Суббота, 16.02.2019, 14:49
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Низачто не отпущу! Продолжение (гл.18-20)

Глава 18



Войдя в холл театра, Кенди приветственно помахала швейцару, стоящему на страже у входа. Он сразу узнал ее и, хоть и обороняющим жестом скрестив руки, кивнул в ответ.

«Знаю-знаю! Во время спектакля вход воспрещен!» подмигнула ему Кенди. Но она могла зайти через вход для персонала, как уже делала раньше! Итак, следуя своему замыслу, она прокралась через служебный вход, ведущий в знакомый коридор, в котором раньше она успела потеряться.

«Ой, блин», пробормотала Кенди, узнав уборщицу, которая залезла в кладовку за ведром и метлой. «Надо забраться через люк в кладовке!»

Она не решилась опять пройти за тайную панель в стене, поскольку актеры и рабочие сцены были заняты за кулисами, и, естественно, заметят ее внезапное появление. Как невеста Терри, она уже не могла затеряться среди статистов. Но сейчас, похоже, выбора не было, если экономка собиралась оставаться в поле зрения.

Надеясь пройти незамеченной, Кенди пробежала на цыпочках у нее за спиной, но неожиданно уборщица повернулась и застигла ее.

На сей раз, уборщица лишь молча смерила ее взглядом и уткнула руки в боки, бросая Кенди вызов войти на свою территорию... в кладовку.

Кенди одарила ее широкой невинной улыбкой и живо направилась за кулисы к двери, ведущей к актерским раздевалкам. Она заглянула внутрь и разочарованно простонала – в комнате было полно актеров и актрис. Никак не получалось вернуться на чердак через тайную панель так, чтобы никто ее не узнал! Она снова кинула взгляд в конец коридора и облегченно вздохнула, заметив, что уборщица ушла. Это был ее шанс!

Она побежала к кладовке и осторожно открыла дверь. Среди швабр, метл и моющих средств отыскался ступенчатый табурет, на который можно было встать и подняться. Кенди напоследок оглядела коридор, дабы убедиться, что ее никто не видел, и закрыла за собой дверь.

«Черт, ничего не видно», приуныла она.

Вслепую, словно летучая мышь днем, она взошла на табурет и потянулась, чтобы толкнуть крышку люка у себя над головой. Не открывалось! Кенди запаниковала и поняла, что ей не хватает роста и силы, чтобы сдвинуть крышку. Она наощупь отыскала в темноте метлу и метловищем надавила на крышку! Вот! Подалась!! Она еще раз ударила метлой, пока крышка, наконец, не распахнулась! Теперь все, что оставалось сделать, это подняться самой на следующий уровень. Радуясь, что еще в состоянии делать акробатические трюки, Кенди подпрыгнула и подтянулась вверх в темноту.

К счастью, в конце коридора виднелся слабый свет, и она пошла туда, зная, что это вход за книжной полкой в его комнату. Надеясь его найти, пальцы ощупали стену. Нашла! Секретный замок!

Стоило Кенди открыть дверь, ей стало ясно, что молодой человек рассердится, что к нему вошли без разрешения, но ей было все равно. Пока он меня не убьет, подумала она.

«Есть кто-нибудь?» кротко произнесла она, заглянув в комнату.

Комната была пуста.

Кенди не знала, что и чувствовать – облегчение или разочарование. В конце концов, она преодолела весь этот путь лишь для того, чтобы поговорить с ним! Сколько ей придется ждать, пока он вернется? Терри ужасно разволнуется, если вернется домой, а ее нет. Поймет ли он или станет ревновать, если узнает, что выбралась, чтобы встретиться с другим мужчиной? С тяжелым сердцем, она осознала, что должна будет сказать ему правду... рано или поздно.

Она тяжело вздохнула и с любопытством осмотрелась. Странно, деревянные ящики с ростками роз исчезли. Она шагнула к большим окнам и увидела, что начинались сумерки. Заметив краем глаза какое-то движение, она прислонилась к окну, чтобы посмотреть наружу. И округлила глаза от благоговения! Розы! Сотни и сотни роз в деревянных ящиках с землей и горшках выстроились в ряд на плоской крыше! И тут она увидела его! Скрытый плащом, он стоял на коленях перед розами, словно в молчаливом раздумье. Затем, будто почувствовав, что за ним наблюдают, он покосился на окно и поймал ее взгляд.

«Ой-ёй, я попала», забеспокоилась Кенди и быстро отошла от окна.

Когда за стеклом отобразился его силуэт, ее охватило замешательство и мрачное предчувствие. Он вовсе не был рад ее здесь видеть!

«Зачем Вы сюда вернулись?» потребовал он ответа, войдя в комнату через окно.

Кенди попыталась бодро улыбнуться.

«Простите, что побеспокоила Вас, но мне нужно с Вами поговорить».

«Поговорить со мной? Не понимаю, о чем нам с Вами говорить», хладнокровно произнес он и резко подошел к книжной полке. «Пожалуйста, уйдите немедленно».

«Я не займу у Вас много времени», попросила она. «Прошу Вас, я должна кое-что узнать…»

Он ненадолго умолк и неохотно сдался.

«Задавайте Ваш вопрос, а затем уходите».

«Я заметила, что Вы выращиваете розы...» нерешительно начала она.

«Вы хотите поговорить о моих розах?»

«Да... Видите ли, я знаю одного человека, который, как и Вы, выращивал розы…»

«Многие выращивают розы», нетерпеливо ответил он. «Хотите заняться садоводством – спросите, пожалуйста, ближайшую цветочницу».

«Нет! Не только о розах... о молодом человеке. Может, Вы встречали его», зачастила она, чувствуя, что его терпение убывает. «Он исчез пару лет назад, и мы думаем, что он живет в Нью-Йорке. Он любил розы и выращивал их у себя в саду в Лейквуде. Его семья его ищет...»

«Почему Вы спрашиваете меня? Если он исчез, возможно, он не хочет, чтобы его нашли».

«Ну, я подумала, раз у Вас такие прекрасные розы... то, возможно, это связано… как-нибудь...» голос Кенди стих до шепота. Становилось ясно, что ее надежда таяла. Приуныв, она понурилась.

Какое-то время он молча взирал на нее.

«Как его зовут?» произнес он более сдержанно.

«Энтони... Энтони Браун», тихо сказала она. «Мы отчаянно его разыскиваем. Его семья его очень любит, и мы все очень волнуемся для него».

«А Вы?» вдруг спросил он. «Вы сильно его любили?»

Она вскинула глаза. Его дерзкий вопрос слегка задел ее. Но напряжение в его взгляде заставило ее ответить.

«Да... очень», твердо ответила она и неожиданно открылась, надеясь получить больше ответов. «Мы все думали, что он умер, но это оказалось ложью! Он был жив и жил в Нью-Йорке. Мы лишь недавно узнали правду недавно, и нам надо найти его. Его семья хочет, чтобы он вернулся...»

«А что Вы будете делать, когда увидите его?» спросил он. Потянулся и поднял ее руку с обручальным кольцом. «Вы больше не свободны».

Кенди вырвала свою руку и парировала:

«Это касается лишь Энтони и меня».

Он отступил, и какое-то время не вымолвил ни слова. Кенди решила, что он вообще не собирался говорить. Она умоляюще посмотрела на него.

«Пожалуйста... если Вы что-то знаете о нем... пожалуйста, скажите...»

В ответ он подошел к окнам и взглянул на вечернее небо. Затем мрачно изрек:

«Я знал его…»

«Знали?!» ахнула Кенди, и ее сердце забилось в предвкушении. «Вы знали Энтони?! Где он? Прошу Вас, скажите!»

Он обернулся и серьезно ответил:

«Сожалею, но он умер».

«Нет!» она протестующе замотала головой. «Я Вам не верю».

Он кивнул.

«Это правда... Я был с ним, когда он умер».

«Я не могу в это поверить!» воскликнула Кенди, и ее глаза заволокло слезами. «Энтони не может умереть! Только не это! Нет!!!»

«Он был со мной два года назад, когда в приюте начался пожар. Мы оба оказались в огне... Мои шрамы это подтверждают», объяснил он и показал на свою маску. «Он погиб при пожаре. Мы там скрывались, когда это произошло…»

«Это ужасно! Ох, Энтони!!!» Кенди, которую ужаснула причина его гибели, замотала головой. Сгорел в огне – эта мысль была невыносима, непостижима. В памяти вновь воскресла боль от его смерти, и из груди вырвался душераздирающий всхлип. Потерять его дважды за одну жизнь было так жестоко, слишком жестоко! Как ей сообщить Альберту и Джорджу такое? Эта новость раздавит их...

«Он часто говорил о Вас», негромко добавил он. Кенди не переставала рыдать.

«Он... говорил обо мне?»

«Да, он был молод и влюблен. Он хотел жениться на Вас, связать с Вами будущее... он не мог думать ни о чем, кроме того, чтобы быть с Вами. Он был готов ждать Вас целую вечность».

«О, бедный мой Энтони», плакала она, уткнувшись лицом в ладони. «Я бы тоже его ждала...»

«Но Вы не ждали», обрезал он. «Вы нашли другого».

«Я думала, что он умер!» возразила она, защищаясь. «Если бы я знала, что он еще жив...»

«К сожалению, теперь слишком поздно... для вас обоих. Вам нужно думать о новой жизни с Вашим женихом. Наверное, даже лучше, что его уже нет в живых».

«Какие жестокие вещи Вы говорите!» набросилась она на него.

«Это – правда», сурово продолжал он. «Новость о Вашей помолвке была бы для него потрясением».

«Вы не знаете Энтони!» она тряхнула головой. «Он был добрым и великодушным! Я уверена, он бы понял, почему стала жить дальше. Он бы не хотел, чтобы всю оставшуюся жизнь я оплакивала его. Он бы хотел, чтобы я была счастлива!»

«У юноши, которого я знал два года назад, были лишь одна цель в жизни...» он не сводил с нее глаз, «...найти Вас и прожить с Вами остаток жизни. Он жил только ради Вас. Если бы сегодня он узнал, что у него нет надежды... он бы предпочел остаться в коме».

«Кома? Он и об этом Вам рассказал?» она шмыгнула носом и вытерла слезы.

«Мы о многом разговаривали», кивнул он. «Если Вас интересуют розы, которые Вы видели, это один из его сортов. Он научил меня их выращивать».

«Научил?» Она так и видела, как Энтони делится с другом знаниями и страстью к розам.

«Да», подтвердил он. «Роза, которую Вы видели, когда впервые зашли сюда... знаете, как он ее назвал?» На ее вопросительный взгляд он ответил: «Кровоточащее сердце»

«Кровоточащее сердце...» еле слышно повторила Кенди.

«Он хотел, чтобы цвет розы был такой же, как кровь в его венах, кровь, которой обливалось его сердце».

«О, Энтони!!!» вновь разрыдалась она. Как ей хотелось увидеть его еще раз!

Том рывком распахнул дверь-книжную полку и указал дорогу.

«Если больше нет вопросов», тихо сказал он. «Я бы хотел, чтобы Вы ушли».

Кенди смотрела на него и не верила глазам своим. Как он мог таким невозмутимым? Она прошла мимо него и сказала:

«Спасибо за то, что рассказали... Больше я Вас не побеспокою».

Глава 19



Словно зомби, Кенди шла к закулисным раздевалкам. Она было подумала о том, чтобы вернуться в квартиру, но потом отбросила эту мысль. Все, что хотелось сейчас, это увидеть Терри... Ей было необходимо, чтобы он крепко обнял ее и никогда не отпускал.

От того, что спектакль только что закончился, и актеры последний раз выходили на поклон, стало немного легче. Под громом аплодисментов, она ждала за занавесом в надежде привлечь внимание Терри, уходящего со сцены.

Он сразу ее заметил, и по ее глазам было видно, что ей больно, и ее что-то беспокоит.

«Кенди...» он быстро заключил ее в объятия. «Не ожидал тебя здесь увидеть. Что случилось?» мысленно он проклинал себя за то, что оставил дома с Альбертом и Джорджем. Новости, которые они ей сообщили, наверняка потрясли ее.

Кенди разрыдалась в его руках и тряхнула головой.

«Пойдем домой, Терри. Просто отвези меня домой, пожалуйста!»

Не говоря ни слова, Терри поспешно вывел ее из театра. Остаток ночи они проговорили об Энтони...


«Кенди! Терри!» окликнула Карен, когда они выходили через заднюю дверь, но никто из них не обернулся. Она озабоченно нахмурилась – их поспешный отъезд был неспроста. Она пожала плечами и решила, что спросит Кенди потом. А пока надо подготовиться к обеду с Николасом. До начала спектакля она послала сообщение слуге, чтобы ей из дома привезли ее платье. Никоим образом не хотелось ввязываться в еще одну ссору с матерью, особенно перед встречей с Николасом. А то аппетит точно будет испорчен!

Она взглянула на время и поняла, что надо поторопиться. Через час Николас пришлет свой экипаж, чтобы отвезти ее в Дельмонико, один из прекраснейших ресторанов Нью-Йорка на 44-ой улице. Мысль о встрече с ним вдруг вызвала нервную дрожь и волнение. На самом деле, это было ее первое свидание с мужчиной. Раньше она была в школе-интернате, а потом занималась своей карьерой. Встречаться с мужчинами не входило в ее планы, хотя предложений от молодых людей было вполне достаточно. У нее просто не хватало времени на роман! Кроме того, каждую свободную минуту она навещала сестру в приюте Отца Патрика. Благодаря щедрому отцовскому содержанию она смогла помочь отстроить заново приют в том же месте. Она была рада, что Бет находилась под его опекой и заботой... хотя кое-кто из монахинь, которые сейчас вели текущие дела приюта, относился к ней с опаской. Никто в приюте, кроме Отца Патрика, не знал, что она сестра Бет... даже сама Бет. Она скажет ей, когда придет время... когда она сможет забрать ее из приюта насовсем и жить вместе. Ее регулярные и частые посещения порождали поднятые брови и любопытные взгляды среди персонала. В конце концов, что нужно богатой молодой актрисе от маленького ребенка с врожденным уродством. Когда восемь лет назад мать родила Бет, она равнодушно отреклась от новорожденной, как от чудовища, и не хотела иметь с ней ничего общего. Стыдясь, что в обществе всплывет то, что у нее обезображенный ребенок, она отослала младенца в приют, а всем сказала, что девочка умерла. Карен раскрыла правду лишь пару лет назад, когда подслушала спор родителей в кабинете отца. И тогда она решила во что бы то ни стало разыскать свою сестру.

Она переоделась в лиловое плиссированное платье из шифона, которое подчеркивало ее стройную фигуру, и ей на глаза попалась роза на столе. Она вспомнила, как встретилась с Томом в его потайной комнате на чердаке, и ей захотелось узнать, как у него дела. Она была благодарна ему за поддержку и доверие, которое он проявил к ней в тот день. Зная, что он где-то в театре, следит за порядком, она чувствовала себя в безопасности.

«Карен! Твоя карета уже стоит!» предупредил кто-то из актеров.

В предвкушении, она взволнованно глянула в зеркало, дабы убедиться, что макияж не стерся, а волосы аккуратно уложены. Собираясь выходить, она встала, затем, словно спохватившись, повернулась и взяла розу.

Когда она приехала, молодой граф ждал ее за частным столиком. Карен невольно залюбовалась, насколько красиво он смотрелся в черном фраке с белым галстуком. Он встал из-за стола и подошел к ней, и она протянула руку. Он коснулся губами костяшек и проводил ее за столик.

«Вы настоящая красавица, Карен», сделал он ей комплимент на французском, когда они сели.

«Благодарю, Николас», улыбнулась зардевшаяся Карен. Хорошо, что в школе она учила французский и сдала экзамены!

Он заметил розу, которую она поставила на стол, и улыбнулся.

«Я вижу, Вы получили букет роз, который я Вам послал».

«Вы послали мне розы?» удивленно спросила она.

«Сегодня днем, я доставил их к Вам домой вместе с письмом. Вы их не получили?»

Карен мысленно наорала на мать. Она нарочно утаила это от нее. Она сконфуженно глянула на Николаса.

«Я получила Ваше письмо, но розы…»

«Это неважно», с улыбкой закрыл он тему. «Ручаюсь Вам, что завтра Вы получите другой букет».

«В этом нет необходимости!» смутилась Карен. «Я уверена, что Ваш букет доставили... просто… мне не смогли сообщить».

Он наградил ее недоверчивым взглядом, но склонил голову в знак того, что принимает оправдание.

«Значит, эта изящная красная роза, которую Вы всегда с собой берете... она от потенциального поклонника?»

Его откровенность не переставала ее удивлять.

«Потенциального поклонника?» повторила она и не могла не улыбнуться. Когда она впервые получила таинственные розы, она подумала то же самое... что у нее появился тайный поклонник. Но теперь для нее он значил гораздо больше... Он стал близким другом. «Они от почитателя...» просто ответила она.

«Почитателя?» он понимающе кивнул. «Я не удивлен. У Вас должно быть много почитателей, Карен».

«Не совсем», возразила Карен с самоуничижительным смехом. «Только один».

«Два...» поправил он, «...если добавить и меня».

«Значит, два», кивнула Карен и криво улыбнулась. «Если добавить в графу графа».

Продолжить беседу помешал официант, который принес меню. Стоило Карен пробежать глазами соблазнительный список высокой кухни, как у нее разыгрался аппетит. Она и не помнила, когда в последний раз наслаждалась едой, и решила, что сегодня не будет отказывать себе в удовольствии. Сделав заказ, Николас небрежно потягивал белое вино и не сводил с нее глаз.

«Карен, расскажите о себе, Карен», мягко попросил он.

Карен сделала большой глоток вина, надеясь, что это поможет ей расслабиться под его испытующим взглядом.

«Что бы Вам хотелось узнать?»

«Расскажите о Вашей семье».

При слове 'семья' Карен напряглась и задумалась, что ей ответить на эту щекотливую тему.

«Мой... отец врач и главный хирург», ответила она. «Мать, разумеется, не работает, но она ведет много общественных дел и организаций в городе».

«Семья Клейс известна и уважаема в городе», согласился он.

Моя мать об этом печется, подумала она про себя.

«А есть братья или сестры?»

Как хотелось гордо ответить "Да" каждый раз, когда ей задавали этот вопрос. Но пока она не будет готова, придется держать втайне родство с Бет.

«Я единственный ребенок», неохотно ответила она. «А что насчет Вас, Николас? Расскажите, как Вы жили в Париже».

Он улыбнулся, почему-то ощущая, что ей не нравится говорить о личной жизни.

«Вообще, мой дом в Париже, но я столько путешествую, что почти и не живу там. Мои родители отошли от дел и спокойно живут у себя в замке на юге Франции. Как и Вы, я единственный ребенок».

«Что привело Вас в Нью-Йорк?» спросила Карен. «Помимо покупки театров», с иронией добавила она.

«Я бывал в Нью-Йорке раньше по делам, несколько раз. Мне очень нравится этот город. Честно говоря, я сюда приехал, чтобы купить дом», признался он.

«Дом?» она удивленно уставилась на него. «Вы собираетесь здесь жить?»

Он усмехнулся.

«У меня много домов в нескольких странах, Карен. Если бы я действительно решил обосноваться в Нью-Йорке, то по более 'долговременным' причинам».

«Долговременным?» заинтересовалась она.

«Если бы на этом настаивала женщина, которую я выбрал себе в жены», объяснил он, слегка улыбнувшись.

«Понятно...» медленно кивнула Карен. «И Вы ищете жену?»

Ее прямой вопрос его рассмешил.

«А если бы я сказал, что искал?»

«Тогда, боюсь, что не смогу в этом помочь, Николас, поскольку не придерживаюсь правил, которым следуют достойные женщины», насмешливо ответила Карен. «Может, Вам стоит попытать счастья? Я уверена, что многие женщины не откажутся выйти замуж за графа!»

«А как насчет Вас, Карен?» тихо поинтересовался он. «Вы не откажетесь выйти за графа?»

Карен чуть не поперхнулась вином. Он что, серьезно?! Уловив веселую искорку в его взгляде, она решила поддержать игру.

«Почему нет? Никогда не была в Париже!»

«Тогда Вы должны позволить мне однажды отвезти Вас туда», сказал он.

Его предложение звучало серьезно, подумала Карен и нерешительно покосилась на него. Готова ли она к более серьезным отношениям с ним?

«Возможно... когда-нибудь», с вежливой улыбкой ответила она.

Когда принесли заказ, Карен облегченно вздохнула и с радостью набросилась на еду. Мать бы ужаснулась и устыдилась ее манер за столом, но сегодня ей было все равно.

«Я рад, что Вам нравится еда», с долей шутки заметил Николас.

«Я проголодалась!» призналась она, чувствуя себя слегка виноватой, что так быстро ест.

«Мне нравятся женщины со здоровым аппетитом», сказал он. «Большинство моих знакомых едят как птички».

Настала очередь Карен смеяться.

«Да, знаю. Этому учат в школе для молодых леди! Должна признаться, что эти уроки я учила не слишком хорошо».

В ответ он усмехнулся.

«Я уверен, что были занятия поважнее, чем изучение манер за столом».

В течение всего обеда беседа текла легко и весело. Это Карен прекрасно устраивало, потому что в начале ей было неловко. Он, казалось, это почувствовал и направил разговор в более безопасное русло. Он во всех подробностях рассказал о своих многочисленных путешествиях по Европе, Африке, Индии, и некоторым местам Азии. Она с интересом слушала, пока он говорил о деловых авантюрах и забавные случаи из личной жизни. Николас определенно был светским, культурным и искушенным джентльменом... и при этом весьма богатым. Матери бы он понравился! подумала она.

После четвертого бокала вина Карен почувствовала себя более непринужденно в обществе Николаса. Она легко улыбалась и смеялась вместе с ним, и временами он замолкал лишь для того, чтобы внимательно посмотреть на нее. Когда обед закончился, он проводил ее к своей карете, и вместе они поехали к ее дому.

«Спасибо за прекрасный обед, Николас», благодарно улыбнулась Карен, щеки которой еще пылали от последнего бокала вина.

«Я замечательно провел время в Вашей компании, Карен», мягко ответил он. «Могу ли я завтра вечером увидеть Вас снова?»

Карен было слишком хорошо, чтобы отказаться от приглашения.

«Да, можете», она подняла голову и смущенно посмотрела на него.

Николас не отрывал взгляда от ее лица и наклонил голову ближе. Затаив дыхание, ошеломленная Карен взирала, как его губы тянутся к ее губам. Неожиданно экипаж остановился, и впереди кареты послышалась суета. Очевидно, их остановил посреди дороги автомобиль. Кучер, похоже, выговаривал водителю, и затем в дверь кареты заглянул мужчина.

Николас нахмурился - он узнал своего личного слугу.

«Пьер, что произошло?» спросил он по-французски

«Месье, Вам письмо. Срочно!» Пьер вручил ему письмо.

Николас пробежал глазами послание и виновато взглянул на Карен.

«Карен, прошу Вас простить меня. Мне нужно сейчас уехать и уладить этот неотложный вопрос».

«Не волнуйтесь», заверила его Карен. «Надеюсь, все будет в порядке!»

«Увидимся», туманно сказал он, взял ее руку и поцеловал. «До завтра. После спектакля я опять пришлю за Вами».


Глава 20



«Он жив?»

Терри старался взять себя в руки, пока плачущая Кенди пересказывала новости от Альберта с Джорджем. Узнать, что Альберт - ее приемный отец, Дядюшка Уильям, было уже достаточным потрясением, а когда она призналась, что познакомилась в театре с человеком в маске, и что он рассказал ей о смерти Энтони при пожаре, он напрягся и насторожился.

«Почему ты мне раньше не рассказала о нем?» тихо потребовал он.

Кенди уткнулась в его грудь и крепко обняла.

«Я хотела, но я обещала ему, что ничего не скажу... Прости, мне следовало тебе рассказать...»

«Тебе могли причинить вред!»

«Нет...» помотала она головой. «Не думаю, что он мог сделать мне что-то плохое».

«Тем не менее...» он запустил пальцы в ее кудри. «Я рад, что с тобой ничего не случилось».

«О, Терри...» тихо всхлипывала Кенди, прислонившись к нему. «Я все еще не могу поверить в то, что он сказал!»

«Итак... Энтони умер... опять», медленно проговорил Терри.

«Я не знаю, как скажу завтра Альберту и Джорджу», горевала Кенди. «Мы все надеялись снова его найти».

«Мне жаль, Кенди...» нежно произнес Терри и стиснул ее еще крепче. Мягко поцеловал в лоб и вытер с ее щек слезы. «Я знаю, тебе тяжело опять потерять Энтони».

Терри хоть и говорил слова утешения, но внутри его раздирали противоречия. Часть него хотела понять и поддержать Кенди в ее горе, но другая часть тревожилась, а теперь успокоилась, узнав, что больше не придется иметь дело лично с Энтони... Первой любовью Кенди. Он вспомнил, как сильно ревновал в Зоопарке «Голубая Река» в Англии, когда Кенди поведала, кто такой Энтони. В ответ он наговорил ей ужасных вещей, о чем позднее сожалел. Он хотел изгнать смерть Энтони и страх перед лошадьми из ее кошмаров, и единственным способом, известным ему, было посадить ее к себе на лошадь и в скачке выпустить ее внутренних демонов. К счастью, ему это удалось, и он завоевал и сердце, и доверие Кенди. Но будь жив Энтони, вернулась бы она к своей первой любви? Продолжает ли она любить Энтони? Он притянул к себе Кенди и отругал себя за неуверенность. Нет, их любовь друг к другу сильна и неразрывна... не нужно сомневаться в ее любви к нему, пытался он убедить себя.

«Я люблю тебя, Кенди...» искренне прошептал он, словно опять потерял и обрел ее.

«Я тоже люблю тебя, Терри», она посмотрела на него сквозь слезы. «Пожалуйста, никогда не уходи от меня. Я не знаю, что бы я делала без тебя...»

«Я никогда не уйду от тебя, моя Леди с Веснушками», пообещал он. «Я же сказал, что никогда тебя не отпущу...»

Он поцеловал ее пылко и настойчиво... его губы отказывались отрываться от ее губ. Кенди тихо простонала и отдалась его ласкам, почти с отчаянием цепляясь за его любовь. Больше всего на свете хотелось быть с ним, чувствовать, что он настолько близко, что это казалось невозможным. Его руки ласкали ее спину и прижимали ее ближе к себе. Она приникла к нему, упиваясь яростным объятием. Он прервал пылкий поцелуй, чтобы отдышаться, поднял голову, и в его глазах читалось горячее желание.

«Кенди...» прохрипел он, и его шепот выдавал его потребность.

В ответ, Кенди обвила руками его шею и притянула его голову, так что его губы крепко прижались к ее губам. На сей раз, первый шаг сделала она; она целовала его так, как хищник пожирает свою добычу, и Терри больше не мог сопротивляться ее силе и жару. В исступлении он простонал, поднял ее на руки и понес в спальню...


Открывший дверь слуга передал Карен, что в восточном крыле ее ожидают родители.

«Отец дома?» удивленно воскликнула она.

«Да, мисс Клейс», кивнул дворецкий. «Он приехал сегодня вечером из Чикаго».

Карен редко видела отца, потому что он был постоянно занят у себя в клинике и участвовал в медицинских конференциях по всей стране. Ей хотелось поговорить с ним наедине о Бет, но мать вечно мешала своим присутствием. Эта тема в доме Клейс была под строгим запретом. Ее всегда мучил вопрос: как стареющий отец допустил, чтобы его новорожденная дочь оказалась в приюте. Он всегда был так добр и мягок с пациентами, что оставалось неясным, почему он отказался от собственной плоти и крови.

Сделав глубокий вдох, она вошла в восточное крыло. Мать ее встретила строгим взглядом, отец - приветливой улыбкой. Ее родители разительно отличались друг от друга... как ночь и день.

«Отец! Ты дома», она подошла и сердечно обняла его, не обращая внимания на пылающий взгляд матери.

«Моя дорогая Карен», улыбнулся отец, целуя ее в щеку.

«Как твоя поездка?» живо поинтересовалась она.

«Прекрасно... прекрасно! Думаю, староват я становлюсь для этих медицинских конференций! Лекции бывают чрезвычайно утомительны…»

«Не такой уж ты и старый, отец», улыбнулась ему Карен.

«Ты не хочешь рассказать нам, как прошел твой обед с графом?» вставила мать нетерпеливо.

Карен выдавила улыбку.

«Я чудесно провела время. Вообще-то, завтра вечером он хочет снова увидеться со мной».

«Тогда мы должны принять его!» не унималась мать. «Если он решил за тобой ухаживать, нам надлежит пригласить его на обед».

О нет! мысленно простонала Карен. Меньше всего ей хотелось, чтобы граф встретился с ее матерью и отобедал у нее! Да он наверняка сбежит во Францию!

«Вряд ли это возможно, мама. После спектакля он посылает за мной свой экипаж», поспешно пояснила она.

«Что это за поведение?» не одобрила мать. «Для Парижа это, может быть, и приемлемо, но в нашем обществе – нет!»

«Ну, ну, Марта», попытался успокоить ее отец. «Я уверен, что нам еще представится возможность встретиться с графом!» он повернулся к Карен и сказал: «Поднимайся к себе, время уже позднее».

Доброй ночи, отец», она поцеловала его в щеку и шепнула: «Спасибо...» и умчалась по лестнице. Сзади доносилось недовольное кудахтанье матери.

Карен вошла в спальню. Ей не терпелось насладиться долгой горячей ванной и спокойной ночью. Едва она собралась вызвать прислугу, чтобы приготовили ванну, как заметила темный силуэт, шевельнувшийся за балконной дверью. Встревоженная Карен схватила табурет и подошла к балкону. Глянув в окно, она узнала плащ с капюшоном. Человек на балконе резко осел.

«Том!» воскликнула она и открыла дверь.

«Карен...» еле произнес он. Он попытался встать, но оступился и повалился в ее объятия.

Потрясенная Карен попыталась помочь ему встать на ноги и ощутила у него на плече что-то влажное. Кровь!





Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 591 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы