней, и один из журналистов задал вопрос, который всех интересовал с тех пор, как Роберт вместе с ней вошел в салон.

- И кем является эта божественной леди, которая сегодняшним вечером Вас сопровождает, мистер Хэтуэй?

И когда этот вопрос прозвучал, в зале все затихли, и Кенди почувствовала, как все и каждые по отдельности взгляды сконцентрировались на ней. Она попыталась расслабиться и глубоко дышать, но ее опыт в таких ситуации был мал, и не прошло и минуты, как она залилась краской с головы до ног. Роберт Хэтуэй взял ее за руку и потом сказал.

- Позвольте мне представить вам мою особенную гостью мисс Кендис Уайт Эндри, важного члена самой знаменитой и могущественной семьи Чикаго и хорошую подругу моей семьи.

По залу вновь пронесся шквал аплодисментов. Все гости говорили о Кенди, и, прежде всего, вовсю восторгались ее необыкновенной красотой. И Терри, возможно, был тем, кто в особенности не мог оторвать от нее глаз. Она так изменилась. Она уже не была той мятежной девчонкой, которая бегала по полям колледжа Святого Павла. Сейчас перед ним стояла красивая женщина с потрясающей фигурой и с естественной элегантностью. "Ты превратилась в женщину, за которую многие мужчин готовы убить, моя дорогая Кенди", думал Терри, отпивая вино из своего бокала, и недолго думая, медленно начал продвигаться к парадной лестнице, где стояли Роберт и Кенди.

Девушка немедленно почувствовала его присутствие, и при виде его, приближающегося прямо к ней, ее сердце начало биться с такой силой, что она подумала, оно выпрыгнет у нее из груди. Она хотела убежать, но не могла даже пошевелиться. Неизбежное должно было вот-вот случиться. Терри остановился на предшествующей той ступеньке, где она стояла, и потом, посмотрев ей в глаза, повернулся и обратился к гостям, поднимая свой бокал.

- Я предлагаю тост за моего хорошего друга и учителя Роберта Хэтуэя... и за красоту глаз мисс Эндри, которая удостоила нас чести насладиться ее обществом. За здоровье!

- За здоровье! - подхватили все.

- Праздник начался! - закончил Роберт Хэтуэй.

С этими словами некоторые репортеры рассеялись по залу, чтобы сфотографировать гостей, а другие крутились около Роберта, беря у него интервью. Терри воспользовался моментом и поднялся на еще одну ступеньку, так что теперь он стоял напротив Кенди и продолжал к ней опасно приближаться.

- Почему ты не пьешь за мой тост? - спросил Терри, с отчаяньем ища взгляда Кенди.

- У меня нет бокала, - быстро ответила она, делая маленький шаг назад.

- Ты могла бы взять мой? - спросил Терри.

- Конечно же, нет! - возмущенно воскликнула блондинка.

- Или может, ты предпочитаешь пить прямо из моих губ, веснушчатая малышка? - с бесстыдством прошептал Терри, поднимая своей рукой ее подбородок и нахально приближаясь к ее губам.

Кенди не знала, что ответить. Чего он хотел добиться этим вопросом? Это было грубо. Она хотела дать ему пощечину и поставить его на место, но ее сердце билось так быстро, и ноги так дрожали, что она подумала, что если сделает какое-нибудь движение, то непременно упадет. Что она могла сделать? Как она могла убежать от любви, которую чувствовала к Терри?

- Ты молчишь? Тем лучше для меня. Мне абсолютно не нравится целовать богатых и избалованных девчонок, одетых в такое платье, в котором ты сегодня, веснушчатая, - иронически заявил Терри и поднял свой бокал перед ней. Потом он сделал большой глоток и удалился к месту, окруженному морем девушек и репортеров, который не прекращали задавать ему свои вопросы.

Кенди чувствовала, как сердце ее остановилось. Она ничего не могла ответить этому болвану, и в ее глазах блестела странная смесь удивления и гнева, который она уже не могла скрыть. Как он мог назвать ее "богатой и избалованной девчонкой"? И хуже того, почему она не могла ему ответить? Она чувствовала себя так глупо. В ее разуме, мгновенно воскресло воспоминание о садах колледжа Святого Павла, где у нее когда-то был похожий разговор с ним. Это было после того, как он спал ее от Нила и его друзей. Она благодарила его от всего сердца за помощь, а он надменно разъяснил ей, что сделал это не ради нее, а из-за ненависти, которую чувствовал к ее кузену. Сейчас ситуация была такой похожей, но и одновременно такой различной, что Кенди не знала, что и думать. Несомненно, она хотела убить его, хотя бы взглядом. Но с другой стороны, хотя она старалась отрицать это, но ее сердце, которое было мертво, на несколько секунд воскресло. И она чувствовала себя такой счастливой, что познакомилась с Терри в Лондоне, что он говорил с ней о поэзии на шотландских полях, и тот, в кого она так отчаянно влюбилась, был снова рядом с ней, таким же ослепительным, как в первый раз, когда она увидела его на корабле.

Девушка могла провести весь вечер, вспоминая свои старые добрые временя с Терри, но улыбающиеся лица Арчи и Анни, стояли уже напротив нее.

- Кенди, это было восхитительно! - радостно воскликнула Анни.

- Впечатляюще! - восторженно завершил Арчи.

- Да ладно, не так уж впечатляюще, - сказала блондинка с румянцем на своих щеках.

- Как не так уж впечатляюще? Сам Роберт Хэтуэй представил тебя, как свою почетную гостью. Тебе очень повезло! - заявила Анни, широко улыбаясь.

- Это было довольно напряженно, - искренне уверила их Кенди.

- Да, но ты не можешь отрицать, что это было невероятно. Ты должна была видеть лицо Элизы, когда она услышала слова Роберта. Я думал, она умрет от зависти, - смеялся Арчи.

- Правда? - спросила Кенди.

- Да. Это было очень смешно. Я тебе клянусь, что умер бы только бы еще раз увидеть ее зеленое от зависти лицо, - ответил Арчи, продолжая смеяться.

- Арчи, не говори так! - быстро проворчала Анни.

- Да, Арчи, не говори так, - утвердила Кенди.

- Хорошо, я больше ничего не скажу. Но на сегодняшний день я могу спать спокойно, так как, Элиза, наконец, хоть за что-то тебе заплатила, Кенди, - удовлетворено сказал Арчи.

- Мне неважно, заплатила ли Элиза за что-нибудь или нет. То, что произошло, было ужасно. Я хотела провалиться сквозь землю, почувствовав всеобщее внимание на себе. Кроме того, меня волнует тетушка Элрой, - удрученно заявила Кенди.

- Тетушка? - удивленно спросил Арчи.

- Да. Я уверена, что завтра во всех газетах будет написано о том, что сегодня произошло, и как меня представил мистер Хэтуэй. Не знаю, как почувствует себя тетушка, прочитав об этом. Ты же знаешь, Арчи, что у нее плохое здоровье, и я не хочу, чтобы она заболела по моей вине, - объяснила Кенди.

- Не беспокойся. Она всегда пилила Альберта, чтобы он формально представил тебя перед обществом, чтобы остановить все эти россказни о твоем происхождении, так что я уверен, что когда она узнает о сегодняшнем дне, что будет более чем удовлетворена. Лучшего твоего представления в обществе не может быть, - уверил ее Арчи.

- Ты правда так думаешь? - недоверчиво спросила Кенди.

- Конечно, да. Не думай больше об этом. Лучше пойдем за стол и понаблюдаем за завистью Элизы, я не хочу терять и минуты, чтобы вновь увидеть ее беспокойное лицо.

И говоря это, Арчи взял обеих девушек под руки и быстро повел их внутрь салона. Кенди чувствовала себя счастливой. Быть рядом с Арчи и Анни всегда было для нее счастьем, так что она подумала, что, в конце концов, вечер не так ужасен, как она себе его представляла раньше. Но радость исчезла с ее лица, как только они подошли к столу, за которым им придется сидеть с другими гостями. Не было ни одного любезного лица, наоборот, большинство тех, кто сидел за этим столом, смотрели на нее с боязнью и с раздражением. Сначала, как обычно, неприветливая Элиза. Вместе с ней сидел Нил, который, несмотря на то, что изменился за последние месяцы, сейчас смотрел на нее более чем гневно. Также там была Карен, которая, как только ее увидела, непонятно почему рассердилась и быстро схватила молодого человека, который сидел рядом с ней за руку. Это был ни кто иной, как Томас Хэтуэй. Он сидел с опущенным взглядом и, казалось, совсем не замечал ее присутствия. Хотя вышеупомянутое безразличие было ужасно, но, по крайней мере, он не уничтожал ее взглядом. Однако, остальные трое гостей вызвали у нее страх. Сначала ее глаза наткнулись на Терри, который казался таким же безразличным, как и Томас, хотя было заметно, что он нервничает. Рядом с ним сидела Сюзанна, одетая в благоразумное синее платье, которое подходило к ее глазам. Она осунулась и выглядела гораздо более усталой, чем в последний раз, когда Кенди ее видела. В ее взгляде не было ненависти, но была грусть и возможно, страх из-за того, что она вновь появился в жизни Терри, после того, как обещала никогда больше не возвращаться. Кенди не могла долго смотреть на Сюзанну и перевела свой взгляд на другого человека, от которого у нее полностью застыла кровь. Эти темные и холодные глаза заставили ее задрожать. Внезапно она вспомнила о нападении, которое перенесла прошлой ночью. Но почему она сейчас вспомнила о нем? Кто этот странный человек, рядом с Сюзанной?

- Кенди, ты в порядке? - быстро спросила Анни.

- Да, не беспокойся, - ответила Кенди.

- Вас что-то долго не было! - воскликнула Карен.

- Не преувеличивай, они не так уж и поздно подошли, - раздраженно прошептал Томас.

- Ладно, почему бы вам не присесть? - спросила актриса без особого энтузиазма.

- Спасибо, - любезно сказала Кенди.

Но решить, куда присесть было совсем не просто. Было всего лишь два имеющихся в распоряжении места: одно рядом с Терри, другое рядом с Томми. Кенди хотела выбрать нейтральное место, чтобы не находиться ни около одного, ни около другого, но из-за импульса оказаться перед незнакомым человеком и занять место рядом с Терри, шанс сразу же отпал, и она выбрала место около Томаса. Сюзанна вздохнула с облегчением, в то время как Карен проявила заметное неудовольствие. Арчи сел рядом с Кенди, а Анни, следовательно, рядом с Терри. На одно мгновение молодой актер почувствовал разочарование, но потом, поняв, что блондинка сидит напротив него, улыбка не замедлила появиться на его лице. Она сидела точно там, где он и хотел. Он мог любоваться ею весь вечер, и никто бы не помешал ему в этом. Несомненно, ему везло. Однако, Кенди, поняв это, решила во что-либо ни стало избегать его взгляда.

- Дорогая Сюзанна, ты знакома с Кенди? Ну, что за глупый вопрос! Конечно же, ты знакома с ней, ведь она хорошая подруга Терри, - иронически заявила Карен, делая особое ударение на "хорошая" и провоцируя тем самым, Сюзанну на страх.

- Да, мы знакомы. Я очень рада снова видеть тебя, Сюзанна, - поспешила сказать Кенди, стараясь уменьшить тоску актрисы.

- Я тоже очень рада, - выдавила Сюзанна, но так и не смогла посмотреть ей в глаза. Она не могла ей противостоять.

Атмосфера стала еще более напряженной. Было очевидно, что Сюзанна чувствовала себя ужасно из-за присутствия Кенди, и хотя блондинка старалась улыбаться, она все равно чувствовала себя неудобно, когда напротив нее сидела ее соперница. Хотя Кенди и не могла отрицать, что ей было приятно вновь видеть Терри, но все же знать, что Сюзанна с Терри здесь как официальная пара, ей было больно.

Со своей стороны, у Терри в сердце также бушевало море чувств. С одной стороны, он был счастлив, что Кенди была так близко, что он мог целовать и говорить с ней, но с другой, он не мог не думать о Томасе, сделке, которую они с ним заключили днем, и о том, как Кенди беспокоилась о нем. Было очевидно, что они друзья, но, возможно, между ними есть что-то за пределами дружбы? Единственная мысль об этом заставляла его дрожать от ревности. Он знал, что у него нет никакого права вмешиваться в жизнь Кенди, тем более, когда он собирается жениться на другой женщине, но он не мог отвязаться о мысли, что она влюбится в другого человека, или еще хуже, в Томаса Хэтуэя. Но что он мог сделать, если, сейчас, он жених Сюзанны? Как он мог соперничать с Томасом, если вся ее благосклонность принадлежала ему?

- Но почему у всех такие грустные лица? Расшевелитесь, это праздник, а не похороны, - сказала Карен, пробуждая Терри от своих мыслей.

- В этом я согласна. Терри, почему ты не представишь нам своего друга? - спросила Элиза, заинтересовавшись незнакомцем, который сильно беспокоил Кенди.

- Господин не мой друг, а Сюзанны, так что я думаю, что она должна его вам представить, - сухо изрек актер.

- Нет никакой необходимости, чтобы мисс Марлоу меня представляла, я могу сделать это и сам. Я Дэвид Кэйн, приятно познакомиться, - сказал он так высокомерно, что немедленно вызвал всеобщую антипатию, хотя Кенди, едва она услышала его голос, показалось, будто на нее вылили ведро холодной воды. Этот суровый голос напомнил ей человека из поезда и также того, кого она слышала в винном погребе театра, но в то же время этот голос звучал по-другому, как-то странно. Возможно ли, что это он? Нет, это сумасшествие, этот человек не может быть им. Кенди начала неуправляемо дрожать, и Томми, быстро это заметив, спросил ее:

- Что-то не так?

- Нет, ничего. Спасибо за то, что спросил, - нежно ответила Кенди и улыбнулась ему.

Терри, заметив этот краткий обмен словами, в знак раздражения скрестил руки у себя на груди. Он понятия не имел, что было сказано, так как они говорили шепотом, но был уверен, что это было что-то совсем не хорошее. Он хотел продолжить внимательно наблюдать за любым движением Томаса, касающееся Кенди, но Элиза помешала ему.

- Терри, я хочу сказать, что ты просто великолепно сыграл роль "Гамлета".

- И откуда ты это знаешь? - спросил Нил.

- Знаю, потому что слышала, как критик Бетти Фриман говорил, что Терри был как всегда необыкновенен, - заявила возмущенная Элиза.

- Оо, здесь собрались фанаты клуба Терренса Грандчестера. Великолепно, - насмешливо заявил Томас.

- Томми, пожалуйста! - осудила его Сюзанна.

- Оставь его, Сюзанна, что бы он ни говорил, он все равно вскоре захлебнется в собственном яде, - иронизировал Терри.

- И как прошло твое путешествие в Нью-Йорк, Кенди? Оно было, наверное, изнуряющим, да? - спросила Карен, пытаясь снять напряжение, возникшее за столом.

- Эээ... да... - запнулась блондинка.

- Я очень удивилась, встретив тебя здесь. Можно нам узнать причину, по которой ты приехала в Нью-Йорк? - вновь спросила Карен.

- Да... я... я приехала... - начала придумывать Кенди, но Арчи ее опередил.

- По личным мотивам, связанным с семьей Эндри.

- Правда? - давила Карен, не веря в этот ответ.

- Да. Кенди одна из наследниц семьи Эндри, и ей пришлось приехать в Нью-Йорк, чтобы выяснить кое-что с банком. Поэтому мы все здесь, - объяснил Арчи.

- Странно, Арчи, ты же сказал, что вы ехали сюда отдыхать, - заявила Элиза.

- Да, мы просто совмещаем отдых с работой. Так нагрузка не такая большая, - доказывала Кенди, помогая кузену.

- На секунду мне показалось, что мотив твоего приезда: встреча с кем-нибудь из прошлого... например, со старой любовью, - изрекла Карен, наслаждаясь удрученным лицом Сюзанны.

- Значит, ты ошиблась, Карен. Так что прекращай делать бессмысленные предположения, - заявил сыщик.

- Оо, Томми! Этим вечером ты очень ко всему восприимчив. Я сказала это, чтобы...

- Побеспокоить или как? - быстро спросил Томас.

- Нет, я никогда бы не побеспокоила Кенди. Она моя подруга, - ответила актриса с кажущейся бесхитростностью.

- А я не о Кенди, - уточнил Томас, впервые за весь вечер осмелившись посмотреть на Сюзанну.

Все стало еще хуже. Карен была в ярости, увидев, как Томас защитил Сюзанну, которая, в свою очередь, не переставала дрожать от страха. Анни, поняв ситуацию, постаралась немного всех успокоить.

- Ээ, мистер Хэтуэй, а где Вы работаете? - любезно спросила Анни.

- Да, расскажите нам, где работает такой интересный молодой человек, как Вы? - подхватила Элиза.

- Давай, Томми, расскажи Анни и Элизе, на что ты тратишь свое время, - шутливо заявил Терри.

- Я не работаю там, где Вы могли бы себе представить, девушки, - сказал Томас.

- Значит, он безработный, - заявил Нил, проявляя полную антипатию к сыщику.

- Свободный, я бы сказал, - поправил Томас.

- Конечно, если все время праздновать называется свободой, - сказал Терри.

- Томми просто пока наслаждается жизнью. Мы все знаем, что когда Роберт уйдет на пенсию, он будет руководить театром, - уверенно сообщила Карен.

- Если раньше он не попадет в тюрьму, - вновь вмешался Терри.

- В тюрьму? - испуганно спросила Анни.

- Да, потому что друзья, с которыми Томас наслаждается "свободой", не очень порядочны, - объяснил Терри.

- По крайней мере, у меня есть друзья, не то, что у некоторых... - парировал Томас.

- Достаточно, Томми! - попросила Сюзанна, стараясь контролировать сыщика, и это не укрылось от Нила.

- Кажется, Вы с мисс Марлоу хорошие друзья, да, Хэтуэй?

- Мы знакомы друг с другом с детства, если Вы об этом спрашиваете, мистер Леган, - ответил Томас со сладостью, которой Кенди никогда раньше от него не слышала.

- Правда, Вы друзья с детства? - с бесхитростным любопытством спросила Анни.

- Да, - улыбаясь, ответил Томми.

- Прямо как Терри и Кенди. Правда, любопытно? - сказала Карен.

- Мы с Кенди познакомились, когда были подростками, - поправил ее актер.

- Да, в колледже Святого Павла, в Лондоне, - завершила Кенди.

- Оо, отрочество, эпоха первой любви. Вы знали, что первая и самая сильная любовь познается в этом нежном возрасте? - спросила Карен.

- Глупости! - сказал Томас.

- Почему ты так говоришь? Ты не веришь в любовь? - с любопытством спросила Кенди.

- Скажем так, не доверяю, - ответил Томас.

- Ты, наверное, никогда не влюблялся, - предположила Анни.

- Или влюбился и разочаровался, - изрек сыщик, вновь смотря на Сюзанну.

- Как вульгарно! - сказал Терри.

- Посмотрите, кто это говорит - человек поэзии, - атаковал Томас.

- Хотя бы однажды почувствовать себя полностью любимым стоит того, чтобы страдать, - вмешалась Кенди.

- Ты правда так думаешь? - спросил Томас у блондинки.

- Конечно же, да. Любовь - чудесная привилегия. Возможно, ты думаешь противоположное, потому что не встретил еще подходящую тебе девушку, - сказала Кенди, нежно улыбаясь.

- Возможно, я сегодня уже ее встретил, - допустил Томас, уставившись на Кенди, и тем самым, заставляя ее краснеть.

- Я в этом сильно сомневаюсь, - сквозь зубы процедил Терри, стараясь сдержать свой гнев.

- Но, мы говорили о случайности, когда в эпоху отрочества Терри и Кенди вместе учились, - сказала Карен, которой не понравилось, что Кенди и Томас так на друг друга смотрят.

- Кенди повезло, потому что я не думаю, что любая "девочка с конюшни" могла бы учиться в самом лучшем колледже Лондона, - влезла Элиза, которая ревновала Терри и Томаса к Кенди.

- Девочка с конюшни? - заинтересовавшись, переспросил Дэвид Кэйн.

- Да, или возможно, Вы не знали, что Кенди, перед тем как ее приняли в семью Эндри, была служанкой в моем доме? - ядовито спросила Элиза.

- Служанкой? - недоверчиво спросила Карен.

- Да, и самой плохой. Ей пришлось спать рядом с лошадьми, чтобы не разрушить наш дом, - засмеялась Элиза.

- Как ужасны женщины, которые стараются выглядеть дамами, когда на самом деле они простые гадюки, готовые в любую минуту выплеснуть свой яд. Вам так не кажется, мисс Леган? - спросил Томас.

- Не знаю, зачем Вы этого сказали, мистер Хэтуэй, - неприветливо ответила девушка.

- Правда, не знаете? Жаль, но не расстраивайтесь, я Вас понимаю. Не всегда легко принимать свое истинное "я", особенно перед людьми, - заявил Томас, провоцируя Арчи и Нила на смех.

- Вы назвали меня гадюкой? - вспыльчиво спросила Элиза.

- Нет, Вы сами это сказали, - утвердил Томас.

- Я уверена, если бы Вы знали всю правду о Кендис Уайт, то не говорили бы со мной таким образом, мистер Хэтуэй, - возмущенно воскликнула Элиза.

- Мне неинтересно знать о жизни других, мисс Леган, мне своей хватает, - утвердил Томас.

- Возможно, для Вас это не имеет значения, но я думаю, что остальные хотели бы узнать, что представляет из себя истинная Кендис Уайт, или, например, почему ее выгнали из колледжа Святого Павла, - вновь атаковала Элиза.

- Не смей, Элиза! - пригрозил Терри.

- Почему ее выгнали? - спросил Дэвид Кэйн.

- Потому что ее застали в поздний час на конюшне в очень компрометирующем положении с юношей, - ядовито завершила Элиза.

- Достаточно! - крикнул Терри, внезапно вставая.

- И кто был этот юноша? - спросил развратным тоном Дэвид.

- А Вы не догадываетесь? - спросила Элиза, потешаясь над Кенди и Сюзанной.

- Нет, и в действительности это нам неинтересно. Кенди, ты не хочешь пойти потанцевать? - быстро спросил Томас.

- Но никто еще не танцует, - раздраженно пробормотала блондинка.

- Ну и что. Мы будем первыми. Пойдем? - настаивал сыщик.

- Да, - приняла девушка, и недолго думая, взяла за руку сыщика и направилась с ним в центр зала, где оркестр начинал играть медленный вальс.

Терри почувствовал, как кровь его закипела, увидев, как Томас "украл" у него Кенди и сейчас бесстыдно обнимал ее за талию. Хотя сыщик этого не делал, и в действительности, близость между ними в танце той эпохи была морально дозволенная, ввиду ужасной ревности, которая целиком и полностью охватила актера, он видел вещи, которых на самом деле не существовало. Он был в таком отчаянии, что хотел подойти и забрать Кенди с собой, навсегда, но Сюзанна была так близко, что он оказался скованным по рукам и ногам. Кроме того, он понимал, что у него не было никакого права быть рядом с Кенди, тем более после того, как он не защитил ее от оскорблений Элизы. Он так волновался о Сюзанне, что не мог поставить Элизу на место. А Томас, которого он так ненавидел, сказал все, что думал, и преподал урок Элизе. И лишь на мгновение, но Терри все же почувствовал обаяние к сыну своего учителя. Однако, независимо от этого, он все равно ненавидел его за то, что сейчас он танцует с Кенди и может спокойно обнимать ее. Терри просто не мог сидеть и смотреть, как Томас крал у него взгляды и улыбки Кенди, он был должен что-то сделать. И в этом отчаянии актер придумал единственный способ приблизиться к ним, не выдавая так очевидно своих намерений.

- Анни, ты не согласишься потанцевать со мной? - спросил Терри.

- Я? - недоверчиво прошептала Анни.

- Пожалуйста, - попросил Терри.

- Конечно... но... - заикалась Анни, смотря на своего жениха и на Сюзанну.

- Не беспокойся о Сюзанне. Она не возражает. Так что ты иди, танцуй с Терри, а я потанцую с Арчи. Пойдем? - спросила Карен, которая также приревновала, но только Томаса к Кенди.

- А... ну... я... - также заикался Арчи.

- Отлично, пойдем, - сказала Карен, беря за руку Арчи. Терри также встал из-за стола и предложил руку Анни. Две пары быстро направились к центру зала, оставляя Элизу пылать гневом.

- Подождите, я же Вам еще не все сказала! - сердито крикнула девушка.

- Лучше б ты вообще молчала, Элиза, я не думаю, что кому-нибудь интересно, что ты скажешь, - сказал Нил, вставая.

- Куда ты направляешься, Нил? Ты должен пригласить меня на танец! - приказала Элиза.

- Я должен? Нет, сестренка. Увидимся позднее, - ответил Нил, беря свой бокал и спокойным шагом удаляясь.

- Нил! - крикнула отчаявшаяся Элиза.

- Успокойтесь, мисс Леган, если Вы не откажитесь, и мисс Марлоу не будет также возражать, то я могу пригласить Вас на танец, - сказал Дэвид Кэйн с некой порочностью в своих словах.

- Правда? Как любезно с Вашей стороны! Конечно же, я согласна, и Сюзанна тоже не возражает, правда, дорогая? - спросила Элиза.

- Конечно же, нет. Развлекайтесь, - заверила Сюзанна, пытаясь скрыть свою горечь того, что она привязана к инвалидному креслу.

- Тогда, пойдем, - сказал Дэвид, предлагая девушке руку.

- Мисс Леган, до того, как Вы уйдете, не могли бы Вы мне сказать, с кем была Кендис Уайт той ночью в колледже? - спросила Сюзанна.

- Ты действительно не догадываешься? - спросила Элиза с дьявольской улыбкой.

- Нет, - прошептала актриса.

- Она была с Терренсом Грандчестером. Теперь ты понимаешь, как Кенди смогла завладеть им. Они не были простыми друзьями, они были, я бы сказала, "заинтересованы" друг в друге. Эта девушка позволяла Терри делать все, что он хотел, а ты знаешь, милая, когда человеку позволяют все, то обычно он сходит с ума, и это произошло с Терри. Он провел с ней прекрасную ночь, - нагло солгала Элиза и с удовлетворенной улыбкой пошла танцевать с Дэвидом Кэйном.

Сюзанна осталась одна сидеть в своем инвалидном кресле. В глубине своей души она знала, что этим юношей был Терри, но все же она надеялась, что Элиза скажет какое-нибудь другое имя. Сейчас она понимала одержимость Терри, и то, почему он не мог ее забыть. Глаза ее наполнились слезами, так как она знала, как бы она ни старалась она никогда не сможет занять место Кенди в сердце Терри. Ведь не только говорилось о его первой большой любви, но и о его жене в полном смысле этого слова. Кроме того, как можно с ней соперничать, если она действительно чудесная девушка? Еще два года назад она обратила внимания, что Кенди красивая и милая, но сейчас, когда она вновь ее увидела, она тем более не могла с ней сравниться. Она была красивой, могла влюбить в себя любого и возможно самое главное, у нее была самая чистая и бескорыстная душа, которую Сюзанна когда-либо знала. Несомненно, она была больше, чем соперницей, и хотя она всегда знала, что ее тень будет всегда преследовать ее в браке, но она никогда себе не представляла, что она будет такой реальной.

Актриса почувствовала, как все ее чудесные мечты о будущем рядом с Терри постепенно испаряются. Джоан была права, сказав, что Кенди очень опасна, и что если она не хочет потерять Терри, то должна действовать быстро. Она должна была что-нибудь придумать, чтобы окончательно отдалить ее от Терри. Сюзанна подозвала одного из слуг, и он немедленно приблизился к ней.

- Вам что-нибудь угодно, мисс Марлоу? - любезно спросил слуга.

- Да, у Вас не найдется ручки и бумаги? - спросила девушка.

- Конечно, - быстро ответил он и достал из кармана маленький блокнот и ручку.

- Спасибо, - произнесла актриса и начала быстро писать на бумаге. Когда она закончила, то осторожно сложила лист пополам и вновь обратилась к слуге. - Вы могли бы передать это Томасу Хэтуэю? Это очень срочно.

- С удовольствием, - заверил ее слуга.

- Но только не говорите ему, что это от меня. Просто отдайте ему это и все, - предупредила Сюзанна.

- Понятно. С Вашего разрешения, - сказал слуга, кланяясь девушке.

Когда слуга удалился, Сюзанна медленно направила свое инвалидное кресло по направлению к комнате, которая находилась около сада. Она открыла дверь и въехала в комнату, где, глубоко вздохнув, начала планировать свой разговор с Томасом. От того, что она скажет сыщику через несколько минут, будет зависеть ее счастье с Терри.


Терри танцевал с Анни уже второй вальс, и хотя он был вежлив с девушкой, было очевидно, что для него существовал кое-кто намного важнее, чем мисс Брайтон. Однако этот человек в этот момент находился очень далеко, радостно танцуя с тем, кто ему абсолютно не нравился. Стараясь держать свой характер в руках, молодой актер старался казаться спокойным, но тревога в его сердце из-за того, что Томас танцует с Кенди, не проходила, и он, абсолютно этого не ведая, наступал Анни на ноги, бормоча при этом всевозможные проклятия, когда он замечал, что Кенди вела себя с Томасом более чем дружно.

Анни чувствовала себя все более неудобно, так как ей не казалось привлекательным танцевать с кем-то, кто, во-первых, абсолютно ничего не говорил и, во-вторых, наступал ей на ноги, так что при первой возможности она решила поговорить с актером.

- Терри? - позвала его Анни.

- Да? - ответил он.

- Ты бы не мог так не сжимать мою руку? Мне больно, - пробормотала девушка.

- Анни, извини, пожалуйста! - воскликнул Терри, ослабляя свою хватку.

- Ничего страшного, - ответила девушка, слабо улыбаясь.

- Я неуклюжий. Мне жаль, Анни. Кроме того, я, наверное, наступил тебе несколько раз на ноги?

- Да, и если честно, то я не думала, что ты такой плохой танцор, - смеясь, ответила Анни.

- Я неплохой танцор, просто сейчас я немного обеспокоен.

- Из-за Кенди, верно? - спросила Анни, читая мысли актера.

- Да, из-за нее. Анни, возможно, я не тот человек, который должен говорить это, но ты должна мне поверить, что Томас Хэтуэй кретин, и Кенди не должна с ним общаться. Он ей не подходит, - уверил Терри.

- А мне он не кажется таким ужасным человеком, - возразила Анни, искоса глянув на Томаса.

- Это потому, что ты его еще хорошо не знаешь, - ответил отчаянный актер.

- Ладно, Терри, я думаю, что Кенди имеет право решать: будет ли она продолжать дружить с мистером Хэтуэем или нет. Ни ты, ни я ничего не можем сделать по этому поводу, - спокойно объяснила Анни.

- Нет, ты можешь кое-что сделать. У тебя есть влияние на нее. И так как я знаю, Кенди считает тебя не только своей лучшей подругой, но и сестрой. Ты могла бы ей сказать, что этот Томас Хэтуэй мерзавец, циник, бездельник, глупец и неудачник, - заявил актер.

- Ты уверен, что Томас такой плохой?

- Конечно, да.

- А может быть, ты видишь его недостатки по какой-нибудь причине? - настаивала Анни.

- По какой? - спросила актер, ведя Анни в вальсе.

- Ну не знаю, возможно, ты просто ревнуешь его к Кенди.

- Ревную Томаса к Кенди? Я? Нет, с какой стати я должен это делать? - воскликнул Терри, стараясь скрыть свои истинные чувства.

- Я думаю, что ты все же ревнуешь, - ответила Анни, чей женский инстинкт говорил, что именно поэтому Терри так беспокоится.

- Анни, пожалуйста, я не ревную ее к Томасу Хэтуэю. У меня для этого нет причин. Это глупость! - возразил Терри, стараясь выглядеть спокойным.

- Надеюсь, ты говоришь правду, - улыбнулась девушка и потом продолжила. - Большое спасибо за то, что ты меня пригласил на танец, Терри, но я думаю, что лучше будет, если я пойду немного посижу.

- Но почему? - спросил Терри, вновь наступив на ногу девушки.

- Терри! - воскликнула Анни.

- Прости! - вновь извинился актер.

- Не беспокойся, все в порядке, но все же лучше, если я уйду до того, как ты мне все ноги истопчешь. До встречи, Терри, - любезно заявила Анни.

- До встречи, Анни, - прошептал Терри, не стараясь задержать ее.

Терри остался один стоять в центре зала с туманом в голове и с волнением в груди. Анни была права? Он правда ревновал Кенди к Томасу Хэтуэю? Он не знал. Он хотел думать, что все это исходило от инстинкта защитить Кенди, но если бы Томас ухаживал за кем-то другим, разве тогда бы он волновался? Конечно же, нет. Если бы Томас обратил свои ухаживания к другой девушке, то он бы даже не волновался. И на самом деле, Терри очень хотел, чтобы Томас был возлюбленным той с кем он связан: Сюзанны.

Когда Терри, годы назад, пришел в компанию Стрэтфорд, Томас и Сюзанна были возлюбленными. Ему не так уж сложно было об этом узнать, так как Карен, переполненная ревностью, без умолку рассказывала всем, как Сюзанна буквально поймала Томаса в свои сети. Терри не думал, что Сюзанна - тип навязывающейся девушки, как описывала Карен, так что он воспринимал все эти россказни как подлые слухи, и, кроме того, когда они с Томасом расстались, все плохое, что было сказано о Сюзанне, забылось. Причина их с Томасом разрыва? Он не знал этого, и раньше это никогда не имело для него значения. Однако сейчас он подумал, что стоит об этом узнать. Но, возвратившись в прошлое, Терри вспомнил, как постепенно он начал привыкать к любезному присутствию Сюзанны. Но если девушка была так общительна, то Томас казался ему далеким, хотя и интересным. Его не интересовало, что он был сыном Роберта Хэтуэя, нет, скорее его интересовало то, как он вел себя. Он был очень молчаливым молодым человеком с некой тайной и с сердечностью, которая противоречила образу грубого парня, каким его все считали. Терри была неизвестна печаль Томаса. Он очень редко видел его в театре и никогда на репетиции, хотя многие говорили, что он такой же хороший актер, как и его отец, и, если они случайно встречались в коридоре, то он всегда выражал ему жест или знак приветствия, хотя никогда не говорил с ним. Он действительно был странным! Потом пошли все эти слухи о его жизни и проблемах с правосудием. Говорили, что он стал преступником, частью секретной группы, связанной с мафией, и что однажды он даже сидел в тюрьме. Все в театре стали относиться к нему с презрением, и как только видели его, то убегали, как от прокаженного, однако, он никогда не терял свою обычную любезность. И это поражало Терри. Молодой актер всегда думал, что если все то, что говорили о Томасе, было верно, то его внешность и характер должны были измениться. У ребят из хороших семьи, которые попали в сети преступности, всегда менялось поведение и в турбулентности жизни, взгляды и черты лиц становились злобными. Но в Томасе таких изменений не было. Он продолжал быть тем же почтительным парнем, которого он узнал, когда приехал в Нью-Йорк, но с единственным отличием: он стал еще грустнее и печальнее, чем раньше, и он еще резче говорил со своим отцом. Но он не собирался за это презирать его, наоборот, Терри понимал жизнь, и отношения Томаса с его родителями не сложились, и возможно, потому что они с ним были чем-то похожи, актер спрятал у себя внутри обаяние к сыну своего учителя. И это обаяние было нетронуто до дня, когда Томас угрожал украсть у него любовь Кенди. В этот день все его недостатки ясно предстали перед глазами Терри. В одно мгновение он вспомнил все слухи о нем, и слепо поверил им, как не подлежащие обжалованию догме. Его ссоры с Робертом было больше, чем простые несогласия между отцом и сыном и его загадочное поведение получило название: преступник. Да, начиная с этого дня Терри начал презирать его, как и все остальные, и сейчас, увидев его вместе с Кенди, он полностью потерял к нему уважение. Но разве лишь одна его плохая репутация волновала Терри? Нет, его беспокоило то, что в первый раз за столько лет он встретился с человеком, который по-настоящему мог сражаться за Кенди и победить. Он был истинным соперником.

Эта единственная мысль заставляла его сотрястись всем телом. Никогда раньше у него не было соперника, или, по крайней мере, такого опасного, так как Энтони был лишь воспоминанием, а Арчи, хоть и был всегда очень близко к Кенди, все равно оставался всего лишь ее дорогим кузеном. Но сейчас все было по-другому. Человек, который сейчас танцевал с его веснушчатой малышкой, мог завоевать ее благосклонность. У него было много качеств, которые, Терри знал, ценит Кенди, и, кроме того, он был свободен от всех договоренностей, он не должен был ни с кем вступать в брак. И в этом, Томас, несомненно, выигрывал у него. Он не мог соперничать с ним в этом аспекте, и это было более чем ясно. Но все равно, несмотря на это, он не оставит ему свободную дорогу к Кенди. Он лучше умрет, чем позволит ему забрать ее у себя. Вероятно, в этот раз Томас выиграл сражение, но кто знает, кто останется победителем в этой войне.

Терри медленно передвигался вдоль зала и следил за каждым движением пары. Томас, несомненно, был приятным партнером в танце, так как Кенди не прекращала улыбаться с тех пор, как начала танцевать с ним. "Если бы я, по крайней мере, мог знать, о чем они говорят", думал актер, прислоняясь к одной из колонн зала, пока его разум вновь окутывал туман.
Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 361 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы