Суббота, 16.02.2019, 14:07
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Незабываемый урок
Автор Бульма-чан



«Леди, у нас осталось последнее мероприятие, прежде чем наши каникулы подойдут к концу», сказала сестра Маргарет. « Мы будем готовить спектакль».

Это были последние летние деньки. Это ощущалось по погоде, так как температура была ниже, чем тогда, когда они приехали в Шотландию. Казалось, будто лето постепенно прощалось с ними. В группе учениц были Анни, Патти, Элиза и, конечно, Кенди среди прочих. Кенди знала, как воспользоваться преимуществом времени и мало-помалу открывала красоты и особенности, которые эта далекая страна, несколько месяцев назад незнакомая, предлагала ей.

Когда сестра, Маргарет закончила говорить, все пришли в сильное возбуждение предстоящей игрой, но Кенди пребывала в своем собственном волшебном мире… и помимо ее воли, она витала в облаках, думая о Терри. Они очень сблизились за эти каникулы, достигнув самых глубин его души и сердца. Трудности в отношениях с его матерью, дивный вечер, проведенный вместе, когда он отказался идти на Белый Праздник, только чтобы побыть с ней, случай с самолетом и ее компанией… всем, что помогло им стать ближе друг к другу.

«Кенди! Кенди! Мисс Кендис Уайт Эндри, Вы слышите, что я говорю?» спросила сестра Маргарет, возвращая ее к действительности.

«Простите, сестра, не могли бы Вы повторить Ваш вопрос?» сказала Кенди, вставая.

« Не отвлекайтесь во время урока. Я спрашивала Вас, к какой группе Вы хотели бы присоединиться», объяснила она.

«Группе? А зачем группы, Сестра?» она пропустила все на свете.

«Я вижу, Вы не уделяли никакого внимания тому, что я сказала. За это Вам будет задан урок, и не позволено сегодня выйти из школы. Мисс О'Брайен, не можете ли Вы объясните ей все, а затем Вы придете ко мне и сообщите, к какой группе Вы хотели бы присоединиться. Леди, урок окончен, вы можете идти», сказала сестра, собирая книги и уходя.

«Спасибо, Сестра», ответили все, встав.

Патти подошла к ней и объяснила насчет пьесы, но Элиза громко высказалась со своего места.

«Я уверена, ты получишь роль служанки, в конце концов, это то, что ты заслуживаешь».

«Держу пари, что роль служанки куда интереснее, чем роль благородной Элизы», ответила Кенди, покидая свое место.

Она поискала сестру Маргарет, и когда нашла ее, извинилась за свое поведение и попросила ее не наказывать, обещая исправиться. Сестра помнила, что через несколько дней они возвращаются в Лондон, и она простила ее при одном условии: сыграть в пьесе как можно лучше. Улыбающаяся Кенди сказала «Да!», потом поблагодарила Сестру и умчалась. Несколько минут спустя, сестра Маргарет осознала, что Кенди не сказала ей, в какой она будет группе, но звать ее обратно было слишком поздно. Она уже исчезла.

Кенди отдыхала, сидя на ветке деревца, и думала о последнем мероприятии, которое хотела организовать сестра Маргарет. Что она знала об актерстве? Она не могла даже убедить мисс Пони, что больна, когда хотела поваляться в постели, как же она могла произвести впечатление на зрителей? « Нет, не думаю, что у меня получится», подумала она, «но я могла бы быть заколдованной принцессой, томящейся в Лондонском Тауэре, одетой в красивое платье, ожидающей своего принца, который придет за мной». И когда она подумала об этом, она поразилась, ощутив, как потеплели ее щеки, только от мысли, что Терри мог бы стать ее принцем…

«Терри! Он мое спасение», сказала она, спускаясь пониже, и на разумной высоте она выбрала ветку и начала прыгать с одного дерева на другое. Она довольно быстро оказалась у Виллы Гранчестера, но последняя ветка прогнулась, и Кенди рухнула на землю.

Она тут же встала, жалуясь самой себе, и осмотрелась, не видел ли ее кто-нибудь. Это было худшее приземление в ее истории лазанья по деревьям. Убедившись, что она здесь одна, она потерла бедро. «Я скажу Терри, что надо укрепить эти деревья», подумала она, открывая ворота Виллы, чтобы войти. Она шла по саду, пока не нашла окна его комнаты на втором этаже, и добравшись, она позвала его.

«Терри! Терри!»

«Ха-ха-ха! Если хочешь, можешь подождать еще немного, может, боль пройдет», раздался голос из спальни.

«Ты видел меня?» спросила она, играя со своими пальцами.

«Я не знал, что у обезьян тоже могут быть такого рода неприятности», сказал Терри, свешиваясь с балкона. «Чего ты хочешь?»

«Я хочу попросить тебя об одолжении», сказала Кенди.

«Об одолжении? Входи», сказал он с любопытством.

Она вошла в Виллу и ждала Терри в гостиной. Мать Марка проделала большую работу в этом доме. Все сияло чистотой, но она должна была также помнить, что Терри, в конце концов, не был маленьким мальчиком, так что было не слишком много возможностей для появления грязи. Но ее мысли отвлекло внезапное появление Терри в комнате.

«И какое одолжение тебе от меня нужно, Кенди?» спросил он, небрежно прислонясь к дверному косяку со скрещенными руками.

«Ну, мы собираемся поставить школьный спектакль, и поскольку ты очень любишь театр, я подумала, что, может, ты…» сказала она, снова играя пальцами.

«Ты хочешь, чтобы я научил тебя?» с улыбкой сказал он. – «Что ж, мои уроки дорого стоят».

« Именно поэтому я прошу тебя об этом как об одолжении», сказала она.

«Хм-м, и что я буду с этого иметь?» спросил он.

«Мою вечную благодарность», с улыбкой поклонилась она ему.

«Что за историю вы собираетесь ставить?» спросил Терри, подходя к ней.

«Ну, я не знаю. Может, сестра Маргарет и упомянула название во время урока, но я не запомнила», объяснила она.

« В следующий раз будь внимательней,.. это будет быть труднее, чем я думал», сказал он.

«Почему?»

«Потому что разные истории играются по-разному. Ты можете использовать различные методы, и именно поэтому я должен знать, что ты собираешься учить», сказал он.

«А-а… но мы ведь можем репетировать любую историю, верно?» поинтересовалась она.

«Что ж, если хочешь, мы можем сыграть Ромео и Джульетту, - у меня здесь есть сценарий», ухмыльнулся он, склонясь к ее лицу.

«Терри, не говори так», она отступила на пару шагов.

«Хорошо, я буду давать тебе уроки, но ты должна обещать мне, что будешь делать все, что я тебе скажу», он был серьезен.

«Все?» с опаской переспросила она.

«Ты должна доверять своему режиссеру. Если ты нисколько ему не доверяешь, ничего путного из этого не выйдет», мудро заметил он, поскольку хорошо знал эту тему.

«Хорошо, я сделаю это, но…» она колебалась.

«Я обещаю вести себя хорошо, Мисс Веснушка», сказал он, кладя руку на сердце.

«Начнем сейчас?» спросила она.

«Нет, я все приготовлю к сегодняшнему вечеру, так что возвращайся к 8 часам. Будь пунктуальной», сказал он, выходя из комнаты.

Кенди вернулась в школу со смешанным чувством радости и страха. Прийти на Виллу в 8 часов означает провести некоторое время наедине с Терри ночью… возможно, это не было хорошей идеей. Своим друзьям она решила не говорить об этом ни слова.


Перед тем, как покинуть свою комнату и уйти на специальные уроки, она оставила немного света и записку на внешней стороне двери, гласившую «Не беспокоить, я занимаюсь». Когда залы опустели, она ушла.

Она прибыла на Виллу в 8 часов. Она была уверена в этом. Она постучала в дверь, но никто не ответил и не открыл. Снаружи ей было видно, что внутри Виллы была сплошная темень, и она подумала: «Может, Терри выехал на прогулку?» Но она повернула ручку и поняла, что дверь открыта. «Если Терри здесь нет, я лучше подожду его внутри», подумала она.

Поскольку было темно, она направляла себя в гостиную с помощью стен. Она открыла дверь и вошла… Здесь было так же темно, как и везде, но на второй взгляд кое-что привлекло ее внимание… Было похоже на сигарету, которую кто - то курил. «Ты опоздала» услышала она. Это был Терри.

«Почему здесь так темно? Я не ничего не вижу», сказала она.

Неожиданно свет ослепил ее, и она тут же закрыла глаза.

«Ты находишься в театре, и должна привыкнуть к этому», сказал он, играя светом, который он направлял прямо на нее.

«А-А-А, Терри!» вскрикнула она.

«Тише! Теперь встань перед камином», приказал он.

«Ты забыл сказать ‘пожалуйста'», напомнила она, глядя в другую сторону.

«Не спорь с режиссером, а теперь встань на свое место», снова приказал он.

У нее не было другого выбора, как повиноваться и идти, куда сказано, пока Терри устанавливал свет. Она заметила, что вся мебель была на одной стороне комнаты. Он сидел перед ней, но сзади комнаты, закинув ногу на ногу и с сигарой в правой руке.

«Ты выяснила, что это за спектакль?» спросил он.

«Нет, я не спрашивала…, я не хотела, чтобы они знали, что я приходила сюда сегодня вечером», сказала она низким голосом.

«Итак, никто не будет скучать по тебе, если ты сегодня вечером не вернешься в школу, верно?» уточнил он.

Она могла догадаться, каким взглядом он смотрел на нее сейчас.

«Если ты будешь продолжать в таком же духе, я уйду», сказала она, уткнув руки в бедра.

«Тебе следует иметь побольше чувства юмора, Мисс Веснушка. Теперь покажи, что ты знаешь о театре», сказал он.

«Если бы я что-то знала, меня бы здесь не было».

«Хм-м …, дело осложняется… Знаю! Встань к стене справа от себя лицом к ней. Теперь подними правую руку, как будто собираешься что-то достать», сказал он.

«Так?» спросила она, глядя на него.

«Так, хорошо. Теперь приложи левую руку ко рту, как будто собираешься что-то сказать», показал он.

«Так?»

«Прекрасно, теперь крикни ' а-аха-ха-ха-ха-ха-ха-ха'» добавил он серьезно.

«A-аха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!» крикнула она.

«Громче!»

«А-АХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!» она закричала громче, но что-то остановило ее.

Терри хохотал как сумасшедший, глядя на эту сцену.

«Что тут смешного?» спросила она, выведенная из себя.

«Теперь я знаю, что лучшая роль для тебя – Тарзан. Ха-ха-ха!» заливался он.

Кенди настолько вышла из себя, что направилась прямо к нему. Он понял это и сказал: «Стой здесь, прекрасно».

«Прекрасным будет мой кулак на твоем лице», сказала она.

«Нет, твоя реакция прекрасна. Вот так ты должна играть в спектакле, если тебе нужно быть рассерженной… выпустить все», объяснил он.

«Правда?» спросила она.

«Да, у тебя это очень хорошо получается», сказал он с облегчением, заметив, что она остановилась.

«Ой, хорошо!» оживилась Кенди, забыв о причине своей злости. «Я знала, что у меня есть некоторые скрытые таланты».

«Возьми это и надень,» Терри кинул ей халат Элеоноры. «Посмотрим, придаст ли это тебе часть ее духа».

«Хорошо», она вернулась на место, надевая одежду на себя…, она ощутила запах французских духов.

«О-кей, давай серьезно. Начинаем».

Из двери гостиной комнаты то и дело слышалось: «Заново», «А-а, Терри!», «Не кричи на режиссера», «Расслабь плечи… действуй», «Тебе легко говорить, не так ли?», «Повтори», «Терри, отпусти мою руку», «Учись двигаться на сцене», «О чем я думала, когда решила прийти сюда?», среди других приятных слов, сказанных друг другу.

Терри учил ее, как показывать счастье, печаль, боль, что делать, когда забыл слова, как помочь партнеру, и т.д. Он многое знал, но многое и придумывал прямо на ходу. Он, конечно, любил театр, но он никогда не работал там и даже не играл.

После 2 долгих часов обучения и изучения они устали и проголодались. Терри объяснил, что у матери Марка выходной, но она приготовила еду на вечер, и пригласил Кенди отужинать с ним. Она согласилась. Терри пошел на кухню, а она сняла халат и положила на кушетку в углу комнаты. Кенди думала, что было бы неплохо уйти, поскольку было уже поздно, а они были совсем одни. Последняя мысль заставила ее вздрогнуть, но не от страха… Терри был хорошим человеком, и она знала его достаточно хорошо, чтобы понимать, что он был все еще джентльмен …, но и джентльмен может сделать кое-что без разрешения других.

Ее память вернулась на Майский праздник… этот танец … его напряженный взгляд… их самый первый поцелуй. Она никогда не думала, что этот молодой человек, всегда называющий ее прозвищами и говорящий малоприятные вещи, может быть тем, кто откроет новые двери и подарит ей новые ощущения. Жизнь Кенди всегда была игрой, и даже, когда она сильно страдала, награда приходила от всех ее друзей и людей, которых она ценила и любила. Были времена, когда она действительно хотела бросить школу, но она чувствовала большое уважение к дядюшке Уильяму, и это уважение остановило ее. Стир и Арчи, Патти и Энни всегда старались облегчить ее жизнь. Потом в ее жизнь вошел Терри и добавил остроты, которой не было, в которой она не понимала, что нуждалась.

В темноте комнаты она коснулась своих губ, закрыв глаза, вспоминая тот особенный миг. Повторится ли нечто подобное сегодня вечером? На сей раз она бы его не ударила…, или нет? Она также помнила то время, когда он нежно поцеловал ее лоб, день, когда она притворилась, что обманула его …, но он прекрасно знал, как приблизиться и за несколько секунд показать ей, как сильно он заботится о ней.

Она услышала «иди помоги» и вернулась на землю. Оставив в стороне свои мысли, она ответила «иду».

За ужином он начал разговор.

«Моя мать - прекрасная актриса, об этом все говорят, но я никогда не видел, как она играет».

«Не видел? Почему?» Кенди взяла кусок хлеба.

«Мой отец…, он всегда управлял моей жизнью, заставляя мою ненависть к ней возрастать с каждым днем», ответил он.

«Твой отец очень странный, он мог жениться на твоей матери», сказала Кенди, разрезая мясо.

«Может, он и хотел, но не мог противиться давлению, которое оказывала на него его семья. Он очень сильный человек, но для некоторых вещей он слишком слаб», ответил Терри.

«Понимаю».

«Я бы хотел провести несколько вечеров как этот с моей матерью. Ее знание театра было бы лучшим подарком для меня!» сказал он.

«Но это сделать никогда не поздно».

«Но она вернулась в Америку, и я не знаю, когда увижу ее снова…» сказал он, опуская взгляд.

Кенди заметила печаль Терри.

«Ну же, веселее! Прямо перед своими глазами новое открытие театра, великолепная Кенди!» объявила она, вставая с распростертыми руками, будто для получения оваций публики, и закрыв глаза.

1

2

3

4

5 …

Но аплодисментов она не услышала…, даже ни единого комментария от Терри. Она открыла глаза и увидела нежный взгляд Терри, самый нежный, которым он когда-либо ее одаривал. Это правда, несмотря на все одиночество, боль и гнев, которые всегда жили в его сердце, Кенди знала, как освободить его от всех плохих чувств своим обращением. Она облегчила его боль, изменила его настроение и даже заставила его улыбаться… что было трудным для любого другого человека, но она всегда могла заставить его чувствовать себя лучше. Эта вилла, на вид всегда такая холодная и пустая, теперь была полна ее душой, сияющей в каждом углу этого места. Если призраки, о которых он говорил ей некоторое время назад, и существовали, они были бы также очарованы ее присутствием.

Кенди нашла теплое убежище в этих глазах, синих, как глубины океана… ту же синеву она видела ежедневно с момента ее путешествия на корабле в Лондон. Они не были близки физически. Он был перед ней, но их глаза не замечали расстояния. Терри не мог оторвать от нее глаз, он исследовал ее душу сквозь пару изумрудов, у которых, казалось, была своя собственная жизнь, и которые сияли как звезды июньской ночи…

Кенди почувствовала, что испугалась…, казалось, он хотел достигнуть самой глубины ее души и никогда не покидать. Но она не могла позволить ему сделать это…, ей не нравился Терри, он был высокомерный, эгоистичный и не слишком галантный…, итак, она закрыла глаза.

Терри был удивлен ее отношением. «Почему она это сделала? Какого черта, она же еще девочка», сказал он себе. «Давай, заканчивай поскорее», сказал он, вставая и выходя из комнаты.

Кенди знала, что он почему-то расстроился, но она также знала, что он вскоре об этом забудет. Она оставила салфетку на столе и последовала за ним.

Когда она вошла в комнату, он снова сидел на своем стуле, поворачивал свет и знаком руки попросил ее приблизиться к нему.

«Возьми. Прочти их и запомни, ты будешь играть это через 5 минут», сказал он, давая ей несколько листков, но один оставляя себе.

«Что это?» спросила она.

«Это фрагменты различных историй, которые я читал, и я записал их для тебя. Помни, через 5 минут», уточнил Терри.

«А этот?» она показала на тот, что остался в его руке.

«Ничего, теперь иди учи», отдал он распоряжение.

Кенди села к камину и начала читать, а Терри покинул комнату.

«Куда ты идешь?» спросила она, но ответа не получила.

Через пять минут он возвратился.

«Ты можешь оставить бумаги на случай, если что-то забудешь, но это особый случай. Это единственная причина, почему я разрешаю тебе оставить их, о-кей?» сказал он.

«Я понимаю, спасибо», ответила Кенди.

«Начали!»

И она начала играть. Терри думал, «Она, конечно, не Сара Бернар, но я уверен, она хорошо пройдет испытание».

Кенди прочла 3 диалога, которые он написал, и когда она закончила, Терри захлопал.

«Э..?» она бросила на него вопросительный взгляд.

«Все в порядке, Мисс Веснушка, ты почти готова. Ты быстро учишься», пояснил Терри.

«Почти?»

«Да, тебе нужно выучить вот это. Возьми», он дал ей листок бумаги, оставленный ранее у себя.

«Это диалог для двух людей, правильно? Но здесь только мои строки», заметила она.

«Я собираюсь играть это вместе с тобой. Свои строки я уже знаю, так что иди и выучи свои», сказал он.

«А-ах, быть актрисой так утомительно, особенно с моей дырявой памятью», думала Кенди, читая новые строки.

Через некоторое время он встал и приблизился к ней, взял листок бумаги из ее рук и выбросил.

«Тебе это не понадобится», сказал он.

«А что, если я что-то забуду?» спросила Кенди.

«Импровизируй, а я буду тебе помогать», ответил он.

«Импровизировать? Хорошо, буду импровизировать», согласилась она.

Кенди повернулась к нему спиной, входя в роль. Терри начал говорить.

«Во времена, когда люди забыли о любви, мы должны показать им, что это бесценное сокровище»

«Я не могу. Боги Олимпа накажут меня», ответила она.

«Ох… Боги, те существа, которые живут так далеко от нас, но мановением одного пальца способны переплести кружево нашей судьбы», декламировал он.

«Так пусть так и будет записано, Садэс, жрица храма может общаться с людьми», сказала она.

«О, несчастный я… несчастная смертная душа, предназначенная, чтобы скитаться по безлюдной дороге одиночества», сказал Терри.

«Ты можешь изменить свою судьбу… вернись в свой город, и когда представится случай, уезжай в другую страну. Мы все забудем о тебе, если тебя не будет рядом», сказала Кенди, сложа руки вместе, как в молитве, опуская голову.

«Моя судьба останется прежней. Вместо песка я буду ходить по глине, но шипы безнадежности будут преследовать меня вечно», сказал Терри, грациозно двигаясь, показывая чувства своего персонажа.

«Уходи, смертный, Зевс почувствует твое присутствие в этом священном месте». Кенди не забыла ни строчки, и игра Терри очень ей помогала.

«Я уйду, но только сегодня. И если записано в моей судьбе найти на моем пути того, кто хочет отдалить меня от тебя, я встречусь с ним».

«Не делай этого, ибо это будет означать твою смерть», сказала она, тряхнув головой.

«Даже глубина семи морей или необъятность пустыни не удержит меня вдали от тебя», сказал Терри.

«Теперь иди. Я не хочу видеть позор в твоих глазах».

«Мой позор - твой отказ. О Жрица, та, кому принадлежит моя жизнь и душа. Если ты отвергаешь меня, окончи мою жизнь, ибо даже смерть, исходящая из твоих рук, будет сладка», произнес он, стоя на коленях, опустив голову.

«Я никогда бы не смогла приблизиться к тебе, чтобы причинить боль даже в мыслях. Теперь встань и иди. Зевс знает, что ты здесь», сказала Кенди, повернувшись к нему лицом.

Терри встал перед ней, беря ее руки.

«О слава, позволь мне коснуться шелка рук твоих, хоть на мгновение», он сказал.

Кенди занервничала.

«Я чувствую радость в душе твоей, смертный», сказала она, закрывая глаза, пытаясь взять под контроль свое дыхание. «Могу ли спросить…, как может быть, что кто-то простой как я может вызывать такую реакцию внутри тебя?» спросила она.

«Мое сердце и душа чувствует такое восхищение, каждый раз, когда есть сладкий миг, который я могу разделить с тобой. О Жрица, за один твой взгляд я бы смог убить».

«Не делай этого».

«Я бы смог умереть за твою улыбку», сказал он, приближаясь к ней.

«Пожалуйста, не продолжай …»

«И лишь попробовать мягкость, тепло и сладость губ твоих…»

«Не говори это», руки Кенди замерли между руками Терри.

« Я бы мог приговорить свою душу к вечным мукам в аду».

Терри медленно приблизился к ее рту. Его глаза были прикованы к ней. Это было волшебно, но могло ли это быть волшебство театра, который их окружал, спросила себя Кенди, или, может, мягкость в его голосе, подчеркивающая каждую строку с особенной страстью, была виной этому чувству? Каждое слово было взлелеяно ей.

«Пожалуйста, смертный, остановись», Кенди импровизировала, больше у нее не было строк в сценарии.

«О моя жизнь, я бы смог устоять перед предсказаниями любого оракула лишь ради тебя», сказал Терри.

«А Боги?»

«Боги, боги… Боги жестоки, но я знаю, Венера бы помогла нам и защитила бы нас своей аурой, и даже Зевс не нашел бы нас», сказал Терри.

«Терри перестань», теперь она не могла продолжать импровизировать, зная, что он стал серьезно относиться к своим строкам.

«Кто он, тот, кого ты только что назвала? Кто-то, уже испивший твой нектар? Кто-то посмел нарушить границу твоей чистоты? О, счастливчик тот, кто имел эту радость», Терри остановился в нескольких дюймах от ее рта.

«Терри, пожалуйста», просила она.

«Снова его имя, каждый раз, когда ты зовешь его, внутри меня что-то умирает. Пожалуйста, замолчи, жестокая Жрица, ты расточаешь мою жизнь».

«Я ч… чувствую, Зевс все ближе к храму, пожалуйста, иди», вот и все, что она могла выговорить.

«Ох, у Жрицы запах Богини. Теряю ли я свой разум?» спросил Терри, ощущая ее лицо.

Ее руки… остались неподвижны внутри его рук. Терри был далеко от ее рта, но надолго ли?

«Смертный, ты должен принять свою судьбу, не противься ей», сказал Кенди.

«Ах, эти слова для меня словно нож. Убрать тебя из моей жизни то же самое, что умереть, моя прекрасная Жрица», сказал он, снова глядя ей в глаза.

«Мне страшно за твою жизнь», сказала она.

«О, что за радость… ты волнуешься обо мне, простом бедном низком существе, кому полагается лишь посвятить свою жизнь тебе», сказал он, снова приближаясь к ее рту.

«Терри перестань…, мы сыграли», с трудом выговорила она.

«Тебе нужно еще кое-чему научиться», он был в дюймах от ее рта.

«Я так не думаю», нервно ответила она.

«Ты должна научиться целоваться на сцене», добавил Терри.

«Но Терри, в моей пьесе будут только девочки, и я…»

«Ты попросила, чтобы я тебя научил, и я хочу, чтобы ты научилась», возразил он.

«Но…»

«Не думай о своем партнере то, что он есть, твой партнер. Ты должна думать о нем как о своем возлюбленном», объяснил он.

«Но…»

«Любовь Жрицы и Садэса должна быть представлена так, как есть», настаивал он.

Кенди безмолвствовала.

«Я знаю, что умру, если меня найдет Зевс, но меня это не волнует», сказал он, мягко отпуская ее руки. Вместо этого, он поместил свои ладони на ее бедра и скользнул по ним, пока они оба не оперлись на ее спину.

«Но если ты умрешь, я буду проклята своим бессмертием, тогда как ты будешь бродить по дорогам мертвых…» продолжала Кенди.

«Да?» спросил он.

«Я постоянно буду себя наказывать…»

«За что?»

«За то, что не оценила чистой любви смертного с душой ангела», сказала, наконец, Кенди, глубоко дыша, и когда она закончила это предложение, закрыла глаза.

«Моя возлюбленная жрица», сказал он, мягко целуя ее губы.

Кенди так увлеклась историей и была захвачена гипнотизирующей игрой Терри, казавшимся таким… искренним. Она не знала, когда, но она ответила на его поцелуй, и в то время как он пробовал ее, она пробовала вкус его губ.

Когда поцелуй закончился, он крепко держал ее, прислоня ее голову к своему сердцу. Она застенчиво обнимала его.

Неожиданно что-то их отвлекло.

«Кенди! Кенди!» кричал кто-то снаружи Виллы.

«Кто бы это мог быть?» спросила она, отстраняясь от Терри.

«Не думаю, что Зевс» пошутил Терри.

Они оба посмеялись. Терри включил свет и подошел к двери. Это была Анни.

«Анни? Что случилось?» спросила Кенди.

«Я знала, что найду тебя здесь. Привет, Терри», поздоровалась Анни. «Сестра Маргарет тебя ищет».

«Меня? Зачем?»

«Не знаю, но Патти пытается отвлечь ее внимание от тебя, так что я прибежала сюда так быстро, как только могла», сообщила Анни.

«Что ей нужно?»

«Бежим скорей, мы не можем терять больше времени», торопила Анни, беря ее руки.

«Ладно, ладно, бегу. Терри, спасибо, я хорошо провела время», поблагодарила Кенди, высвобождая свои руки.

«В любое время», отозвался он. «Спокойной ночи, моя жрица», сказал он, целуя ей руку.

«Кенди, идем же!» просила Анни, она не понимала, что происходит.

«Ладно, ладно, пока, Терри!»

Они бежали лесом. Луна была единственным источником света. Когда они добрались до школы, то решили перевести дыхание.

«Как ты узнала, что я была с Терри?» спросила Кенди.

«Мы с Патти пошли к тебе в комнату, и когда мы увидели твое послание, то не могли поверить. Кенди занимается? Дело нечисто».

«Эй! Я занималась!» рассмеялась она.

«Тогда мы постучали, и никто не ответил. Мы вошли, а тебя там не было, и единственное место, где ты могла быть, это Вилла Терри», объяснила Анни.

«А Сестра Маргарет?»

«Она видела, как мы выходим из твоей комнаты, и сказала, что хотела поговорить с тобой. Патти сказала ей, что ты спишь, но она не поверила. Так что Патти попросила рассказать ей историю святых, пока будила тебя в твоей комнате».

«Бедная Патти», посочувствовала Кенди.

«Что вы делали с Терри?» спросила Анни.

«Я? Ничего», ответила она.

«А почему он назвал тебя Жрицей?»

«Не знаю… может, это одна из его шуток», Кенди попыталась сменить тему.

«Теперь осторожнее, мы входим».

Анни очень изменилась за все это время, благодаря Кенди. Они тихо вошли в комнату Кенди. Она пригладила волосы и пошла в кабинет Сестры Маргарет.

«Сестра, Вы хотели меня видеть?» сказала она, открывая дверь. Патти была там и вздохнула, когда увидела, как она входит.

«Да, Кенди, что тебя так задержало?» спросила она в ответ.

«Я спала и очень крепко, а леди обычно требуется время, чтобы хорошо выглядеть перед другими, не так ли?»

«В этом не было необходимости», ответила Сестра. «Я искала тебя, потому что у меня есть письмо из Америки, а поскольку я знаю, что ты любишь их читать, я решила отдать его тебе поскорее».

«Спасибо, Сестра. Теперь я могу вернуться в свою комнату?»

«Да, можешь, Кенди», разрешила она.

«Сестра Маргарет, я тоже возвращаюсь в свою комнату. Спасибо за Ваш урок и спокойной ночи», сказала Патти.

«Спокойной ночи, Патриция».

Обе девочки покинули кабинет и вернулись в комнату Кенди. Анни ожидала их.

Пока Кенди читала письмо, Анни рассказала Патти, что произошло, и Патти сказала ей, что уже знает жизни всех католических святых.

Прежде, чем уйти, Анни спросила, «Кенди, почему весь свет на Вилле был потушен?»

Кенди сочинила дурацкую историю, но девочки ей не поверили.


На следующий день после урока Кенди отдыхала под деревом у озера, шепчась сама с собой и думая о Терри. Она услышала звук шагов вблизи, и, повернув голову, она увидела, что он сидит рядом с ней.

«Привет, Терри».

«У тебя были неприятности вчера вечером?» спросил он.

«Нет, она только хотела отдать мне письмо», ответила Кенди.

«Письмо? От кого?»

«От Мисс Пони. Я сожалею, что у меня не было времени, чтобы поблагодарить тебя за то, что ты сделал вчера вечером, Терри. Теперь скажи, как называется пьеса, которую мы играли?» спросила она.

«Такой пьесы не существует, я ее выдумал», ответил он.

«Правда?»

«Да, как-то я читал Гомера и почти сразу увлекся греческой мифологией, и поэтому я подготовил это специально для тебя», сказал он.

«А! А я думала, что ты взял это из какой-нибудь книги. Я хотела, чтобы ты одолжил ее мне…, мне понравилась история», сказала она, избегая его взгляда.

«Ну что ж, если хочешь, я могу написать вторую часть и приглашу тебя на репетицию. Что ты об этом думаешь?» спросил Терри с соблазнительной улыбкой.

«Э-э… нет… нет необходимости», нервно ответила она.

Терри лишь улыбнулся.

«А как твоя пьеса?» спросил он.

«Сестра, Маргарет даст нам сценарий завтра, а потом я расскажу тебе об этом побольше. Теперь я должна идти. Другие и я выходим на пикник. Хочешь пойти?» пригласила она его, вставая.

«Нет, спасибо. Ты знаешь, что я не сборищ», отказался он.

«Хорошо, тогда увидимся завтра?»

«Это свидание?» пошутил он.

«Терри, не дурачься, пока!» сказала она, уходя, но он заставил ее остановиться.

«Кенди…»

«Да?»

«Я забыл сказать, что получил удовольствие от репетиции прошлым вечером, тем более, что на сей раз ты меня не ударила», улыбнулся он.

«Не знаю, о чем ты, пока!» было ее единственным ответом, и окончательным уходом.

Терри остался размышлять о Кенди… «Она никогда не изменится», думал он.


На следующий день...

«Леди, вот истории, которые вы должны будете представить в спектакле. Поскольку у нас не так много времени, вы будете должны запомнить только те страницы, которые я отметила . Я официально сообщаю вам, что мы возвращаемся в Лондон в воскресенье, так что крайний срок спектакля - в пятницу. Я думаю, что двух дней достаточно», сказала Сестра.

«Двух дней?» сказали все хором.

«Да, все вы должны будете остаться здесь учить до пятницы, даже специальные разрешения уйти из школы не будут даваться, Вы слышали, мисс Эндри?»

«Да Сестра», тихо отозвалась она.

«Хорошо, я уезжаю, так что вы можете собраться и учить», сказала она. «Хорошего дня, леди».

«Хорошего дня, Сестра», ответили они.

В группе A была Элиза и ее подруги, а в группе B Кенди и компания. Обе группы тут же разошлись. Кенди взяла сценарий и рассмеялась, когда увидела его.

Она не могла встретиться с Терри, как они договаривались, но она найдет способ послать ему сообщение, чтобы сказать ему, что пьеса будет в пятницу вечером, и она ожидает его там видеть.


Был вечер пятницы. Маленькая сцена была построена в саду школы. Как обычно каждый год, были приглашены горожане, оставшиеся сестры и другие желающие увидеть спектакль. В 8 часов все сидели на своих местах. Терри тоже был там, и сидел рядом со Стиром и Арчи.

Они тянули жребий, и группе Кенди выпало первой играть спектакль. Сестра Маргарет встала перед публикой, поблагодарила их за присутствие и затем представила пьесу. «Первая группа представит жизнь Жанны Д’Арк, мученицы за веру».

Терри не мог удержаться от смеха, когда он услышал это. Сестра Маргарет взглядом призвала его к тишине, но потом погас свет.

Итак, Кенди играла Жанну Д’Арк. Несмотря ни на что, из обеих групп она сыграла лучше всех. В конце истории, когда она стояла связанной в костре, она смотрела на публику, пока не нашла того, кого искала. Терри моргнул ей, и она ответила ему тем же. Элизе за кулисами было невыносимо это видеть. Она действительно хотела пойти и бросить Кенди в огонь, но сделать это она не могла.

Когда группа Кенди закончила, все им аплодировали, особенно Кенди. Все были удивлены, как ей удалось сыграть такую сложную героиню.

Затем пришла очередь выйти на сцену группе Элизы. Они должны были представить историю Марии Магдалины. Элиза настаивала, что она должна играть главную роль, и после нескольких невежливых слов ее подруги согласились. Первой проблемой стала сценическая одежда. Она не хотела одевать тряпье, так что впервые Мария Магдалина на сцене была одета в изящное платье с драгоценностями. О ее игре не стоило и говорить. Она забывала свои строки и много раз переигрывала. По окончании они получили от публики лишь прохладные хлопки.

Сестра Маргарет снова взошла на сцену и пожелала доброй ночи людям, которые помогали этим вечером. Вскоре сад опустел.

В школе сестры Маргарет подготовила вечеринку для учеников, прощаясь с каникулами. Теперь надо было собирать вещи, чтобы в воскресенье ехать в Лондон.


Была суббота, и Кенди захотела увидеть Терри, но девочки настаивали на последней прогулке по Шотландии перед возвращением. Стир и Арчи ожидали их, так что она только была обязана спросить «Можно, я приглашу Терри?» Девочки переглянулись и улыбнулись.

«Я что, сказала что-то смешное?» спросила Кенди.

«Нет, мы смеялись, потому что знали, что ты задашь этот вопрос», ответила Патти.

«Мы были удивлены, ведь раньше ты ничего не говорила», добавила Анни.

«Можно?» снова спросила она.

«Смотри, Стир и Арчи ждут нас, так что мы можем потом зайти к Терри», предложила Анни.

Они покинули свои комнаты, а мальчики ожидали их. Девочки были одеты в красивые платья и шляпки. Они вышли и закрыли дверь.

«Привет, Кенди», поздоровался Арчи.

«К дому Терри, верно?» поинтересовался Стир.

«Что?» удивилась Кенди. «Как вы узнали?»

«Достаточно посмотреть на твое лицо, когда кто-то упоминает его имя, или то, как вы оба моргнули вчера вечером, или разве нет?» объяснил Стир.

«Вы видели меня?» Кенди покраснела как помидор.

«Все, даже Элиза», подтвердил Арчи.

Таким образом, наслаждаясь разговором, они дошли до Виллы.

Кенди вошла и вытащила Терри из дома против его воли.

«Кенди, если хочешь, мы можем выйти, но не с ними», сказал он, пытаясь освободиться.

«Ну же, Терри, они твои друзья, и они ждут тебя. Эй», сказала Кенди, снова поднимаясь. «Терри рад присоединиться к нам».

«Хорошо», сказали они.

Он наградил ее взглядом «поговорим-после», но компания была такой веселой, что через несколько минут он забыл об этом. Он был их гидом во время прогулки, поскольку уже знал местность.

Они перекусили, посетили несколько музеев, ярмарку, и днем, когда солнце собиралось заходить, они пришли в приятный парк, с утками и всем прочим. Они попросили кучера остановить лошадей и сошли. Мальчики вышли первыми, чтобы помочь девочкам.

Снаружи они только посмотрели друг на друга с выражением «что делать теперь?», даже притом, что у них были кое-какие мысли. Терри воспользовался случаем.

«Не хотела бы ты прогуляться со мной вокруг парка?» предложил он Кенди, и она ответила утвердительно

Так они отделились от группы, тогда Стир и Арчи поступили также. Три пары разбрелись по разным дорогам.

Терри и Кенди гуляли, пока не пришли к одному из маленьких озер с утками. Там они остановились и посмотрели на них.

«Я слышала вчера вечером, как ты смеялся, когда узнал, что мы будем играть. Я знала, что ты так отреагируешь», сказала Кенди.

«Конечно, Жанна Д’Арк с Веснушками, как я мог не засмеяться, когда узнал это?» ответил он.

«Так что ты думаешь о моей игре?» спросила она.

«Ты получила ответ вчера вечером от публики. Она сильно хлопала тебе, даже больше чем остальным», сказал он, улыбаясь.

«Что ж, я обязана всем этим моему учителю», шутливо отозвалась она.

«Учитель требует оплаты», напомнил он.

«Я уже поблагодарила тебя».

«Ты знаешь, что я имею в виду. Так что давай, позволь мне поцеловать Жанну Д’Арк», его голос звучал соблазнительно.

«Хмм, закрой глаза», улыбнулась она.

Терри сделал, как она сказала, и вытянул губы для поцелуя, но неожиданно он почувствовал что-то, не похожее на губы Кенди.

«Что это?» спросил он, отодвигаясь от нее.

«Это портрет Жанны Д’Арк. Сестра Маргарет дала ее мне вчера вечером, и раз уж ты хотел поцеловать ее…, но я не уверена, что ты в ее вкусе», объяснила она со смехом.

«Ах, Кенди! Второй раз ты обводишь меня вокруг пальца», сказал Терри.

Она улыбнулась как напроказившая девочка, но на сей раз она не убегала, а осталась рядом с ним. Терри был готов бежать за ней, но удивился, видя, что она еще здесь.

«Терри, завтра мы возвращаемся в Лондон, и я хотела поблагодарить тебя за чудесное лето, которое мы провели вместе. Это были лучшие каникулы в моей жизни».

Они посмотрели на друг друга. Кенди приблизилась к нему, встала на цыпочки и поцеловала Терри в щеку, из-за чего ее шляпка не удержалась. Это был не тот поцелуй, который он ожидал, но он знал, что он символизировал всю любовь, которую она к нему чувствовала, даже если она это не признавала. После поцелуя, она одарила его прекрасной улыбкой.

Стир позвал их, говоря, что им пора ехать. Терри поднял шляпку Кенди и надел ей на голову, поправляя под ней волосы. Он сказал Стиру, что уже слышал его, и они уже возвращались. Затем Терри взял Кенди за руку и пошел назад, зная, что это будет единственный раз, когда они могли вот так идти…, в Лондоне их ждала Академия со своими строгими правилами.
КОНЕЦ
Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 897 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы