Понедельник, 18.02.2019, 06:53
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Недавние фанфики


Эпидемия любви (глава 13-17)



Неисповедимы пути Господни…
Глава XIII,

в которой сюрпризы судьбы
так и сыплются с неба.



В том последнем роковом бою самолет Стира был подбит. Однако, каким-то необъяснимым чудом, возможно, благодаря молитвам Пати, Стир остался жив. Он выпал из самолета перед тем, как тот взорвался, и потерял сознание. Что было дальше, он не помнил, но можно предположить, что вражеский летчик посчитал его мертвым и обыскал, в надежде захватить какие-нибудь военные бумаги. Но у Стира были только личные документы, которые и присвоил враг.

Алистэр Корнуэл был не один в этом бою, и его друзья закончили за него начатое дело. Неприятель был сражен. Летчик, подбивший Стира, долго находился в горящем самолете, и его лицо сильно обгорело. Но при нем нашли наполовину сожженные документы Стира. Его приняли за геройски погибшего Алистэра Корнуэла. Его похоронили в Америке. Над его могилой безутешно плакала Пати…

Стир же в это время лежал в лесу и истекал кровью. И неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не…

… Об этом лесе ходила легенда. Говорили, будто там, в самой чаще, живет колдунья, владеющая страшными заклинаниями. А в услужении у нее огромный черный волк. Говорили так же, что когда этот волк по ночам воет на луну, колдунья совершает свои черные дела…

Но это была всего лишь легенда…

… Первое, что Стир увидел, когда пришел в себя, это огромную собачью морду с высунутым алым языком. «Хороший песик», - подумал он, прежде чем опять провалиться в забытье.

Когда он очнулся в следующий раз, собаки не было. Стир слабо осмотрелся. Он лежал в комнате, со стен которой свисал мох. Вместо потолка Стир увидел редкий слой веток, через которые пробивались неровные полоски света. В углу комнаты шевелилась старушка, перебирая травы…

… Со временем Стир стал осознавать происходящее. Собаку звали Друг, а бабушка Франсуаза вот уже несколько недель терпеливо выхаживала полумертвого летчика.

- Как же так, бабушка, спрашивал ее Стир пересохшими губами.

- Неисповедимы пути Всевышнего, - отвечала старушка.

- Я ничего не помню… - шептал Стир. Его голова разламывалась на тысячи осколков.

- Тебя нашел Друг, - бабушка осторожно накладывала на раны повязки с травами, - он меня и привел…

- Вы спасли мне жизнь. Как мне вас благодарить? – спрашивал Стир.

- Не за что благодарить, - сухо отвечала бабушка. – Моя миссия помогать людям…

Она творила чудеса. Вскоре Стир уже встал на ноги, и лишь ненавязчивая головная боль напоминала о произошедшем.

- Почему вы живете одна? – спросил он однажды.

- Когда-то я жила среди людей, - взгляд старушки затуманился. – Бог наградил меня даром распознавать целебные травы и облегчать страдания людей и животных. Но люди не поверили мне. Они назвали меня колдуньей и прогнали… - она тяжко вздохнула. – Мой лес теперь обходят стороной.

Стир с тоской посмотрел на огонь. Последние двадцать минут он чертил на земляном полу план укрепления крыши.

- Я смогу вернуться домой? – спросил он, оторвавшись от своего занятия.

- Потерпи, - усмехнулась бабушка, - скоро ты сможешь отправиться к своей ненаглядной Пати.

- Откуда вы знаете… - изумленно спросил Стир, глядя на нее.

Старушка ехидно улыбнулась:

- Я ведь колдунья, помнишь? – сказала она, вспоминая, как он постоянно звал эту девушку в бреду. – Она, наверное, очень тебя ждет, раз ты смог выкарабкаться из такой передряги…

Силы постепенно возвращались к Стиру. И вот настал день, когда бабушка Франсуаза решила, что он достаточно окреп.

- Пора, Стир, - грустно сказала она, глядя на обновленную крышу. – И как ни тягостно мне с тобой расставаться, тебя ждет твоя семья…

… Черный Друг проводил его до опушки леса. На прощанье Стир пожал его лохматую собачью лапу.

- До свиданья, дружище! – сказал он. – Береги свою хозяйку.

Через несколько часов ходьбы его взору открылся населенный пункт. Стир твердым шагом направился в комендатуру, будучи уверенным, что теперь его злоключения наконец-то закончились. Однако они только начинались…

Путь домой был тернист. Сначала его заключили под стражу до выяснения личности. Ведь по всем источникам Алистэр Корнуэл погиб!

- В очках, взлохмаченный и очень буйный, - докладывал комендант в штаб приметы задержанного. – Вот сейчас как раз выламывает дверь камеры…

Потом началась долгая волокита с восстановлением документов и бесконечные медицинские осмотры… Прошло еще не мало времени, прежде чем Стир зашагал по улицам родного города.

… - А когда я прилетел в Чикаго, - заканчивал Стир свой рассказ, глядя на Кенди сквозь очки, - я подумал, что у тебя самые крепкие нервы. Я пошел в больницу, чтобы узнать твой адрес. Там в регистратуре сидит симпатичная, но очень упрямая девушка. Ты не представляешь, скольких трудов мне стоило уговорить ее и узнать, где ты живешь, - Стир хитро улыбнулся. – А потом она начала меня предупреждать, что ты любишь потрясающего парня, который очень ревнив.

- Это Бланкита, - смутилась Кенди, - у нее сегодня дежурство.

Их разговор был прерван звуком подъезжающей машины, за которым последовал ужасный грохот на лестнице.

- Скажи, Кенди, - спросил Стир, - у вас тут что, водятся слоны?

- Нет, Стир, - вздохнула Кенди, - мне кажется, что это твой брат.

- Правда? Значит, он не изменился, - он встал со своего места. – Тогда я лучше пока пойду на кухню.

Арчи влетел в квартиру Кенди жутко запыхавшийся и лохматый.

- Кенди, что случилось? – выпалил он с порога.

- Арчи, ты только успокойся, - Кенди усадила его в кресло. А то у тебя глаза, как у бешеной селедки…

- Кенди…

- Арчи, а у тебя нервы - как? – обеспокоено спросила медсестренка, нащупывая его пульс.

- Что – как? – совсем растерялся Арчи.

- Ну, у тебя все в порядке с психикой?

- Кенди, я не понимаю…

- Ну, хорошо… - она присела на краешек дивана. – Я надеюсь, валерьянка не потребуется. Арчи, ты веришь в чудеса?

- Кенди, - серьезно сказал Арчи, начиная сомневаться в адекватности ее поведения, - ты позвала меня в двенадцать часов ночи для того, что бы спросить верю ли я в чудеса?

- Ну, не совсем… - пролепетала Кенди. Договорить она не успела, потому что на кухне раздался взрыв и пошел дым. В дверях показался Стир, перепачканный с головы до ног, с каким-то проводом в руке.

- Кенди, я хотел починить сломанную лампу, - Стир перевел взгляд на Арчи, который сидел с открытым ртом. – Не получилось, - добавил он. – Немножко не рассчитал…

Арчи с каждой секундой становился все бледнее и бледнее.

- Кенди… это… это кто? – пробормотал он.

- Это… - начала было Кенди.

- Так, - вмешался Стир, отряхивая руки, - дожил. Сначала Кенди называет привидением, а теперь и родной брат не узнает!

Еще через некоторое время кровные узы были восстановлены, Арчи поверил в чудеса, а Стир в очередной раз пересказывал историю своего воскрешения.

- Пати… - прошептала вдруг Кенди, роняя на пол чашку с кофе, - Пати!

- Что с Пати? – вздрогнул Стир, уловив в ее голосе нотки отчаяния.

- Черт! – ругнулся Арчи. – Пати надо спасать!

Стир подпрыгнул:

- Как спасать? – воскликнул он. – Что вы тут без меня натворили?

- Стир, успокойся. Возьми себя в руки, - сказал Арчи не столько брату, сколько себе. – Пати решила уйти в монастырь.

- Что? И вы молчали?

- Стир, - вмешалась Кенди, - это… это должно произойти сегодня на рассвете.

Стир выпрямился:

- Где этот монастырь? – стальным голосом спросил он.

- Стир, ты не успеешь… - начал было Арчи, но взгляд, которым одарил его брат, ясно говорил, что Стира не остановить.

Через несколько минут все стихло.

- Кенди, он действительно жив? – спросил Арчи, немного помолчав. – Может, нам это приснилось?

- Нет, Арчи, - устало улыбнулась Кенди. – Моя кухня свидетельствует об обратном…

… Пати этой ночью не спала. До самого восхода солнца она плакала и молилась в своей комнате. Утром за ней пришли сестры, и торжественная процессия двинулась через бесконечный двор монастыря к храму. И в эту минуту Пати услышала шум мотора…

Над ними, снижаясь, кружился самолет. Еще через несколько секунд он уже приземлился прямо во дворе монастыря, двигаясь по кругу, из-за недостатка тормозного пути. Монашки бросились врассыпную. Это железное чудо техники показалось им огромной дьявольской птицей.

Пати прислонилась к колонне, не в силах сделать ни шагу. Ее глаза затуманились. Она видела, как из кабины выскочил кто-то очень знакомый и родной. Он метался по двору, словно ища кого-то. В порыве отчаяния, он схватил за руку молоденькую монахиню, пытаясь спросить у нее что-то, но та отшатнулась от него, неистово крестясь. Когда он заметил ее, Пати, она уже потихоньку сползала по колонне на землю. В этом «знакомом и родном» она узнала Стира. Стира, которого ей так не хватало все это время. Стира, по которому она горько плакала. Стира, за душу которого она молилась по ночам. Стира, которого она очень любила…

Стир успел вовремя. Успел не только спасти ее от пострига, но и подхватить на руки, прежде чем она упала на землю в глубоком обмороке. Он смотрел на нее и не узнавал. Мало что осталось от той скромницы, которая всего боялась…

Стир присел на ступеньки около колонны, пытаясь привести Пати в чувства. Она медленно открыла глаза.

- Стир… - еле слышно проговорила она.

- Пати, прости меня.

- Стир, я уже в раю?

- Нет, это планета Земля, - улыбнулся молодой человек. – Во всяком случае, мне так кажется.

- Но тогда почему ты здесь? – она осторожно приподнялась, не сводя с него распахнутых глаз. – Ведь Господь забрал тебя к себе!

Стир пожал плечами:

- Наверное, я ему не понравился, - ответил он.

- Боже, похоже, я схожу с ума! – мучительно проговорила девушка, боясь поверить в происходящее.

- Похоже, ты уже сошла с ума! – строго сказал Стир, аккуратно ее встряхивая. – Ну зачем, Пати, зачем ты забралась в этот монастырь? А если бы я не успел вовремя?

- Стир, ты жив? – спросила Пати сквозь слезы.

- Да, как это не прискорбно, - он попытался улыбнуться. – Пати, я еще не все взорвал в этой жизни, что бы умереть.

- Стир… - она разрыдалась у него на плече.

- Ну вот, - вздохнул Стир, прижимая ее к себе. – Но, я надеюсь, ты передумала становиться монахиней?

Пати не отвечала.

- Молчание – знак согласия, - сказал Стир, поднимаясь с монастырских ступеней. – Нам пора лететь…

Он посадил ее в самолет.

- Стир, - Пати задержала его руку, - ты ведь больше не исчезнешь, правда? – спросила она. В ее глазах засветилась надежда.

Он улыбнулся.

- Обещаю. Я тебя больше не оставлю, Пати, - честно проговорил Стир, проводя ладонью по ее мокрой щеке. – А то ты опять наделаешь глупостей, - с укором добавил он.

Самолет поднялся с земли практически без разрушений. Вскоре он набрал высоту, оставляя далеко позади монастырь, в котором усердно молились монахини за мученицу Патрицию О,Брайн, похищенную огромной железной птицей…



«Все подружки по парам
В тишине разбрелися,
Только я в этот вечер…»
или
Глава XIV,

в которой рассказывается о том,
как была восстановлена справедливость.



В то время как Стир и Пати продолжали свой путь в Чикаго, Арчи и Кенди пытались подготовить эмоциональную Анни к этой встрече.

- Арчи, принеси, пожалуйста, нашатырь, - командовала Кенди. – Так, на всякий случай…

- Арчи, Кенди, вы какие-то странные, - бормотала Анни, ничего не понимая. – Что-нибудь случилось?

- Случилось, - выдохнула Кенди, пытаясь усадить ее в кресло. – Ты только не переживай, случилось очень хорошее… хотя очень неожиданное… - она тщательно подбирала слова. – Можно даже сказать – чудо.

- Кенди, я не понимаю… - Анни тщетно пыталась выбраться из горы подушек, которыми ее обкладывал Арчи.

- Я попробую тебе объяснить, - сказала Кенди с видом заправского психолога. – Ты помнишь Стира?

- Конечно, я помню Стира, - ответила Анни с недоумением. – Но при чем тут Стир?

- Дело в том… - начала было Кенди.

- Анни, Стир жив, - как всегда не вовремя и не очень осторожно брякнул Арчи. Он совсем не спал и жутко издергался, что пагубно отразилось не только на его внешнем виде.

Анни посмотрела на них, как на сумасшедших.

- С вами все в порядке? – спросила она, поднимаясь из кресла, ставшего похожим на гнездо из-за количества пуховых и перьевых изделий.

- Анни, дело в том… - попыталась продолжить Кенди, одновременно сверля Арчи гневным взглядом.

Скрежет тормозов и звук явного столкновения машины с чем-то прервал ее благие намерения.

- Ну вот, наверное, и он, - заметил Арчи, пытаясь оправдаться.

В дверях действительно появился Стир, держа за руку Пати.

- Арчи, извини, - заговорил он, сверкая очками, - с твоей машиной… не все в порядке… Но я ее починю!

- Не надо!!! – воскликнул Арчи, отбрасывая в сторону подушку. Он ясно представил себе, чем могут закончиться подобные починки.

Анни тем временем сильно побледнела и упала в стоящее сзади кресло.

- Ну вот, засуетилась Кенди. – Арчи, я же просила тебя принести нашатырь!

Стир задумчиво почесал затылок.

- Неужели я такой страшный, - пробормотал он.

Когда Анни привели в сознание и кое-как объяснили ей ситуацию, она, как ей и полагается, ударилась в слезы. Пати, не долго думая, присоединилась к ней, и даже Кенди начала всхлипывать. Еще через минуту все трое, обнявшись, плакали навзрыд.

Арчи, глядя на все это рыдающее царство, плюнул и ушел за шампанским. Поводов поднять бокалы было более чем предостаточно.

Кенди была рада за своих друзей. Их счастье было счастьем и для нее. Она радовалась, видя живого Стира, довольного Арчи, искрящиеся глаза Анни и улыбку Пати… И все же…Все же ее счастье не могло быть полным без Терри.

Стир перехватил искру печали в ее взгляде.

- Кстати, Кенди, давно хотел тебя спросить, - сказал он, пристально глядя на нее. – Где Терри? Почему его нет здесь в такой момент? Почему он не пьет вместе с нами?

Кенди смущенно опустила голову.

- Терри сейчас в Нью-Йорке, - ответила она. – У него скоро премьера.

- И вы до сих пор не поженились? – перебил ее Стир. – Он что – совсем дурак?

- Стир! – попытался остановить его Арчи.

- А что? – не унимался Стир. – Я действительно не понимаю, почему Терри в Нью-Йорке, а Кенди здесь, в Чикаго, и у нее такие грустные глаза, - он вновь обернулся к Кенди. – Кенди, ведь тебе хотелось бы сейчас увидеться с Терри?

- Конечно, Стир, - прошептала Кенди. – Но это невозможно.

Стир подозрительно хмыкнул.

- Нет ничего невозможного, пока я жив, - сказал он.

- Стир, - встрепенулся Арчи, - что ты опять задумал.

- Что-нибудь придумаем, братишка! – улыбнулся Стир, поднимаясь со своего места.

- Что ты собираешься делать? – испуганно заговорила Кенди.

- Ничего особенного, - улыбнулся Стир. «Как здорово быть летчиком», подумал он: «И иметь друзей на аэродроме». – Я надеюсь, у нас есть еще машина?

- Есть, - со скрипом ответил Арчи, - но за руль сяду я.

… Самолет послушно дожидался своей участи в ангаре, но вот Кенди, узнав о затее Стира, возмутилась не на шутку.

- Стир, это безумие, - решительно проговорила она.

- Почему? – искренне удивился Стир.

- Мне завтра на работу, - попыталась Кенди привести весомый аргумент, но для Стира он оказался неубедительным.

- Мы вернемся к утру, - отмахнулся он.

- Но… - в глазах Кенди плескалось сомнение.

- Кенди, в чем дело? – Стир удивленно приподнял очки. – Ты не хочешь увидеть Терри?

- Хочу, но…

- Тогда залезай в самолет и хватит разговаривать! – отрезал Стир, понимая, что дискуссия может затянуться. – Арчи, - обратился он к брату, - я надеюсь, ты позаботишься о Пати, пока…

- Нет!!! – пронзительный крик нарушил тишину. Стая птиц сорвалась с крыши ангара и унеслась в направлении леса. Глаза Пати отражали самую настоящую панику.

- Нет, Стир, я не отпущу тебя больше!

Стир растерялся. Он всегда знал, как нужно поступить в той или иной ситуации, но тут…

- Пати… - неуверенно произнес он, пытаясь ее успокоить.

- Нет, Стир! – Пати так сильно прижалась к нему, что он не мог видеть ее лица, однако чувствовал, что рубашка на плече начинает намокать. – Если ты не можешь жить без полетов – я полечу с тобой, - прошептала она сквозь слезы.

- Пати… - Стир не находил слов, чтобы разрушить ее страхи.

- Нет, Стир! – мотала Пати головой. – Я слишком люблю тебя, чтобы снова потерять… - она беззвучно рыдала на его плече.

- Ну вот, - вздохнул Стир, нежно обнимая ее. – Вот я и дождался от тебя этих слов, - он улыбнулся. – Знаешь, Пати, мне ведь тоже не очень-то хочется с тобой расставаться. Поехали вместе, поздороваемся с Терри, - он подсадил ее в самолет. – Надеюсь, эта старушка не развалится, добавил он в сторону, похлопывая по крылу самолета.

Ночь покрыла землю темным покрывалом. Звезды загорались одна за другой. По синему ночному небу жужжащей точкой двигался самолет. В нем веснушчатая тарзанка Кенди летела на встречу с любимым…

Терри пришел с репетиции ужасно усталый. Он чувствовал себя так, словно его переехал поезд, а потом дикий мустанг отплясывал у него на голове чечетку. Причем, несколько суток. Без перерыва. В довершение всего, около дома он повстречал очередную поклонницу, от которой еле отбился. По мере того, как возрастала его популярность, девушки – поклонницы его таланта (впрочем, и не только таланта) слетались, как мотыльки на огонек. Другой на его месте радовался бы, а он…

Он запер дверь, бросил плащ на диван, а сам сел перед фотографией золотоволосой девчушки.

- Эх, Кенди, Кенди, если бы ты знала, как мне тебя не хватает… - со вздохом произнес он. – Я бы отдал сейчас полжизни за то, чтобы увидеть тебя…

Настойчивый стук в дверь отвлек его от мыслей о любимой, и это ему явно не понравилось.

- Кого еще там черти несут! – в сердцах гаркнул Терри. Он распахнул дверь и застыл на месте. На пороге стояли Стир и Пати.

- Извини, Терри, - начал Стир, - на этот раз черти принесли нас.

Терри открыл рот, но ничего не смог сказать.

- Терри, можно войти? – спросил Стир.

Терри кивнул и посторонился. Наступила долгая пауза. Наконец к хозяину квартиры вернулся дар речи:

- Ребята, я не понял, вы живые? – спросил он.

- Да, как это ни странно, - ответил Стир.

- Пати, - продолжал Терри, - по-моему, это Стир.

- По-моему тоже, - отозвалась Пати.

- Слушай, Терри, - вмешался Стир, - я жив и это длинная история. Об этом потом. Кстати, мы не знали дома ты, или нет, поэтому оставили кое-что на лестнице, - он лукаво подмигнул Пати. – Ты не мог бы сходить и принести…

Терри пожал плечами и вышел в коридор. «Что происходит?» - думал он: «Наверное, я схожу с ума». Но, подойдя к лестнице, он забыл все сомнения и тревожные мысли. На ступеньках сидела Кенди. «Боже, ты меня услышал», - подумал Терри.

- Кенди! – воскликнул он.

Кенди обернулась.

- Терри… - прошептала она.

- Кенди, - повторил Терри, шагнув навстречу возлюбленной.

- Терри, - отозвалась Кенди и бросилась в объятия любимого.

- Господи, - шептал Терри, поглаживая ее волосы, - только что я был готов отдать полжизни за один только миг такого счастья…

- На полжизни я не рассчитываю, - послышался сзади голос Стира, - но шампанское - с тебя.

Терри не ответил, а только еще раз заглянул в зеленые глаза Кенди и поцеловал ее.

- По-моему, он тебя не слышит, - пробормотала Пати.

- Действительно, - Стир почесал затылок. – Пойдем отсюда, Пати. Подождем их в квартире.

Терри смотрел на Кенди и никак не мог насмотреться.

- Кенди, я мало что понимаю, - сказал он наконец, - но я рад, что ты здесь…

- Терри… - успела прошептать Кенди, прежде чем он снова накрыл ее губы поцелуем. В следующую секунду она оказалась у него на руках.

- Терри… - Кенди попыталась воспротивиться, но не тут-то было. Объятия Терри были нежными, но крепкими.

- Насколько я помню, тот человек, по-моему, Стир, только живой, просил принести то, что они оставили на лестнице, - сбивчиво оправдывался он.

- Терри, ты понимаешь, Стир действительно жив, и он привез меня сюда, - затараторила Кенди. – Я говорила ему, что это безумие, но…

- Иногда ты слишком много говоришь, - прервал ее Терри, не в силах удержаться от очередного поцелуя. – А Стир – молодец, если это он…

Терри перенес Кенди через порог квартиры и закрыл дверь ногой. Стир сидел на диване рядом с Пати.

- Что-то вы долго, - сказал он, вставая. – Терри, ты меня извини, но я только что воскрес, а это необыкновенно тяжелая работа. Одни сажают тебя в тюрьму, другие норовят пощупать, третьи падают в обморок и приходится их ловить… Я надеюсь, у тебя не возникает подобного желания?

- Нет, - Терри поставил Кенди на ноги и протянул ему руку. – Спасибо, Стир. Чертовски рад тебя видеть!



Глава XV,

в которой рассказывается
обо всем понемногу...



Чем меньше времени оставалось до премьеры, тем медленнее оно тянулось. Терри полностью погрузился в работу, честно стараясь выполнить обещание, данное Ричарду – сыграть такого Гамлета, какого никогда еще не было. Он частенько задерживался в театре после репетиций, продолжая работать над ролью. Он не хотел упустить ни одной мелочи, что бы в полной мере воплотить на сцене все нюансы души принца Датского.

От театральной жизни Терри отрывался только ради подготовки к событию гораздо более важному, чем все премьеры вместе взятые. А подготовка к этому торжественному событию шла полным ходом. Мистер Вильям Альберт Эндри ушел с головой в свадебные хлопоты. «Все-таки я выдаю замуж единственную дочь», - постоянно повторял он. Он несколько раз приезжал в Нью-Йорк, где они с Терри досконально планировали каждый шаг.

- И все-таки, где будет проходить свадьба? – спросил Альберт, когда они в очередной раз сидели в кафе напротив Бродвейского театра, обсуждая последние детали.

Терри задумался. Над этим вопросом он уже давно ломал голову.

- Самое идеальное место – это дом Пони, - сказал он, наконец, - однако там вряд ли можно будет разместить всех. Конечно, не будет никого из посторонних, только друзья, но и их, слава Богу, хватает, - он озабоченно помешивал сахар в чашке. – Но если устраивать праздник в городе не приедут из дома Пони, а для Кенди это важно.

Альберт заказал третью чашку кофе и глубоко вздохнул.

- Знаешь, Терри, - проговорил он задумчиво, - у меня есть поместье, которое расположено не так уж далеко от дома Пони. Я полагаю, что там свободно смогут разместиться все желающие.

Терри вопросительно приподнял бровь:

- Ты не говорил раньше… - заметил он.

- Есть одно «но», - также задумчиво продолжал Альберт. – Кенди жила раньше в этом доме, - он сделал паузу, наблюдая за реакцией Терри, - в то время, когда погиб Энтони.

Терри отодвинул пустую чашку.

- Я не думаю, что это хорошая идея, - спокойно произнес он. – Это место может вызвать у нее грустные мысли.

Альберт облегченно вздохнул и откинулся на спинку стула. Он был удовлетворен увиденным. Терри больше не ревновал к Энтони. Это самое главное.

- Я так не считаю, - сказал Альберт. – Кенди смогла пережить ту трагедию. Она давно уже не живет прошлым и хранит о нем только лишь добрые воспоминания.

Терри колебался.

- И потом, - продолжал Альберт убеждать собеседника в своей правоте, - к вашей свадьбе в Лейквуде ожидается массовое цветение роз, - он немного помолчал. – Она тоже будет цвести… - добавил он.

- Она? – не понял Терри.

- Прекрасная Кенди… - загадочно и двусмысленно ответил Альберт.



… Кенди не принимала участия в подготовке к свадьбе. Все вокруг, не сговариваясь, решили, что необходимо сделать для нее сюрприз. Ей сказали, что в обязанности невесты входит только томно вздыхать, глядя в окошко.

Но Кенди не могла сидеть без дела. Ее энергия била ключом. Она отчаянно пыталась найти себе занятие, что бы отвлечься, заставить время ползти немножко быстрее. За последние десять дней она шесть раз сделала генеральную уборку в квартире, двенадцать раз вымыла Клина, а однажды накормила своими пирожками все хирургическое отделение. Она даже пыталась научиться вязать под чутким руководством Анни, но из этого ничего не вышло. Петли в ее руках путались гораздо быстрее, чем мысли.

Один раз в три дня вечером Кенди входила в двери аккуратного домика на окраине города. Там шили ее свадебное платье. Сердце Кенди замирало каждый раз, когда она смотрела в зеркало: «Как будто это все происходит не со мной», - думала она. За ее спиной улыбались Анни и Пати. Они неизменно сопровождали ее на каждую примерку.

Анни и Арчи тоже готовились к свадьбе, хотя и не в такие короткие сроки. Это событие обещало быть по-настоящему грандиозным, несмотря на явное сопротивление молодых.

Параллельно с этим в доме братьев Корнуэлов появлялось все больше и больше доказательств того, что Стир жив. Однако кульминацией послужило появление на заднем дворе списанного самолета. Стир с пеной у рта доказывал, что рано или поздно, благодаря его титаническим усилиям, эта развалюха снова сможет полететь. Арчи только сокрушенно качал головой, наблюдая, как его брат пытается сделать из Патриции О,Брайн профессионального механика.

Пати жила у Кенди, но все свободное время проводила в обществе Стира. Они чинили самолет. И с каждым днем она понимала, что это ей действительно интересно! Будучи человеком начитанным и достаточно образованным в области точных наук, Пати схватывала на лету все то, что объяснял ей Стир, а по истечении недели она уже сама давала ему советы. Глядя на нее, Стир не мог скрыть свое восхищение. Он с гордостью наблюдал, как она целыми днями возится с мотором, перебирает шестеренки и клапана. Он чувствовал, что она это делает вовсе не из желания ему угодить. Иногда он замечал в ее глазах характерный лихорадочный блеск и тот трепет, который он сам испытывал на пороге новых изобретений.

«А ей идет перепачканный сажей нос», - подумал он однажды, наблюдая, как она пытается отчистить руки от машинного масла.

- Ты очаровательна, - проговорил он, ощущая непреодолимый прилив нежности.

Пати перехватила его взгляд и покраснела.

- Стир, нас ждут, - робко произнесла она.

- Подождут, - логично ответил Стир, привлекая ее к себе.

- Стир, - испуганно прошептала Пати, - о чем ты думаешь?

- О новом двигателе для самолета, - ответил Стир, не особенно задумываясь.

- Врешь… - выдохнула Пати.

- Вру… - прошептал Стир, целуя ее.



… В доме Пони тоже активно готовились к приближающемуся празднику. Сестра Мария с умилением наблюдала, как дети рисуют картинки. Каждый из них старался поздравить Кенди в меру своих способностей.

- Жалко, что мы не увидим свадьбу Анни, - сказала сестра Мария.

- Ох, - вздохнула мисс Пони, растирая занемевшие колени. В последнее время они все чаще и чаще давали о себе знать. – Я боюсь, что и свадьба Кенди может пройти без меня.

- Вы говорили с врачом? – обеспокоено спросила сестра Мария, понижая голос, чтобы не услышали дети. – Возможно, он пропишет какое-нибудь лекарство.

- Лекарства от старости не бывает, - отмахнулась мисс Пони, принимаясь за ежедневные хлопоты. Она не любила обращаться к врачам…



… По небольшой сельской дороге, мимо леса, двигалась повозка. В ней ехал человек – молодой ковбой Том, друг детства Кенди. Повозка остановилась около домика Пони, из которого в мгновение ока высыпали ребятишки. Том был всеобщим любимцем. Дети окружили повозку, и в один миг каждый из них забрался туда, куда смог: кто на лошадь, кто на Тома. Мальчишки постарше разгружали молоко, которое Том периодически привозил со своей фермы.

Позднее Том сидел на скамейке перед домом, отдыхая после утомительной встречи, а маленькие дети по очереди обмахивали его шляпой. Для них это было большой честью.

Из дома вышла озабоченная сестра Мария.

- Что-нибудь случилось? – спросил у нее Том.

Она не ответила, а только молча кивнула на детей. Том понял, что она имела в виду:

- Так, ребята, - скомандовал он. – По-моему, моя лошадь тоже устала и ей не повредит ветерок.

Дети любили Тома и слушались его, поэтому дружно пошли обмахивать шляпой лошадь.

- Мисс Пони, - тихо сказала сестра Мария, отвечая на немой вопрос Тома.

- А что говорит врач? – спросил молодой человек.

- Ой, Том, - вздохнула сестра Мария, присаживаясь на скамейку, - я еле уговорила ее обратиться к доктору. Он сказал, что возможно ей поможет вот эта мазь, - она протянула ему бумажку с названием лекарства, - но в нашем городке ее нет.

Том нахмурился. «Черт знает что!» - мрачно подумал он, распрягая лошадь.

- Том, - обеспокоено окликнула его сестра Мария.

- Я привезу это лекарство, - ответил Том, не оборачиваясь, и одним прыжком оказался в седле.

… Солнце еще было достаточно высоко, хотя и стремилось уже к горизонту, когда перед госпиталем святого Иоанна, встав на дыбы, остановилась лошадь вороной масти.



«И пусть никто не даст ответа,
Что ждет за поворотом нас…»
Глава XVI,

которая повествует
о превратностях судьбы…



Алисия Барди задумчиво шла по аллее больничного сада. Она частенько приходила сюда по поручениям своего отца. Филлип Барди любил заниматься благотворительностью. Его состояние позволяло ему это делать, а положение в обществе – обязывало. Девушка заметила про себя, что если бы не общественное мнение, ее отец вряд ли бы расставался с деньгами с такой легкостью. Она с грустью подумала о празднике в честь ее дня рождения, который должен был состояться на днях. Все будет красиво и богато. Как всегда. «Неужели это и есть жизнь?» - грустно подумала Алисия. Она не помнила ни одного праздника, который бы проходил в узком семейном кругу. Это всегда был большой прием, восторженные речи и ни капли искренности. Алисия ловила себя на мысли, что половину из приглашенных гостей она всегда видит первый раз в жизни, но при этом они подходят к ней, как старые знакомые. Понятие дружбы в высшем свете всегда было тесно и неразрывно связано с понятием выгоды.

Она обернулась назад. Там, на поляне больничного сада, непринужденно играли дети. «Что ж, наверное, все-таки такова жизнь», - с вздохом подумала Алисия и толкнула тяжелые чугунные ворота. Меньше всего она ожидала увидеть перед собой морду лошади, вставшей на задние копыта. Сделав неосторожный шаг назад, девушка подвернула ногу и, упав на землю, потеряла сознание.

Том спрыгнул с лошади так молниеносно, словно она его сбросила. «Ты болван, Том Стив», - сказал он сам себе, поднимая девушку с земли: «Не умеешь себя вести – сиди дома».

…Алисия медленно приходила в себя. Голова болела так, словно она лежала на подушке из гвоздей.

- Ты болван, Том Стив! – услышала она приглушенный женский голос. – Как тебе вообще могло прийти в голову - приехать в Чикаго на лошади? – говорившая девушка была явно возмущена поведением собеседника.

- Но Кенди, я очень торопился, - пытался отбиться второй голос – мужской, с бархатным оттенком, - мисс Пони…

- И прекрати оправдываться!

Скрипнула дверь. Алисия медленно открыла глаза и осмотрелась. Она лежала на кровати в небольшой комнате, отделанной в белом цвете. Рядом с ней стояла полная темноволосая девушка в костюме медсестры.

- Как хорошо, что вы пришли в себя, мисс, - заговорила она.

- Что произошло? – услышала Алисия свой голос, но он показался ей каким-то далеким и чужим.

- Вас принес сюда потрясающе красивый молодой человек, - в глазах медсестры сквозило плохо скрываемое удовольствие, - он сказал, что вы упали около больничных ворот.

Алисия мучительно поморщилась: «Я не помню никакого молодого человека», - подумала она: «Помню… лошадь, а потом… сильные руки и ощущение полета… странно…»

- Я не помню, - прошептала девушка.

- Такой очаровательный юноша, - продолжала восторженно тараторить Джудит, измеряя ей давление, - и так переживает…

Оставшись в одиночестве, Алисия устало закрыла глаза. Головная боль мешала ей сосредоточиться. Осторожного стука в дверь она не услышала.

- Можно войти? – раздался тихий мужской голос.

«Я его уже слышала», - подумала девушка, открывая глаза.

На пороге стоял странный парень. На нем была темно-коричневая куртка, украшенная длинной кожаной бахромой, и штаны с такой же отделкой. Вместо привычных для Алисии галстуков не застегнутый ворот его рубашки перекрывался ярким шейным платком. Девушка подумала, что она когда-то видела нечто подобное не то на картинках, не то в своих снах, но никогда не встречала подобные одеяния в жизни. Однако, не смотря на всю свою необычность, этот костюм невероятно шел молодому человеку, подчеркивая стройность его фигуры и хорошую физическую форму. Кроме того, от него повеяло такой необъяснимой силой свободы, что у Алисии перехватило дыхание.

- Кто вы? – выпалила она и нахмурилась. «Куда подевались твои манеры?» - пожурила она сама себя. «Плохое самочувствие не дает права вести себя невежливо!» - ясно прозвучал в ее памяти голос матери.

- Я хотел извиниться, - робко проговорил молодой человек, теребя в руках шляпу, - моя лошадь испугала вас…

- Ну, и как тут наша больная? – в палату ворвался бодрый седой человечек в белом халате. – Как вы себя чувствуете, мисс? – спросил он, подходя к девушке.

- Болит голова, - пожаловалась Алисия, приподнимаясь на подушках.

- Это скоро пройдет, - добродушно отозвался доктор, просматривая записи. – Вы легко отделались. Сотрясения мозга нет. А вот ногу придется поберечь, - он покачал головой. – Вывих вправили, но я советую вам погостить у нас несколько деньков.

Доктор обернулся к стоящему в дверях молодому человеку.

- Вы ее родственник? – спросил он, прищурившись.

- Нет, - ответил Том и почувствовал себя отвратительно от того, что он не имеет никакого отношения к прекрасной незнакомке.

- Что ж, - усмехнулся врач, - советую вам позаботиться о том, что бы молодая мисс побольше улыбалась, - он многозначительно поднял вверх указательный палец. – Хорошее настроение и смех – лучшее лекарство от всех болезней!

Доктор вышел из палаты, и повисла неловкая пауза.

- Наверное, мне не стоит разговаривать с незнакомыми, - наконец сказала Алисия молодому человеку, пытаясь стряхнуть очарование, которым окутывало ее одно лишь его присутствие.

- Так давайте познакомимся, - брякнул Том, делая шаг вперед. Он знал, что должен был только извиниться и уйти, но почему-то меньше всего ему хотелось это делать. Он не мог понять, что происходит, но ее глубокие зеленые глаза, покрытые необъяснимой пеленой печали, завораживали на месте. – Меня зовут Том, - незамысловато добавил он.

Алисия смотрела на него широко распахнутыми глазами. Она никогда не разговаривала с посторонними людьми вот так, запросто. Да что с посторонними – даже со знакомыми, с так называемыми друзьями, в их семье всегда общались исключительно по этикету. Миссис Барди строго следила за этим. Только с Генри, с братом, Алисия могла поговорить по-настоящему, да и то когда никого не было рядом.

Прямолинейность Тома поражала, обескураживала и покоряла одновременно. Простота, с которой он говорил, заставляла девушку забыть о существовании высшего света. Она вдруг почувствовала невероятную легкость, словно ее освободили от тугого корсета.

- А я Алисия, - проговорила она, проговорила она, по непонятной причине начиная улыбаться…

Они проговорили до темноты. Тема разговора не имела конкретных очертаний, но ни он, ни она этого не заметили…

… Полуденное солнце настойчиво проникало в окна больницы, заполняя собой все пространство. Солнечные лучи, отражаясь от хрустальной люстры, каскадом разлетались по комнате. Облокотившись на подушку, Алисия внимательно наблюдала за птицами, сидящими на ветке дерева напротив окна, и вспоминала вчерашний день. Он был очень странный и не логичный.

Сначала все было как обычно, как по расписанию, она заранее знала каждый свой шаг. А потом в один миг в ее размеренную монотонную жизнь ворвалась лошадь, а затем и ее хозяин. Девушка вывихнула ногу и попала в больницу, но она готова была поклясться, что это был лучший день в ее жизни.

Алисия вздохнула. «А утром пришла мама», - подумала она: «И все опять вернулось на круги своя…»

Ее перевели в другую палату, застеленную коврами. Вокруг снова была привычная ей с детства роскошь, а медперсонал почему-то стал ходить на цыпочках. Но Алисии было не по себе. Словно она увидела в замочную скважину, что мир вокруг может быть иным…

Она неуклюже поднялась с кровати и подошла к окну

Категория: Недавние фанфики | Добавил: Микурочка (11.02.2010)
Просмотров: 284 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 306

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы