Суббота, 23.02.2019, 00:09
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Не зови меня с собой (часть 2)

Без главаря бандиты начали драться друг с другом.

- Бежим, позовем на помощь!

Кенди и Нил осторожно прошли мимо сцепившихся мужчин и поторопились к домику. Из-за падения и усталости трудно было бежать. Все расплывалось как в кошмарном сне, ноги подкашивались. Подбежав к домику, Кенди перелезла через забор и начала стучать в окно.

- Помогите, кто-нибудь! На нас напали!

В окно высунулся заспанный фермер с ружьем.

- Что вам надо?!!! - закричал он, потрясая оружием. - Мерзкие ворюги, что вы бродите у моего дома?!

- Пожалуйста! - Кенди сложила руки. - Помогите, за нами гонятся двое мужчин.

Фермер, наконец, разглядел, что перед ним не бандит, и заметно смягчился.

- Забегайте скорее, - крикнул он и распахнул дверь.

Нил с трудом перелез через забор; он только сейчас заметил, что, упав с дерева, ушиб руку.

Только дверь захлопнулась, в окно и дверь забарабанили. Ополоумевшие от погони грабители не могли успокоиться.

- А ну, проваливайте отсюда!!! - заорал фермер, распахивая окно. - Проваливайте, стрелять буду! - он выстрелил в воздух, но бандиты уже убегали.

Беглецы в изнеможении опустились на пол.

- Вот ведь мерзавцы! - громко начал возмущаться рассерженный фермер. - И ведь постоянно тут кто-то ошивается, житья от них нет!

Он поставил ружье рядом с дверью.

- Вы ранены? - он посмотрел на юношу и девушку, которые, по-видимому, не соображали, что он говорит.

Кенди пришла в себя первой. Она поднялась и осмотрела себя. Несколько синяков, царапины, но ничего серьезного. Но тут Кенди взглянула на Нила, который тоже поднялся, - у него на руке была кровь.

- Нил! Ты же ранен! - вскрикнула Кенди и в ней мгновенно проснулась квалифицированная медсестра. - Принесите, пожалуйста, горячую воду и бинты, - деловито скомандовала она.

Фермер выбежал в соседнюю комнату, но тут Нил неожиданно сказал.

- Оставь меня в покое, Кенди. Это просто царапина. - Нил прошел мимо девушки в другую комнату и забрал бинт у фермера. Перевязав руку, он обратился к Генри - так звали их спасителя.

- Генри, пожалуйста, покажите нам, где можно поспать. Завтра, часов в шесть утра наймите мне экипаж. Я должен быть в поместье Леганов не позже восьми, мне надо уладить много дел. Для леди наймите экипаж до приюта Дом Пони. Будьте уверены, наше спасение и ваше сегодняшнее беспокойство не останутся без награды.

Генри повел их в комнату.

- Здесь можете вы переночевать, мистер…

- Леган, Нил Леган.

- А леди пусть займет комнату моей жены, а мы уж как-нибудь разместимся.

- Спасибо. Разбудите меня в шесть.

Нил рухнул на кровать, сняв только ботинки. Генри понял, что беседа окончена, и вышел.

Кенди задержалась, решительно ничего не понимая.

- Нил! Давай я тебе перевяжу руку! Ведь у тебя может быть заражение крови! - настойчиво повторила она.

- Кенди, спасибо, но у меня все в порядке. Нечего устраивать спектакль из-за одной царапины. Через несколько часов мне поможет мой врач в поместье.

Нил закрыл глаза. Но Кенди не сдавалась.

- Нил, ты можешь из-за своего упрямства…

- Кенди! - Нил сел на постели. - Не нужно носиться со мной, как с плачущим младенцем! Не нужно меня жалеть и лечить. Я сам как-нибудь справлюсь. Я хочу, - он взглянул ей в глаза, прожигая ее насквозь, - я хочу, черт возьми, чтобы ты относилась ко мне как к мужчине! Или оставила меня в покое!

Кенди отступила и вышла из комнаты. Эта вспышка злости озадачила ее. Она ведь хотела помочь… Ну и характер! Что это значит, - относиться к нему как к мужчине? Кенди медленно подняла руку и прижала ее к губам. Они помнили его поцелуй, и девушка вмиг залилась краской. Она забежала в отведенную ей комнату и захлопнула дверь.

Нил с досадой посмотрел на закрывшуюся дверь и опять сел на постели. Несмотря на огромную усталость, спать он не мог. В голову лезли сумбурные мысли о Кенди, вопросы оставались без ответа, возмущение и надежда бились между собой за право владеть его сознанием.

"Если бы она предложила мне помощь, потому что хотела помочь именно мне, я был бы счастлив, - думал Нил, лихорадочно вспоминая недавний разговор. - Если бы для нее это действительно имело значение, если бы, прикасаясь ко мне, она чувствовала то же, что и я, если, накладывая мне повязку, она бы делала это не только из чувства профессионального долга… Но она! - Нил фыркнул и поежился. - Она бы перевязала мне руку, как еще одному пациенту, как одному из многих, как одному из тех, чье лицо не вспомнишь через десять минут… Неважно, кто перед ней, - я или какой-нибудь гнусный старик, или сопливый ребенок или покалечившийся бродяга… Нет, я бы этого не стерпел; ее равнодушие ко мне, единственное, чего я не могу пережить… - Нил нахмурился, но затем его лицо просветлело, и надежда вступила в свои права. - Я поцеловал ее! И, черт возьми, она ответила на мой поцелуй, будь я проклят, если это не так. Пусть попробует отрицать, что я ей нравлюсь! Более того, я почти уверен, что она сходит по мне с ума!

Эта мысль так вдохновила Нила, что он вскочил на ноги и прошелся по комнате. Нужно было хоть чуть-чуть притушить пожар в груди. Внезапно он остановился, и решение, которое он уже давно про себя вынес, предстало перед ним во всех своих неприятных подробностях.

- А если так… Если так, я должен разорвать помолвку с Дейзи. Очень, очень нехороший поступок…" - Нил раздраженно потер подбородок и сел на кровати. Поступок он называл "нехорошим" вовсе не из-за вины перед Дейзи, которую он опозорит на весь высший свет, нет, - чувства невесты занимали в переживаниях молодого Легана одно из последних мест. Поступок был нехорошим, ибо грозил огромным скандалом: глава семьи Леганов публично дал слово и не сдержал его. Совершать столь необдуманный поступок сгоряча было более чем опасно. Мало того, что репутация Нила будет безнадежно испорчена, он повредит и Элизе, и всем остальным. Этого нельзя было допустить.

- Поговорить с ее родителями наедине, предложить любые деньги в качестве отступного… - пробормотал Нил. - Главное, решить все наедине, чтобы ни малейший слух не проник за двери кабинета. Разорвать помолвку без нашего присутствия… Да, это наиболее безболезненный выход из этой ситуации, - Нил обрадовался, что принял решение, но все равно терзался, что скандала не избежать. - Причина, какую же назвать им причину? Проблемы с наследством? Неожиданные трудности, о которых мне не хотелось бы распространяться. Да, пусть будет так. Неожиданные трудности, о причине которых мне не хотелось бы вдаваться в подробности, - повторил он про себя, и, успокоившись, лег и сразу погрузился в сон.

Кенди прижалась к двери спиной, затем закрыла дверь на задвижку. Если бы так легко можно было закрыть свои мысли, чувства, если бы можно было бы так же обезопасить растревоженную душу!

Девушка прижала руку к бьющемуся сердцу, как будто старалась утихомирить его. Что это с ней? Что произошло с ней за эти несколько часов?

Кенди медленно подошла к небольшому простому зеркалу, висящему на стене. На нее смотрела совсем незнакомая девушка. Даже при слабом свете свечей у незнакомки нежно горели щеки, глаза блестели загадочно и задорно. Губы хитро улыбались, а растрепанные кудряшки жили своей жизнью, молодость, желание, ожидание завтрашнего дня таились в уголках губ, в каждом движении, в каждом вздохе. Испорченное платье и синяки, как ни странно, не портили впечатление, а наоборот, лишь усиливали его и подчеркивали проснувшуюся красоту незнакомки тем, что она живая, настоящая.

Повинуясь внезапному порыву, Кенди разделила волосы на пробор и собрала волосы руками в два хвостика.

- И так хорошо! - прошептала она, затем растрепала кудряшки, и они золотистым нимбом окружили голову, - и вот так… - Счастливый смех рвался изнутри, ей хотелось прыснуть от смеха, зажимая рот. - А это значит, что… - Кенди повернулась, и встала перед зеркалом, уже серьезно вглядываясь в отражение. - Это значит, что да - я хорошенькая!

Кенди засмеялась, бросилась на кровать и заснула с улыбкой на губах.



…Нил закрыл дверь кабинета и перевел дух. Пренеприятнейший разговор с родителями Дейзи Дилман окончен, все позади. Он дотронулся до безымянного пальца, где уже второй день не было кольца. Свободен! Нил усмехнулся, но вдруг заметил движение в коридоре, слева от него. Грациозная девичья фигурка с опущенной головой. Дейзи! Нил был совершенно уверен, что она сюда не придет. Она же не думает что… Надо было что-то сказать, что-то сделать, но на Нила нашло какое-то оцепенение. Единственное, чего он боялся, это объяснения с Дейзи. И вот, когда все позади, - она…

- Нил?

Дейзи приблизилась, и Нил взглянул в ее лицо. Она прилагала героические усилия, чтобы не заплакать и держаться с достоинством, как истинная леди.

- Нил, почему ты меня так унизил?

Нил опустил глаза. Дейзи подошла ближе. Она понимала, что ведет себя неприлично, что унижает и себя, и его, но она чувствовала, что должна сказать ему слова, которые обжигают душу, ядовитой желчью растекаются по жилам.

- Нил, ты с самого начала это задумал? Ты, которого бросили во время помолвки, ты, который знаешь, какое сильное это унижение, ты это сделал специально? Ты просто использовал меня? Ты заранее решил, что будешь с ней?

Нил удивленно поднял взгляд.

- Нет, Дейзи, что ты… У меня и в мыслях не было тебя обманывать! Заключая помолвку, я искренне думал, что женюсь на тебе. Но потом я встретил ее…

- Ты специально ездил к ней, - жестко перебила Дейзи. - Нил, зачем обманывать? Я просто хотела сказать… Я хотела сказать… - она запнулась, и так долго сдерживаемые слезы потекли по щекам, рыдания душили ее.- Я просто хотела сказать, что для меня этот брак… был бы не просто сделкой! Я… ты мне нравился!

Дейзи повернулась и побежала прочь.

Нил ошеломленно посмотрел ей вслед. Он впервые подумал о Дейзи как о живом человеке со своими мыслями, чувствами, желаниями. Из разряженной куклы, которую он взял бы в жены как марионетку, как прикрытие для любовной связи с Кенди, она вдруг превратилась в человека, который тоже любил, желал, надеялся, верил. Для Нила это стало открытием. Он не ожидал, что своим отказом настолько сильно оскорбил ее.

- В любом случае, все позади, и я свободен! - прошептал он, потирая безымянный палец: еще оставался незримый след от оков кольца. Нил постоял, уставившись в никуда. Перед ним плыло красивое лицо плачущей Дейзи. Неожиданно его охватило раздражение. Да что знает Дейзи о любви?! Куда ей понять, что значит, когда неведомая сила толкает тебя вперед, заставляет совершать поступки, которые ты секунду назад назвал бы абсурдными? Что она знает о пламени, которое жжет изнутри, которое уничтожает тебя прежнего, всего, без остатка?

- Пусть хоть все провалятся к черту! - прошипел Нил, сжав кулаки. - Пусть все провалятся, я не откажусь от Кенди. Чтобы ни случилось, я не откажусь от нее!



…Кенди посмотрела на свое старое платье в шкафу. Оно висело бесформенным куском ткани, выцветшим и блеклым, как вся ее жизнь последние три года.

Девушка поняла, что за эту ночь стала другой, когда, переступив порог Дома Пони, впервые сказала неправду. Она сказала, что они с Нилом попали в аварию. Сейчас, при свете утренних лучей старое застиранное платье выглядело особенно жалким.

Кенди взяла его в руки. Ей так не хотелось одевать его, словно влезать в старую кожу. Ни капельки неженственное, тусклое и некрасивое. Волшебная ночь закончилась, и Золушка опять вернулась к своим обязанностям. Кенди убрала волосы под косынку, чуть не заплакав от досады.

- Все, все закончилось, все позади… - думала она. - И он больше не приедет, я оттолкнула его. Он женится, и больше не приедет сюда, ко мне.

Утром Кенди проснулась в замечательном настроении, но когда ей сказали, что Нил уже уехал в Чикаго, а ее так любезно отсылает в Дом Пони, Кенди поняла: тут что-то не так. Нил, наконец, осознал, что ей он более чем не нравится, и ретировался. Но почему-то теперь эта мысль совсем не радовала ее.

- Он больше не приедет… - прошептала она.

Кенди медленно подошла к столу, на котором стояла ваза с орхидеями. Она вдохнула пряный аромат экзотических цветов. Любовь Нила была похожа на эти цветы, - яркая, бросающаяся в глаза, резкая, страстная. Не робкое, нежное, чувство юноши, проникнутое уважением и обоготворением своей избранницы, а любовная лихорадка мужчины, который не успокоится, пока не покорит женщину. Резкий аромат орхидей напоминал о поцелуе на ночной дороге, о темных глазах, наполненных страстью.

- Почему я думаю о нем? - спросила себя Кенди. - Почему? Я же ненавижу его! Я ненавижу его всей душой! Но… Неужели он больше не приедет?

Она села на стул и неожиданно почувствовала в душе пустоту. Нил и вправду больше не приедет. Даже если бы он захотел, он женится, и уже не сможет поступать так как ему вздумается, не вызвав разговоры. А быть его "второй женой" она отказалась.

- Когда-то я сказала, что если я выйду замуж за Нила, то проживу свою жизнь впустую… - тихо проговорила Кенди. - Но теперь я понимаю, это без него моя жизнь пуста.

Кенди прижала руки к груди. Неожиданное признание самой себе оглушило ее, голоса снаружи звучали будто издалека, а она оказалась в вакууме. Кенди стало страшно. Липкий ужас проникал в сознание, она проваливалась в бешеный водоворот, вниз, вниз, обратно пути не было.

- Я не могу любить его, нет, это невозможно! Нет, только не он, только не он! - Кенди внезапно осознала, что ее ненависть после прошлой ночи превратилась в совсем другое чувство, такое же болезненное, такое же сильное, но абсолютно противоположное. От мысли, что сейчас Нил находится с другой женщиной, красивой и изысканной, которой он будет принадлежать по закону, в груди стало больно, будто вонзили кинжал. Кенди не знала имени счастливой соперницы, но уже ясно представляла себе утонченную леди, леди, которой бы Нил не посмел бы сказать те слова, которые он позволял для Кенди. Леди, с которой он "всегда вежлив". С этой леди Нил будет внимательным, добрым и нежным. Нет, даже думать об этом было невыносимо.

-Кенди!!! Кенди-и-и-и-и-и!!!

Ребята звали ее. Надо бы выйти к детям, переделать кучу дел и непрестанно улыбаться. Но не было сил даже шевельнуться: мысли сковали все ее существо. Следовало вырвать эту любовь из сердца, пока не поздно. Она не принесет счастья - Кенди это ясно понимала. Такая любовь заранее обречена на неудачу, даже не потому, что сейчас они стояли слишком далеко друг от друга по социальной лестнице, нет, - будь на его месте Арчи, все шло бы совсем по-другому. Нил мог быть жестоким и очень непредсказуемым, а это разрушало все планы на счастливое будущее.

- Если он меня разлюбит, он меня уничтожит, выкинет, как ненужную вещь. Ему будет все равно. Более того, он попытается всячески отравить мне жизнь. Он и раньше так поступал, но если… - Кенди вдруг представила, что будет, если после того, как она признается Нилу, что любит его, он будет к ней жесток. - Нет, если я открою ему сердце, я буду беззащитна. Он не тот человек, которому можно довериться, я его слишком хорошо знаю…

Кенди грустно посмотрела в зеркало. Раньше, за защитной маской ненависти, злобные поступки Нила были для нее не страшнее булавочных уколов. Но теперь, когда его отношение к ней стало для нее самым важным на свете, малейшая колкость с его стороны становилась коварным ударом в сердце.

Кенди вышла во двор и занялась малышами. Но даже в круговерти забот ее сердце не давало ей покоя.



- Нил! Нил! Открой дверь! - требовательный стук в кабинет выдавал раздражение сестры.

Нил поспешил открыть дверь. Элиза ворвалась в комнату, как возмущенный вихрь юбок, бантов, волос, захлопнула дверь и энергично прошлась по комнате.

- Что это такое?! Нил, ты в своем уме? Что у тебя случилось с Дейзи?! Ты разорвал помолвку? Об этом все шепчутся, грядет скандал!

- Да. Я разорвал помолвку.

- Почему?! - Элиза пытливо вгляделась в лицо брата и с проницательностью неразлучной подруги детства и юности все поняла. - Это из-за нее, да? - спросила она тихо.

- Да, - Нил второй раз за день опустил глаза.

Элиза отвернулась. Когда дело касалось этой девчонки, его было бесполезно переубеждать Она это прекрасно понимала и не стремилась нажить в лице брата врага. Тут надо действовать хитрее и мягче.

- Нил, ты же знаешь, что я всегда на твоей стороне, - негромко сказала Элиза.

- Да, как и я - на твоей.

- Это так. Я пошла против всех тогда, в прошлый раз, помнишь?

- Да.

- Уговорила маму, бабушку… Но тогда все было совсем по-другому. Кенди носила фамилию Эндри.

Повисло молчание. Да, сейчас все было по-другому, иначе Нил не предложил бы Кенди стать его chere amie.

- Ты хочешь жениться на ней? Для этого ты разорвал помолвку с Дейзи?

Нил кивнул. Элиза подошла к окну и нервно потеребила занавеску.

- Нил, ты знаешь, что мне уже двадцать. Недалеко до старой девы. Я не замужем. Если ты устроишь скандал и убежишь с Кенди в Европу, я… Ну, ты понимаешь, что они сделают со мной. Я никогда не выйду замуж, и со мной никто не будет общаться, - Элиза говорила на редкость спокойно, просто констатируя факты. - Ну, и там мама, папа, понимаешь…

Нил молчал. Он понимал, что сестра права.

- Элиза, я люблю ее, - ответил он, как будто это что-то объясняло.

Элиза резко развернулась.

- Ох, Бог мой, Нил! Я ее ненавижу, я бы хотела, чтобы она исчезла из нашей жизни навсегда, но что я могу поделать, ты любишь ее! Я не запрещаю тебе ее любить! Никто не может запретить тебе, никто и никак! Это все как раз понятно! Я же говорю, чтобы любить ее, необязательно на ней жениться. Более того, жениться на ней для тебя ну совершенно невозможно. Даже если ты наплюешь на нас всех, на нашу семью, на имя Леганов, но о ней-то ты подумал? Я понимаю, что ты сейчас ничего не хочешь слушать, ты решил, замечательно, но ты подумал, каково будет ей? Ей, девушке низкого происхождения, выросшей в совершенно других условиях, ее будут унижать, оскорблять, выставлять на посмешище. А заодно и тебя, и всю нашу семью!

Элиза подошла ближе и положила Нилу руку на плечо.

- Прошу тебя, братишка, ну будь благоразумным. Обещай, что подумаешь над тем, что я сказала.

Нил вздохнул, но ничего не ответил. Элиза вышла из комнаты. Да, она была права, все были правы. Все было против того, чтобы он и Кенди были вместе. Весь здравый смысл был против этого союза. Если он все-таки настоит на своем, если он всеми правдами и неправдами добьется разрешения на брак, если уедет в Европу, если все отвернутся от него и придется искать новый круг знакомых и друзей, если придется, что самое ужасное и позорное - работать, если… Все это можно было вытерпеть лишь в одном случае, - если Кенди будет рядом с ним. Только ради нее…

Но… но, допустим, Кенди будет рядом с ним. Видеть ее отвращение, терпеть ее ненавидящие взгляды, и так всю жизнь… Любит ли он ее настолько, чтобы вынести целую жизнь без ответной любви, отверженный прежним окружением? Сможет ли он насильно привязать ее к себе навсегда? Любой бы отступил, видя очевидное нежелание любимой женщины, а если прибавить огромные трудности, которые ждали их впереди, но…

- Я не отступлю! - вслух сказал Нил и сжал кулаки. - Я не из тех, кто отступает. Я не откажусь от Кенди! Она будет моей!

Нил сел за стол и достал бумагу с оттиском фамилии Леган. Он надолго задумался: необходимо было направить несколько прошений на получение разрешения на брак.

- Мистер Леган?

В комнату просунулась голова служанки.

- Да?

- Вам записка от Вашего отца.

Нил вскрыл конверт и пробежал глазами записку.

"Нил, нужно серьезно поговорить. Жду тебя в библиотеке в пять часов".

Нил поднял глаза на служанку.

- Скажите, что я не приду, у меня ужасно болит голова.

Нил захлопнул дверь и сел за письмо. Все плясало перед глазами. Он совершенно вымотался за последние три дня. Головная боль оказалась правдой.



…Вечер суматошного дня Кенди решила посвятить письмам. Но, странное дело, письмо Альберту так и осталось пустым листом; слова, которые раньше легко ложились на бумагу, описывая повседневные заботы, мечты и воспоминания, беспокойство, теплые чувства, никак не приходили на ум. Кенди несколько раз пыталась написать хоть пару строк, но письмо выходило сухим и официальным. Как рассказать, как поделиться теми мыслями, которые сейчас одолевают ее, роятся злыми осами, жалят и отравляют кровь? Как написать о ревности к невесте Нила, о собственных эгоистических чувствах к нему, мало похожих на настоящую любовь? Как написать о растревоженном сердце, о страхе, который наполняет душу тоской, что в следующем месяце в одном из номеров газеты она прочтет о свадьбе Нила Легана? Как написать о том, что она сама не понимает, как излить на бумагу мучения последних трех дней? А если она пыталась писать, что все по-прежнему, письмо выходило чужим, и она сама себя не узнавала.

"Что же это со мной?" - прошептала Кенди. "Что это? Разве это - любовь?"

Любовь, думала Кенди, это нежное чувство, проникнутое самопожертвованием, самоотречением, благородством… Откуда тогда ревность? Откуда эти злые мысли? Кенди чувствовала какую-то обиду за то, что он выбрал не ее. Абсолютная бессмыслица. Нил предлагал, даже заставлял ее насильно быть его невестой. Но сейчас, когда он отступил, вдруг появилась эта обида и росла, впиваясь в грудь.

- Он выбрал леди. Они будут счастливы! Проклятие!

Кенди ударила кулаком по столу. Физическая боль заглушала душевную. Как же остановить это безумие? Мысли и чувства отказались повиноваться, разрушали скорлупу спокойствия. Кенди просто не могла не думать об этом, не могла пожелать им счастья.

Кенди метнулась к шкафу, где висело желтое платье, которое для нее выбрал Нил.

- Он всегда был груб со мной, всегда ненавидел меня. Но я прощала. Я прощала…

Кенди погрузилась в воспоминания детских лет. Нил и Элиза никогда не оставляли ее в покое, и она постоянно плакала из-за их выходок. Но, как ни странно, она легко прощала его; несмотря на его подлости, она хорошо относилась к нему. Воспоминания об отношении к Нилу предстали с неожиданной стороны. Да, она хорошо относилась к нему! Несомненно! После того, как она выручила его в темном переулке…

- Я бы сделала это для кого угодно, - сказала себе Кенди, но сейчас она понимала, что это не совсем правда. Да, она постаралась бы помочь любому, но зачем она подмигнула Нилу при их встрече после того ночного приключения, напоминая о нем и как бы показывая, что это их маленький секрет от всех, включая Элизу? Врагу бы она не подмигнула!

- Я…- прошептала Кенди и прижала руку ко рту.

Тогда образ Терри затмевал все, но сейчас, сейчас все другие мужчины ушли из ее жизни. Добровольно или по прихоти обстоятельств, но она осталась одна, одна со своими мыслями.

Кенди дотронулась до желтого платья. Прикосновение к мягкому шелку навеяло воспоминания. Если бы она тогда вышла замуж, то сейчас с ним была бы она, а не та другая леди. Кенди силилась вспомнить лицо девушки, которая была с Нилом в машине три года назад, и воображение рисовало ей идеальный образ. Образ настоящей леди, красивой, утонченной, сдержанной и аристократичной. Острая боль вновь пронзила все ее существо. Девушка понимала, что потеряла нечто неведомое, нечто очень важное, и поэтому ей так больно. Она потеряла страстную любовь, ту, что обжигает лишь раз в жизни. Раз в жизни затягивает в водоворот страсти, окружающий мир перестает существовать, и человек совершенно теряет голову! Со временем люди становятся осторожнее и не распахивают свое сердце навстречу безумию.

Повинуясь внезапному порыву, Кенди надела желтое платье.

- Я поеду к нему! Еще не поздно! Еще не поздно сказать, что я…

Она посмотрела в зеркало. На нее смотрела девушка, которая твердо решила бороться за свое счастье.

Кенди выскочила во двор с одной сумочкой в руке. На вопросы, куда она собралась, она отвечала растерянно - "дела в городе", и всем было ясно, что с ней что-то не так.

- Кенди, девочка, не торопись, объясни толком… - уговаривала ее мисс Пони, но Кенди лишь обняла ее и быстрым шагом пошла, почти побежала к дороге. Но пока она пыталась найти попутную повозку, ее опять одолели сомнения. Собственный поступок показался нечестным, эгоистичным.

"Что я ему скажу? Где буду искать его, в его доме, там, где Элиза? А та девушка… Она же ни в чем не виновата, она не виновата, что я так поздно поняла… А ей-то как? Я не могу так поступить…"

Кенди шагнула назад и, развернувшись, побежала, зажмурив глаза и зажав уши руками.

"Нет, нет, это будет подло! Я не должна так поступать! Я просто не имею права!"

Кенди забежала в Дом Пони, отмахнувшись от вопросов испуганных мисс Пони и сестры Лейн. Последние силы ушли на то, чтобы подпереть дверь комнаты, она упала на одну из детских кроватей и зарыдала так, что казалось, сердце вот-вот разорвется.



…Нил откинулся назад, усевшись поудобней на сиденье машины. За сегодняшний день он выдержал столько переговоров, что голова просто раскалывалась. Мадам Элрой, отец, мэр, всякие влиятельные семьи, священник… Но он добился своего! Нил еще раз взглянул на гладкую бумагу с печатями. Разрешение на брак у него в руках! Он победил! Кенди будет его женой! Но это все потом, сейчас ему действительно надо выспаться. Руки немного дрожали, волнение и приятное предвкушение триумфа будоражило душу. Дейзи, семья, все позади! Впереди только Кенди…

Нил нажал на газ, разворачивая машину, как вдруг почувствовал сильный удар слева. Его буквально выкинуло из машины, и весь мир погрузился во тьму.



…На следующее утро Кенди вернулась к своим обязанностям. Она старалась работой заглушить свои чувства, но получалось плохо. Она стала болезненно раздражительной, чего раньше с ней вообще не случалось. Она как будто ждала неприятного известия, нервно просматривая свежие газеты и, не найдя того, что искала, вздыхала и с облегчением, и с досадой.

Кенди взяла в руки очередной номер и мельком заглянула в светские новости. По своей привычке, устоявшейся в эти дни, она откинула ее прочь, но внезапно поняла, что в небольшом заголовке встретились заветные слова "Нил Леган".

Кенди схватила газету и лихорадочно пробежала глазами по колонке. Ей никак не удавалось прочитать эти несколько слов: буквы скакали перед глазами, еле пробиваясь сквозь завесу невесть откуда взявшегося тумана.

"Даниель Леган, глава семьи Леганов сегодня попал в аварию. Очевидцы утверждают, что зрелище было поистине кошмаром, - когда его автомобиль выезжал из резиденции семьи Эндри, ему в бок на высокой скорости врезался автомобиль Колина Макгрегора. Даниель Леган доставлен в главную больницу Чикаго, его семья в отчаянии, поскольку травмы весьма серьезные".

Комната качнулась, поплыла перед глазами. Кенди нечеловеческим усилием воли не рухнула в обморок. Минуту она стояла в оцепенении, но потом метнулась к двери.

- Кенди!!! - чей-то голос окликнул ее, но она бежала, бежала без оглядки.

"Нет, пожалуйста, Господи, только не это…" - беззвучно шептали ее губы, когда она подбегала к дороге, когда садилась в попутный автомобиль, когда судорожно пыталась объяснить водителю, что ей срочно нужно в Чикаго.

"Нет, только не он, пожалуйста… Пожалуйста, пусть все будет хорошо!" - от безмолвной молитвы девушку трясло, она судорожно сжимала руки. "Нет, я не могу его потерять, нет, только не его!"

Только сейчас Кенди поняла: если в ее жизни не будет Нила Легана, ее жизнь будет пуста, превратится в существование. Потеряв его, она потеряет себя, потеряет ту искру жизни, которую он в ней зажег несколько лет назад. Ей не оправиться от такого удара.

"Я не могу его потерять!" - как заклинание повторяла Кенди, устремив невидящий взгляд вперед. -"Не могу… Потому что я…"

Только теперь, когда стало слишком поздно, Кенди поняла. Только уяснив, что может в любой момент потерять Нила, она осмелилась признаться себе.

- Потому что я люблю его! - проговорила она почти вслух, и водитель удивленно обернулся на нее. Кенди опять замолчала и прижала руки к груди. Сердце колотилось где-то в горле.

Когда машина остановилась в Чикаго, Кенди умолила водителя хоть немного довезти ее до больничного комплекса - лучшего в Чикаго. Добродушный старичок подвез бледную дрожащую попутчицу, недоуменно покачивая головой. Что-то явно стряслось у этой милой девчушки, но спрашивать было бесполезно - на все предложения помощи она отмалчивалась.

Кенди выскочила из машины, даже не поблагодарив водителя, рванулась по лестнице. Сейчас, сейчас она узнает… Сейчас… Сейчас!!! На последних крутых ступеньках Кенди чуть не оступилась и только взялась за ручку, как дверь резко распахнулась с другой стороны.

Кенди отшатнулась: перед ней стояла Элиза. Карие глаза, сначала удивленно-округленные, постепенно презрительно сощуривались, окидывая взглядом фигуру Кенди сверху вниз.

Но Кенди была почти счастлива видеть ее. Элиза уже знала правду!

- Элиза… - у Кенди невольно дрожал голос, горло перехватила судорога. Она сцепила руки; неведение и отчаяние мучило ее. - Элиза, скажи мне, умоляю… Как он?

Карие глаза, так похожие на глаза Нила еще больше сощурились.

- Ах ты, гадина! - прошипела Элиза. - И у тебя еще хватает наглости врываться сюда и задавать такие вопросы? Посмотри на себя! Ты полное ничтожество, но пытаешься всех одурачить. Ни шляпки, ни сумочки, прибежала… Делаешь вид, что беспокоишься за него? Да все из-за тебя! Ты убила Энтони, из-за тебя погиб Стир! Теперь очередь моего брата! - постепенно злобное шипение Элизы переросло в визгливый крик, и вокруг стали собираться любопытные.

Но злые слова не задевали Кенди. Чутье безошибочно подсказало: если бы Нилу грозила опасность, Элиза вела бы себя совсем иначе. Поэтому Кенди лишь улыбнулась и проскользнула внутрь.

Она подбежала к окошечку регистратуры, где собралась очередь, но Кенди не обратила на нее внимания.

- Извините, можно узнать…

- Девушка, встаньте в очередь! Безобразие какое-то…

- Ну пожалуйста, мне только надо узнать в какую палату поместили Нила Легана?

- Вы с ума сошли! Никаких посещений посторонними лицами!

Кенди отпрянула от окошка и метнулась по лестнице.

- Мисс!!! Мисс!!!

"Я просто должна узнать, что с ним!" - твердила про себя Кенди, заглядывая в каждый кабинет на втором этаже. "Должна!!!" она пробежала почти весь этаж, каждый раз с замиранием сердца распахивая белые двери.

Распахнув очередную дверь, она увидела ЕГО… Он удивленно взглянул в ее испуганное лицо, и Кенди почувствовала, что задыхается от сдерживаемых рыданий, что глаза сами собой наполняются слезами, и подгибаются колени. Как в тумане, она медленно подошла к кровати. У Нила почти вся рука была перевязана, на лице ссадины, но с первого взгляда было ясно, что насчет "очень серьезных" травм газеты сильно преувеличили.

- Нил! - Кенди обессиленно опустилась на краешек кровати и не сводила с него глаз.

Удивленное выражение карих глаз сменилось самодовольным.

- Ты беспокоилась обо мне?

Наглый тон отрезвил Кенди, будто ее окатили холодной водой. В голове прояснилось.

- Я… Я рада, что с тобой все в порядке. Я пойду, - Кенди встала, но пациент неожиданно крепко схватил ее здоровой рукой за запястье и силой заставил сесть на кровать.

Нил сел повыше, приблизив лицо к самому лицу Кенди, и горячо зашептал:

- Ты же беспокоилась обо мне, правда, Кенди? Не надо, не отвечай, я знаю. Ты же беспокоилась именно обо мне, ты не можешь лгать! У тебя все на лице написано. Кенди…

Кенди, очарованная его присутствием, его словами, молчала.

- Кенди! - Нил стиснул ее запястье, и руку пронзила боль. Но девушка даже не моргнула.

- Кенди, скажи, что ты любишь меня!

Кенди опять промолчала. Нил пытливо вгляделся в ее лицо, которое сперва мертвенно побледнело, а затем заалело румянцем. Нил все понял без слов.

- Кенди! - Нил придвинулся ближе, и от его горячих обжигающих поцелуев у Кенди закружилась голова.

- Кенди, мы уедем отсюда, - шептал Нил. - Я выбил разрешение на брак, мы уедем в Европу, во Францию… - его слова опутывали разум, подавляли волю. - Ты и я, только ты и я, мы начнем все сначала… Я не из тех, кто отступает!

- Не зови меня с собой! - вдруг прошептала Кенди, как будто очнувшись. - Ох, не зови меня с собой! - уже громче воскликнула она, протягивая руки и обнимая Нила, отвечая на его поцелуи. - Не зови меня с собой, потому что я пойду за тобой, куда бы ты меня не позвал…


Конец

Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 881 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы