Понедельник, 18.02.2019, 06:47
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Прошлое - часть настоящего (гл.14)
Глава 14

Анни чуть сильнее сжала платок, который держала в руке, облаченной в элегантную перчатку. Под крики «ура» и овации публики, не скрывавшей своего восторга, на сцену большого театра Чикаго опустился тяжелый занавес из красного бархата. Молодая женщина повернулась к своему мужу, но его угрюмый вид контрастировал с окружающей атмосферой эйфории. Он скривился еще больше, когда на сцене среди других актеров появился Терренс Гранчестер, который снялся в "Рыцарях Круглого стола" и сегодняшним вечером представлял голливудский фильм в Чикаго. Его роль, хотя и второго плана, вызвала единогласный отзыв критиков: с этих пор на высотах калифорнийского городка искусств засияет новая звезда. Не переставали расхваливать исполнение роли Ланселота дю Лака, верного рыцаря Короля Артура, любовь которого к Гвиневер, супруге последнего, была хоть и взаимна, но несчастна. Никто, кроме Терри не смог бы сыграть эту роль, заметила себе Анни, ведь боль, которую он пережил, намного превосходила ту, что он показал.

«Ах, Кенди!» - мысленно вздохнула Анни. «Если бы ты была здесь и видела этот триумф!..»

Но Кенди бы не пришла... Больше года назад она поклялась, что их пути с прекрасным аристократом больше никогда не пересекутся. Их безумная связь чуть не разрушила семью, и она была как никогда признательна своему супругу за то, что сумел понять ее и простить. Альберт использовал все свое влияние, чтобы заставить умолкнуть злые языки, вплоть до того, что пригрозил старой тетушке Элрой и Элизе, которые, как гарпии, то и дело терзали ее самыми двусмысленными намеками. Месяцы, прошедшие с тех пор, как Альберт и Кенди вновь встретились, были тяжелыми для обоих: им пришлось взглянуть на себя без прикрас и признать, что любовь, построенная на обломках прежней страсти, которая на самом деле не угасала и разгорелась от одного дуновения, непрочна. Альберту пришлось столкнуться с тем, чего он всегда боялся: возвращением Терри... Как мучительно было сознавать, что она всегда принадлежала ему, несмотря на то, что их связывало: удивительное согласие, ребенок, множество общих проектов, которые вдруг смело, словно соломинки, стоило в жизни его жены опять появиться молодому англичанину. В эти ненастные дни, которые переживала пара, главной поддержкой оказалась Анни. Ей потребовались все навыки дипломатии, чтобы умерить сомнения и опасения Альберта, и с пониманием выслушать подругу, чтобы облегчить чувство вины, которое ту преследовало.

«Как мне жить с таким бременем?!!!» - призналась Кенди своей подруге, которая несколько дней назад приходила в клинику сообщить о том, что скоро в Чикаго приедет Терри, чтобы представить свой фильм. На это представление были приглашены Арчибальд, и, разумеется, его жена. Арчибальда ужасно раздражала сия светская необходимость, но деловые партнеры, особенно директор театра, с которым велись переговоры по строительству филиалов, сочли бы его отсутствие неприличным. Анни не страшила реакция мужа, где уже угадывалась ярость; гораздо сильнее беспокоило то, что скажет подруга об этой новости, которую она предпочла сообщить сама. Весь вид молодой блондинки говорил об отчаянии. Приезд молодого актера в город, где она жила, лишь разбередил едва затянувшиеся раны, которые даже не зажили.

Подальше от любопытных ушей у себя в кабинете, мило украшенном детскими рисунками, молодая медсестра непрестанно корила себя. Ее голос ломался от рыданий.

«Как я могла проявить такую слабость? Одно лишь появление смело все за день: все ценности, в которые я свято верила и чтила, вмиг забылись. Были только он и я, я не справлялась ни с телом, ни с душой, - он полностью завладел мной! И знаешь, Анни», - призналась она подруге, устремив на нее слезящиеся зеленые глаза, «мне хотелось, чтобы это длилось вечно; хотелось остаться с ним до конца моих дней! И когда наедине с собой я иногда вспоминаю эти мгновения, когда я была рядом с ним, меня переполняет радость, тогда как я должна бы проклинать себя за то, что мы сделали!»

«Ох, Кенди!» - немедленно откликнулась Анни, пытаясь поймать убегающий взгляд подруги. «Если б Арчибальд любил меня так же страстно, как тебя любит Терри!!! Как я завидую минутам счастья, которые у вас были!»

Кенди растерянно посмотрела на подругу.

«То, что вы пережили, бесценно! Немногим дано испытать такую сильную любовь, как ваша!» - красноречиво продолжала молодая брюнетка. «И эти минуты счастья, даже доставшиеся такой ценой, навсегда высечены на ваших сердцах и будут помогать жить дальше, потому что вы получили ответ на вопрос, который в разлуке постоянно себе задавали: По-прежнему ли вы любите друг друга?.. Ответ - да, вопреки всему и вся! Ах, Кенди!» - с печальной улыбкой вздохнула Анни. «Арчибальд куда теплее обращается со своими гончими, чем со мной – ко мне он вежливо равнодушен. Изредка он делает мне одолжение и приходит на брачное ложе, я терплю лишь горечь и ложные ожидания. Я вся трепещу от каждой его скупой ласки, но вместе с тем так сжимается сердце – ведь мыслями он в другом месте... Ты думаешь, почему мы усыновляем этого прелестного мальчика Джереми, за которым ухаживали в твоей клинике, и с которым я смогла подружиться? Неожиданная беременность была бы чудом для Арчибальда, и мое желание стать матерью становилось жизненной необходимостью. По крайней мере, этот ребенок смотрит на меня с любовью, и я могу любить его в ответ. За неимением того, что я облагодетельствована супругом, он согласился, чтобы я нашла себя в материнстве...»

«Ох, Анни!» - воскликнула Кенди и взяла подругу за руку. «Я и не представляла себе, сколько ты вытерпела! Я думала, что со временем, Арчибальд научится тебя любить...»

«Ты поверила, как и в то, что Терри полюбит Сюзанну», - с горечью заметила молодая брюнетка. «До меня слишком поздно дошло, что нельзя никого заставить любить. Своей гордостью и эгоизмом я только погубила свой и без того скудный образ, который был у Арчибальда в сердце. Пара шутов, которые почти не разговаривают – вот что сейчас осталось от нас спустя все эти годы. Как бы мне хотелось, чтобы в глазах Арчибальда появлялись те же искры, что сверкают в глазах Терри при звуке твоего имени!»

«Ты ощущаешь только романтичную сторону этой ситуации», - зашептала Кенди, качая головой. «Да, мы с Терри любили друг друга, и разлука оживила силу этой любви, но при всем при этом из-за своих поступков мне приходится каждый день замечать следы грусти в глазах своего супруга. Ты знаешь, я разбила ему сердце, и мне нет оправданий. Я страдаю, что сделала ему больно, и знаю, что больше ничего не будет так, как раньше».

«Альберт очень сильно тебя любит, Кенди», - пыталась успокоить ее Анни, «он рассказал мне, что и сам заслуживал твоего осуждения после того, что он сделал вам с Терри, когда тот приехал в Чикаго после вашего разрыва».

«Он рассказал тебе? В самом деле?» - удивилась Кенди. «Он сделал это лишь ради моего блага!» - принялась защищаться она. «Он знал, что оттолкнуть Терри и отослать его к Сюзанне было бы для меня мучительнее и тягостнее всего. Он избавил меня от этой встречи. К сожалению, больше ничего нельзя было поделать…» - еле вымолвила она.

«Он бы мог просто поведать ему о твоем отчаянии, о том, как ты чуть не попала в ловушку, которую устроил Нил, выманив тебя якобы к Терри, и ты тут же помчалась! Он бы мог сказать, что ты всегда его любила!..»

При этих словах, Кенди согласно кивнула, а затем ее хрупкое тело судорожно затряслось от рыданий.

«Но Альберт слишком сильно тебя любил, чтобы отдать тебя другому», - продолжала Анни и тепло обняла подругу, «даже если этот другой был Терри, один из лучших друзей. Он не дал ему взять все в свои руки, поговорить с Сюзанной напрямую и убедить ее, что они заблуждаются. Терри не должен был соглашаться жертвовать собой ради Сюзанны; он приехал в Чикаго, чтобы сказать это тебе и убедить тебя, потому что он знал, что ты бы отказалась из страха, что потом он будет упрекать себя. Альберт умышленно удержал вас вдали друг от друга - он прекрасно знал, как сильно можно повлиять на кого-то единственной слабостью...»

«Хотелось бы верить тебе, Анни, но как насчет ребенка Терри, которого я ждала, и которого потеряла во время нашего бегства из Венесуэлы?» - не унималась Кенди. Ей было ужасно стыдно, и в ее голосе сквозило отчаяние и волнение.

«Вы с Альбертом говорили об этом?» - спросила Анни. Подруга поведала ей об этом, когда вернулась в Лейквуд после несчастного случая.

«Нет, и я догадываюсь о его отчаянии. Мой грех с Терри обернулся этим ребенком и воплотил то, что он сам загонял в самую глубь: представить, как меня ласкает любовник, и я умоляю о большем! Удивительно, что он не выгнал меня после этого!!!»

«Ты рисковала своей жизнью ради того, чтобы спасти его, Кенди!!! Не лучшее ли это доказательство любви?»

«Чего стоит это доказательство, когда в это время я носила под сердцем плод страсти от другого, и его потеря была для меня огромной трагедией, от которой я едва оправилась! Я потеряла ребенка Терри, Анни, его ребенка!!!» - восклицала молодая женщина. Она явно уже не владела собой, и ее стоны становились все громче и громче. Обеспокоенная Анни предложила ей сесть в кресло за письменным столом и протянула ей стакан воды. В знак благодарности Кенди склонила голову и сделала несколько глотков. С усталым вздохом она уставилась в дно наполовину опустевшего стакана. «Знаешь ли ты, что до нашего разрыва у меня не было чудеснее мечты, чем быть матерью детей Терри? И хотя то, что произошло, лучше для всех нас, я все еще оплакиваю эту смерть, ведь она воплощает все то, что мне запрещено иметь!..»

«Кенди!..» - прошептала потрясенная Анни.

«Единственное место, где я еще могу обрести новые силы, это Дом Пони. Я благословляю сестру Мари и мисс Пони за то, что они продолжают привечать меня, не задавая вопросов. Я чувствую, что они не осуждают меня, и за это буду им вечно признательна. За каждую поездку я мало-помалу прихожу в себя. Ты знаешь, что с недавнего вревмени они приняли новую воспитанницу? Это прелестная малышка Джульетта, брюнетка с огромными синими глазами, ей сейчас чуть больше года. Я с удовольствием занимаюсь ею, ласкаю и смешу ее. Рядом с ней я обо всем забываю! К тому же я подумывала о том, чтобы спросить Альберта, не могли ли бы мы ее удочерить...»

«Она сирота?»

«Отец ее оставил, это точно! Если б ты видела, какая она красивая!» - добавила Кенди, и ее лицо засияло улыбкой. «В конце недели мне не терпится опять заехать к ней!»

«Хотелось бы своими глазами увидеть эту милую малышку!» - задумалась вслух Анни, придя в восторг от того, что подруга неожиданно воспряла духом. «Если тебе не доставит лишних хлопот, я поеду с тобой».

«То, что ты будешь рядом со мной, будет мне еще большей поддержкой!» - воскликнула Кенди и прижала к себе подругу. «Спасибо, что когда ты нужна мне, ты всегда рядом...»

«Ты забываешь о том, что сама часто делала для меня то же самое, Кенди, и намного больше, чем я того заслуживала. Сейчас моя очередь поддерживать тебя в беде. Разве не ты говорила, когда мы были детьми "Подруги и сестры навсегда, что бы ни случилось"?» - напомнила она и подмигнула молодой блондинке.

«Когда будет показ?» - наконец, решилась спросить Кенди, делая вид, что роется в бумагах.

«Послезавтра, накануне нашей поездки в Дом Пони», - ответила Анни. Она заволновалась и старалась говорить ровным голосом.

«Ты расскажешь мне, правда?» - попросила ее Кенди, избегая ее взгляда. Алеющие щеки казались еще ярче рядом с белой униформы медсестры. «Расскажешь, как он?..»

«В ту же секунду, как только снова тебя увижу!»

Кенди подняла голову и наткнулась на взгляд подруги, полный понимания и сочувствия. Ответила она печальной улыбкой, которая с давнего времени неловко вырисовывались на ее губах.

«Я опаздываю на обход!» - воскликнула затем медсестра, чтобы удержать набегающие слезы. Она уже направилась к двери, и Анни вскочила и торопливо схватила подругу за руку. На мгновение они обменялись взглядами, затем нервно прыснули, и, взявшись под руки, вышли в коридор, ведущий к палатам пациентов...


А сейчас крики, раздававшиеся в зале, возросли и хором скандировали имя молодого англичанина, а тот, оглушенный такой горячностью и в то же время смущенный тем, что затмевает ведущего киноактера, чья недовольная гримаса явно говорила о разочаровании, в ответ кланялся публике. Облаченный в элегантный темный костюм и белую чуть расстегнутую рубашку, он очаровывал своей утонченностью и, бесспорно, обладал властью обольщения. Одна зрительница из первого ряда едва не лишилась чувств!

Царящее вокруг оживление приободрило Анни, и она, к своему удивлению, топнула ногой и выкрикнула имя бывшего товарища по коллежу. Спохватилась она тогда, когда Арчибальд стиснул ее руку.

«Разве недостаточно того, что мы обязаны присутствовать на этом нелепом показе, чтобы еще и ты устраивала спектакль?!»

«Нет ничего нелепого в том, чтобы верить!» - возразила Анни, удивляясь собственной смелости. «Только ты не встал и не аплодировал! Ты можешь хоть раз в жизни забыть о горечи и признать его талант?!»

«Его главный талант в том, чтобы сеять хаос!» - процедил Арчибальд и еще глубже уперся в кресло. «Мистер Гранчестер уже давным-давно не производит на меня впечатление! Поскорее бы умолк этот птичий гам, и мы смогли уехать домой! Мы здесь слишком давно находимся!»

Нетерпение молодого человека будто передалось публике. Люди начали вставать и тянуться к выходу, а актеры под последние взрывы аплодисментов покидали сцену. Арчибальд не заставил себя долго ждать и последовал их примеру.

«Дорогая, подожди меня минутку здесь, в холле, я кликну нашего шофера», - сказал он и расправил пальто, которое ему только что вручил гардеробщик.

«Мистер и миссис Корнуэлл!» - громогласно возвестили позади них. Это оказался Билл Кэмерон, владелец здания, высокий, крепко сбитый мужчина. «Какая радость, что я вас застал!!!»

Он тут же обхватил молодую пару крепкими ручищами и направил ее к залу в другом конце холла.

«Вы сможете оказать мне любезность и посетить небольшой коктейль, который мы устроили в честь наших гостей?» - попросил он, согнув пухлый живот, и затянулся сигарой с отвратительным запахом.

«Дело в том, что мы собирались уезжать!..» - ответил явно раздосадованный Арчибальд.

«Я задержу вас не дольше минуты!» - настаивал здоровяк. «Только познакомлю вас с актерами фильма. Уверен, Ваша жена будет в восторге от того, что смогла приблизиться к этим талантливым артистам!» - добавил он и заговорщицки подмигнул Анни.

«Никогда в жизни!!!» - мысленно воскликнул Арчибальд и оглянулся в поисках выхода, а хозяин театра упорно и бесповоротно подталкивал к освещенному великолепными хрустальными люстрами просторному залу, откуда слышались смех и звон бокалов.

«А! Мистер Заковски, подойдите, пожалуйста, чтобы я представил Вам одного из влиятельнейших и именитых граждан этого города, а также его супругу: мистер и миссис Арчибальд Корнуэлл!» - воскликнул Билл Кэмерон, заметив режиссера, который разговаривал с репортерами из газет.

«Рад нашей встрече, мистер Корнуэлл», - сказал Элай Заковски и сделал знак журналистам, что поговорит с ними позже. «Мадам…» - почтительно обратился он к Анни. «Ваше имя мне кажется знакомым…» - его лицо стало задумчивым. «Вы не родственники промышленников Эндри?»

«Именно так, сэр», - ответил Арчибальд, которому все больше и больше хотелось уйти отсюда как можно скорее. «Я племянник Уильяма Альберта Эндри, патриарха семьи».

«Я слышал, он чуть не погиб в Южной Америке, в Венесуэле, если не ошибаюсь», - осведомился кинорежиссер, разглядывая под большими очками светящуюся красоту Анни. Она была бы весьма красивой актрисой, заметил он себе, вглядываясь в ясные синие печальные глаза молодой женщины. «Я знаю этот взгляд…» - подумал он. «Вот уже несколько месяцев я каждый день вижу тот же взгляд, полный грусти, со следами скорби по потерянному счастью».

«Да, мы очень испугались за него. Нам тогда повезло!» - Арчибальд, заметив, как пятидесятилетний мужчина не сводит глаз с его супруги, повысил тон.

«Слава Богу!» - Заковски изобразил облегчение. Затем, чтобы переменить тему разговора, он спросил: «А как вам фильм? Надеюсь, понравился?»

«Ну…» - в замешательстве пробормотал Арчибальд.

«Он великолепен!!!» - воскликнула Анни, пришедшая на помощь мужу. «Вам в совершенстве удалось показать средневековое общество, жестокость войны и как волшебники своей магией поддерживали политические ходы. Но больше всего, должна признаться, я переживала из-за испытания и жертвы, которую принесли Ланселот и Гвиневера. Эта запретная любовь потрясла меня... Актеры будто жили по-настоящему!»

«Я полагаю, Вы сможете передать Ваш хвалебный отзыв исполнителям этих несчастных персонажей», - режиссер сделал знак подойти молодой паре, которую до сих пор не было видно за толпой почитателей, окружавших ее. «Терренс, Вивиан, позвольте представить, мистер и миссис Корнуэлл, ваши самые горячие поклонники в этом городе!» - пошутил он.

Стоило Терри подойти, его лицо внезапно стало мертвенно-бледным; он остолбенел от охватившего его смущения, хотя должен был быть к этому готов, приехав в город, где когда-то жила большая часть семьи Эндри... В глубине души он молил небо, чтобы избежать этой встречи. Он бы предпочел наткнуться на Элизу или Нила – тогда бы он смог воспользоваться случаем, чтобы прямо расспросить их. Боже, до чего же заманчивая мысль!!!

«Анни!.. Арчи!.. Вы здесь?!» - выдавил он.

«Терренс!» - сквозь зубы пробормотал Арчибальд.

«Вы знакомы?» - изумился Заковски.

«Мы когда-то вместе учились в Колледже Святого Павла в Лондоне», - ответила зардевшаяся Анни.

«Как интересно!» - кинематографист заметил смущение гостей. Не желая присутствовать при выяснении отношений, он вежливо извинился, поцеловал на прощание руку Анни, и затем удалился, чтобы разыскать репортера Чикаго Трибьюн, который его дожидался у бара, поедая печенье...

«Бывшие товарищи по коллежу!!! Вот счастливая случайность!» - воскликнула молодая очаровательная актриса, сопровождающая Терри, и проворковала ему: «Ты всегда говорил мне только то, что ты учился в Лондоне, любимый!»

«Любимый?!!» - вырвалось у Анни. Услышанное явно ее огорчило.

«Мы собираемся пожениться!» - сообщила актриса с сияющими от волнения глазами. «В конце съемок Терри попросил моей руки! Это было так романтично!» - продолжала она, все теснее прижимаясь к своему партнеру.

«Вивиан, дорогая, я утомился, мне нужно слегка взбодриться. Сделай милость, поищи мне, пожалуйста, стакан виски в баре», - попросил Терри, чтобы сменить тему разговора.

«Уже иду, любовь моя-а-а-а-а-а-а-а-а!» - молодая женщина развернулась на каблуках, и ее длинные каштановые волосы закрутились вокруг стройной фигуры. Однако, какой-то журналист воспользовался случаем, чтобы задать несколько вопросов и увлек ее в глубь зала.

Терри вздохнул и закатил глаза.

«Ты не терял времени!» - резко заметил Арчибальд, метавший молнии в своем углу.

«Арчи, зачем ты так!» - обратилась к нему Анни, чувствуя, что обстановка накаляется.

«Не успел соблазнить замужнюю женщину, как женится на другой!!! Твоя отвага превосходит любую мораль!» - гнул он свое, добиваясь бурной реакции прекрасного аристократа.

«Ты весьма неверно судишь обо мне, Арчи», - спокойно ответил Терри. «Но, тем не менее, я ожидал этого от тебя, тебя, кто так и не смирился с тем, что она предпочла тебе меня!» - бросил он ему в лицо, отвечая нападением.

«Ничтожество!» - прошипел Арчибальд сквозь зубы. «Заявлять, что гордишься тем, что тебя любят, когда по твоей вине она погубила свое достоинство! Это отвратительно! Ты еще свое получишь! С меня довольно! Я...»

«Мистер Корнуэлл!» - прервал его Билл Кэмерон, держа в руке бокал шампанского. «Вы позволите на несколько секунд увести Вас от супруги? Я бы хотел, чтобы Вы встретились с моим архитектором. Тогда Вы могли бы обменяться некоторыми соображениями насчет организации нашего общего проекта...»

«Разумеется, с удовольствием!» - откликнулся Арчибальда, нацепив пристойную улыбку. Этот Билл Кэмерон начинал серьезно надоедать! «Я недолго, милая», - добавил он, обращаясь к Анни, и бросая злобный взгляд на Терри. Пришлось удалиться в обществе директора театра.

«Извини за него, Терри!» - неловко попросила Анни. «Он всегда такой, стоит только заговорить о ней...»

«Как ты можешь продолжать так жить, Анни?» - спросил расстроенный Терри. «Я же вижу, ты несчастлива...»

«А как мог ты с ней?» - задала она встречный вопрос, намекая на Сюзанну Марлоу.

На эту дерзость молодой актер ответил улыбкой.

«Вижу, замужество научило тебя не лезть за словом в карман!» - весело заметил он. «Где та робкая и хрупкая Анни, которая вечно плакала по пустякам?..»

«Она давным-давно умерла!» - горько усмехнулась она. «И, пожалуй, это не самое худшее... Знаешь, я возненавидела то, кем я стала. Пример Кенди раскрыл мне глаза... Терпеть все больше с каждым днем; скрывать свою печаль и молчать, чтобы никого не ранить, - и я убедилась, что сама наделала ошибок. Мне еще недостает смелости, чтобы сделать первый шаг, который Арчибальд из-за гордости не сделает никогда».

Терри сочувственно положил руку на плечо молодой женщине.

«И как она?..»

Каких трудов ему стоило произнести ее имя. Кенди... От сильных и противоречивых эмоций трепетали рассудок и плоть. Не подозревая об этом, Кенди всегда на него так действовала, но сейчас было бы неразумно упоминать об этом при ее лучшей подруге, после всего того, что они пережили.

«Мы заботимся о ней», - мягко ответила Анни. «Она снова взяла на себя руководство своей клиникой. Это идет ей на пользу».

Этот избитый ответ вызвал у Терри саркастическую усмешку.

«Жизнь нелепа, ты так не думаешь?» - вымученно улыбнулась она. «Мы с удовольствием страдаем, тогда как хватило бы небольшого желания все изменить...»

«Бывают ситуации настолько запутанные, что из них невозможно выбраться…» - вздохнул Терри.

«Но вы с Кенди попытались!»

«Кенди…» - прошептал помрачневший Терри, «и смотри, к чему это привело!!! Боже, стоит мне захотеть обладать хоть чем-нибудь, и получить желанное, как все вокруг рушится! Я ненавижу себя за то, что причиняю столько мучений!

«Мне кажется, я слышу Кенди!.. Она упрекает себя в том же самом!» - с иронией констатировала Анни. «Вам никогда не выпутаться, если вы будете все так же отвергать любовь, которая вас связывает!..»

«Я вовсе не отвергаю, но я знаю, что она несовместима с тем, что я есть, с моей истинной сущностью, которая только и знает, что сеять смуту и несчастье вокруг себя. В течение нескольких лет Кенди была моим лучом света, и чем я ей отплатил? Слезами и сожалениями! И в довершение всего, она замужем за другим!.. Даже если настанет день, когда она будет свободной, у меня не хватит мужества снова предстать перед ней. Она заслуживает кого-то намного лучше меня!»

«И ради этого ты хочешь жениться на первой встречной? Эта Вивиан очень мила, и, безусловно, прекрасная актриса, но действительно ли ты готов повесить себе ярмо на шею? Она мне кажется очень наивной по сравнению с тобой, и мало что знает о твоем прошлом!..»

«Она или другая!» - Терри пожал плечами. «Теперь не имеет значения...»

«Терри, это ужасный выбор!.. Постарайся не повторять ошибок, не добавляй в свой список еще одно разбитое сердце», - отчитывала его Анни, не желая уступать. Ей хотелось изложить дальше свою точку зрения. Она не состояла в тесной дружбе с Терри, но из рассказов Кенди она, казалось, знала о нем столько, словно он был ее старым другом. К сожалению, Арчибальд возвращался с переговоров, и беседу пора было заканчивать.

«Терри, извини, я должна идти... Меня ждет Арчибальд...»

«Я понимаю, Анни, береги себя», - он тепло пожал ей руку, «и Кенди…» - добавил он чуть тише срывающимся от волнения голосом.

Анни согласно кивнула и заметила, что его нареченная вернулась со стаканом виски. Вокруг актера уже опять собралась толпа. Воспользовавшись этим, молодая женщина повернулась и покинула прием с супругом под руку. С тяжелым сердцем она признала, что в разговоре с подругой желательнее умолчать об этом разговоре с Терри, а ограничиться рассказом о том, как он сыграл в кино... Приняв это разумное решение, она окинула задумчивым взглядом хмурого Арчибальда и сказала себе, что, возможно, со временем, она задумается о том, чтобы, в свою очередь, взять свою судьбу в свои руки...


Кенди потихоньку открыла дверь в комнату и сделала знак, чтобы Анни с мальчиками, Джереми и Артуром (которого Кенди и Альберт спешно забрали по возвращении из Венесуэлы), входили молча. В сумерках частично виднелась кровать с деревянными перекладинами, украшенную с обеих сторон двумя хлопчатобумажными вышитыми занавесками. Несколько солнечных лучиков пробрались сквозь закрытые решетчатые ставни и словно небесным светом осветили детскую постель. Внутри завозился ребенок.

«Похоже, она проснулась!» - засмеялась молодая женщина.

При звуке голоса Кенди, маленькая Джульетта завозилась еще больше и села в постели.

«Ты хочешь сказать, что рада снова меня увидеть!» - сказала Кенди и нежно обняла ребенка. «Но ты не представляешь, как не терпелось мне снова прийти к тебе!»

Малышка свернулась клубочком на руках у молодой блондинки и доверчиво обвила ее шею пухленькими ручками. Анни распахнула ставни, чтобы впустить день в комнату. Когда девочка заметила Артура и Джереми, то хитро сверкнула большими синими глазами и указала пальчиком в сторону мальчиков. Те пихнули друг друга локтями и прыснули со смеху.

«Совсем скоро ты сможешь играть с этими двумя обормотами!» - пообещала Кенди и поцеловала девочку в толстенькую щечку. «И сможешь дразнить их сколько угодно. Видишь, ты их уже очаровала!»

В ответ, Джульетта издала неприличный звук, означающий, что пища хорошо усвоилась, чем вызвала всеобщее веселье.

«Малышка проснулась?» - осведомилась мисс Пони, сунувшись в приоткрытую дверь. «Вот и хорошо! Тогда мы все можем выйти на террасу и попить там замечательного чаю, который приготовила сестра Мария. Полагаю, мальчики предпочтут набить карманы печеньем и пойти играть с товарищами, чем остаються с дамами?» - добавила она, заговорщицки подмигнув Артуру и Джереми.

«Если это не доставит тебе хлопот, мама…» - с мягкой иронией обратился светловолосый мальчик к своей матери, угадывая ее согласие.

«Главное, не заходите слишком далеко!» - усмехнулась Кенди, а уже успевшие испариться дети помчались наперегонки, чтобы ухватить самое лучшее, награждая друг друга несколькими чувствительными, но безобидными шлепками. Это было их любимое развлечение, и, похоже, они его неплохо освоили.

«Это явно дружба «хищников»!» - заметила позабавленная Анни, глядя, как они удаляются. Она уселась напротив мисс Пони в приятном ротанговом кресле. Эту мебель подарил Альберт во время своего последнего посещения. Перед зданием приюта Пони выросла очаровательнейшая пышная глициния, на которой распускались белые сиреневые цветочки.

Вскоре подошла Кенди, держа за ручку маленькую девочку, которая шагала все увереннее. Усадила ее поудобнее на детском стульчике, дала погремушку, и малышка сильно потрясла ей. Углядев любопытными глазками аппетитное печенье сестры Марии, она тут же начала его клянчить.

«Кусосек», - показала она на тарелку со сладостями. Анни протянула ей пирожное и вдруг замерла на полпути...

«Боже правый!» - пробормотала она, потрясенная. Малышка сидела на стуле, а не на руках Кенди, и ее личико было подставлено мягкому свету весеннего полудня. «Как же этот ребенок, похож на…! Черты лица, рот, глаза, - нет, это невозможно! Ведь он не мог так поступить?!!!»

«Она хорошенькая, правда?» - обратилась к Анни сестра Мария, от которой не укрылась странная внезапная перемена в ее поведении.

«Да, действительно, очень хорошенькая!..» - ответила Анни, вздрогнув. «И черты лица восхитительно изящные... Настоящая красавица!..»

«И с характером!» - добавила мисс Пони, смеясь. «Если она чего-то захочет, то добиться сумеет, это точно!»

«Именно это качество ей придется сохранить!» - сказала Кенди, наливая в кружку молоко для малышки. «В наше время лучше иметь характер, ведь никогда не знаешь, что уготовит жизнь.

«Давайте пожелаем ей всего самого мирного!» - резко вставила сестра Мария и нежно улыбнулась девочке, которая вертелась на своем стуле, так, что опрокинула молоко себе на красивое розовое платье с белым воротничком.

«Ой, моя маленькая! Давай пойдем переоденемся, и ты вернешься еще красивее!» - захлопотала Кенди, подняла Джульетту, удивленно и весело разглядывающую свое намокшее платье, и унесла ее в комнату, чтобы привести в порядок.

«Скажите мне, что я сплю!» - воскликнула Анни, когда Кенди удалилась, стараясь не говорить слишком громко. «Уж не попал ли к вам ребенок Терренса Гранчестера?!!!»

«Чей ребенок?» - хором переспросили сестра Мария и мисс Пони, притворяясь непонимающими.

«Ой, Сестра, мисс Пони, вчера вечером я разговаривала с ее отцом, и в том, что малышка Джульетта - его дочь, не приходится сомневаться! Она так на него похожа! И у нее то же имя, которое выбрала Сюзанна Марлоу для своего ребенка! Это писали во всех газетах, когда случилось эта трагедия!!! Удивительно, что Кенди так ничего и не заметила!..»

«С тех пор как с Кенди все это случилось, она пребывала в своем мире!» - грустно вздохнула мисс Пони. «Она действительно Терренса», - подтвердила она, понизив голос, а сестра Мария встала и покосилась на входную дверь, чтобы не пропустить возвращение Кенди. «Больше года назад он приехал одним декабрьским вечером. В руказ у него была корзина, в которой спала маленькая Джульетта... Он умолял нас позаботиться о ней, потому что сам чувствовал себя бессильным!..»

«Бедная отчаявшаяся душа», - вымолвила сестра Мария и сложила ладони. «Печальнее его взгляда я не видела в своей жизни!»

«Он выпил с нами чаю, и затем ушел…» - продолжала мисс Пони, «попросив нас не раскрывать Кенди, кто на самом деле Джульетта. Мы рассказали только то, что ее оставил отец, и о нем мы ничего не знаем. Мы должны были сообщать новости о его ребенке, а он регулярно посылал нам деньги».

«Значит, однажды Джульетта вернется к своему отцу, так? Но когда?» - высказала Анни страх, который только что проник ей в разум.

«Этого мы не знаем!» - со вздохом ответила мисс Пони.

«А знаете ли вы, что Кенди собирается сказать Альберту, что хочет удочерить Джульетту? В этом случае, вы больше не можете скрывать от нее, что удочерение невозможно! Боюсь, реакция ее будет слишком сильной!!!»

«Увы, на наших глазах между ними двумя возникли весьма крепкие узы, и мы были бессильны», - усталым голосом говорила монахиня. – «Кенди приходилось трудно, и она уцепилась за этого ребенка как за спасательный круг. Рядом с ней она так успокаивалась, что мы пустили все на самотек... Это было ошибкой, я согласна, но что еще мы могли сделать, ведь ее сердце опять бы разбилось?! Я молю небеса, чтобы она никогда не узнала правды!!!»

«Молитесь, чтобы они вас услышали!» - с сомнением ответила Анни.

Затем их разговору помешал шум мотора. Молодая женщина встала и, прикрыв сверху ладонью глаза, чтобы не ослепнуть от мартовского солнца, попыталась разглядеть в дымке света незваных гостей. Пара подходила все ближе. Когда расстояние сократилось до нескольких метров, Анни вскрикнула и невольно зажала рот рукой...


Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (10.02.2010)
Просмотров: 559 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы