Пятница, 22.02.2019, 01:25
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Низачто не отпущу! (гл.29-32)

Глава 29



«Почему Энтони еще нет?» тревожилась Кенди, заметив, что солнце уже заходит.

Они весь день прождали Энтони, но тот так и не появился. Кенди то и дело поглядывала на часы и дверь, а Терри взирал на нее с неудовольствием и скрываемой злостью, и прикладывал неимоверные усилия, чтобы хранить молчание и делать вид, что не замечает поведения девушки.

«Кенди, успокойся», подал голос Альберт. «Он будет здесь, рано или поздно. Я ему доверяю. Наверняка ему нужно уладить какие-нибудь дела, а потому уже ехать с нами в Лейквуд».

«Я знаю...» Кенди понурилась. «Я только хотела еще раз увидеть его до того, как вы завтра уедете».

«Почему бы и тебе не поехать с ними в Лейквуд?» обронил Терри. Разумеется, он проверял ее, и, разумеется, потом он за это надает себе тумаков.

«Думаешь, стоит?» простодушно покосилась на него Кенди.

«Не думаю, что это хорошая мысль», вмешался Альберт. Он наградил Терри взглядом "я знаю, что ты затеял" и покачал головой, не одобряя его еле уловимой провокации. «Энтони нужно побыть немного с бабушкой Элрой наедине. К тому же, вам с Терри надо думать о свадьбе!»

Кенди понимающе кивнула.

«Наверное, Вы правы, Альберт», она потянулась под стол и схватила руку Терри.

«Кстати о свадьбе», Терри покосился на Альберта. «Я так понимаю, это у тебя я должен просить ее руки».

Альберт расхохотался.

«Терри, тебе не нужно спрашивать моего позволения! Но если это устроит вас обоих, я даю свое полное согласие, и с радостью и гордостью поведу Кенди к алтарю».

Кенди просияла.

«Это будет самый счастливый день моей жизни!»

«И мой», тихо добавил Терри, целуя ей руку.

«Что ж, время позднее», Альберт резко поднялся из-за стола. «Вам двоим лучше вернуться к себе домой».


К тому времени, когда Кенди и Терри добрались до квартиры, вечернее небо усеяли многочисленные мерцающие звезды. Казалось, прекрасное время для романтичной прогулки вдвоем… но не для Терри, который предложил Кенди поужинать в ресторане, чтобы отпраздновать то, что они, подвергнувшись тяжелому испытанию, остались целы и невредимы.

«Прости, но я не хочу есть», с сожалением отказалась Кенди.

Разочарованный Терри поцеловал ее в лоб и заключил в объятия.

«Ты, должно быть, устала. Почему бы тебе не прилечь и отдохнуть?»

Кенди кивнула. Потом подняла голову от его груди и с беспокойством посмотрела на него.

«Терри, как ты думаешь, почему Энтони не пришел?»

Опять двадцать пять. Терри с трудом удержался от стона.

«Ты же слышала, что сказал Альберт. У него, наверное, были какие-то личные дела», ответил он со всем своим терпением.

«Да, но что это за такие важные дела, которые занимают целый день? Он же знал, что мы его ждем...»

«Почему бы тебе не выяснить у него самого завтра?» вежливо оборвал он и расцепил объятия Кенди, чтобы та не заметила его досады. Опять Энтони! Больше ни о чем она не хочет говорить! Неужели теперь мы каждый день будем обсуждать Энтони? От таких мыслей стало совсем тошно.

«Эти рубцы от ожогов у него на лице...» печально продолжала Кенди, явно не понимавшая, что его терпение на исходе. «Он носит маску, чтобы они не были видны, но я вовсе не считаю их такими ужасными...»

«Он, конечно, это оценит», сухо заметил Терри и налил себе чего-нибудь покрепче.

«Конечно, я обязательно скажу ему», согласно кивнула она. «Я не хочу, чтобы он думал, что из-за шрамов на лице его отвергнут или не полюбят...»

«Да, Энтони все любят», добавил молодой человек и одним большим глотком осушил стакан.

«Я рада, что ты тоже это понял», признательно отозвалась Кенди. «Он правда замечательный человек. Надеюсь, вы с Энтони узнаете друг друга получше и станете хорошими друзьями».

«Там видно будет», уклончиво ответил Терри. «Но не думаю, что это скоро произойдет, раз он завтра возвращается в Лейквуд, наверняка, к своим драгоценным розам».

Эти слова заставили Кенди осуждающе нахмуриться. Естественно, какой еще реакции можно было от нее ожидать? Если дело касалось Энтони, выдержка подвергалась мучительному испытанию, и Терри уже не мог обуздать свои личные пристрастия.

«Терренс Гранчестер! Когда ты перестанешь дразнить Энтони его розами? Он прекрасно умеет их выращивать, и поэтому я им горжусь», напустилась на него Кенди.

«Тогда, может, тебе лучше уехать с ним в Лейквуд с ним и выращивать их вместе?» огрызнулся Терри. И стоило словам вырваться, он закрыл глаза и взял себя в руки. Он перегнул палку. Отлично, Терри! Ты только что удостоился ночи на диване. В ожидании бури он дотянулся до бутылки бренди и налил себе еще выпить.

«Почему ты так себя ведешь, объясни мне!» Кенди тряхнула головой, и в ее глазах отразилось боль и разочарование от вспышки Терри. «Энтони сегодня спас нам жизнь! Ты должен сказать ему спасибо!»

Спасибо?! Это последнее, что Терри сейчас хотелось высказать бывшему возлюбленному Кенди, восставшему из мертвых... дважды! Он опрокинул в рот содержимое своего стакана и живо направился к двери.

«Ты куда?» спросила она, едва сдерживая слезы.

«Подышать свежим воздухом», объяснил он как можно невозмутимее. Чтобы унять разбушевавшиеся чувства, нужно, очень нужно побыть одному. Если он останется, то перепалка с Кенди будет продолжаться, и он наверняка ляпнет какую-нибудь глупость, о чем будет сожалеть всю оставшуюся жизнь.

«Терри...» еле слышно позвала Кенди. На душе было тягостно, что он уходил в таком состоянии.

«Я недолго», попытался он успокоить ее. Видя, как у ней по щекам текут слезы, отчаянно хотелось снова обнять ее и попросить прощения за ревность в ответ. Но он заставил себя отвести взгляд и закрыл за собой входную дверь.

Кенди всхлипнула и смахнула слезы. Подбежала к окну и выглянула на улицу, надеясь мельком увидеть Терри, когда тот выйдет из дома. Двери подъезда открылись, и он сошел на тротуар и направился к восточному бульвару. К большому облегчению, он не поехал на машине.

«Терри... наша первая ссора...» простонала девушка. «Пожалуйста, возвращайся поскорее...»

Терри вышел на Бульвар Сансет и Бродвей. Противоречивые эмоции раздирали его... любовь, ревность, боль, гнев, страх... Он мысленно отвесил себе подзатыльник за несдержанность, повлекшую ненужный спор с Кенди. Наша первая ссора! Он тяжело вздохнул, злясь на свое ребяческое поведение. Энтони – часть прошлого Кенди, то и дело напоминал он себе. Неужели так трудно это принять? Но нет... Энтони есть и в настоящем, и явно не разлюбил Кенди... его Кенди... Попытается ли он ее вернуть? Если попытается, хватит ли любви Кенди, чтобы не поддаться такому искушению от Энтони? Я должен доверять Кенди! Она меня любит! Он осыпал себя упреками. Стоило узнать, что Энтони жив, душу непрестанно терзали сомнения... и страх, что, если он не уймет их, что может навсегда потерять Кенди… Но как жить, зная, что сердце женщины твоей мечты, величайшей любви твоей жизни... принадлежит двоим?

«Я не настолько великодушен, Кенди...» с горечью обратился Терри к звездам. «Я ни с кем не хочу тебя делить!»

Где и сколько времени его носило, неизвестно, но так или иначе, ноги опять привели к гостинице Альберта. С помутившимся рассудком и разрывающимся сердцем не до сна. Он зашел в гостиничный зал и направился к номеру Альберта.

«Терри!» Альберт не ожидал увидеть в дверях молодого человека.

«Энтони у тебя?»

Альберту сразу стало ясно, что дело нешуточное. Объяснения были излишни.

«Проходи», сказал он.

На звук голосов из спальни вышел Энтони. Заметив, что Терри один, он улыбнулся. Он ожидал молодого актера.

«Я буду позже», предупредил Альберт, беря пиджак, и направился к выходу.

«Терри...» Энтони подошел к нему и пожал руку.

«Днем мы не дождались», начал Терри.

«Да, за это прошу прощения. Мне надо было кое-что уладить», туманно пояснил Энтони и пригласил его в комнату. «Что-нибудь выпьешь?»

«Нет, спасибо», отказался Терри. «Я пришел поговорить».

Энтони понимающе улыбнулся.

«И я подозреваю, что не о погоде».

«А я подозреваю, что тебе ясно, зачем я здесь», Терри не стал ходить вокруг да около. «Так что перейдем прямо к сути».

«Мужской разговор», добавил Энтони, отсалютовал бокалом бренди и выпил.

«Ты все еще любишь Кенди?»

Вопрос в лоб. Энтони улыбнулся и ответил:

«Как ты сказал, перейдем к сути», и посмотрел Терри прямо в глаза. «Какое тебе дело до моих чувств к Кенди? Она любит тебя. Замуж выходит за тебя, а не за меня».

«Ты должен был сказать ей правду о себе, когда вы встретились», холодно упрекнул его Терри. «Из-за твоей лжи у нее были кошмары».

«Я прошу прощения за это», сурово отозвался Энтони. «Я не хотел причинить ей боль. Я думал, так было лучше для нее и остальных, чтобы меня считали 'мертвым'…»

«Наоборот», возразил Терри. «Она думать ни о чем не могла, кроме как о том, что ты 'умер'! Она оплакивала тебя второй раз! Она постоянно говорила о тебе...»

Энтони прищурился.

«Если ты сомневаешься в любви Кенди, тебе лучше обсудить это с ней», посоветовал он все тем же невозмутимым голосом.

«Я не сомневаюсь, что она любит меня», ровно ответил актер. «Но я не хочу, чтобы она металась и разрывалась между нами двумя, особенно, если ей станет ясно, что ты хочешь ее вернуть».

Энтони засмеялся.

«Откуда ты знаешь, что я хочу ее вернуть?»

«Я получу прямой ответ? Или я зря трачу время?» от того Энтони юлил, терпение Терри быстро истощилось.

Энтони впился в противника взглядом, словно оценивая того со всей тщательностью. Осушив бокал с бренди, он произнес:

«Хорошо, не буду скрывать... Первый раз я встретился с Кенди, когда был совсем мальчишкой... и я влюбился в эту отважную жизнерадостную девчушку. Ее нельзя было не любить. Она была очаровательна и симпатична, и я мечтал, что, когда мы вырастем, я женюсь на ней. Что ж... мы оба выросли, и Кенди уже не маленькая девочка. Она стала молодой женщиной, продолжает жить, и она полюбила тебя. Она изменилась, и я не тот, что раньше. Признаю... Мне было горько узнать, что вы вместе, но я смирился с этим. В спутники жизни она выбрала тебя... Может, тебе следует больше верить в ее выбор».

«Если бы мне понадобилась лекция, я бы пошел в университет», хладнокровно ответил Терри. «Но я ценю твою честность...» Он приумолк и нахмурился: Энтони поморщился от боли и схватился за левое плечо. «Тебя ранили в театре? Я не заметил».

«Ничего страшного. Кажется, лекарство перестает действовать», пояснил он. «В меня стреляли вчера вечером, когда проникли в театр».

«И тебя выписали из больницы?» Терри не верил ушам своим.

Энтони усмехнулся.

«Я не пошел в больницу. У меня была личная медсестра, которая меня выхаживала».

Терри слегка нахмурился.

«Личная медсестра?» Он не отходил от Кенди всю ночь, так как же она могла ухаживать за другим?

«Успокойся, это не та, о ком ты подумал», улыбнулся Энтони, будто прочел его мысли. «Я ходил повидать Карен».

«Карен?» этого Терри не ожидал, но внезапно все встало на свои места. «Это ты тайный поклонник Карен... который дарил ей розы?»

Энтони кивнул.

«Тот самый».

«Ты говорил с ней?» Терри был уверен: Карен вряд ли отпустил Энтони без боя.

«У нас было не так много времени», с сожалением ответил Энтони. «Я обязан ей жизнью... Она в самом деле замечательная. Я желаю ей самого лучшего», пылко добавил он.

Слушая признания Энтони, Терри не удержался от теплой улыбки.

«Ты говорил ей это?» спросил он. Получив такой комплимент, Карен была бы на седьмом небе от счастья.

«Мне кажется, она знает о моих чувствах... Знает, что я благодарен ей, что ценю ее...» немного открылся Энтони, хотя отчасти сожалел, что не сказал больше. Когда они последний раз прощались в театре, у него разрывалось сердце. На щеке еще остался невидимый след от нежного прикосновения ее руки.

«А ей известно, что ты ее любишь?» понимающе поинтересовался Терри.

Энтони изумленно покосился на него и усмехнулся.

«Думаешь, что все знаешь о моих привязанностях?» подколол он. «Меня что, видно насквозь?»

«Ты можешь снова надеть маску, но чувств своих под ней не спрячешь».

«Если я для тебя открытая книга, Ромео, что мешает тебе принять тот факт, что то, что было между мной и Кенди, осталось в прошлом, и не имеет никакого отношения к вашему с ней будущему? Я восстал из мертвых не за тем, чтобы встать между вами... Я по-прежнему хочу, чтобы Кенди была счастлива. И тебе это под силу. Я не буду стоять на вашем пути, если именно это ты хочешь услышать».

Терри слегка улыбнулся и склонил голову.

«Пусть не сразу, но я пришел услышать именно это, Садовод».

Энтони усмехнулся.

«Тогда никаких проблем. Советую тебе не задерживаться и возвращаться к Кенди... ты же знаешь, как она любит волноваться».

Терри также ответил усмешкой.

«Ты прав, она может вбить себе в голову что угодно, но я люблю ее за это», он протянул руку Энтони. «Спасибо, что уделил мне время... и поговорил».

«Теперь мне ясно, почему Кенди в тебя влюбилась», заметил Энтони, крепко пожимая ему руку.

«То же самое можно сказать и о тебе», честно ответил Терри.

Молодые люди воззрились друг на друга. В глазах обоих было искреннее уважение и взаимопонимание. Какие бы между ними ни существовали неясности, они, похоже, рассеивались, и на их месте зарождались семена доверия и дружбы, построенной на чувствах к одной женщине... Кенди.

Уходя, Терри резко повернулся и спросил:

«Ты, случайно, не знаешь в Нью-Йорке какого-нибудь католического священника?»

Энтони понимающе улыбнулся:

«Вообще-то, знаю...»

Глава 30



«Вы едва притронулись к еде», заметил Николас, когда они закончили ужинать в закрытом загородном ресторане высшего класса.

«Простите, кажется, я не очень голодна», сожалеюще ответила Карен.

«Это понятно... после всего, что Вы сегодня пережили», он потянулся через стол и взял ее за руку.

Карен благодарно улыбнулась ему. Николас всегда так спокоен, уверен... оплот силы, которой невозможно не уступить. После того, как они вышли из театра, он спросил, не отменить ли назначенный ужин, чтобы она могла отдохнуть, но девушка настояла, чтобы все шло как задумано. Если она останется дома, то сойдет с ума... наедине с мыслями об Энтони. Их прощание в театре было, похоже, последним... будто они больше не увидятся, и от этого разрывалось сердце... больше, чем она бы осмелилась признать.

Словно ощущая ее грусть, Николас резко встал из-за стола.

«Идемте со мной. Снаружи есть красивый сад. На свежем воздухе Вы развеетесь».

«Звучит заманчиво!» она взяла его под руку.

Граф повел свою даму в великолепный закрытый сад... полный розовых кустов! Девушка оступилась и чуть не упала.

«Карен, что с Вами?» повернулся к ней Николас.

«Я... Со мной ничего», улыбнулась она ему. «Наверно, это вино...»

Из ресторана послышалась оживленная страстная мелодия… музыка... медленный венский вальс. Николас поклонился и протянул руку.

«Могу я пригласить Вас на танец?»

Карен шагнула к нему в объятия и закрыла глаза, отдаваясь музыке. Воздух вокруг был свеж, но сладкий аромат розовых кустов еще сильнее напоминал о человеке, которого она не могла забыть.

«Карен...» тихо произнес Николас почти ей на ухо.

«Да?» едва ответила она.

«Мне бы хотелось кое-что узнать...»

Его голос звучал серьезно, и она с недоумением глянула на своего кавалера.

«Что же Вам бы хотелось узнать?»

«Если я чего-то пожелаю, то не останавливаюсь, пока не получу. Соперничество в моей природе... и оно весьма полезно в бизнесе», колко заметил он, слегка улыбнувшись. Потом посмотрел на нее более серьезно. «И с тем же принципом я действую в делах сердечных...»

«Ой...» вот и все, что она могла сказать. Отчасти она предвкушала этот момент с Николасом, и, не зная, чего ожидать от самой себя, напряглась.

Вальс закончился, и молодой человек остановился, но из объятий ее не выпустил.

«Карен...» тихо проговорил он, не отводя от нее взгляда. «Я играю, чтобы выигрывать, но знаю, когда достойно принять поражение. Теперь скажите, может, мне стоит выйти из игры».

«Николас...» Карен медлила, и внутренние противоречия отражались на лице. Что со мной? задалась она вопросом. Перед ней стояло воплощение мечты о Прекрасном Принце... сильный, красивый, богатый, влиятельный, очаровательный, добрый, чуткий... Только полная дура отказала бы ему...

Не дождавшись ответа, Николас наклонился и накрыл ее губы своими. Ошеломленная Карен обмякла в его руках и не стала противиться его страстному изучению. Она закрыла глаза, и искусные губы не встречали никаких препятствий на своем пути к ее губам. За свою актерскую карьеру она целовалась с некоторыми мужчинами, но в тех поцелуях не было пыла. Они были чисто механическими, частью действия пьесы. С таким же успехом можно было бы обмениваться рукопожатиями.

Судя по уверенным ласкам Николаса, ему довелось целовать многих. Тайны женского тела, похоже, не были для него загадкой; он умел доставлять удовольствие... Он проделал дорожку из горячих поцелуев вниз по шее, и девушка, тихо ахнув, подалась ближе к нему. Выгнулась и устремила затуманенный взгляд в вечернее небо лишь затем, чтобы среди облаков увидеть его лицо... О, Энтони...

Николас внезапно остановился и заглянул ей в лицо, изучая реакцию на свой поцелуй. Увидев, что Карен слегка смущена, он довольно улыбнулся, зная, что его поцелуй был ей приятен.

«Я уезжаю в Париж через два дня», сообщил он.

Она недоверчиво уставилась на него.

«Что? И Вы тоже?» Ну, почему от меня уезжают все мужчины? мысленно простонала она.

Он кивнул.

«Я бы хотел, дорогая, чтобы Вы поехали со мной...»

«Я... Я...» запнулась Карен, явно ошеломленная его предложением.

«Прошу прощения, что говорю так поздно, но у меня остались кое-какие дела дома. Пожалуйста, передайте Вашей матери мои извинения, поскольку я, увы, не смогу прийти к вам на ужин в эти выходные. Но я надеюсь, что Вы поедете со мной. Я хочу показать Вам столько мест...»

Сказать, что мысль о поездке в Париж с Николасом безумно соблазнительна – значит, ничего не сказать. Он предлагал ей возможность сбежать от тягостных дум, и раз театр будет закрыт на ремонт, по крайней мере, на месяц... да, весьма соблазнительно...

«Вам не нужно отвечать прямо сейчас», мягко пояснил он, словно понял ее замешательство и сомнения. «Если ответ - 'да', то я буду ждать Вас на пристани к шести часам, послезавтра вечером».

Карен молча кивнула. К счастью, Николас не требовал ответа, который она не была готова дать… хотя первым порывом было бросить все и уехать с ним... Однако на размышления есть целая ночь...


Предоставив Терри и Энтони беседовать наедине, Альберт решил покататься по городу на своем роллс-ройсе. Город пестрел многочисленными соблазнами. На домах светились красочные вывески, рекламирующие новинки. В кафе и рестораны были заполнены до отказа, и, поскольку на свободный столик было нечего рассчитывать, мужчина счел за лучшее поехать за город, где ему на глаза попался приятный бар-ресторан. Можно подождать там... если повезет, не больше пары часов.

Внутри ресторан был отделан со вкусом, а столики, главным образом, на двоих, свидетельствовали, что обслуживание ориентировано на парочек, пожелавших отвлечься от суматошной городской жизни. Альберт шагнул к стойке и, заказав выпить, с интересом осмотрелся. Так-так, небольшое представление. Стройный молодой джентльмен с тонкими усами, в цилиндре и длинном черном пальто исполнял волшебный трюк. Кто-то из посетителей гоготал и подшучивал над его выступлением, но молодой человек оставался невозмутимым. Он работал, как профессионал, и, как ни странно, его номер оказался забавным.

Закончив выступление, молодой человек преувеличенно поклонился и присел у стойки, недалеко от Альберта.

«Хорошо выступили», отозвался Альберт.

Молодой человек, на вид ровесник Кенди, повернулся в сторону Альберта и легонько коснулся своей шляпы.

«Вы очень любезны, Сэр», поблагодарил он с легким ирландским акцентом. Вынул бумажник и попросил бармена налить.

Увидев бумажник, Альберт насторожился и осторожно приблизился к молодому человеку.

«У Вас красивый бумажник», заметил он.

«Вам он не достанется», обрезал юноша. «Он мой».

«Не знал, что Вы знакомы с графом», небрежно продолжал Альберт.

Молодой человек недовольно нахмурился.

«Не понимаю, о чем Вы толкуете. Не знаю я никакого графа... и ни герцога, и ни принца! А теперь отстаньте от меня».

«Странно, потому что на Вашем бумажнике стоит его личная печать. И насколько я знаю, он не имеет привычки отдавать свое личное имущество, особенно бумажник, незнакомцам», возразил Альберт.

«Ты че, хош сказать, я своровал его?» он вызывающе воззрился на Альберта зелеными глазами, и тот вдруг заметил нечто необычное. Лицо молодого человека было усыпано знакомыми веснушками, а усы… начали отклеиваться!

Он улыбнулся и с трудом удержался от смеха.

«Я ни в чем Вас не обвиняю... просто сделал замечание. Но скажу одно. Если не вернете бумажник законному владельцу, я предупрежу бармена и хозяина ресторана, что Вы жульничаете».

«Я не жульничаю!» оскорбленно пропыхтел юноша. «Ты не имеш права обвнять меня!»

В ответ Альберт отодрал его усы. Он взвизгнул и прикрыл рот.

«Теперь... Мисс Чудо-Пальчики... мы сможем договориться?»

«Отдайте!» яростно прошептала она и попыталась приклеить усы обратно.

Приглядевшись к лицу девушки, Альберт не поверил своим глазам! За исключением кое-каких мелких черт, она была вылитая Кенди!

«Ладно, твоя взяла! Я просто одолжила пару долларов... должна сказать, на доброе дело! В городе полно голодных! И вообще, у такого богача денег хватает... он и не заметит...»

«Красть у богатых, чтобы отдавать бедным?» усмехнулся Альберт. «Кажется, это я уже слышал».

«В энтих краях это не редкость», бросила девушка. «В городе столько бедных, но богачам вроде вас удобнее не обращать на нас внимания...»

«Что ж, если ты на это рассчитываешь, я обратил внимание на твое воровство», сообщил Альберт. «Откуда у тебя бумажник?»

Вместо ответа она сперва наградила его дерзким взглядом. Но стоило Альберту пригрозить, что он опять отклеит ей усы, она выкрикнула:

«Ладно-ладно! Я верну его».

«Когда?»

«Сегодня... если он еще поблизости. Он был здесь с одной из актрис с Бродвея. Я столкнулась с ним, когда он пришел», призналась она с самодовольной улыбкой.

«Хорошо, мисс Чудо-Пальчики, идемте, опять столкнемся с графом», сказал Альберт. Взял ее за руку и стащил со стула.

«Келси звать...» парировала она и безропотно позволила привести себя в ресторан.

И тут Альберт поймал взглядом Николаса и Карен, которые выходили из сада. Они сразу его заметили и подошли поздороваться.

«Альберт, какая неожиданность увидеть Вас здесь», улыбнулся Николас, пожал ему руку и с любопытством глянул на его спутника.

«Да это совпадение», кивнул Альберт и с улыбкой повернулся к Карен. «Рад видеть, что с Вами все хорошо, Карен».

«Вы поужинали?» вопросительно покосился на него Николас. Если бы мистер Эндри был в ресторане, он бы вряд ли его проглядел. Молодой человек, который неловко топтался рядом и помалкивал, почему-то показался ему знакомым.

«Я сидел в баре», просто ответил Альберт. Повернулся к Келси и добавил: «и встретил этого молодого фокусника, у которого есть то, что принадлежит Вам».

Под многозначительным взглядом Альберта Келси надулась и вынула из жилета графский бумажник.

«Вы его уронили», пробурчала она себе под нос.

«Уронил?» недоверчиво переспросил Николас. Он с подозрением уставился на юношу, поскольку становилось ясно – его карманы обчистили средь бела дня! «А больше я ничего не уронил?» твердо уточнил он.

На секунду Келси задумалась, затем неохотно пошарила по карманам.

«Вот...» она вручила ему его старинные золотые часы. «И вот...» вытащила носовой платок с его инициалами из другого кармана. «Ой... и вот...»

Потянувшись за своими билетами на круиз до Парижа, потрясенный Николас только и качал головой.

«Боже мой! Вы вытащили все это у меня, а я и не заметил? Каков талант!»

Карен не удержалась и хихикнула. Бедный Николас! Сегодня явно не его день! Сначала разгромили его театр, потом ему пришлось бороться с преступниками, а теперь его обчистили! Не знаешь, что хуже!

«Николас, Вы будете предъявлять обвинения?» весело спросила она.

«Хм-м-м... здесь надо подумать», задумчиво ответил Николас, разглядывая Келси как лабораторную крысу. Девушка в панике бросила взгляд на Альберта.

«Я же вернула все, как Вы просили!»

«Может, если ты откроешься чуть больше», подмигнул ей Альберт, «то сможешь рассчитывать на снисхождение».

Келси яростно покосилась в его сторону и поняла, что он может быть прав. Сердито вздохнув, она сняла усы и цилиндр, и по плечам и спине рассыпались волны густых золотисто-рыжеватых локонов.

«Это интересно», пробормотал Николас по-французски.

«Вот это да!» полюбопытствовала Карен. «Становится все интереснее». Бог мой! Как она похожа на Кенди, изумленно подумала она.

«Прошу прощения за то, что... взяла Ваши вещи», проронила Келси.

«Ты обещаешь никогда больше так не делать?» насмешливо сказал Николас, будто обращаясь к ребенку.

«Я не преступница», возразила она. «У меня дядя католический священник! Я хожу на исповедь каждое воскресенье, и начинаю с чистого листа каждый понедельник!»

Карен хихикнула и сжала руку Николаса.

«Может, Вам стоит простить ее на сей раз. Выходные вот-вот начнутся, так что у нее еще есть время...»

Николас усмехнулся.

«Хорошо, я не буду выдвигать обвинения», он приобнял Карен и сказал: «Уже поздно, нам пора уезжать. Было приятно снова увидеть Вас, Альберт».

«И мне тоже», кивнул Альберт, пожал графу руку, и пара ушла. Он повернулся к Келси, у которой был вид надутый и несчастный: ведь пришлось вернуть графские вещи. «Разве тебе не стало лучше? Признание облегчает душу», шутливо заметил он.

Она громко фыркнула.

«Не могу сказать, что щаслива познакомиться с Вами!» она приподняла шляпу и живо убралась из ресторана.

Глядя, как она выходит за дверь, Альберт усмехнулся мыслям о вечерних событиях. Затем рассеянно сунулся в карман жилета и чуть не выругался. Мошенница стянула его бумажник!


Глава 31



Когда Терри, наконец, вернулся к себе домой, было уже поздно. Открыв дверь, он увидел, что Кенди, как и ожидалось, сидела на диване, явно тревожась и волнуясь за него. Ее глаза еще не просохли от слез, и от этого сердце сжала вина и отвращение к самому себе. После встречи с Энтони с души упал тяжкий груз, и стоило увидеть, с каким облегчением вздыхает Кенди, видя его, что для сомнений, прочно засевших в голове, больше не осталось места.

«Терри...» от нахлынувшего облегчения Кенди улыбнулась. Весь вечер она молилась, чтобы он поскорее вернулся, и вот он здесь, и так хочется обнять его и больше ни за что не отпускать. Однако она не двигалась... она не была уверена в его чувствах, и ждала, когда он сделает первый шаг. Он больше не злится на нее? Он все еще хочет взять ее в жены?

«Прости, что припозднился», тихо произнес он и медленно подошел к ней. Вытащил спрятанный за спиной букетик белых калл. Розы он не стал покупать нарочно.

«Ой, Терри!» радостно воскликнула она и встала с дивана, чтобы взять цветы. «Какие красивые!»

«Ты сможешь простить меня?» Терри обвил руками ее талию и мягко поцеловал в лоб. «Я вел себя как ревнивый дурак...»

«Ш-ш... не за что извиняться...» заверила она, и ее глаза увлажнились. «Мы оба вели себя глупо без всякого повода...»

«Я боялся, что потеряю тебя», признался он. «С тех пор, как опять объявился Энтони, я думал, что для тебя может быть соблазном вернуться к нему. Мне стыдно, что я так мало верил тебе...»

«Я люблю тебя, Терри», убежденно сказала она. Нежно взяла в ладони его лицо и заглянула в затуманенные сапфировые глаза. «Пожалуйста, верь мне, когда я говорю, что тебя я люблю, и за тебя хочу замуж и провести с тобой всю оставшуюся жизнь... никто и ничто не сможет этому помешать...»

«Кенди...» Терри радостно испустил вздох облегчения и пылко прижался к ее губам.

Кенди отозвалась всей душой, полной любви. Хотя они целовались не раз, вкус его губ вызывал сладостный трепет. В пылу объятий и ласк, они оказались на диване.

«Не могу дождаться, когда женюсь на тебе», пробормотал Терри, прокладывая по ее шее дорожку из жарких поцелуев.

Кенди тихо стонала от удовольствия и схватила его за плечи.

«Я не хочу ждать...»

Изумленный Терри поднял голову и вопросительно посмотрел на девушку.

«Мисс Веснушка... ты хочешь...»

Она уверенно кивнула.

«Терри, давай поженимся немедленно. Я больше не хочу ждать, когда стану твоей женой. Я лишь хочу любить тебя без остатка...»

Тогда он поцеловал ее, неистово и глубоко, и, остановившись на мгновение, чтобы отдышаться, он спросил:

«Завтра... как насчет завтра?»

Она кивнула, прихватывая губами его шею.

«Завтра... Завтра я хочу стать твоей женой...»

«Моей женой...» благоговейно выдохнул он и прижался к ее губам в еще одном обжигающем поцелуе, затмевающем окружающий мир.

«Это возможно?» спросила она, хватая ртом воздух. В стремлении доставить друг другу удовольствие, горячие поцелуи лились дождем на лица и шеи, и дыхание стало частым и тяжелым.

Терри с нежностью заглянул ей в глаза.

«Я хотел спросить тебя сегодня, захочешь ли ты выйти за меня завтра, и теперь я точно могу найти священника и попросить его нас обвенчать».

«Найти священника?»

«Его посоветовал мне Энтони», просто пояснил он, не переставая целовать мягкое местечко на ее шее за ухом.

«Ты встречался с Энтони?» глаза Кенди распахнулись от любопытства, и вдруг обоих будто ушатом ледяной воды окатили. «О чем вы говорили?»

С тяжким вздохом Терри отстранился от Кенди, и между ними прошел холодок. Он встал с дивана и помог подняться ей.

«Терри, что произошло?» она с тревогой посмотрела на него.

В ответ он крепко прижал ее к себе и поцеловал в макушку.

«Ничего… совсем ничего, моя Леди с Веснушками».

Кенди ему не поверила.

«Если ты беспокоишься насчет Энтони...» поспешно заверила она.

«Нет», он помотал головой. «Мы поговорили как мужчина с мужчиной и решили кое-какие... вопросы».

«Ты ведь не дрался с ним, правда?»

Терри рассмеялся. Если бы они были в Академии Святого Павла, он бы, определенно, пустил в ход кулаки. На самом деле, мысль казалась хорошей. Энтони мог бы устроить хорошую драку.

«Не волнуйся. Мы вели себя как джентльмены», сказал он не без легкой усмешки. «Когда я уходил, он был еще на ногах».

Она облегченно вздохнула и вопросительно посмотрела на него.

«Так значит, вы с Энтони все уладили?»

«Все, пока он не устроит здесь розовый сад», пошутил он.

«Ах, ты!» на сей раз Кенди не удержалась и хихикнула. «Что же он сказал, что ты изменил свое мнение о нем?»

На секунду Терри посерьезнел.

«Он хочет, чтобы ты была счастлива», увидев ее понимающую улыбку, он продолжил: «...и он считает, что ты будешь счастлива со мной».

«Конечно, я буду счастлива с тобой», воскликнула она и крепко обняла его за пояс.

Не отрывая от нее глаз, Терри добавил:

«...и он влюблен в Карен».

Кенди не отвела взгляда. Она мягко улыбнулась.

«Я знаю...»

«Тебя это не беспокоит?» он с любопытством изучал ее лицо. Она покачала головой.

«Я рада за него, что он, наконец, нашел свою любовь... так же, как я».

Терри облегченно вздохнул и крепко обнял ее. Наклонился и нежно поцеловал ее в лоб, нос и щеки.

«Я самый везучий человек в мире... что люблю и любим тобой...»

Кенди встала на цыпочки и обвила руками его шею. Нежно и благоговейно приникла к его губам.

«Моя любовь всегда будет с тобой... полностью и безусловно. Я ни за что тебя не отпущу...»

«А я ни за что тебя не покину...» прошептал Терри ей в губы.

И они навечно скрепили свою любовь поцелуем.

Глава 32



Выглянув из окна своего кабинета, Отец Патрик улыбнулся: он узнал экипаж, остановившийся перед приютом. С тех пор, как Карен выяснила, что ее сестра находилась на его попечении, ее щедрость не знала границ, и поэтому дети ее обожали. Когда она послала ему записку, что собирается сегодня приехать, он решил сократить уроки на час, чтобы Бет и дети смогли повеселиться с ней. Благодаря Карен, восстановленный приют стал красивее и безопаснее для детей, а на ее частые и щедрые пожертвования построили новые классы и новую детскую площадку.

Карен выскочила из экипажа и поручила слуге принести коробки с игрушками и одеждой, купленными сегодня утром.

«Карен! Как хорошо, что Вы приехали!»

«Доброе утро, Отец Патрик!» просияла она. «Как дети?»

«Дорогая, вечно Вы их балуете», сердечно пожурил ее Отец Патрик, увидев кучу коробок в карете.

«Ну, должен же кто-то их баловать», подмигнула Карен. «Простите, что я не навещала вас последние недели. Спектакли отнимают столько времени. Как моя сестра? Я хочу ее увидеть».

Отец Патрик улыбнулся и, приобняв ее за плечо, повел в дом.

«Она в полном порядке! она так быстро читает, Вы не поверите! Она самый умный ребенок в классе».

«Как я рада это слышать», Карен лучилась гордостью.

«Мисс Карен!!!» закричали наперебой дети, стоило ей войти в детскую. Минуты их радости от ее прихода она всегда считала одними из счастливейших в своей жизни. Здесь ощущалась бескорыстная любовь, которой так недоставало в ее собственной семье. Она сгребла детей в охапку и смеялась вместе с ними, когда они, визжа от восторга, начали открывать свои подарки. Карен огляделась и обеспокоено заметила, что ее сестры Бет в комнате не было.

Отец Патрик стоял рядом с дверью детской и втайне улыбался. Поймав взгляд Карен, он молча махнул ей следовать за ним. Снедаемую любопытством, ее привели в маленький класс, где Бет торопливо заканчивала свой последний рисунок.

«Бет!» позвала она.

Услышав свое имя и знакомый голос, Бет глянула и подбежала, чтобы обнять сестру.

«Карен, ты здесь! Я скучала по тебе!» взвизгнула смеющаяся девчушка, а Карен крепко обняла ее и закружила.

«Боже мой! Как быстро ты выросла», с трудом отдышалась Карен, ставя ребенка на ноги.

Она любовно поглядела на сестру и вспомнила, как впервые с ней встретилась. Отец Патрик предупредил, чтобы вид девочки не вызвал потрясения, и действительно, увидев обезображенное личико Бет, она едва не разрыдалась. Как с ребенком могло случиться такое?! Но Бет, кажется, никогда не задумывалась, как она выглядит, и в приюте обращались с ней как с обычным ребенком. Отец Патрик и монахини уверяли, что у них в приюте все дети будут чувствовать себя желанными и любимыми, и будут воспитываться в ценностях доброты, терпимости и сострадания. Проведя больше времени с Бет, Карен стало ясно, что добрый и ласковый нрав ребенка затмевал недостатки внешности, и разглядеть душевную красоту сестренки не составляло труда.

«А я для тебя нарисовала картинку», гордо заявила Бет.

«Картинку? Дай-ка посмотреть!»

«Надеюсь, тебе понравится», улыбнулась Бет и вручила ей рисунок, над которым трудилась целое утро.

Карен глазам своим не поверила. В изумлении и замешательстве она уставилась на трех держащихся за руки персонажей, которых сестра нарисовала и раскрасила с любовью и аккуратностью - Энтони с ангельскими крыльями, широко улыбающуюся Бет в середине, и саму себя с розовым зонтиком. Она постаралась сдержать слезы, которые вызвал рисунок, потом повернулась к Бет и нежно обняла ее.

«Какая красивая, солнышко», сказала она. «Я никогда не видела такой красивой картинки...»

«Я знала, что тебе понравится», радостно сказала Бет. «Так сказал мой ангел!»

«Что?» вопросительно глянула на нее Карен. «Твой ангел...»

«Он приходил ко мне вчера», подтвердила Бет. «Мы разговаривали с ним. У нас одинаковые лица!»

Карен поняла, что имелись в виду их лицевые уродства, но еще надо было оправиться от потрясения, что Энтони навестил сестру... как и обещал. Жаль только, что в это время ее здесь не было. Ах, Энтони... она тосковала по нему больше, чем могла себе представить.

Бет вырвалась у ней из рук и подбежала к столу.

«Карен, смотри, что он мне подарил!» она раскрыла ладошку и показала золотой медальончик в форме птицы, на которой была выбита большая буква "А". «И еще сказал, что я выгляжу лучше, когда улыбаюсь», добавила она с застенчивой улыбкой.

«Он прав, солнышко

Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 653 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы