Пятница, 22.02.2019, 23:28
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Столкновение в вихре (глава 12ч.2)
Ив Бонно был подавлен. Дела у него шли неважно. Кенди была более уклончива и далека, чем когда-либо, но он видел ее несколько раз, разговаривающую с "maudit ricain" (чертовым американцем) с большой фамильярностью. Но самое худшее случилось пару дней назад. Он набрался смелости, чтобы пригласить молодую женщину на праздник, который вскоре намечался. Майор Волар был произведен в полковники, и потому он устраивал балл и обед для всех своих коллег и друзей. Это обещало быть заметным событием, потому что Волар принадлежал довольно престижному в социальном плане семейству, и все высшее общество Парижа, разумеется, собиралось там быть.

К сожалению, Кенди отклонила приглашение так тактично, как могла, но столь же и твердо. Ив думал, что его усилия окончательно пошли прахом. Как он хотел, чтобы Морис Дюваль был жив, чтобы дать ему хороший совет, но старый добрый доктор уже покинул этот мир, и молодой человек должен был сам искать выход из ситуации.

В довершение его депрессивного настроя, этим утром он получил уведомление, которое очень его взволновало. Время завоевания его леди поразительно сокращалось.

Ив печально вздохнул, медленно идя по коридору. Он был погружен в печальнейшие грезы. Наполовину в этом мире, наполовину в своей собственной грустной вселенной. И в этот момент он натолкнулся на молодую блондинку с очаровательно пылающим лицом и гневом в глазах.

- Доброе утро Ив! - сказала она странным голосом, значение которого он не мог понять.

- Bon jour, Кенди, - ответил он, ожидая, что она пройдет мимо, ни слова более не говоря, как поступала обычно.

И она действительно собиралась поступить так, если бы к ней в голову не пришла безумная идея, повернувшая вспять ее шаги.

- Кстати, Ив, - сказала она с сердитыми нотками в голосе, - я подумала о твоем приглашении и принимаю его. Забери меня в 9 часов вечера. Я буду готова, - выпалила она, покидая молодого человека прежде, чем он мог что-то сказать или сделать.

- Хорошо! - было все, что он смог выговорить прежде, чем Кенди удалилась.

Молодой человек остался стоять некоторое время, не понимая, что сейчас произошло. Она была странно сердита или расстроена, это было очевидно, но зачем тогда она согласилась, если раньше так твердо отказалась?..

- О, женщины! - подумал он. - Мне никогда не понять их. Но неважно. Она сказала, что пойдет, и на сей раз я разыграю свою последнюю карту.


Был один из тех редких случаев, когда совпадали смены Кенди, Жюльен и Флэмми, и все трое не были на дежурстве в одно и то же время. Три женщины болтали в комнате Кенди и Флэмми, обсуждая тысячу важных и неважных вещей одновременно. Действительно ли Нэнси выходила с парнем? Правда, что лежачий пациент из 234-й потихоньку выходит из депрессии? Как насчет покупки одной из новых шляпок с голубыми перьями, которые так модны в этом году? Жерар написал Жюльен? Нужна ли Флэмми новая прическа?

Три женщины оживленно говорили, или по крайней мере две из них, потому что молодая блондинка почти не участвовала в разговоре. Про себя она вспоминала спор с Teрренсом, случившийся этим утром.

- Он просто глупый хам! Он заслужил затрещину после того грубого комментария! - говорила она себе. - Но... возможно... я была немного жестока с ним... разве нет? - продолжала невесело размышлять она. - Это же я упала на него! О Боже! Какой стыд! - припомнила она, слегка покраснев. - И должна признать, что он не попытался что-то сделать, когда мы были там на кровати... Если бы он не открыл свой большой рот, я бы сама извинилась, встала, и к этому времени мы бы забыли о происшедшем... Ты уверена? - спросил ее внутренний голос. - Забыла ли бы ты о том, что была так близко к нему? Разве не был аромат его духов так сладок твоим ноздрям? - сделала она паузу на секунду, ненавидя себя за то, что затерялась в своей любви к Терренсу. - Будто для меня это важно, - огрызнулась она своему внутреннему голосу, защищаясь. - Наплевать на всех девиц, которых, как он сказал, он может заполучить... которые, разумеется, у него есть в Америке...

- Кенди! Ты меня слушаешь? - снова спросила Жюльен.

- Да? - рассеянно отозвалась Кенди.

- Мы обсуждали праздник, устраиваемый полковником Воларом! - ответила Флэмми с явной скукой. - Жюльен говорила, что очень хотела бы пойти... - продолжала молодая брюнетка.

- ПРАЗДНИК!!! - вскрикнула Кенди, прижимая ладони к щекам, будто увидела привидение. - Боже милостивый! Что я наделала???

И только в этот момент до Кенди, наконец, дошли последствия ее поступка. Она была так расстроена из-за ссоры с Терри, что даже не поняла, что приняла приглашение Ива в порыве гнева. О чем она думала в тот моменте, когда застала Ива в коридоре и сказала ему, что пойдет с ним на бал? Годами спустя, когда Кенди стала старше и мудрее, она должна была признать, что в тот момент ее внутренние демоны завладели ее сердцем, и это была своего рода месть, не позволяющая разумно мыслить. Но ее разум подшутил над ней, стерев из памяти то, чем она занималась целый день, пока разговор с подругами не заставил ее столкнуться с правдой.

- Что с тобой не так, Кенди? - спросила обеспокоенная Жюльен, - Ты так внезапно побледнела. И что ты говорила про бал?

- О, все не так, - ответила встревоженная Кенди. - Я только совершила глупейшую ошибку. О, ну что мне теперь делать? - спросила она подруг.

- Если ты объяснишь, что ты сделала, мы бы смогли помочь тебе. Ты так не думаешь, Кенди? - заметила Флэмми со своей обычной собранностью.

- Мне так стыдно за себя! - только и вымолвила Кенди, мотая головой слева направо.

- Остынь, девушка, - посоветовала Жюльен, похлопывая Кенди по плечу. - А теперь соберись и скажи нам, что случилось?

Кенди подняла голову, обратила зеленые глаза на Жюльен, а потом на Флэмми.

- Вы, наверное, подумаете, что я чудовище, - сказала Кенди, решившись заговорить.

- Брось, Кенди, никто тебя не считает здесь чудовищем, - ответила Флэмми, начиная терять терпение. - Просто скажи, что случилось.

- Ну, сегодня я поссорилась с Терри, - сказала блондинка с грустным взглядом.

- Это не новость, - хихикнула Жюльен, но, заметив, что Кенди действительно расстроена, женщина приложила все силы, чтобы справиться с весельем. - И что на этот раз, можно спросить?

- Мне правда не хочется сейчас об этом говорить, но из-за спора я сделала кое-что, чего не должна была делать, - объяснила Кенди, опуская глаза.

- О, Кенди, не драматизируй и прямо скажи, что ты сделала, - скомандовала Флэмми.

- Я... Я так рассердилась на Терри... что,.. когда, - блондинка колебалась, разминая одну руку в другой, - когда я увидела в коридоре Ива только что после ссоры... я не знаю, что на меня нашло... я... сказала Иву, что пойду с ним на праздник полковника Волара, - завершила она, наконец, свой рассказ.

Две женщины ошеломленно посмотрели на Кенди. Они просто не могли поверить тому, что услышали. Жюльен подняла брови, а на лице Флэмми сверкал странный пристальный взгляд, на секунду озадачивший Кенди.

- Но ты ведь уже решила не ходить с Ивом на эту вечеринку. Разве не так? - спросила Жюльен милым, но твердым тоном. - Почему ты сделала это, дитя мое? - спросила она, обернув свою руку вокруг плеч Кенди.

- О Жюли, - плакала блондинка. - Я не знаю, почему... Я была... так зла на Терри... и чувствовала... так много всего разного здесь внутри, - сказала она, касаясь груди. - Я понятия не имею, что случилось со мной!

Женщина постарше обняла Кенди, нежно шепча, чтобы успокоить ее, как ребенка.

- Может, подсознательно, ты все еще думаешь, что Ив - это еще одна возможность, - неясно предположила Флэмми, рассеянно глядя в окно, - и возможно, это лучшее, что ты можешь сделать. От этого Грандчестера сплошные неприятности, - прошептала она еле слышно, а на ее загорелом лице появлялось мрачное выражение.

- Нет, это не так, - возразила Кенди, высвобождаясь из рук Жюльен. - Больше чем когда-либо прежде, я убеждена, что у моих отношений с Ивом нет будущего.

- Значит, ты используешь Ива, чтобы заставить Терренса ревновать, - обвиняюще заключила Флэмми, глядя подруге прямо в глаза.

- О, нет! Я никогда не хотела этого... - поспешила объяснить блондинка. - Я не знаю, почему я сказала ему это, может, я… я... - Кенди исчерпала слова, не находя разумных объяснений своему поведению.

- Ну же, Кенди, - ободрила ее Жюльен, - не ищи объяснений сердечным тайнам. Ты сделала это, но теперь об этом сожалеешь... Разве не так?

- О да, сожалею, - кивнула Кенди. - Я думаю, мне надо отменить эту встречу.

- Нет, Вы не сделаете этого, молодая леди, - авторитетно заявила Жюльен. - Насколько я знаю Ива, он, конечно, уже успел подтвердить ваше посещение бала. Если ты отменишь сейчас, для него это будет позором. А это не очень хорошо выглядит на таких формальных приемах.

- Ты права, Жюли, - разочарованно согласилась Кенди.

- Но ты воспользуйся ситуацией, Кенди, - добавила Жюльен с легкой улыбкой.

- Воспользоваться?

- Да, используй эту возможность, чтобы искренне поговорить с Ивом и прояснить ваши отношения. Ты уверена, что тебя не заинтересует никто другой, кроме упрямого американца, не так ли? - продолжала женщина постарше.

- Если бы я могла сказать, что это не так,.. но я не могу отрицать. Ты права, Жюли.

- А ты думаешь, что будешь чувствовать то же, даже если на самом деле неинтересна мистеру Грандчестеру... Верно?

- Да! - ответила Кенди, ощущая, что целый мир опустился на ее плечи.

- Значит, настало время сказать Иву раз и навсегда, что ему не на что надеяться. Это причинит ему боль, но боюсь, что другого выхода у тебя нет. Так что, чем скорее ты покончишь с этой неопределенностью, тем лучше. Ты согласна, Флэмми? - спросила женщина, обращаясь к другой брюнетке, хранящей молчание.

- Я думаю, что так будет честно, - пробормотала Флэмми.

- Ты права, Жюли, - согласилась Кенди, опуская голову. - Я не знаю, где я найду силы, чтобы разбить сердце Ива, но другого способа нет. С другой стороны, вы двое должны мне кое-что пообещать.

- Что? - спросили две брюнетки в унисоне.

- Что Терри не узнает, что я встречусь с Ивом.

- Почему нет? - спросила смущенная Жюльен.

- Я не хочу использовать Ива. Я не собиралась этого делать. Пожалуйста, обещайте мне, что он не узнает, - умоляла молодая блондинка с самым убедительным выражением лица.

- Мой рот на замке, - ответила Флэмми, прикладывая палец ко рту.

- Жюли? - обратилась Кенди к старшей женщине, явно не желающей давать такого обещания.

- Хорошо, хорошо! Я не буду говорить бессердечному мужчине о твоем свидании, кладу руку на сердце!

- О девочки, не знаю, что бы я делала без вас! - сказала тронутая Кенди, заключая обеих подруг в свои объятия.


Красота - это оружие, свободно-конвертируемая валюта, опасная ловушка, мощный яд, который часто ослепляет мужчин и женщин; и все-таки мы считаем ее даром и стремимся, потому что это - еще и самое прекрасное создание человеческого ума. Красоту, в конце концов, мы всюду и везде хотим воссоздать. Иногда мы находим красоту в тихом вечере, в дрожащих крыльях бабочки или в мягком дыхании спящего младенца. Однако, это также и общее понятие красоты, которое меняется со временем и культурой. И этим вечером, Кенди была, несомненно, совершенным примером западной красоты... даже если она не придавала этому значения, вечно обеспокоенная веснушками на носу, представляющими собой лишь несколько розовых пятнышек, которые отличали ее особым обаянием. Да, красота - это оружие, когда женщины сознают это и знают, как это использовать. Но Кенди не имела ни малейшего понятия о страшной силе в своих руках, так что она не была искусна в ее применении.

Макияж по тем временам был почти в новинку, использовался актрисами и женщинами легкого поведения, и не был популярен до конца войны. Так что этим вечером Кенди не нанесла ничего, кроме своей обычной пудры и розовых духов. Однако, она была одной из тех редких красавиц, прирожденных блистать "au naturel". Белоснежную кожу фарфоровых щек украшал естественный румянец, а нежный розовый цвет ее соблазнительных губ не требовал какой-то хитрости для обольщения. Как и свет ее глубоких зеленых глаз, вобравших в себя и блеск изумрудов, и тени малахита.

Кенди задалась вопросом, какое платье могло бы лучше подойти для бала, но у ее подруг имелся только один вариант:

- Зеленое платье, которое ты получила в подарок на день рождения, конечно, - было немедленным предложением Жюльен, и Флэмми полностью согласилась, несмотря на свое обычное безразличие к моде и другим женским делам.

Итак, этим вечером Кенди примерила платье, хранящееся в углу шкафа с тех пор, как она получила его прошлой весной. К своему великому ужасу молодая женщина обнаружила, что линия шеи в самом деле проходила низко и оставляла плечи открытыми. Кенди посмотрела на себя в зеркало, и этот вид заставил ее покраснеть. В двадцать лет ее тело полностью сформировалось, и это платье, за зеленым шелком и черным кружевом, не оставляло никаких сомнений в признаках молодой женщины.

- Я не могу это носить! - воскликнула она.

- Да, можешь! - ответила Жюльен, делая прическу Кенди.

- Но...

- Оставь свою глупую застенчивость, платье просто потрясающее, ты в нем как мечта... и не двигайся, - ругалась старшая брюнетка. - Знаешь, я думаю, что тебе надо оставить волосы свободными. Они невероятно хороши, и заслуживают, чтобы показать их во всей красе... Я только использую ленту и несколько шпилек. Что ты думаешь, Флэмми?

- О, Жюли, она все равно бы выглядела симпатичной, - прокомментировала брюнетка, занятая глаженьем своей униформы.

- Ты говоришь так, потому что ты моя подруга, но ты должна увидеть мою давнишнюю приятельницу Энни, она действительно писаная красавица, - возразила улыбающаяся Кенди.

- Со слепой женщиной не спорю, - парировала Флэмми, высунув язык.

В девять часов Кенди была готова. Жюльен одолжила ей скромный набор, состоящий из нитки искусственного жемчуга с кулоном обсидиана и подходящих серег, единственные драгоценности, которые были у женщины. Испанский кружевной веер, подарок Флэмми по случаю, атласные бальные туфли на высоком каблуке и белые вечерние перчатки, завершали наряд. Длинные кудрявые волосы спадали непослушными локонами на ее плечи и спину, сияя золотыми искрами от вечерних искусственных огней.

Стук в дверь уведомил трех женщин, что час настал. Кенди глянула на подруг, все еще колеблясь, но они обе ободряли ее взглядом. Таким образом, блондинка глубоко вздохнула и приподняла шелковые юбки, чтобы ступить вперед, к двери.

- Добрый вечер, Ив, - застенчиво поприветствовала Кенди, открыв дверь.

Некоторое время молодой человек стоял безмолвный, потрясенный ангелом, превратившимся в богиню. Его глаза и рассудок должны были прилагать усилия, чтобы сосредоточиться в небытие, где чары Кенди не затуманивали разум.

- Добрый вечер, Кенди, - выговорил он после нескольких секунд внутренней борьбы с собой. - Mon Dieu, ты сегодня поразительно красива! - прокомментировал он, не в силах скрыть своего восхищения.

- Спасибо, Ив, ты тоже сегодня замечательно выглядишь, - сделала она ему комплимент безо всякой лжи. - Нам уже пора? - предположила она, пытаясь ослабить напряжение.

- Конечно. Добрый вечер, девушки! - сказал Ив, предоставляя свою руку Кенди, которая несмело приняла ее, опуская глаза.

- Она определенно неземная красавица! - прокомментировала Флэмми, когда пара удалилась, закрыв дверь и оставляя двух брюнеток одних в комнате. - И всегда такая очаровательная и заботливая. Все любят ее, где бы она ни была... Никоим образом я не смогла бы конкурировать с ней, - печально закончила она.

- Ma chеre Flammy, - воскликнула Жюльен, обнимая подругу, полностью осведомленная об острой боли в сердце молодой женщины.

Тем временем, очень гордый молодой человек вместе с элегантной леди шел вдоль коридоров к главному входу больницы. Проходы были почти пусты, и Кенди просила Господа избавить ее от встреч с кем-нибудь из знакомых. Но на сей раз ее молитвы не были услышаны. Когда они завернули за последний угол, на них натолкнулась хорошо знакомая фигура.

- Добрый вечер, миссис Кенвуд, - кивнул Ив, приветствуя старую леди в униформе медсестры.

- О, доктор Бонно! Кенди! Как чудесно вы двое выглядите сегодня... Куда вы идете? - спросила миссис Кенвуд с любопытствующей улыбкой.

- На праздник к полковнику Волару, мадам, и мисс Одри удостаивает меня своей компании, - гордо ответил Ив, а Кенди почувствовала, что земля исчезла у нее из-под ног.

- Понятно... хорошо повеселиться вам, мои молодые друзья, и танцуйте всю ночь! - искренне пожелала старая женщина и продолжила свой путь, дружески махая рукой.

Кенди продолжала идти рядом с Ивом, но ее в ее разуме завертелись мысли. Лора Кенвуд была самой старой медсестрой в больнице. Она была милой и доброй ирландкой, вдовой с большим сердцем и одним единственным недостатком - она слишком много болтала и понятия не имела о тактичности... но хуже всего было то, что миссис Кенвуд была еще и медсестрой Терри в ночной смене. Да, миссис Кенвуд была определенно Матушкой-Гусыней. Так что Кенди затряслась как подросток, боящийся, что его застанет собственный отец во время запрещенного свидания.

- Ты в порядке, Кенди? - спросил Ив, открывая дверь пассажирского места для молодой леди, чтобы сесть в автомобиль. - Ты побледнела!

- Я... Я в порядке, да... Должно быть, это жара... Сегодня… сегодня действительно жарко. Правда? - запнулась она.

- Да, конечно! Август в Париже всегда такой, - согласился молодой человек с приятной улыбкой.


Была тихая ночь, жаркая и звездная. Издали слышалась песня соловья, а полная луна освещала палату серебристыми лучами. По причине, которую он не мог понять, Терренсу Грандчестеру было неспокойно. Как бы он ни ворочался, заснуть он не мог. Он снял ночную сорочку и даже повязки, закрывающие рану на левом боку, он почитал немного, он походил кругами вокруг кровати, глядя в окно и даже захотел, впервые за многие годы, выкурить сигарету. Тогда он взял свою старую металлическую подругу из своего багажа и начал играть мелодию. Но этой ночью, казалось, ничто не помогало.

- Что Вы сделали, мистер Грандчестер? - спросил хриплый женский голос сзади. - Вы сняли повязки... Вы, должно быть, сумасшедший! - упрекнула старая леди в белой униформе.

Молодой человек повернул голову, чтобы увидеть женщину и одарить ее извиняющейся улыбкой.

- Миссис Кенвуд, - ответил он, - рана уже зажила, больше не нужно носить повязки! Кроме того, сегодня вечером слишком жарко!

- Нет, молодой человек, - настаивала старая леди с упреком. - Даже если она выглядит излеченной снаружи, внутри ткани могут быть еще слабы. Вы должны носить повязки, пока доктор не даст разрешения прекратить. Теперь будьте хорошим мальчиком и позвольте мне снова перевязать Вас, - сказала Лора Кенвуд своим обычным спокойным тоном, улыбнувшись.

Терри посмотрел на женщину с некоторым раздражением от ее настойчивости, хотя он не жаловался и беспрекословно повиновался.

- Прекрасная ночь, не так ли? - прокомментировала женщина, пытаясь начать разговор, пока она перевязала молодого человека. - Я вижу, Вы не можете уснуть.

- В общем, да, - признался Терри, принимая беседу как неплохое средство забыть о своем непонятном беспокойстве.

- A! Эта война - полная глупость, - продолжала Лора. - Молодые и красивые мужчины вроде Вас должны быть далеко отсюда, чтобы веселиться, ухлестывать за девушками, наслаждаться жизнью, а не на фронте, убивая друг друга, или здесь, ходя кругами, как лев в клетке, - осуждала она, хихикая.

- Вы правы, миссис Кенвуд, - согласился Терри, глядя на старую леди с симпатией.

- Молодость дается лишь однажды, дитя мое, - прокомментировала женщина, глубоко вздыхая. - Обычно я действительно беспокоюсь, когда вижу ваше поколение, оскорбленное этой борьбой. Но знаете, сынок, по крайней мере, сегодня вечером я почувствовала облегчение.

- А почему, можно узнать? - спросил Терри, поддерживая разговор.

- О, ну, в общем, я видела, что, по крайней мере, молодой человек сегодня вечером хорошо проводит время, как и должно быть. Видите ли, когда я шла сюда, я встретила доктора Бонно в коридоре. Он был полностью при параде, действительно ослепителен в своем костюме, идя на вечеринку полковника Волара. Конечно, он весь сиял, ведь он был под руку с девушкой, - мечтательно улыбнулась женщина. - И позвольте сказать Вам, что Кенди была тем, чем нужно любоваться этим вечером... Ммм, думаю, повязка готова, - болтала она. - Вот, теперь не снимайте ее, пожалуйста, и попытайтесь хорошенько поспать, сынок, - закончила она сумбурно, так что Терри едва мог ее понять.

Молодой аристократ, несколько секунд пребывающий в ступоре, наконец, сумел собраться с мыслями и как мог, попытался притвориться спокойным, также, когда был на сцене; он спросил женщину прежде, чем она покинула его, чтобы продолжить свою работу.

- Миссис Кенвуд, - позвал он старую леди, - Вы сказали, что сегодня вечером Кенди прекрасно выглядела, идя на вечеринку с Ивом Бонно. Вы сказали именно это?

- О, да, Вам нужно было видеть ее, сынок. Она была великолепна, - простодушно сказала женщина.


Свет, смех и музыка наводняли роскошный зал, полную мужчин при полном параде и женщин в изящных платьях. Зеленые гирлянды и огромные банты цвета Французского флага украшали помещение, освещенное многочисленными люстрами. Стоял длинный стол, накрытый безупречной вышитой скатертью, со всевозможными блюдами и напитками. Официанты в ливреях разносили по залу шампанское галантным мужчинам, гордо выставлявшим напоказ медали на груди, и дамам, кокетливо обмахивающимся веерами. Казалось, люди наслаждались, несмотря на напряженность, существующую в эти дни на фронте, забыв в волшебный момент празднования, что далеко на Севере, союзники отчаянно боролись в пятой битве Arras, чтобы выгнуть немецкую армию из страны.

Группа женщин среднего возраста прервали ненадолго свою беседу, когда молодая пара вошла в зал, вызывая общий восторг среди гостей. Каждый мужской взгляд в помещении восхищенно поглощал созерцанием молодой леди в debonair зеленом платье, которая грациозно шла рядом с молодым офицером.

- Это американская героиня, - сказала одна из леди в группе.

- Девушка, которая спасла потерянный отряд? - удивилась высокая белокурая женщина. - Она определенно очень красива, должна признать.

- Но где, интересно, простая медсестра вроде нее, достала такое платье? - прокомментировала третья леди с седыми волосами, затянутыми в пучок, и воспользовалась лорнетом, чтобы получше изучить наряд молодой леди.

- Ну, мой муж полагает, что она из богатого американского семейства, - прокомментировала первая леди, жена Волара.

- А откуда он это знает? - спросила белокурая леди.

- Он говорит, что ее семья имеет связи с маршалом Фошем, - сказала миссис Волар, довольная тем, что владеет такой интересной информацией.

- Очень впечатляюще. А кто этот молодой лейтенант с ней? - спросила старая седовласая леди.

- Один доктор из больницы, - уточнила миссис Волар. - Он симпатичный, не так ли?

- И у него неплохой вкус! - хихикнула блондинка, и ее комментарий вызвал общий смех в компании.


Сердце Ива едва могло найти себе места в груди. Он наблюдал, как большая часть мужчин на балу смотрела на него с намеком зависти в глазах, и он знал, что причиной общих мужских жадных взглядов была ослепительная леди, чья рука покоилась в его руке. Он также заметил, что Кенди держалась весьма уверенно и неплохо чувствовала себя в этой атмосфере высшего общества. Ив не обратил внимания, что даже когда она чувствовала отвращение к протоколу суровой элиты, молодая женщина, была знакома с ним. Чудом было и то, что она сумела сохранить свою свежесть и spontaneity спонтанность, несмотря на жестокий мир, в котором она жила с двенадцатилетнего возраста.

Молодая пара смешивалась с другими гостями, пила, ела и разговаривала с остальным приглашенным медицинским персоналом, главным образом доктора и их жены или невесты. Кенди старалась казаться спокойной и веселой, и некоторым образом, ей это удавалось. Однако, внутри она сильно тревожилась и не могла выкинуть из головы пару синих глаз. В довершение ее постоянных мыслей о человеке в ее сердце, она также волновалась и о разговоре, который, она знала, должен состояться и словах, которые она должна была сказать Иву этим вечером.

- Не хочешь ли потанцевать? - с улыбкой спросил Ив, когда оркестр начал играть первый вальс.

Молодая женщина кивнула в знак согласия, оставляя бокал на столе, и положила ладонь на предложенную молодым человеком руку. Ив был в восторге, танцуя с девушкой своей мечты, но он также отчаянно выискивал момент, чтобы поговорить с ней наедине. Хотя, сказал он себе, что этот разговор может подождать, так что он сосредоточился на приятном моменте, а его глаза пожирали каждую линию великолепной фигуры Кенди, и его тело погрузилось в сладкое удовольствие смакования близости Кенди. После вальса они танцевали кадриль, которая обычно очень нравилась блондинке, а затем снова присоединились к группе коллег.

В полночь Волар произнес одну из тех речей, которыми сам он всегда глубоко наслаждался, но остальные крайне страдали. Тем не менее, поскольку он был директором больницы и хозяином вечера, жаловаться никто не посмел. Хотя мужчина говорил бесконечно, в конце его речи каждый мог проснуться и с аплодисментами застать последние слова Волара.

- Спасибо, леди и джентльмены, - сказал улыбающийся Волар. - Теперь я хотел бы поблагодарить моего самого большого соратника в жизни, мою жену Кристин. Моя дорогая Крис, я хотел бы пригласить тебя потанцевать со мной кое-что, что я знаю, ты любишь, - сказал он, обращаясь к своей жене, которая с грацией смутилась в ответ на комплименты мужа.

Волар сделал знак оркестру, дернул стул жены и вытащил ее в центр зала. Постепенно и другие пары начали присоединяться к хозяину и хозяйке.

Ив повернулся к молодой женщине рядом с ним и снова пригласил ее танцевать.

- Я думаю, что немного устала, - сказала Кенди в попытке извинения, дабы избежать другого вальса, в котором Ив бы должен был близко держать ее.

- Но мы так мало танцевали, Кенди, - настаивал он, доброжелательно улыбаясь. - Как ты можешь устать так скоро от танцев, когда ты можешь выдерживать долгие часы в операционной?

- Хорошо, - ответила она, с улыбкой смирившись с поражением. - Но не жалуйся, если я наступлю тебе на ногу, - предупредила она.

Молодая пара встала и медленно направилась к центру зала. У музыки были свои особенности, но в то же время она была очень милой. Это был добрый и изящный вальс с величественной линией мелодии. Кенди скоро заметила, что Ив был действительно искусным танцором. Она, практически, начала наслаждаться танцем, поскольку оркестр бодро заиграл, когда внезапно ее зеленые глаза были прерваны парой серых, и она могла прочитать в них глубокую любовь, которую владелец этих глаз чувствовал к ней. Молодая женщина моментально поняла, что скоро она должна начать разговор. Ситуация, в которой они находились, была несправедлива для Ива. Всегда лучше знать правду, независимо от того, насколько она болезненна, чем жить во лжи.

Кенди следовала за Ивом и внутренне решила, что они танцуют в последний раз в их жизни. Ее доброе сердце было опечалено перспективой, зная, что она близка к тому, чтобы потерять друга. Их ноги продолжали следовать шагам, пока в скрипках не умерла последняя нота. Кенди увидела эту же открытую улыбку на лице Ива лишь несколько лет позднее.

- Знаешь, я хотела бы выйти глотнуть свежего воздуха, - попросила Кенди Ива, когда музыка начала играть новый вальс. Она действительно искала возможность поговорить с молодым человеком наедине, не обращая внимания на то, что он тоже пытается найти шанс сказать ей, что у него на сердце.

Они вышли из зала на балкон. Снаружи свет звезд таял в фонарях спящего города, и поскольку Ив закрыл за ними дверь, шум вечеринки уменьшился, оставляя их наедине с вечерней тишиной.

Какое-то мгновение они оба молчали. Ни один не осмеливался начать разговор, которого они почему-то боялись, хотя у каждого были свои причины.

- Ив, я хочу поблагодарить тебя за приглашение, - вымолвила она, заговаривая первой. - Я действительно хорошо провела время, - добавила она искренне.

- Если кто и должен благодарить тебя за честь быть удостоенным твоей компании, так это я, - ответил он, преданно глядя на нее.

Она ответила застенчивой улыбкой, и затем снова смущающая тишина разрослась между ними, но Кенди помнила совет Жюльен и еще раз собрала смелость, чтобы продолжить.

- Я хочу сказать тебе кое-что, - в унисон проговорили они, удивив друг друга совпадением.

Мужчина и женщина чуть посмеялись над этим, прежде чем смогли продолжить разговор.

- Сначала леди, не так ли? - сказала она, пытаясь взять инициативу.

- Верно, - согласился Ив. - Но на сей раз я хотел бы поменяться ролями и начать говорить первым. Не возражаешь?

Кенди в течение бесконечной секунды стояла безмолвной. В глубине души она боялась намерений Ива и хотела избежать бесполезного признания в любви, которое только причинило бы боль им обоим. Но глаза молодого человека умоляли так сильно, что она не смогла отказать ему в просьбе.

- Начинай, - уступила она.

Лицо молодого человека засияло при свете звезд, и он попытался набраться смелости открыть свое сердце.

- Кенди, - начал он. - Прошел почти год с момента нашего разговора в парке. Тогда я обещал быть твоим другом и терпеливо ждать, несмотря на сильные чувства, которые я испытываю к тебе. Все это время я держал это обещание, но теперь некоторые обстоятельства вынуждают меня снова затронуть эту тему. Я думаю, что это правильный момент, чтобы определить наши отношения.

Кенди задохнулась, когда поняла, что не ошиблась в предположениях. Поэтому она поспешила остановить признание.

- Точно, - прервала она самым приятным тоном, пока ее глаза были прикованы к полу. - Я думаю, что настало время все прояснить между тобой и мной, Ив.

- Тогда, похоже, что мы начинаем думать одинаково, - ответил он с застенчивой улыбкой, ища в темноте руку девушки, опиравшуюся на перила, и нежно беря в свою.

- Боюсь, что это не так, - спокойно сказала Кенди, инстинктивным жестом высвобождая свою руку из руки Ива. - Ив, я полагаю, что уже знаю то, что ты собираешься мне сказать, и нет никакой необходимости в подобном признании.

- Есть кое-что, чего ты не знаешь, Кенди, - сказал он нервно. - Я получил распоряжение присоединиться к полевому госпиталю в Аррас, я должен уехать через пару дней, и перед моим отъездом я хотел бы знать, будет ли ждать меня любящая невеста. И конечно, я надеюсь, что этой женщиной будет никто иная, как ты. Это сделало бы меня самым счастливым человеком на Земле.

Кенди отвела глаза, не в силах взглянуть в лицо молодому человеку. Во всей своей жизни ей никогда не приходилось бывать в подобной ситуации. Она помнила время, когда Арчи почти признался в своих чувствах к ней в Академии Святого Павла, но тогда они были лишь подростками, и обстоятельства не позволили мальчику закончить его признания. Несколькими годами позже Нил объявил в открытую о своей любви к ней, но глубокое отвращение, которое она испытывала к своему врагу детства, не позволяло ей чувствовать что-либо, помимо жалости. Ситуация с Ивом была иной, она думала, что теперь она взрослая женщина, слушающая предложение руки и сердца от дорогого поклонника, и она знала, что должна была отказать и следовательно разбить сердце молодого человека, теряя также и его дружбу.

- Ив, ты замечательный человек, - сказала она почти неслышно. - Я восхищаюсь тобой, и ты мне дорог, но я боюсь, что мое сердце не может вознаградить твои чувства, - заключила она, желая, чтобы земля разверзлась под ее ногами и поглотила ее.

- Но моя любовь к тебе так сильна, что могла бы покрыть этот недостаток, пока твое сердце не научилось бы любить меня, - отчаянно умолял он, чувствуя безнадежность.

Кенди подняла очаровательные глаза, уже полные слез, которые заставляли ее зеленые зрачки блестеть в лунном свете.

- Бесполезно, мой дорогой друг, - хрипло прошептала она. - Мое сердце было заперто почти четыре года, и ключ находится в руке кого-то другого. Я много раз пыталась открыть его, но оно просто не повиновалось моим приказам.

Ив поднял лицо к небу, делая невероятные усилия, чтобы скрыть слезы, которые наводнили его глаза и боль, проникающую в каждую его черту. Кенди обратила внимание, как мышца на его виске напряглась со сдержанным волнением.

- Грандчестер, не так ли? - резко произнес он.

- Ив, не надо так, - попросила Кенди, не желая давать дальнейших объяснений.

- Он - тот, кто завоевал твое сердце. Не так ли, Кенди? - снова спросил он, почти простонав от боли. - Пожалуйста, Кенди, мне нужно знать правду!

Блондинка снова понурила голову и повернулась спиной, чтобы скрыть расстройство на лице, она сделала несколько шагов по балкону. Затем она остановилась и с руками, скрещенными на груди, она призналась:

- Да, я люблю его, - честно признала она. - Я давно любила его. Иногда я думаю, что я приехала во Францию, чтобы убежать из его памяти, но судьба настаивает, чтобы он стоял на моем пути, - объяснила она. - Я бы очень хотела, чтобы у нас с тобой все было по-другому, Ив. К сожалению, я не могу управлять своими чувствами к нему, - печально закончила Кенди.








Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 334 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы