Пятница, 22.02.2019, 23:15
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Тени прошлого (гл.2)
Глава 2
В объятиях ангела

Морозным утром сердца семьи Эндри были покрыты льдом. Прошло уже три дня, но никто ничего так и не знал о Кенди и Ниле. Да, полиция продолжала искать их следы, но им пока ничего не удалось найти. Все надеялись, что этот ужасный кошмар скоро закончится. Анни и Патти все время вслушивались в любые звуки на улице, надеясь, что кто-нибудь придет с новостями. Альберта вчера перевезли домой, и он должен был отдыхать. Слава Богу, Нил был плохим стрелком и не задел своим выстрелом жизненно важных органов.

Через некоторое время Анни и Патти услышали голоса и выбежали, чтобы посмотреть, кто пришел. Они увидели следователя в кабинете Альберта и Арчи.

- Вы что-нибудь узнали? Вы нашли Кенди?

- Боюсь, у меня плохие новости, господин Корнуолл. Сегодня, на рассвете мы нашли автомобиль мистера Легана, приблизительно в ста километрах от Чикаго.

- А где Нил и Кенди? Где они?

- Мне очень жаль, мистер Корнуэлл. Но все указывает на то, что произошла авария. Похоже, что автомобиль врезался в дерево и через несколько минут взорвался. Пассажиры не успели выйти.

- Что это значит?

- Мне очень жаль, но все указывает на то, что тела, найденные в автомобиле, принадлежат мистеру Легану и мисс Эндри.

Арчи почувствовал, как резкая боль прокатилась по его сердцу, когда он осознал слова следователя. Кенди, милая девочка, которая навсегда поселилась в его сердце и должна была еще долго жить и быть счастливой, иметь семью и детей, умерла.

- Тела будут перевезены через пару дней, и вы сможете заняться похоронами. Соболезную, - сказал следователь и вышел из кабинета.

Арчи оперся обеими руками и на стол и почувствовал, как по его щекам потекли слезы. "Кенди, нет", подумал он. Он просто не мог поверить, что она погибла по вине этого ничтожного человека. Молодой человек не слышал, как к нему подошла его жена и обняла его. Он так же обнял ее и еще сильнее заплакал. А Анни, у которой сердце болело не меньше, чем у него, решила, что, несмотря на все, она должна быть сильной, как когда-то Кенди.

Это известие полностью опустошило семью Эндри. Альберт был печален, и на его лице застыла тень горечи; Патти и Анни старались быть сильными и держаться, вспоминая то время, когда Кенди была с ними рядом. Наказание мадам Элрой для Леганов было суровым: Нил не мог быть похоронен на семейном кладбище и был стерт из генеалогического древа семьи Эндри; его имя запрещалось произносить, потому что он опозорил семью и был повинен в смерти одной из Эндри.

Этим же вечером Арчи зашел в спальню Кенди. Он чувствовал себя одиноким и думал, что мир его рассыпался на осколки. Пройдя по комнате, он подошел к ее письменному столу, открыл один из ящиков и нашел два письма, адресованные Сюзанне и Терри. Он удивился, что они не были отправлены. Подумав, Арчи решил, что должен узнать, любила ли все еще его, Терри, Кенди, и если любила, то, возможно, ему следует рассказать о том, что она погибла? Он выдвинул центральный ящик и нашел дневник Кенди; он пролистал его и начал читать лишь самую последнюю страницу:

14 декабря, 1917

Завтра моя свадьба с Альбертом, и хотя я решила не оглядываться в прошлое, я все еще не могу забыть Терри и, несмотря на то, что он принадлежит другой женщине, я все еще люблю его. Да, у меня уже нет надежды, что я когда-нибудь вновь буду с ним, но все же каждую ночь я вспоминаю его, его запах, его взгляд, который сжигал меня своей страстью. Мои губы все еще помнят его поцелуй, единственный поцелуй, который у меня от него остался и который я никогда не смогу забыть. Несмотря ни на что, я все еще продолжаю его любить...

Арчи не стал дочитывать до конца, так как его подозрения оправдались, и, взяв дневник Кенди с собой, он вышел из ее спальни, чтобы спрятать его у себя, чтобы никто из посторонних не нашел его и не мог воспользоваться им в ущерб памяти Кенди. Также он написал телеграмму, которую завтра отправит Терри.


Этим утром, в день похорон, шел сильный дождь. Казалось, что небо, как и люди, оплакивало смерть прекрасного человека; Альберт даже встал с инвалидного кресла, чтобы сказать последние прощай своей Кенди. Патти стояла с ним рядом, в последнее время она была все время с ним, чтобы поддержать его; Анни с Арчи и с их маленькой дочерью Евой тоже неподвижно стояли под дождем. Семья Леганов, похоронив своего сына, уехала в Европу, надеясь, что со временем все сплетни и россказни улягутся, и они смогут вернуться.

Похороны всегда грустны, и не только друзья и семья Кенди провожали ее в последний путь. Там также были мисс Пони с сестрой Марией, Том и Джимми. Все они оплакивали смерть своей подруги... дочери... Никто из них не мог поверить в то, что они никогда больше не увидят Кенди.

Спустя некоторое время похоронная служба закончилась, и все ушли, однако тень за деревом, наблюдавшая за похоронами издали, не двинулась с места.

Когда он убедился, что все ушли, он подошел к могиле Кенди, чтобы проститься... он достал из кармана маленькую металлическую гармонику и заиграл прощальную мелодию, однако он не смог долго играть, так как слезы боли и тоски становились все сильнее.

- Кенди, почему? Почему? Почему? Я даже не могу поверить, что тебя уже нет, что ты умерла... Сейчас я понимаю, любовь моя, что не должен был позволять тебе уйти тем вечером... наоборот, я должен был умолять тебя остаться... Боже мой, как я смогу жить, зная, что тебя больше нет? Что больше тебя никогда не увижу? Ты была воздухом, которым я дышал... ты была всем для меня, и вот я тебя потерял, Кенди.

Встав на колени перед могилой Кенди, Терри выпустил из себя всю боль и отчаяние от потери единственной женщины, которую он любил. Как он будет жить без нее? Он хотел умереть... исчезнуть... но все равно, даже если пройдет много лет, он никогда не забудет ее, и, возможно, когда-нибудь в другой жизни он вновь встретится с ней, а пока он достал из кармана маленький складной ножик и, порезав себе ладонь, пролил свою кровь на могилу.

- Кенди, я оставлю здесь свою кровь, которая будет всегда с тобой, до тех пор, пока мы вновь не встретимся. Я возьму с собой немного земли с твоей могилы, чтобы каждый день помнить, что настанет день, когда ты придешь за мной, и мы никогда больше не расстанемся, - сказал Терри, доставая платок и кладя туда немного земли.

Молодой человек медленно уходил с кладбища, где была похоронена Кенди, к своей неизбежной судьбе. Прибыв обратно в Нью-Йорк, он начал строительство дома, который уже планировал построить для Сюзанны, и нанял самых лучших в художников, чтобы они нарисовали в полный рост картину Кенди с фотографии, которую он вырезал из газеты. Он также выразил Альберту свои соболезнования и попросил его дать ему один отросток от розы "Прекрасная Кенди", чтобы он мог посадить ее у себя. Спустя три месяца состоялась простая свадьба Терри и Сюзанны, и он попросил свою жену, чтобы она позволила ему создать его собственное отдельное место, где бы он мог бывать только один.


Вокруг нее все переливалось разными цветами, она вдруг оказалась на зеленом поле. Она посмотрела вверх и увидела голубое небо. Она прекрасно знала это место; она шла по долине своего детства к холму, на котором возвышался Отец-Дерево. Она никогда в жизни не видала такого изобилия красок. Она подошла к дереву и, сев около него, залюбовалась красивыми красками вечера.

Он еще долго сидела под деревом и чувствовала себя так спокойно, как никогда в жизни. Внезапно, вдалеке она увидела фигуру молодого человека, идущего к ней. Она узнала его, узнала его глаза и волосы.

- Энтони! - крикнула она, быстро вставая. Она побежала к нему навстречу, не обращая внимания, что ее соломенная шляпка слетела у нее с головы.

Энтони нежно обнял ее и ласково поцеловал в лоб.

- Привет, - сказал он, улыбаясь.

- Энтони, но что ты здесь делаешь? Ты ведь мертв...

- А у меня другой вопрос: что делаешь здесь ты? Ты не должна быть здесь, твое время еще не пришло и ты должна возвратиться.

- Нет, Энтони, ты ошибаешься, я не хочу возвращаться. И знаешь почему? Я все потеряла. Сначала тебя, потом Терри, и, в конце концов, Альберта! Я уверена, что должна сейчас остаться здесь, с тобой.

- Ты ошибаешься, Кенди, Альберт не умер, он жив... - "Слава Богу, что он остался жив", - подумал он.

- Все равно, я не хочу возвращаться, Энтони. Мне будет гораздо лучше здесь, с тобой. Там у меня ничего нет, даже любовь Альберта не смогла успокоить мою душу. Зачем мне туда возвращаться? Я не хочу больше терпеть боль, я не хочу больше ни о чем переживать.

- Ты не хочешь вернуться даже ради любви? Или ты не хочешь снова полюбить? - спросил Энтони, но он не ждал ее ответа, так как знал, что она сама закрыла любви дверь в свое сердце, когда позволила Терри остаться с Сюзанной.

- Об Альберте ты не должна беспокоиться, принцесса, он найдет свою дорогу в жизни, и ты тоже должна это сделать.

- Но как я могу найти свою дорогу, если для меня уже ничего не существует?..

- Существует, ты должна вернуться в свой дом, в свой настоящий дом.

- Кроме того, - раздался голос Стира, который внезапно появился, - люди нуждаются в тебе там. А чтобы быть с нами, должно прийти твое время, а оно еще не пришло, Кенди.

- Стир, как я рада тебя видеть, но я не понимаю, почему ты так говоришь.

- Ты видишь вон ту девушку, вон, там?

- Да, у нее в руках маленький ребенок, да?

- Да, и они нуждаются в тебе. Возможно, Патрик сможет сам справиться, но Николь - нет, и ее новорожденный ребенок тоже не справится без тебя. Ты должна вернуться и помнить, что ты нужна Николь... Николь...

Внезапно голоса Энтони и Стира утихли, и солнце полностью померкло. Она почувствовала, что что-то тянет и толкает ее вниз. Ее дыхание участилось, и сердце начало бешено колотиться, когда она вдруг почувствовала боль во всем теле и поняла, что не может двигаться. Она с трудом приоткрыла глаза, но свет причинял боль, и она вновь закрыла их. Однако, собравшись с силами, она еще раз попыталась открыть глаза и свыкнуться с ярким светом. Спустя несколько минут, когда она привыкла к свету, она увидела женщину, которая растерянно смотрела на нее. Она хотела что-то сказать, но не могла. Мгновение спустя она услышала, как женщина взволновано воскликнула:

- Доктор Паркер, мадам Кэрол, идите сюда скорее, пожалуйста, мисс, наконец-то, проснулась!

Пожилой человек и какая-то дама вошли в комнату, но она не смогла их хорошо рассмотреть, так как ее глаза все еще не привыкли к яркому свету, бьющему из окна. Был полдень, и ей было очень жарко, она снова попыталась что-нибудь сказать, но вновь не смогла.

- Вижу, вы проснулись, мисс, - сказал пожилой человек, которой подошел к постели, где она лежала, и чье имя было Томас Паркер. Он был личным доктором семьи Эндрэссей более восемнадцати лет. Он был действительно удивительным человеком. После того, как он стал вдовцом пять лет назад, он полностью посвятил себя медицине, давая различные консультации как беднякам, так и богачам. Он основал больницу для бедных, но помимо этого возглавлял одну из лучших больниц в Бостоне, в городе, из которого он был родом.

В тот день, когда Стюарт, сын графа и графини Эндрэссей, приехал домой и привез с собой девушку, которую он нашел в лесу, доктор Паркер находился как раз у них дома. Девушка была в плохом состоянии, так как, по его мнению, она очень долгое время пробыла под открытым небом, лежа в снегу. Он подумал, что если бы Стюарт ее не нашел, то она бы умерла; ее тело было обморожено, но Томаса Паркера больше всего волновало, что она пребывает в шоке, так как она ни на что не реагировала. После того, как он осмотрел ее, он дал ей лекарства, и она впала в глубокий сон, от которого потом очень долго не могла пробудиться. С каждым днем доктор Паркер все больше и больше сомневался в том, что она хочет жить, так как она не приходила в себя. Спустя три бесконечных месяцев агонии, она проснулась и победила смерть, и это было началом большой борьбы за то, чтобы жить.

Кенди вновь сделала попытку заговорить, но опять же не смогла ничего сказать. Она чувствовала такую слабость и усталость, как будто только что вернулась из утомительного путешествия.

- Не надо разговаривать, мисс, берегите силы. Я сейчас осмотрю Вас, но Вы уж привыкайте быть в сознании, - сказал Паркер и принялся осматривать девушку. На ее теле уже не осталось никаких следов обморожения, и он благодарил Бога, что ее жизнь уже не подвергается опасности. Однако, несмотря на свой прогноз, он знал, что девушке нужно будет пройти много разных терапий, чтобы набрать силу, чтобы вновь учиться двигаться и ходить. Это займет много времени, но он был уверен, что она сможет это сделать, раз смогла победить самое сложное - смерть.

После того, как доктор Паркер до конца осмотрел ее, леди, которая стояла невдалеке, приблизилась к постели. Она была высокой и необыкновенно красивой: у нее была самая белоснежная кожа, которую Кенди когда-либо видела, волнистые белокурые волосы, забранные в простой пучок на затылке, ее глаза были такими синими, словно море, у нее был маленький, чуть вздернутый нос и нежный голос матери, которым она обратилась к ней:

- Привет, наверное, ты немного запуталась и не понимаешь, кто мы такие, да? - Кенди слабо кивнула. - Хорошо, прежде всего, меня зовут Кэрол, я графиня Эндрэссей, и это мой дом. Где-то около трех месяцев назад, мой сын нашел тебя в лесу и привез тебя сюда, к нам. С тех пор ты находишься здесь.

Три месяца! Кенди не могла в это поверить. Она ничего не помнила. Она посмотрела на свои руки и не узнала их, она не могла вспомнить своего тела, она ничего не могла вспомнить.

- Ты помнишь, как тебя зовут? Свое имя?

Конечно, она знала... но не могла вспомнить... внезапно, она вспомнила далекий голос, который нашептывал ей: "Помни Николь... Николь..."

- Ник... Нико... - пыталась она сказать.

Глаза графини наполнились слезами, когда она услышала ее ответ. У этой девушки было такое же имя, как и у ее умершей дочери, Николь Эндрэссей, которая погибла около года назад, упав с лошади во время охоты в лесу со своим братом Стюартом. Эта потеря принесла графине очень много горя. Николь было бы сейчас столько же лет, сколько и девушке, которая лежала в постели в ее комнате. Они были так похожи: обе с зелеными глазами, белокурыми волосами и почти одинаковым лицом. Можно было бы сказать, что это одна и та же девушка - Николь.

Доктор Паркер заметил, как разволновалась графиня, и хотел успокоить ее, но она отвергла его помощь. Она хотела побольше узнать о жизни девушки, которая так напоминала ей погибшую дочь. Она высушила свои слезы кружевным платком и вновь начала расспрашивать Кенди:

- У тебя очень красивое имя, Николь. Но как твоя фамилия? Ты помнишь, что с тобой произошло?

Кенди не ответила. Она помнила лишь это имя, но не была уверена, что оно было ее. Она попробовала что-нибудь вспомнить, но в ее разуме была темнота.

- Нет... нет... - ответила она.

- Не беспокойтесь, - сказал доктор Паркер, - это нормально. Я полагаю, что у Вас временная потеря памяти, которая со временем исчезнет, и я уверен, что Вы все вспомните, и тогда точно скажете, кто Вы. Но сейчас самое главное, это ваше здоровье. С завтрашнего дня вы начнете делать упражнения, чтобы восстановить подвижность.

Кенди кивнула в знак согласия и подумала, что, возможно, этот доктор прав, и со временем она все вспомнит. Доктор Паркер ввел ей успокоительное, и она заснула.

Семья, в которой оказалась Кенди, была семьей потомков графа Сольтана дэ Эндрессэй, принадлежащей к венгерской аристократии в 1520 году, когда произошло турецкое вторжение под командованием султана Солимана Великолепного, который проиграл битву Луису II Венгерскому. Луис II вынудил самых влиятельных сторонников султана перейти на его сторону либо отправляться в ссылку, а то и на смерть. Сам султан выбрал ссылку. Он уехал далеко от своей родины, но не расстался со своими мечтами.

Местом своего нового дома молодой султан выбрал Англию, где начал новую жизнь вдали от всех дорогих ему людей. Султан был очень красив: он был высок, черноволос, его кожа была цвета молочного шоколада, а его глаза были чисто зелеными. Все это придавало ему сходство с цыганами. Ни одна из женщин не могла устоять перед ним. Он был добр, любезен и хороший советчик. Спустя некоторое время его пребывания в Англии, он приобрел благосклонность самого короля, который подарил ему титул графа и предоставил владения, где бы он мог проживать и процветать.

Титул графа Эндрессэй переходил из поколения в поколение, и через несколько столетий он достался Филиппу дэ Эндрессэй, молодому человеку, двадцати пяти лет, элегантному брюнету с зелеными глазами, который во время одного из балов влюбился в Кэрол Гамильтон. Ей было тогда немногим более шестнадцати лет, и она приехала в Лондон только три месяца назад, после четырехлетнего пребывания в школе для девочек в Швейцарии, где всегда учились дочери Гамильтонов. Она была необыкновенно красива, ее белокурые волосы были просто восхитительны, а губы нежные и манящие, однако еще большее внимание его привлек цвет ее глаз: они были глубокого синего цвета, как две капельки океана, такие чистые, но в то же время, и такие загадочные. С того дня он знал, что она должна была принадлежать ему, и только тогда, когда она станет его женой, он будет полностью счастлив.

А у Кэрол, несмотря на ее юный возраст, были проблемы. Она влюбилась в рабочего своего отца, Рене Дженкинса, чье происхождение было ужасным, слишком ужасным, чтобы ее отец согласился, чтобы она вышла за него замуж. Однако для Кэрол это не имело никакого значения. В первый раз, когда она увидела его после своего возвращения из Швейцарии, работающим у ее отца шофером, она влюбилась в него. В тот день она рассеянно шла по коридору и случайно столкнулась с ним. Он был высок, его кожа была шоколадного цвета, и у него были такие же, как и у нее, синие глаза. Рене был мулатом, но это лишь усиливало ее интерес к нему. С того момента, когда они посмотрели друг другу в глаза, они отчаянно влюбились друг в друга. Однако, планы отца Кэрол не соответствовали ее, и вскоре он встал на дороге этой большой любви.

У Ричарда Гамильтона были замечательные планы относительно дочери - он собирался выдать ее замуж за английского аристократа, за Филипа графа Эндрессэейя, видного молодого человека с большим состоянием. Его семья была в благосклонности у короля с тех самых пор, как Сольтан Эндрессэей приехал в Англию. Еще задолго до того, как его дочь вернулась из Швейцарии, Ричард уже начался интересоваться молодым графом и рассказал ему о своей дочери. Он был очень рад, когда на балу ему показалось, что она ему очень понравилась.

С того дня, как Кэрол познакомилась с Рене, они начали переписываться и тайно встречаться. Они создали свой мир, где правила лишь любовь. Однако внезапно на них обрушилась беда, потому что однажды мистеру Гамильтону случайно попало письмо, которое Рене передал со служанкой Кэрол. Ее отец был в гневе, он запретил ей покидать свою комнату и полностью отгородив ее от внешнего мира, быстро договорился о ее браке с графом Эндрессэй. Кэрол должна была выйти за него замуж через две недели.

Девушка также была очень зла на своего отца. Ее мать умерла несколько лет назад, и она была уверена, что отец старается от нее избавиться, чтобы вновь жениться. Она возненавидела его всей душой за то, что он вынуждал ее делать то, чего она не желала; тем более, он знал, что она была влюблена в другого. С помощью Берты, своей компаньонки, она передала Рене записку, в которой говорилось, что за день до свадьбы они убегут. Они договорились встретиться ровно через десять кварталов от особняка Гамильтонов. И вот настал этот день, и она без особых проблем выскользнула из дома незаметной. Своим побегом она хотела заставить своего отца понять, что он совершает ошибку, и отменить ее церемонию бракосочетания с Филиппом.

Придя на то место, где она договорилась встретиться со своим возлюбленным, она прождала долгое время, и когда рассвет уже показался на небосклоне, она поняла, что он не придет. Она почувствовала себя обманутой и преданной из-за того, что с такой невинностью поддалась своей страсти, которая никогда бы не смогла сделать ее счастливой. С разбитым сердцем она вернулась домой и начала готовиться к свадьбе.

Кэрол никогда не узнала, что в действительности произошло с Рене. Тем вечером он шел на встречу с девушкой, однако, он не подумал о том, что в настоящее время существовали люди, которые ненавидели тех, у кого цвет кожи такой, как у Рене. И этим вечером он наткнулся на таких людей, которые сначала жестоко избили его, а потом ударили несколько раз ножом в грудь. Рене не пришел на встречу с Кэрол, потому что погиб этим вечером.

Для Кэрол день ее свадьбы превратился в настоящий кошмар: она была подавлена и не чувствовала ничего, кроме пустоты. Она выходила замуж за Филиппа и приняла решение не только никогда больше не вспоминать о прошлом, но и не думать о будущем. У нее не осталось никаких иллюзий, надежд, ничего. Она решила жить настоящим. Она выходила замуж за чудесного человека, который со временем заслужит ее доверие и дружбу, заслужит все, кроме ее любви.

Три года спустя, Кэрол с мужем решили переехать в Бостон, чтобы уладить некоторые дела, которые имелись у Филиппа в Америке. В это время Кэрол уже была беременна, и спустя некоторое время у нее родились двое очаровательных детей. Первым на свет проявился мальчик, Стюард, который унаследовал от своего отца черные как смоль волосы и большие зеленые глаза, а от матери только вьющиеся волосы. Ровно через три минуты за своим братом последовала девочка, Николь, внешне очень похожая на Кэрол, но с зелеными глазами отца. Этот день был самым счастливым днем в жизни Кэрол.

Восемнадцать лет спустя бракосочетания Филиппа и Кэрол, графиня Эндрессэй осталась вдовой: ее любящий муж умер от инфаркта. Графиня не слишком долго горевала, так как думала, что Филипп обрел свободу от женщины, которая не смогла полностью ответить на его любовь. С этого дня пятнадцатилетний Стюард стал новым графом Эндрессэй.

После смерти Филиппа, Кэрол вспомнила прошлое и того молодого человека, которого она так любила, и который так больно предал ее. Она вспомнила о той боли, которая охватила ее, когда Рене не пришел к ней на встречу, вспомнила о его поцелуях, о ласках, о его обещаниях, и о долгом ожидании его до рассвета. Сейчас, когда она повзрослела, и прошло много лет, она поняла, что с Рене что-то произошло, из-за чего он тогда не пришел к ней. Она понимала, что не может продолжать избегать своего прошлого, и тогда она решила нанять частного детектива, чтобы он нашел ее потерянную любовь.

Спустя несколько месяцев, она узнала, почему Рене не пришел к ней тем вечером. Она пролила оставшиеся у нее слезы и собралась с силами, чтобы вновь попытаться стать счастливой, однако она тогда еще не знала, что в недалеком будущем несчастье вновь постучится к ней в дом.

В девятнадцать лет Стюарт и Николь были очень счастливыми и радостными. Они не позволили себе, чтобы боль от потери отца возымела над ними силу и отгородила их друг от друга. Наоборот, они еще больше сблизились: Стюард начал рассказывать Николь о своих деловых проблемах, о своих снах, стремлениях, и Николь отвечала ему тем же.

Весной 1917 года они отправились в город, где находилось только два графства: Лейквуд и Ривертаун, где правил мир и спокойствие.

Брат и сестра, как и все потомки венгров, очень любили скакать на конях. Они были ярыми поклонниками скачек на полной скорости с препятствиями. В этот день Стюард с Николь как раз занимались своим самым любимым делом - скачками. Несколько месяцев назад они приказали построить поле с препятствиями в Ривертауне. Это поле пересекало часть леса, маленькую речку и болото. В этот день Николь, как и всегда, обогнала своего брата и мчалась к ограде, украшенной розами, за которой они установили финишную черту. Николь была в восторге от предвкушения победы, и, не обращая внимания на то, что дорога была скользкая от недавнего дождя, она ударила хлыстом своего коня, чтобы тот взял последнее препятствие - ограду. Однако, она не могла и предположить, что во время прыжка ее конь поскользнется, и она вылетит из седла. Она сильно ударилась головой об ограду, и почти моментально умерла.

Для ее семьи ее гибель была сильным ударом. Ее мать и брат были полностью опустошены. В связи с охватившим их горем они ничего не сказали о смерти Николь своим друзьям. Кэрол и ее сын решили остаться в Ривертауне, и только иногда Стюард ездил в Бостон или в Нью-Йорк по делам. Всем своим друзьям, которые спрашивали его о сестре, он говорил одно и тоже: Николь упала с лошади и сильно ударилась, и до тех пор, пока она полностью не поправится, никто не сможет увидеть ее. Единственным, кто знал правду, был доктор Томас Паркер.

В полном молчании молодой человек прошел в спальню, ранее принадлежащую его сестре.

- Как она? - спросил Стюарт у Берты, компаньонки своей матери.

- Намного лучше. Твоя мать уже рассказала тебе, что она очнулась и сказала нам свое имя?

- Да, она мне сказала об этом, как только я приехал. Я очень рад этому.

- Я очень рада, что ты спас эту девушку. Она бы не выжила, если бы не ты.

- Я так не думаю, мне кажется, она сильная, и только благодаря этому она осталась жива... Ты не против, если я останусь с ней наедине?

- Конечно, нет. Я пойду приготовлю ужин. Наверняка она скоро проснется и захочет поесть, - ответила Берта и вышла из спальни. Стюард присел на край постели, на которой лежала Кенди. Она показалась ему еще более красивой, чем тогда, когда он видел ее в прошлый раз. Ее губы уже восстановили свой цвет, кожа была гладкой и белой, если не считать естественного румянца на щеках. Ее лицо выражало спокойствие, спокойствие, которое снизошло на нее в первый раз за долгое время. Молодой человек прикоснулся к ее волосам и прошептал:

- Я так счастлив, видеть, что ты выздоравливаешь, веснушчатая, - вздохнул он. И действительно, Стюард был счастлив, что ей было лучше. Он все еще помнил тот поздний вечер, когда он нашел ее. В этот день шел очень сильный снег, и поэтому он не стал ездить верхом. Тем вечером он был в своей конторе, когда миссис Марч передала ему важное известие.

- Мне очень жаль прерывать Вас, но пришли полицейские и говорят, что в ваших владениях что-то произошло, и им требуется Ваша помощь.

- Спасибо, миссис Марч.

Был уже поздний вечер, когда Стюард и полицейские обследовали лес и дорогу, на которой произошел взрыв. Мужчины разделились на две группы и стали осматривать холмы, близлежащий лес и дорогу. Холод стал просто невыносим, когда Стюард и Карл, один из полицейских, увидели перед собой тело девушки. Вначале они подумали, что она мертва, так как ее губы покрыты инеем, и она не шевелилась. Их очень удивило, что девушка была одета в подвенечное платье, и на шее у нее было дорогое колье. Однако, как только Стюард подошел к ней, что-то внутри него подсказало ему, что она жива, и он, взяв ее на руки, поспешил к себе домой. Он сам не понимал, почему он это делает, но что-то в лице этой девушки показалось ему до боли знакомым. И как только он еще раз заглянул ей в лицо, он понял, что она удивительно похожа на его сестру.

Когда Стюард приехал домой, он застал там доктора Паркера. Вместе они отнесли девушку в спальню, которая раньше принадлежала Николь, и которая находилась рядом со спальней Стюарда. Вместе с доктором Паркером он провел с ней целую ночь, надеясь, что она выживет. Он заявил, что не собирается покидать эту девушку ни днем, ни ночью; он будет говорить с ней и заботиться, несмотря на то, что все, даже доктор, говорили ему, что надежды на то, что она выживет, почти нет. Однако Стюард все равно сдержал свое слово: каждую ночь он сидел рядом с ней. Если ему казалось, что ей жарко, он обтирал ее лоб прохладной материей, а если ей было холодно, он укутывал ее теплыми одеялами. В целом он заботился о ней, как о самом дорогом ему человеке.

Кенди медленно открыла глаза. Она чувствовала себя живой, даже не смотря на то, что чувствовала острую боль во всем своем теле. Подняв глаза, она увидела молодого человека, сидящего рядом с ней на постели. Она не знала почему, но он ей сразу же понравился и внушал ей доверие.

Стюарт был очень красив: он был высок, его тело было мускулистым и сильным. Девушка посмотрела на его лицо и увидела его чувственные губы; она подняла свой взгляд, пока не встретилась с изумрудно-зелеными, поразительно яркими глазами, казавшимися светлыми на смуглом лице. Его волосы были черными, как вороново крыло, и мятежно завивались на его плечах. Кенди могла бы сказать, что перед ней сидит чистокровный цыган, однако она не могла не заметить в нем высокомерие аристократии. Это сочетание показалось ей очень странным, но она не могла не признать, что он был очень привлекателен.

Стюард улыбнулся, когда увидел, что Кенди смотрит на него.

- Привет, веснушчатая, как ты себя чувствуешь? - спросил он, и Кенди тоже улыбнулась, услышав его голос. - Мне нравится, что ты улыбаешься. Это знак того, что ты чувствуешь себя намного лучше, чем мне сказали. Ты уже можешь говорить, правда?

- Да, правда. А почему ты называешь меня веснушчатая?

- Вот поэтому, смотри, - сказал он, беря с тумбочки зеркало и поворачивая его к ней, чтобы она могла посмотреть на себя. Кенди, посмотрев на свое отражение, засмеялась, увидев на своем носу веснушки. - Вижу, что тебе они нравятся. Ты становишься еще красивее, когда улыбаешься, а не тогда, когда плачешь... - услышав его слова, Кенди показалось, что она когда-то их уже слышала, но не могла вспомнить где. Слезинка покатилась по ее щеке.

- Почему ты плачешь? Разве я только что не сказал, что ты становишься красивее, когда улыбаешься, а не плачешь?

- Я не плачу... - Стюард поднес руку к лицу девушки и, смахнув слезинку, поднес ее к своему рту и попробовал ее на вкус.

- По мне, это вкус слез... не беспокойся, веснушчатая, ты скоро выздоровеешь. Хотя тебе сначала будет тяжело, но я верю, что ты справишься. Я о тебе позабочусь и буду всегда рядом, когда понадоблюсь тебе.

Кенди поверила его словам. Молодой человек обнял ее, и девушка почувствовала тепло и нежность его объятия, и еще она почувствовала себя защищенной, как будто в объятиях ангела. Кенди обняла его и почувствовала, как его губы с нежностью касаются ее лба.

В объятиях ангела, Кенди знала, что не было на свете места лучше, чем здесь. Взгляд Стюарда подбадривал ее. Она видела в его глазах нежность и любовь, однако не заметила, что в его взгляде промелькнула вспышка страстного огня... скрытого чувства. Кенди позволила ему себя утешить, потому что ощущала, что пока она в его объятиях, ничего плохого не произойдет.

______________________________

От автора:

Я надеюсь, что вам понравилась эта глава. Я также хочу принести свою благодарность Клэе и Мессе. Что касается этого фика, хочу сказать вам правду: здесь я представляю Кенди с большим количеством слабостей, которые существуют у каждого человека.

Я уже работаю над третьей главой, так что ждите продолжения. Если у вас есть комментарии, пожалуйста, присылайте их на мой e-mail: claudia_ponce@yahoo.com. Большое спасибо всем тем, кто читает мое сумасшествие.
Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 858 | Рейтинг: 3.2/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы