Пятница, 22.02.2019, 23:59
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Узы нерушимой любви (гл.8ч.1)
Глава 8
Открытия



Кенди просто не могла поверить в то, что видела. До этого момента она даже не представляла себе, кем был этот человек. И сейчас, здесь, глядя ей прямо в глаза и с пылкостью держа ее руку, перед ней стоял Томас Хэтуэй, молодой человек, с которым она неожиданным образом познакомилась в Нью-Йорке, и который посеял в ее мыслях множество сомнений. Но почему он ей лгал таким образом? Почему он намеренно обманывал ее?

Девушка выдернула руку из руки Томаса. Взгляд ее, ранее затуманенный видением Дома Пони, стал яростным и хмурым. Томас говорил ей, что они друзья, и при этом нагло лгал ей. Он просто насмехался над ней.

Ничего не говоря, девушка развернулась и направилась к Дому Пони. Она не хотела говорить с ним именно сейчас. Возможно, через некоторое время она сможет его простить и даст ему возможность все объяснить, но в этот момент она не могла этого сделать. Единственное, чего она хотела, это чтобы Томас испарился.

Молодой сыщик, в свою очередь, остался стоять и смотреть ей вслед. Он знал, что она удивится, поняв все. Он ожидал криков негодования или радости, но никак не полного безразличия. Для него, в этом случае, безразличие было хуже ненависти.

Молодой человек быстрым шагом пошел за блондинкой. Он должен был знать, что она думает о нем. Он не мог и далее пребывать в неведении.

- Ты увидела, кто я, и ничего на это не скажешь? - спросил он, преграждая ей путь.

- Мне нечего сказать, - уклончиво ответила она.

Томас рассердился. Если он что-то и ненавидел, так это то, когда люди избегали его. Он не собирался позволять какой-то капризной девчонке, которая едва знала его, относиться к нему таким образом.

- Меня мало волнует, что ты не хочешь говорить со мной. Я уже выполнил свою работу, и это самое главное, - заявил Томас, следуя за блондинкой.

- Свою работу? - недоверчиво поинтересовалась она. - О чем ты?

- Ни о чем, - не стал он ничего объяснять, и это привело Кенди в еще большее отчаяние.

- Ни о чем? Ты считаешь меня глупой? Я хочу, чтобы ты прямо сейчас мне все объяснил, с какой стати ты притворился полицейским?

Молодой человек улыбнулся. Эта была реакция, которую он ждал.

- Я действительно воспользовался чужим именем, но не могу сказать, что я не полицейский, - ответил он, решаясь поближе подойти к девушке.

- Прекрати. Объясни все по порядку, - взорвалась Кенди, не контролируя свой гнев.

Томас посмотрел ей в глаза. Она была очень красивой, когда сердилась, но он знал, что ему не стоит ее и дальше злить. Импульсивная по своей натуре, она могла запросто вернуться в Нью-Йорк из-за своей гордости. А это в его планы не входило. Он должен задержать ее в Лейквуде до тех пор, пока не решит, что пришло время возвращаться. И поэтому он решил, что должен ей кое-что объяснить, но, конечно же, не все. Не смотря на то, что Кенди ему очень нравилась, он не мог полностью довериться ей.

- Я сыщик, и работаю под управлением Майкла Миллера, - заявил он, доставая свой жетон и показывая его девушке.

Кенди тщательно осмотрела его. Он показался ей подлинным, но неужели Томас действительно сыщик?

- Я уверяю тебя, что это не подделка, - поспешил сказать он, видя сомнение на лице блондинки.

- Я жду твоих объяснений, - сердито заявила она. - Я не переношу ложь, - продолжила она, вернув Томасу его жетон.

- В некоторых случаях это необходимо, - защищался Томас.

- В моем случае, в этом не было никакой необходимости, - заявила она и вновь устремилась к дому Пони.

Томас уже не знал, что сказать ей. Ему было ясно, что она не хотела его видеть, и тем более говорить с ним. И он не собирался этого делать. Сейчас она была там, где выросла, и пока она будет оставаться здесь, все будет в порядке. Его задание было окончено, и ему оставалось лишь наблюдать за ней, однако это можно было сделать, не находясь с ней рядом. Он умел следить за людьми, которые, в свою очередь, не замечали этого.

Молодой сыщик следовал за ней на расстоянии метра. И когда Кенди подошла к Дому Пони, Томас также приблизился, и, оставив чемоданы на крыльце, развернулся и побрел в противоположную сторону. Однако голос Кенди задержал его.

- Куда ты пошел?

- В Лейквуд, - ответил он, удивившись ее вопросу.

- Не говори ерунды! Лейквуд отсюда далеко, и уже темнеет. Кроме того, ты даже не знаешь туда дорогу. Так что ты останешься здесь, - приказала девушка.

- Но...

- Не перечь мне, Томас, - с серьезным видом предупредила она. - После твоей лжи у тебя нет никакого права делать это.

Молодой человек больше ничего не сказал и, пожав плечами, начал приближаться к ней, как напроказничавший ребенок. Хотя ему было и не по душе оставаться в этом гостеприимном доме, испытывая на себе убийственный взгляд девушки, он должен был сделать это. Однако, он не собирался задерживаться надолго, так как кузен и подруга Кенди должны вскоре приехать из Нью-Йорка, и тогда он сможет уйти и наблюдать за блондинкой на расстоянии, так, как это делал бы Майкл Миллер.

Спустя мгновение, как они вошли на порог, послышался радостный вскрик.

- КЕНДИ! - радостно воскликнула женщина. - Как я рада тебя видеть!

- Сестра Мария! - откликнулась она, и обняла женщину.

Через несколько секунд появилась другая женщина, постарше, чем первая.

- Что случилось, сестра Мария? - спросила она, надевая очки. И когда она смогла разглядеть, кто стоит перед ней, так радостно вскликнула: - КЕНДИ, НАША КЕНДИ!

- Мисс Пони! - девушка обняла пожилую женщину. - Как я хотела вновь увидеть вас обоих!

Следующие несколько минут были отданы на слезы радости и объятия. Томас не стоило труда понять, что для Кенди эти две женщины были самыми настоящими матерями.

Молодой человек не хотел подходить ближе, чем это было необходимо. Он стоял молча, наслаждаясь волнующим зрелищем. Тем не менее, сестра Мария, заметив его, спросила свою бывшую подопечную о присутствии молодого человека.

- Кенди, пригласи молодого человека войти и представь нас друг другу, - сказала монахиня.

Девушка повернулась к Томасу и с долей страха посмотрела на него, но потом все же решилась представить его.

- Томас Хэтуэй, мой друг из Нью-Йорка, - сказала она, не вдаваясь в подробности.

- Хэтуэй? - заинтригованно переспросила сестра Мария.

- У Вас фамилия, как у актера Роберта Хэтуэя? - вставила мисс Пони.

Томас ненавидел, когда его представляли, люди всегда говорили о его отце.

- Он его сын, - заявила Кенди.

- Приятно познакомиться.

Томас склонился в почтительном поклоне.

- Да, конечно, он его сын. Он очень похож на Роберта, когда тот был молодым, - мечтательно улыбаясь, сказала мисс Пони.

- Мисс Пони, пожалуйста, - проворчала сестра Мария, заливаясь краской.

- Проходи, сынок. Нам очень приятно видеть тебя в нашем смиренном доме!

Кенди слабо улыбнулась. Ей было ясно, что в Томасе что-то есть, поскольку он нравился всем, с кем бы ни встретился, и ее матери не были исключением. Однако, хотя она и сомневалась в нем и не верила ему на слово, она не могла ненавидеть его. Наоборот, она чувствовала, что с каждым днем он нравится ей все больше, но она все равно не собиралась прощать его. Ему придется вновь завоевать ее дружбу, и это будет не так просто. Кенди понимала, что, даже если она не доверяет Томасу, она должна быть с ним вежливой. Она пригласила его присесть и принялась помогать двум женщинам готовить чай.

Мисс Пони была счастлива их приезду, и Кенди это знала. На самом деле, мисс Пони не могла отрицать, что очень любила театр и восхищалась актерами, игравшими в нем. Неспроста она собрала целый альбом с фотографиями Терри. А сейчас, когда у нее дома находился сын великого актера, она была просто счастлива.

- Надеюсь, что чай будет Вам по вкусу, - сказала сестра Мария. - Хотя он у нас не такой, к которому Вы привыкли, но уверена, что он вам понравится...

- Конечно, он мне понравится, - быстро согласился молодой человек.

- Для нас это большая честь принимать Вас в нашем доме, мистер Хэтуэй, - воодушевленно заявила мисс Пони.

- Для меня также большая честь быть здесь, - ответил он, искренне улыбаясь.

- Ваш отец - такой хороший актер. Он звезда театра, - продолжала мисс Пони.

- И к тому же очень любезный, - завершила Кенди, присаживаясь рядом с Томасом.

- Ты с ним знакома, Кенди? - под впечатлением спросила сестра Мария.

- Да, вчера у меня была возможность поговорить с ним. Он очень хороший человек.

- Как тебе повезло, - вздохнула мисс Пони. - Я видела его вблизи один-единственный раз в своей жизни. Это было, когда я смотрела спектакль "Ромео и Джульетта", где главную роль исполнял он. Я помню это, как будто это было только вчера.

Сердце Томаса забилось быстрее. Эта женщина видела игру его отца! Это было невероятно.

- Правда? - спросил он.

- Да. В то время я работала гувернанткой в доме у одного состоятельного джентльмена. Его жена была такой доброй, что, зная о моей любви к театру, пригласила меня пойти с ней и семьей на премьеру. Это было необыкновенно, и я никогда не смогу этого забыть, - ностальгическим тоном ответила она.

- Моя мать играла в том спектакле, - пробормотал Томас.

- Твоя мать? - переспросила Кенди.

- Она играла Джульетту. Вы помните ее, мисс Пони? - спросил молодой человек.

- Конечно, я ее помню. Как можно забыть такую красивую и талантливую актрису! Ее звали...

- Лилиан Дрейфус, - закончил Томас.

- Точно! И сейчас, когда я тебя получше рассмотрела, то думаю, что ты более похож на нее, нежели на своего отца, - улыбаясь, призналась женщина.

Томас внутренне содрогнулся. Ему всегда говорили, что он был живым портретом своей матери, но раньше он просто не мог поверить в это.

Со своей стороны, Кенди ясно поняла, что Томас очень любил свою мать. Она знала, что Паула была красивой женщиной, и то, что она ему не родная мать. Она предполагала, что родители Томаса развелись, и поэтому у него с отцом такие плохие отношения. Но теперь у нее появились другие догадки. В ее разуме всплыл образ красивой беременной женщины, изображенной на картине, которую она видела в одном из помещений театра, и сейчас Кенди с точностью могла бы сказать, что эта женщина была матерью Томаса. Это была Лилиан.

- Помню, что после этого представления Роберт и Лилиан поженились. Это было событием века! Идеальная пара сочеталась браком. Это было как в сказке, - вздыхая, вспоминала мисс Пони.

- Как в сказке, - вздохнул Томас, и глаза его затуманились. - Брак между актерами, играющими роль Ромео и Джульетты - нечто вроде традиции в компании Стрэтфорд, хотя в последнее время, я думаю, это скорее проклятие.

Сестра Мария и мисс Пони удивились этому утверждению, но не Кенди. Она уже однажды слышала от Карен, что все актеры, играющие роль Ромео и Джульетты, рано или поздно женятся. Терри и Сюзанна были превосходным подтверждением этого. Но Томас говорил еще и о проклятии. Почему он так сказал?

- После свадьбы моя мать оставила театр, - продолжил Томас, делая глоток чая. - И никогда больше не играла.

- Очень жаль! Она была очень хорошей актрисой, - повторила мисс Пони, стараясь облегчить разговор.

- Она это сделала из-за меня, - объяснил он. - Она не могла быть матерью и актрисой одновременно, и поэтому решила отдать всю себя мне.

- Мудрое и похвальное решение, - улыбаясь, сказала сестра Мария.

Кенди не могла вновь не думать о Терри. Так же как и Лилиан, Элеонора Бейкер тоже должна была решить. Однако, в ее случае, это было труднее. Она не вышла замуж, и хотя не сомневалась, что герцог Грандчестер любил ее в то время, она думала, что он еще не был готов оставить свою семью из-за нее. Угнетенная страхом перед обществом, Элеонора скрыла свое материнство, и потом герцог забрал у нее сына. Но, несмотря ни на что, она вздохнула с облегчением, так как знала, что сейчас мать и сын помирились.

- Думаю, что на данный момент уже достаточно разговоров. Вам так не кажется, мисс Пони? - вставая, спросила сестра Мария.

- Да, я думаю, что нашим гостям следует отдохнуть. Они выглядят очень уставшими, - заявила мисс Пони.

- Кенди, покажи, пожалуйста, Томасу комнату для гостей, - обратилась сестра Мария к блондинке.

- Хорошо, - любезно поблагодарил Томас женщин.

- О, нет, не за что благодарить, - ответила мисс Пони.

Спустя несколько минут, Томас следовал за Кенди к комнате, которую ему предложили. Они быстро добрались до нужной двери, и молодой человек мысленно поблагодарил судьбу за спокойный сон.

- Спасибо за гостеприимство, Кенди. Я только сегодня переночую здесь, а завтра уеду, - убежденно заявил Томас.

- А почему ты должен уезжать? - спросила она серьезно, смотря на него. - Ты здесь, чтобы найти моих настоящих родителей. Это твоя работа, и ты не уедешь до тех пор, пока не выполнишь ее.

Томас удивленно посмотрел на нее. По правде говоря, он и не думал, что Кенди, зная о его обмане, согласится на то, чтобы он продолжал расследование.

- Ты хочешь, чтобы я продолжал заниматься этим делом? Ты можешь попросить, чтобы назначили кого-то другого, если хочешь, - сказал молодой человек.

- Другой сыщик? Нет. Я уже натерпелась твоего вранья, чтобы рисковать еще и с другим полицейским. Я предпочитаю иметь дело с тобой. Кроме того, если Миллер назначил тебя на это дело, то у тебя наверняка должен быть талант расследования, - решительно объявила блондинка.

- Тогда я завтра же начну заниматься твоим делом, и надеюсь, ты не пожалеешь, что выбрала меня, - согласился он, с нежностью глядя на нее.

- Надеюсь, - чуть слышно пробормотала Кенди.

Простившись лишь слабым кивком головы, Томас открыл дверь в комнату, но что-то задержало его. Кенди вновь заговорила.

- Почему ты сказал, что это проклятие, когда актеры компании Стрэтфорд женятся?

Томас посмотрел ей в глаза. Он ожидал этого вопроса, так как это касалось непосредственно Терри Грандчестера. Она его сильно любила, настолько сильно, что он не мог даже вообразить этого. Даже если он и хотел оставить все как есть, ничего не отвечая ей, он не мог. После столь долгой лжи он должен был сказать ей правду.

- Все актеры, которые исполняли роль Ромео и Джульетты, рано или поздно, сочетались браком, но в то же время они становились несчастными. Директор, который владел компанией до моего отца, женился на девушке, сыгравшей роль Джульетты в свое время. Год спустя, она умерла родами, а он спустя какое-то время покончил жизнь самоубийством. После были другие актеры, и их также преследовали несчастья. Смерть в результате несчастного случая или большой скандал, но в любом случае они страдали. А сейчас Терренс и Сюзанна. Она калека, а он... - Томас резко замолчал. Он понял, что сказал слишком много. - Увидимся завтра, Кенди.

- Подожди, - обеспокоенно попросила она. - Что ты собирался сказать о Терри?

Томас обернулся, но он не знал, что ей ответить, так как ему было неизвестно, знала ли Кенди о грустном периоде из жизни Терри, когда он бродил по улицам, задушенный алкоголем. Возможно, она знала об этом, а возможно и нет. Он решил, что не расскажет ей об этом, чтобы избежать еще больших осложнений. Обдумав все, он ответил:

- Ничего такого, чего бы ты не знала. Ему пришлось объявить о своей помолвке с женщиной, которую он не любит. Худшего наказания я не знаю.

Кенди молча осмысливала услышанное. Ее сердце колотилось в груди. В глубине души она считала, что Терри влюбился в Сюзанну, ежедневно общаясь с ней, но, видимо, это было не так. Терри не любил Сюзанну. Но тогда этот флирт между ней и Терри, на празднике, и после, когда она пришла к нему домой, что-то значил? Возможно ли то, что он продолжал любить ее?

- Я знаю, что не мне давать советы в любовных делах, но я думаю, что если ты его любишь, то должна была сражаться за то, чтобы остаться с ним рядом. То, что он и Сюзанна сейчас вместе, нехорошо, потому что они оба несчастны. Я не думаю, что разумно продолжать такие отношения. Подумай об этом, когда мы вернемся в Нью-Йорк, - сказал он, скрывая свою грусть.

Блондинка заметила эту боль... и грусть... но... что Томас на самом деле чувствовал к Сюзанне и как смотрел на отношения актрисы и Терри? Казалось, что эта связь приносит ему боль... боль настолько сильную, что он мог бы даже... нет... невозможно... он не мог быть в нее влюблен... или мог?

- Да завтра, Кенди, - попрощался он.

Она уловила отчаяние в его голосе и попыталась возобновить беседу. Она хотела спросить его о Сюзанне, но не осмеливалась. Возможно, было бы лучше поговорить не о ней, а хотя бы об этой стрэтфордской традиции.

- Если то, что ты сказал об этой традиции - правда, то что произошло с твоими родителями... с твоей матерью? Томми? Что с ней произошло?

Молодой человек даже не обернулся к ней. Он вошел в комнату, но перед тем как закрыть дверь, сказал:

- Это то, о чем я не могу рассказать тебе.

Кенди осталась неподвижно стоять около комнаты для гостей. Зачем Томасу быть таким загадочным и так избегать ее вопросов? Она почувствовала необходимость войти к нему в комнату и вынудить его рассказать ей все, но удержалась от этого шага. Если то, что он сказал, правда, то с его матерью случилось что-то ужасное, а если это так, то она не могла выпытывать из него это признание. Она должна уважать его молчание, и у нее были еще другие дела: ей еще предстояло проверить его чувства к Сюзанне.

Девушка направилась к своей комнате, чтобы приготовиться ко сну и поспать несколько часов, однако внезапная боль в сердце обеспокоила ее. Она подумала о Терри. Возможно, Томас был неправ относительно проклятия и того, что Терри все еще любит ее. Нет, она не могла спокойно думать об этом.

Стараясь перенести свое внимание и мысли на что-то другое, Кенди вошла в свою комнату, помолилась и, забравшись в постель, свернулась калачиком, пытаясь думать о своих многочисленных проблемах. Однако, образ Терри не покидал ее. Он был таким сияющим и сильным, что как она ни старалась, она не смогла сомкнуть глаз.


Сколько времени он провел в таком состоянии, лежа на постели как мертвый? Он не знал. Обычно алкоголь производил на него молниеносный эффект; стирал разум и затягивал облаками сердце. Но не сегодня... Как бы ему хотелось уснуть и не проснуться... не думать... не думать и не вспоминать о ней. Но он был жив.

Однако, зачем умирать физически, если душевно он был уже мертв?.. Как человек может жить без души?.. Он все потерял. Она украла у него все. С первого раза, как только он увидел ее, она украла его сердце, потом его жизнь, а сейчас она лишила его надежды, единственного благородного чувства, которое оставалось у него.

Почему она предала его? За что ранила таким образом? Он столько времени ее обожал, считая ее воплощенным в телесную оболочку ангелом. Он посвящал ей все свои вздохи, мысли и действия. Он все делал для нее... для Кенди. И как она ему отплатила? Связалась с первым же глупцом, с которым столкнулась.

Он даже не мог поверить, что это был именно Нил Леган. Этот неудачник, который часто унижал ее в колледже, который вместе со своей сестрой превратили ее жизнь в ад. А она связалась с ним. Она отдала ему свои поцелуи, ласки и свою нежность. И хотя он хотел думать, что она просто позировала ему, его разум рисовал совсем другую картину.

"Будь проклят час, когда я влюбился в тебя", - взбешенно, но безмолвно, выкрикнул он. Он смотрел на чистое и красивое лицо на картине, и хотел уничтожить ее. Ее зеленые глаза искрились чувственностью, а улыбка не могла быть красноречивее. Он так ненавидел и так обожал этот образ. Он жаждал разрушить этот образ, краски, так обегающие линии ее тела, всю эту картину, но как он ни старался, его руки не могли разрушить такую красоту. Несмотря ни на что, его сердце все также учащенно билось, когда он вспоминал ее и смотрел на картину в своих руках. Возможно, эта картина будет единственным, что останется у него от нее. Только глядя на нее, он мог бы мечтать, что Кенди его.

Он так любил ее и так сильно ненавидел. Эти два чувства безжалостно уничтожали его. Он вновь вспомнил дни в колледже и в Шотландии. Вспомнил тот первый раз, когда увидел ее на корабле. В его разуме промелькнули образы "Майского фестиваля", летних прогулок по полям... и первый поцелуй. Почему он позволил ей ударить себя? Почему он тогда почувствовал себя преступником? Он не должен был позволять ей это делать и что-то говорить. Он должен был отвезти ее в город и уложить к себе в постель... Ну и что, что они были лишь подростками? Любовь предназначена не только взрослым. Кроме того, если бы он сделал это, она бы навсегда осталась с ним, и никто не смог бы разлучить их. Она бы стала его женой, и сейчас они были бы вместе.

Но он не сделал этого. Он повел себя как благородный рыцарь, предоставляя ей время. И поэтому потерял возможность быть с ней рядом не только телом, но и душой. Ну почему он был таким глупым?.. Почему?..

После пришло время встреч и недоразумений в Америке. Несчастный случай с Сюзанной и неизбежное расставание. Если бы все было по-другому, в тот же день, когда она приехала в Нью-Йорк, она бы была его женой. Он уже все спланировал. Они бы поженились в маленькой часовне. Свидетелями были бы Альберт и его мать. У него бы хватило денег, чтобы купить и обустроить дом, и вместе с Кенди создать свою семью. Однако ничего этого не произошло. Наоборот, вместо того, чтобы быть с ней рядом, он ее потерял навсегда.

Но почему она связалась с Нилом? Может, из-за досады и горя? Нет, он даже не хотел об этом думать. Но, по крайней мере, это была менее ужасающая мысль, чем та, другая, возникшая в его голове. Он не хотел даже допускать этой мысли, но сомнения не позволяли ему даже вздохнуть. Могло ли быть, что Нил был у нее не первый? Могло ли у нее быть что-то с тем, кого она так часто вспоминала в прошлом? С Энтони? "Нет, это абсурдно, они были детьми", говорил ему разум, но сомнения нашептывали ему: "Ну и что! Ты тоже был не слишком взрослым, когда пожелал ее в первый раз. Или ты уже забыл, как она спровоцировала тебя, когда переодевалась в лесу?.. Ты даже не мог отвести от нее глаз. Ты следил за каждым ее движением, и твое воображение рисовало тебе красочные картины. Ты хотел ее для себя, хоть и был тогда еще подростком. Почему Энтони не мог почувствовать то же самое?.. И с чего бы ей отказать ему, если она так сильно любила его?"

Терренс рывком поднялся на ноги, ища следующую бутылку. Ему было необходимо еще спиртного. Еще одна порция виски не только не повредит ему, но и, возможно, позволит забыться. Он открыл шкаф и, вытащив все, что там находилось, не нашел того, что так сильно жаждал. Несколько лет назад он пообещал себе не прикасаться к спиртному и до сих пор сдерживал это обещание, но сегодня ему было просто необходимо напиться. Спустя несколько минут он понял, что искать в квартире спиртное бесполезно, так как там ничего не было.

Он взял деньги и уже собрался выходить, когда перед ним возникло прекрасное видение. Неужели это она? Она действительно здесь или это всего лишь галлюцинация? Ему казалось, что это она, хотя она была не похожа на себя. Фигура такая же, черты лица похожи, но что она делает здесь? Она пришла поиздеваться над его болью? Сказать ему, чтобы он ее забыл, потому что она предпочла ему Нила? Он не позволит ей это делать! На этот раз он будет устанавливать правила.

Молодой человек быстро приблизился к девушке и загнал ее в угол. Она даже не могла отреагировать, так быстро все произошло. Терри выпрямился во весь рост и, встав вплотную к испуганной девушке, начал безжалостную атаку.

- Зачем ты здесь, порочный ангел? Чтобы смеяться над моей любовью и болью, причиненной тобой? Иль ты пришла за утолением своей страсти, просить меня, чтоб стал я новым любовником твоим?

Девушка почувствовала, как от его слов у нее по коже побежали мурашки. Да, что такое происходит с этим парнем? Он сумасшедший! Он даже не знает ее, но все же говорит ей такие гадкие вещи.

- Иди проспись, если не хочешь, чтобы я тебя ударила!

- Вот как? - цинично промурлыкал Терри. - Ты также разговариваешь и с Нилом? Разумеется, нет. С ним ты ласкова!

- Я не понимаю, о чем ты говоришь! - прошипела она сквозь зубы.

- Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю, мой прекрасный ангел. Но на этот раз тебе не удастся одурачить меня. После того, что произойдет сегодня, ты больше не захочешь видеть и тем более возвращаться к Нилу. Ты будешь любить только меня. Кенди!

Терри резко наклонился и поцеловал ее в шею. Он был готов на все, но что-то удержало его. Этот запах... этот запах не принадлежал Кенди. Герань не была ее запахом. Ничего не говоря, он отступил на шаг и присмотрелся к ее лицу. Веснушек на переносице, которые делали Кенди такой обворожительной, не было. И глаза не такие, как у Кенди... и волосы другого оттенка... не белокурого.

- Кто ты? - спросил он, ничего не понимая.

- Идиот! - вскрикнула она, давая ему пощечину. - Вряд ли ты понимаешь, что я не та, о ком ты думаешь!

Молодой актер вновь посмотрел на нее. Ему казалось, что это Кенди. У этой девушки практически такие черты лица. Но вот волосы... волосы отливали рыжеватым оттенком. И глаза... глаза были как у феи, фиалкового цвета. Нет, это определенно не Кенди.

Внезапно, он почувствовал головокружение, и разные видения заполонили его разум. Он упал, и последнее, что он помнил, был голос его матери, раздающийся в темноте.


Кенди резко встала с постели. Она должна была выйти на улицу. Она чувствовала, что если не сделает этого, то сойдет с ума. Ей не хватало воздуха. Что с ней происходит? Почему ей так плохо?

Она начала ходить по комнате, стараясь взять под контроль свои эмоции. Но ее сердце все продолжало учащенно биться. Она не могла перестать думать о Терри. Все что ее окружало... каждая деталь... все напоминало ей о нем. Никогда раньше она не чувствовала такого. Все ли с ним в порядке? Не произошло что-нибудь серьезного? Она не знала этого, и к тому же не могла проверить.

Отчаявшись понять что-либо, она вышла из своей комнаты, чтобы сходить на холм Пони, но голос сестры Марии из открытой двери в гостиной задержал ее.

- Кенди! Ты не могла бы посидеть с нами немного?

Девушка расстроилась. Она не могла уйти, не поговорив с ними. Даже если она и не хотела ни с кем говорить, сейчас она не могла этого избежать.

- Мисс Пони, сестра Мария, я думала, вы сейчас занимаетесь с детьми, - сказала девушка, входя в гостиную.

- Мы уже позанимались с ним. Проходи, посиди с нами, - улыбаясь, ответила мисс Пони.

Кенди не могла проигнорировать ее просьбу. Она села напротив двух женщин и почувствовала, что сестра Мария была сердита. Но что, ради Бога, она могла сделать, чтобы рассердить ее?

- Кенди, - начала она спокойно, но не очень-то дружелюбно. - Ты ведь понимаешь, что уже не маленькая девочка, правда?

Девушка удивилась, услышав такой вопрос. Конечно, она знала и понимала это, но зачем сейчас говорить об этом?

- Ты уже взрослая женщина, у тебя есть работа, ты независима и способна постоять сама за себя, но все же ты должна хотя бы предупреждать тех, кто тебя любит, о принятых тобой решениях, - изрекла монахиня.

- Сестра Мария, - намного спокойнее произнесла мисс Пони, - мы не должны на нее давить, есть вещи, которые относятся только к ней.

- Понимаю, мисс Пони, но меня очень беспокоит, что Кенди скрывает их, и Томас делает то же самое, хотя он должен был нам сказать, как только принял наше гостеприимство, - рассерженно заявила сестра Мария.

Внезапно блондинка поняла, о чем они говорили. Раньше она просто не понимала их, но сейчас, услышав имя Томаса, она поняла, чем вызвано это раздражение сестры Марии. Наверняка они как-то узнали, что он был сыщиком, и испугались, не поняв, почему он приехал с ней!

- Если все это из-за Томаса, то не беспокойтесь. Ничего серьезного не произошло, - беззаботным тоном заявила девушка.

Однако, сказав эти слова, она заметила, как лица обеих женщин сразу же нахмурились. У нее было такое ощущение, что она сказала им что-то ужасное.

- Кендис Уайт Эндри! - крикнула сестра Мария тоном, очень похожим на тон мадам Элрой. - Как ты можешь говорить, что помолвка это не серьезное событие?

- Да, Кенди, очень плохо, что ты так говоришь. Если ты не уверена в своих чувствах к этому молодому человеку, ты не должна была соглашаться на его предложение, - поддакнула мисс Пони.

Кенди молчала. Она сглотнула и постаралась разобраться. С чего они взяли, что она помолвлена с Томасом?

- Да, из-за Терри тебе было плохо, и ты многое пережила, но это не дает тебя права играть с чувствами хорошего молодого человека. Если ты его не любишь, ты не должна была приезжать сюда с ним, и тем более соглашаться выйти за него замуж, - проворчала монахиня.

- Сестра Мария права, Кенди. Да, мы не против того, чтобы ты была невестой Томаса. Он очень хороший и умный парень, который, мы уверены, сможет сделать тебя счастливой. Но если ты не испытываешь к нему сильных чувств, то нехорошо так поступать с ним, - завершила мисс Пони.

- Я ничего не поняла из того, что вы только что сказали! - воскликнула Кенди. - Томас мне ни возлюбленный, ни жених. Я не понимаю, с чего вы это взяли?

Обе женщины удивленно уставились на блондинку.

- Но если Томас не твой жених, тогда... - пробормотала мисс Пони.

- Тогда то, что напечатано в газете - ложь, - с облегчением вздохнула сестра Мария.

- В газете? - переспросила Кенди.

- Да, - ответила мисс Пони. - Ты же знаешь, как я люблю читать газеты и особенно художественную колонку. Всего несколько минут назад нам принесли газету "Нью-Йорк Уилкинс", в который было написано о твоей связи с Томасом и Терри Грандчестером. Аймор Симон Байяр утверждает, что Томми ухаживал за тобой и, в конце концов, завоевал твое сердце, несмотря на твою любовь к Терри. Когда сестра Мария и я прочли эту статью и увидели фотографии, мы очень сильно обеспокоились твоим поведением. Мы подумали, что ты решила принять ухаживания Томми для того, чтобы забыть о Терри, или еще хуже, чтобы заставить его ревновать.

- Где эта газета? - возмущенно спросила блондинка.

Сестра Мария передала газету девушке, и та начала быстро читать статью. Пока она читала, она чувствовала, как ужасный палаш пересек ее сердце. Как люди могут быть такими лживыми? Томас был всего лишь ее другом. Она никогда не думала о нем, как о возлюбленном. Но сейчас многие люди подумают иначе? Альберт, мадам Элрой, Нил, Элиза, Карен Клейс, Анни, Арчи и даже Терри. Да, он уже наверняка прочитал эту статью и подумал о самом худшем. Если же ее двое матерей готовы были поверить в эту ложь, не поговорив сначала с ней, то почему бы и Терри не сделать то же самое?

- Где Томас? - спросила девушка.

- Вышел немного подышать свежим воздухом, - ответила сестра Мария. - Он наверняка сейчас на холме.

Девушка вылетела из дома. Она была в таком состоянии, что даже не услышала, как двое женщин окликнули ее. Не прошло и пяти минут, как она была уже на вершине холма, на котором спокойно лежал Томас.

- Мне сейчас же нужно вернуться в Нью-Йорк, - заявила она.

Томас медленно повернулся и сел на корточки. Искоса глянув на нее, он сказал:

- Ты сейчас не можешь вернуться в город. Мы уже говорили об этом.

- Но мне надо туда вернуться. Они оклеветали меня, и я должна очистить свое имя, - воскликнула она, показывая Томасу газету.

Он тщательно просмотрел статью и в первые минуты так же, как и Кенди, почувствовал гнев, представив то, что Сюзанна могла уже прочитать эту статью. Однако он смог удержать свой гнев внутри. Он решил забыть ее и оставить все в прошлом. Даже если она и прочитала газету, то он не должен беспокоиться. Главное сейчас было успокоить Кенди и охранять ее, чтобы она смогла привести его к убийце Беренгера.

- Не думаю, что это хорошая идея, - серьезно изрек Томас. - Даже если ты вернешься, ты ничего не сможешь изменить, так как если ты будешь с ним видеться, то всегда будешь в центре внимания прессы. Я думаю, тебе лучше проигнорировать эту статью и сделать вид, как будто ничего не случилось. Забудь об этом. Это не имеет никакого значения.

- Но это несправедливо! Все, что здесь написано - ложь... кроме того... я не хочу, чтобы люди поверили в то, чего не было, - ответила она, садясь на землю.

Томас понимал ее. Но для него эта статья и общественное мнение не имели никакого значения, а что имело то, что некий актер мог и вправду поверить в это.

- Если Ромео действительно тебя любит, то не подумает о тебе ничего плохого. Я уверен, что он обвинит в этом меня... как всегда, - сказал сыщик, садясь с ней рядом.

- А почему Терри должен обвинить тебя из-за этой статьи? - спросила Кенди.

- Потому что я ему не нравлюсь, - ответил он, не желая продолжать этот разговор.

- А почему ты ему не нравишься? - продолжала настаивать девушка.

- Потому что я намного красивее и умнее его, - шутливо ответил Томас.

- Перестать говорить глупости, Томми, - проворчала блондинка.

- Разве это глупости? Или же ты не считаешь меня более интересным, чем Ромео? - спросил он, глядя ей в глаза.

Щеки девушки быстро окрасились в красный цвет. Она не умела отвечать на такие вопросы и, прежде всего, на такие вопросы, исходящие от него. В глазах Томаса было что-то такое, что заставляло ее нервничать.

- Забудь об этом. Я не хочу слушать о том, что есть у Терри, и нет у меня, - сказал он, освобождая ее от ответа. - Он понимает, что я недостаточно сильно тебе нравлюсь, чтобы ты была со мной. Я не подходящая партия для такой девушки из высшего общества как ты. Но не беспокойся. Я тебе обещаю, что, как только мы вернемся в Нью-Йорк, я опровергну, что мисс Эндри имеет что-либо общее с таким преступником как Томас Хэтуэй. Даже больше, я скажу, что мы даже не друзья. После этого, я уверен, Ромео успокоится, и все забудут об этой статье. Твоя проблема будет решена. Ты хочешь еще что-нибудь?

Блондинка молчала. Томми говорил с ней таким враждебным тоном, как будто ненавидел ее. Она не хотела этого. Она только желала, чтобы открылась правда, но, видимо, он не понял этого и обиделся на нее.

- Во-первых, меня нисколько не беспокоит, что мое имя связывают с твоим, однако, мне не нравится, что в этой статье написано то, что не является верным. Во-вторых, я не из высшего общества, и ты это прекрасно знаешь. И в-третьих, кто сказал, что ты преступник? Наоборот, ты сыщик и очень хороший человек...

Девушка внезапно замолчала. Она закрыла рот руками. Зачем она сказала все это?



 





Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 233 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы