Суббота, 18.11.2017, 20:17
Приветствую Вас Гость | RSS

http://candy.ucoz.com

Главная » Статьи » Очень старые фанфики


Эпидемия любви часть 7


«Этот день» премьеры,
Зрителем «пропах,
Это радость
Со слезами на глазах…»
Глава XXI,

в которой говорится о том,
как тесен этот мир…



И вот этот день, наконец, настал. День, который ждали все, но каждый по-своему. Например, Арчи и остальные – с любопытством, присущим всем зрителям. Только у Бланки, для которой любопытство было нормальным состоянием, к нему примешивалось еще и нетерпение, желание поскорее увидеться с новым знакомым. Они с Ричардом не договорились о встрече, но она была уверена, что эта встреча состоится.

Терри внешне был абсолютно спокоен. Хотя, и внутреннего волнения было явно не достаточно для актера, исполняющего главную роль. Те, кто знал его не так хорошо, могли бы сказать, что он слишком самоуверен. Возможно, отчасти они были бы правы. Однако, Терри, несмотря на всю свою неуемную, раздражающую многих, гордость, вовсе не считал себя гениальным актером. Душевное равновесие придавало ему уверенности, а осознание того, что Кенди здесь, рядом, любит его, давало возможность полностью, без оглядки на жизненные проблемы и переживания погрузиться в роль.

Кенди волновалась больше всех. Складывалось такое впечатление, что это ей сегодня нужно выходить на сцену.

И, наконец, еще один человек, о котором необходимо упомянуть – Ричард. Бедный Ричард! Сколько ему пришлось пережить! Накануне премьеры он снова пристрастился к валерьянке. Всю ночь он не спал и просто не находил себе места. Снова и снова он мысленно проходил по проблемным местам пьесы, проверяя, действительно ли все готово. А когда он, пытаясь стряхнуть с себя глобальные размышления о Гамлете, принце Датском, закрывал глаза, то видел заплаканное, но прекрасное лицо кареглазой девушки в ореоле растрепанных черных кудрей. Да, они не договорились о встрече, но Ричард подсознательно чувствовал, что она сыграет большую роль в его жизни.

Этот день премьеры… Чем отличался он от всех остальных дней? Он так же, как и другие, начинался утром. Так же, на востоке первым просыпалось солнышко, лениво выползая из-за горизонта. Так же, не торопясь, расправляло свои лучики, один за другим, разминая их после долгого сна. Так же, как и в любой другой день, солнечные лучики, пробудившись сами, спешили принести утро в каждое окошко, пробраться даже в самую маленькую щелку, что бы, не дай Бог, никто не пропустил этого знаменательного события: начала нового дня. Это был самый обычный день… Однако во многих сердцах с трепетом или облегчением, с надеждой или разочарованием ясно прозвучало: «Наконец-то этот день настал!»

Как только рассвело, Ричард вышел из дома и направил свои стопы к театру.

В туже самую минуту припозднившийся лучик защекотал нос спящего Гамлета. «Ну вот, теперь, кажется, пора начинать волноваться», - поморщившись, подумал он: «Да, этот день, наконец, настал…»

«Долгожданная премьера!», «Гамлет» на Бродвее!» - кричали на всех углах театральные афиши. «Спешите видеть! Спешите видеть!» - вторили им заголовки газет.

Бродвейский театр переживал последние часы перед новой премьерой. Последний штрих, последний гвоздь, последний стежок… последний глоток валерьянки… «Закончить незаконченное, завершить незавершенное… Успеть…» - мысли всех работников театра были на удивление похожи: «Успеть…»

За два часа до начала спектакля театр замер. С первого взгляда могло показаться, будто бы обитатели покинули его стены, но если присмотреться, станет очевидно – работа идет, а затишье – всего лишь небольшой перерыв перед последней дистанцией.

… Кенди осторожно заглянула в гримерную Терри.

- Я принесла тебе пирожки, - шепотом сказала она, стараясь не нарушить царившей вокруг атмосферы. – Уверена, ты сегодня так и не обедал.

Терри отложил в сторону грим и подошел к ней.

- Отчего же, – так же шепотом ответил он, - мы с Ричардом выпили по чашке кофе.

- Вот-вот! – продолжала Кенди. – Так и заболеть не долго. И я говорю тебе это, как…

- Открою тебе секрет, - перебил ее Терри, мягко обнимая за талию. – Послезавтра я женюсь на самой очаровательной медсестре в мире. Уж она-то не допустит, что бы я заболел.

- Ну, если так… - смущенно прошептала девушка, склонив голову ему на грудь. – Тогда мне остается только пожелать вам счастья.

Терри улыбнулся, поглаживая ее волосы. Он уже был счастлив…

…Зрители стали собираться на Бродвее задолго до назначенного срока. Театр притягивал их, как магнит. «А вы знаете?», «Вы представляете?» - слышалось со всех сторон. «Не может быть!», «Да, да, именно так!»…

Первый звонок прозвучал осторожно и неуверенно, как будто извиняясь за беспокойство. Его мало кто заметил – настолько все были поглощены обсуждением всякой всячины.

Второй звонок, словно опираясь на ошибки первого, был более настойчив, убеждая зрителей занять свои места. До начала спектакля оставались считанные минуты.

Третий звонок. Зал погружается во тьму, затихает. Все, затаив дыхание, устремляют взгляды на сцену… Занавес поднимается, приглашая зрителей в необыкновенный и удивительный мир…

… Спектакль прошел на «ура». Гамлет был бесподобен. «Лучше всех…» - шептала Кенди, украдкой смахивая набежавшие слезинки. Она ощущала, как внутри нее поселяется гордость за близкого ей человека. Это было странное, щемящее, но необыкновенно приятное чувство…

В антракте Кенди получила записку, нацарапанную на театральной программке. В ней было всего четыре слова. «Я тебя люблю. Гамлет». Терри был в своем репертуаре. Улучив минутку и скрывшись от глаз Ричарда, он умудрился отправить послание даме своего сердца. Это было не так сложно. Ричард вряд ли бы что-то заметил, даже если бы для написания записки Терри использовал не стол, а его спину. Режиссер был полностью поглощен ходом спектакля. Все шло, как задумано. Актеры превзошли его ожидания… Был ли это успех? Что ж, об этом еще рано говорить…

… И вот уже сыграна последняя сцена, прозвучал финальный аккорд, отгремели аплодисменты, и давно зажегся свет в зале… Гамлет, принц Датский, и другие обитатели королевского дворца отправились в свои гримерные, разоблачаться в простых смертных, а все остальные ожидали их в холле театра.

Под всеми остальными подразумеваются не только Арчи, Анни, Стир, Пати и Бланка, но и целая стая разноцветных поклонниц с цветами, корреспонденты различных газет, а также просто любопытные зрители, которым не хотелось уходить домой.

Когда, наконец, Терри появился в холле, девушки-поклонницы моментально обступили его со всех сторон. Ему не давали и шагу ступить, а Терри… не сопротивлялся. Он просто стоял и смотрел в одну точку, в ту сторону, где стояла девушка его мечты. «И куда подевалась неугомонная тарзанка с веснушками?» - со странным сочетанием сожаления и восхищения думал он, не в силах отвести взгляд от золотоволосой красавицы, которая составляла его счастье. Вечернее платье простого кроя выделялось на общем фоне своей сдержанностью и элегантностью, а насыщенный зеленый цвет ткани мягко оттенял глубокие изумрудные глаза. Всегда непослушные локоны на удивление вели себя прилично и, перехваченные лентами в тон платью, спадали на спину, оставляя открытым лицо. Только ее вечные спутницы – веснушки – остались неизменны, добавляя образу прекрасной феи особого шарма.

Терри не видел никого, кроме нее. Властной рукой раздвинув толпу, окружающую его, он твердым шагом прошел через холл и поцеловал Кенди, которая тоже смотрела на него, как загипнотизированная…

… На мгновение все в холле замерли. Но только на мгновение… Как по взмаху волшебной палочки защелкали фотокамеры, а зрители загалдели от удивления. Кенди вздрогнула.

- Я смотрю, ты окончательно спятил, - прошипел Арчи, прищурившись от ярких вспышек.

- Ну, да, - так же шепотом ответил Терри, всем своим видом показывая, что он не только не сожалеет об этом, но и гордится. – Сзади тебя дверь, - добавил он, - начинайте отступление, мы вас догоним.

С этими словами Терри обернулся к ожидающей публике.

- Господа, - сказал он, крепко сжав руку Кенди, - я имею честь представить вам мою невесту – мисс Кендис Уайт Эндри…

Когда потом Кенди вспоминала эту минуту, она мало что могла рассказать. Галдящая толпа, Терри, увлекающий ее в служебные помещения, знакомые лабиринты театральных коридоров… Опомнилась она только в гримерной Терри. И только потому, что поняла – кого-то не хватает. Они потеряли Бланку. Опять…

Плутая по запутанным просторам Бродвейского театра, Бланка не переставала удивляться. Потеряться второй раз за сутки? На это способна только она… Странно было еще и то, что в отличие от своего предыдущего приключения, в этот раз она не чувствовала никакого беспокойства. Так, словно заранее знала – так или иначе, но все закончится хорошо.

… Ричард с удовлетворением поглядел на лежавшую перед ним тетрадь. Все листы в ней были исписаны мелким спешащим почерком. Местами текст прерывался, что бы впустить в свое пространство схематичные картинки. «Что ж, видимо на этом все», - с нескрываемым сожалением улыбнулся он, ставя точку. Да, история становления Бродвейского Гамлета была завершена. Молодой человек закрыл тетрадь, проведя ладонью по титульному листу. Это была его первая режиссерская работа в этом театре и она удалась. Он вел эту тетрадь с самого начала, с первой репетиции, с первых своих мыслей после прочтения пьесы. В ней было все – все характеры персонажей, все истории их взаимоотношений, зарисовки всех мезансцен и отдельных частей декораций. Это был дневник постановки спектакля, скрывающий в себе все удачи и неприятности проведенной работы. Ричард почувствовал, что наравне с гордостью его начинает охватывать грусть. Работа выполнена успешно, но она завершена…

Он тряхнул головой и убрал записи в ящик стола. «Меня уже, наверное, заждались», - подумал он, открывая дверь…

… «Почему я не удивляюсь», - подумала Бланка, когда в полумраке узкого коридора прямо перед ней открылась дверь, и появился Ричард.

Ричард на всякий случай моргнул, хотя с самого начала понял, что представшая перед ним красавица – не сон. Он уже и не надеялся с ней встретиться, но в глубине души тайно продолжал этого ожидать.

- Ричард, - благоговейным шепотом произнесла девушка, улыбаясь, - а я опять…

- Почему я не удивляюсь, - ответил Ричард, даже не подозревая, что озвучивает вслух ее мысли.

В келье Гамлета, то есть в гримерной Терроса Гранчестера, было объявлено осадное положение. Выбираться из театра сейчас, когда он просто кишит газетчиками, крайне глупо, а искать в такой суматохе Бланку – просто невозможно. Кенди попыталась возразить, но, вспомнив, как такая же толпа затоптала ее в Чикаго, передумала.

Было решено выждать время и надеяться на то, что Бланка догадается дождаться их у входа.

- Теперь я понимаю, что означает выражение «Безвыходное положение», - пробормотал Арчи, осматривая небольшое помещение.

- Да… - в тон ему ответил Терри. – Я даже не могу предложить вам кофе…

Анни задумчиво смотрела в окно:

- Но неужели мы ничего не можем сделать?

- Мы всегда можем что-то сделать! – ответил ей Стир через плечо. Безвыходных положений не бывает.

Он уже давно что-то чертил на листе бумаги, отодвинув в сторону грим и стопки сценариев.

- Мне кажется, что эта деталь будет лишней… - заметила Пати, которая с интересом наблюдала за его действиями.

- Думаешь? – почесал Стир в затылке, совершенно не обращая внимания на то, что разговор, который они ведут, понятен только им двоим. – А если во так?

- Мы вам не мешаем? – мрачно спросил Арчи.

Стир и Пати даже не обернулись.

- Нет… - хором ответили они, полностью погрузившись в чертежи.

Кенди беспокойно кусала губы. «И почему у нас всегда что-то случается?» - не переставая, спрашивала она себя.

Дверь распахнулась так неожиданно, что все вздрогнули.

- Ричард! – воскликнул Терри, обращаясь к вошедшему человеку. – Где тебя носит?

- Я немного задержался, - Ричард и улыбнулся. – И я хотел бы познакомить…

- Бланка! – Кенди бросилась к девушке, показавшейся из-за спины режиссера. – Где же ты была? Мы так волновались…

- Вы знакомы? – с неподдельным изумлением спросил Ричард.

- Ричард, это мои друзья, - ответила Бланка, поворачиваясь к нему и широко улыбаясь. – Я вам рассказывала…

- Вы знакомы??? – в свою очередь удивилась Кенди

- Конечно, - сказал Ричард и сам поразился, сколько гордости и самодовольства прозвучал в его интонации. – Кенди, не смотри на меня так. Мы встретились вчера, я помог Бланке отыскать гостиницу…

- Но почему Бланка ничего не рассказала…

- Ой, Кенди, - вмешалась Анни, не в силах сдержать смех, - да она ведь весь вечер только и говорила, что о своем спасителе! Просто ты, очевидно, думала о чем-то другом…

- Вот как… - Промолвила Кенди, заливаясь краской, под всеобщее веселье.

- Вы знакомы… - скорее утвердительно, чем вопросительно прошептала Бланка…



… Элиза Лэган со злостью смяла утреннюю газету.

- Я вижу, ты прочитала последние новости, - хладнокровно заметил Нил, заходя в комнату. – Впечатляет, правда?

- Я не верю ни единому слову, - процедила девушка сквозь зубы, отбрасывая от себя скомканные листки, словно нечто гадкое. – Это не может быть правдой. Все это не более чем обыкновенная газетная утка.

- Да? – Нил усмехнулся. – А почему ты так в этом уверена?

- А по- твоему я должна верить каждой сплетне, которую напечатают эти писаки? – Элиза презрительно фыркнула. – К тому же, они не придумали ничего конкретного. Никаких упоминаний о свадьбе. Да и официальной помолвки тоже нет. Только слухи и домыслы, - она говорила настолько яростно, что молодой человек невольно поежился.

- А мне кажется, все довольно логично, - заметил он, поднимая газету.

- Почему ты так говоришь? – набросилась на него сестра. – Ты что же…

- Прекратите! – раздался громовой голос из глубины комнаты. Мадам Элрой тяжело поднялась из кресла и окинула племянников строгим взглядом. – От ваших споров ничего не изменится. Так или иначе, но упомянута фамилия Эндри. А, следовательно, честь семьи… - она замолчала, обернувшись к лестнице. – Вильям! – обратилась она к молодому человеку, показавшемуся на втором этаже. – Ты можешь объяснить, что опять вытворяет твоя… приемная дочь?

- Конечно! – весело ответил ей мистер Альберт, спускаясь вниз и на ходу завязывая галстук. – Обязательно и непременно! Но только потом. Все потом… - добавил он, чмокнув изумленную тетушку в щеку. – Все потом, иначе я опоздаю на свадьбу…

«…Веселой этой свадьбе
Было места мало,
И неба было мало и земли…»
Глава XXII,

Без комментариев…



Они поженились на холме Пони. Там, на самой вершине под раскидистым дубом…

Это был еще один обычный день на границе лета и осени. Один из тех обычных дней, в которые обычно не происходит ничего необычного. Но только не здесь…

Даже воздух холма был наполнен волшебством, и каждый из присутствующих чувствовал это.

Вид Альберта был самым торжественным из всех. Он чувствовал огромную ответственность за девушку, чью руку он сейчас держал. Он изо всех сил пытался соответствовать той миссии, которая была на него возложена, и даже его внешний вид, может быть чуточку более официальный, чем требовалось, говорил об этом. Он вел ее к алтарю. Он вел ее к тому единственному человеку в мире, которому он смог бы ее доверить. Он знал это… Однако, несмотря на всю свою внутреннюю уверенность, он ощущал, что руки его дрожат.

Братья Корнуэл, два верных рыцаря Кенди, одинаково любившие ее так, словно она приходилась им настоящей сестрой, по-разному реагировали на вершение ее судьбы.

Арчи был натянут, как струна. Он боялся, что тот злой рок, который постоянно и неотступно следовал за Кенди по пятам, может заявиться и сюда. Уже давно не доверяя судьбе, он предпочитал оставаться настороже, чтобы ни в коем случае не допустить этого. От напряжения он крепко сжимал руку Анни, словно ища у нее поддержки.

Стир же, напротив, будучи закоренелым оптимистом, искренне верил, что теперь-то уж судьба Кенди выбрала верную дорогу, и уже никто и ничто не сможет этому помешать. Он открыто радовался происходящему, а его лицо сияло так, что могло запросто соперничать с самим солнцем. С присущей только ему одному непосредственностью, Стир крепко прижимал Пати к себе, словно стремясь таким образом поделиться с ней переполнявшим его ощущением счастья.

Но Пати и Анни и без того просто искрились от обуревавших их чувств. Они то и дело обменивались восторженными взглядами и улыбками, не обращая никакого внимания на своих кавалеров.

Том волновался. Он не имел никакого опыта присутствия на свадьбах и подобных им мероприятиях… Не представляя в принципе, как нужно себя вести, он жадно ловил каждое слово и каждый жест священника, стараясь полностью сосредоточиться на церемонии. Однако время от времени он все же ощущал ту ноющую боль в груди, которая не отпускала его в последнее время. Все это вместе пагубно отражалось на его шляпе. Том смял ее настолько, что при желании мог запросто поместить в одном кулаке.

По щекам мисс Пони, ни от кого не скрываясь, катились слезы. Сестра Мария, не переставая, похлопывала ее по руке. Видит Бог, как она молилась, что бы все было именно так. Дети окружали их плотным кольцом. Они заворожено наблюдали за происходящим, боясь пошевелиться, словно верили в то, что тогда волшебство исчезнет.

Казалось, даже сама природа принимает непосредственное участие в происходящем. Вот радостно улыбается солнышко… Тихонько, словно боясь нарушить очарование момента, шелестит ветерок…

- Да…

«Да, да», - качают желтыми головками полевые цветы.

- Да…

«Да, да», - вторят им ветви могучего дуба.

Даже небо, такое далекое и безразличное, украсило свои бесконечные просторы белыми кружевными облаками, довершая и подчеркивая атмосферу праздника. Но это и правильно, ведь именно там, на небесах, и соединяются сердца…

А те двое, на которых были обращены взоры всех собравшихся, не замечали никого и ничего вокруг. В этот момент они жили и дышали только друг для друга… Здесь, на холме Пони, их пути когда-то пересеклись, что бы разойтись в разные стороны. Здесь сегодня они встретились вновь, что бы никогда больше не расставаться. Она – без оглядки вручала ему свою судьбу. Он – уже давно отдал ей свое сердце. Прошлое – не имело значения. Будущее – еще не настало. Только этот миг, только этот холм, только они вдвоем…

… Окончания церемонии никто не заметил, настолько все были зачарованы. Первым пришел в себя Арчи. Внезапно осознав, что на этот раз судьба-злодейка явно где-то заблудилась, он так облегченно выдохнул, что все, включая молодоженов, посмотрели на него.

- Ну что, - сказал он, улыбаясь, - может, отпразднуем?

Дальнейшие события мало поддаются описанию… Всеобщее ликование… Мисс Пони и сестра Мария, утопающие в слезах… Стир, подбрасывающий в воздух Пати… Дети, веселой толпой рассаживающиеся в повозки… Альберт, указывающий молодоженам на украшенный цветами экипаж… Терри, отрицательно качающий головой и увлекающий Кенди к лошади Тома…И весело хохочущий при этом Том…



Лейквуд встретил их запахом роз. Складывалось впечатление, что осень сюда пока еще не заглядывала. Даже ковер из цветочных лепестков не напоминал о смене времен года. Казалось, будто розы сами сбрасывают их под ноги молодоженам. Хороший это был день – на пороге осени, на закате лета…

… Кенди протянула руку и погладила морду лошади. Та благодарно фыркнула и ткнулась мокрым носом в ладонь девушки.

- Какая же ты хорошая! – засмеялась Кенди, обнимая ее за шею. – Спасибо, что довезла нас.

- Персефона самая умная лошадь из всех, что я встречал, - заметил Том, с гордостью похлопывая любимицу по холке. – Но и ваши не хуже…

- Наши? – переспросил Терри, непонимающе приподняв бровь.

- Ну да, - пожал плечами Том и кивнул в сторону конюшен. – А вы думали, что я оставлю вас без подарка?

Кенди медленно обернулась. Недалеко от дома среди деревьев были привязаны две лошади – черный, как ночь, конь и белоснежная кобыла.

- Какие красивые… - выдохнула Кенди.

- Это на первый взгляд они такие тихие, - ухмыльнулся Том. – На самом деле по характеру они ничуть не уступят своим теперешним хозяевам, - он на мгновение замолчал. – Они ваши, - добавил он, улыбаясь.

- Том… - только и смогла вымолвить Кенди.

- Спасибо, - Терри пожал руку молодому ковбою. – Давно я не видел таких великолепных животных. Только вот вряд ли мы сможем их принять. В Нью-йоркской квартире они точно не поместятся…

- И тут настает черед доброго дядюшки! – перебил их Альберт, неожиданно появившись. – Не думали же вы, что я оставлю вас без подарка?

Он протянул Терри пухлый желтый конверт с гербом семьи Эндри, перевязанный зеленой лентой.

- Что это? – спросил Терри.

- Документы, - весело ответил Альберт, буквально насильно вручая ему конверт. – Документы на Лейквудскую виллу. Она теперь ваша.

- Мистер Альберт, это совсем не обязательно! – встрепенулась Кенди.

- Еще как обязательно! – перебил ее Альберт, крепко обнимая. – Можешь считать, что это твое приданное.

- Кхе-кхе, - послышался сзади голос Стира, обращая на себя внимание. Вся компания была в сборе. – Ну, раз уж тут речь зашла о подарках, то… - он ехидно подмигнул молодоженам. – Есть и у нас небольшой сюрприз.

- Стир… - встревожено пролепетала Пати.

- Все в порядке, Пати, - ободряюще подмигнул ей Стир. – Я могу сделать это сам.

- Нет, нет, я с тобой! – Пати тряхнула головой и в ее глазах заплясали бесенята. – Слушаю ваши указания, сэр!

- Тогда вперед! – расхохотался Стир, увлекая девушку в глубь сада.

- Арчи, - набросилась Кенди на молодого человека, предчувствуя недоброе, - что он опять задумал???

- Ох, Кенди, - вздохнул Арчи, покачивая головой. – Это невероятно, но… Он его починил.

- Его?

- Вернее сказать – они его починили, - поправила Анни.

- Кто-нибудь может объяснить, что здесь происходит? – Терри на всякий случай крепко прижал Кенди к себе.

- Кажется, я могу… - тихо проговорил Альберт, указывая рукой куда-то вверх.

Прямо над розовыми воротами, едва не задев их крылом, в небо взмыл самолет, стремительно набирая высоту, а цветы качали головками ему вслед.

- Та развалюха? – одними губами спросила Кенди.

Анни утвердительно кивнула.

- Сумасшедший, - пробормотал Терри.

- Гений… - добавил Альберт.

- Одно другому не мешает, - мрачно процедил Арчи, подводя черту.

- Последний вопрос, - Терри выпустил Кенди из железных объятий и задумчиво указал пальцем в небо. – Маленькая тихоня тоже там?

- Пати? – переспросила Анни. – Ну конечно! Она Стира одного в небо больше не отпустит… Да и кто, по-твоему, помогал ему чинить самолет?

- А что же любимый братец? – усмехнулся Терри. – Разве не он главный помощник великого летчика?

- Что ты имеешь в виду? – мгновенно взвился Арчи, как будто только и ждал этого момента.

- Дело в том, - перебила его Анни, - что поскольку Пати с утра до вечера была занята починкой двигателя, Арчи пришлось помогать мне шить…

- Шить??? – воскликнули хором Кенди и Терри и переглянулись. В ответ на их немой вопрос Арчи указал в небо.

Самолет, сделав круг, в этот момент пролетал как раз над ними. Мгновение, и, как по взмаху волшебной палочки, с неба посыпался дождь из розовых лепестков. Белые, красные, розовые… Как разноцветные бабочки из волшебного сна, они кружились в воздухе, исполняя в полете необыкновенный и непохожий ни на что танец.

- Как красиво… - ахнула Кенди, подставляя ладони под падающие лепестки.

- Это еще не все… - заметил Арчи.

Самолет снова приближался, но теперь за ним развевалось огромное белое полотнище, густо расшитое яркими сердцами. «Кенди + Терри» - горели крупные буквы по середине.

- Теперь я умею шить, - замогильным голосом заявил Арчи, становясь все мрачнее и мрачнее. – Вот до какого бреда я тут с вами докатился…

Кенди молча поцеловала его в щеку.

- Господи, - проговорила она, наконец, смахивая набежавшие слезы, - как же я вас всех люблю.

- Вот уж никогда не думал, что скажу то же самое… - серьезно произнес Терри, протягивая Арчи руку. – Спасибо вам всем…

Лепестки роз, парящие в воздухе, слезы радости, сверкающие в солнечных лучах, атмосфера обычного сентиментального счастья… И только ехидный голос Терри, перекрывающий рокот самолета:

- Кстати, Арчи, если мне вдруг понадобиться пошить костюм…

- Заткнись, чертов Гранчестер!

Ничего не меняется. Все на своих местах…



… Близился вечер. И пусть солнышко еще радовало своим присутствием, его время подходило к концу.

Кенди вдохнула пропитанный ароматом роз воздух и зажмурилась. «Становится прохладнее», - подумала она.

- Становится прохладнее, - заметил Терри, набрасывая ей на плечи шерстяную шаль – подарок мисс Пони.

Кенди улыбнулась.

- Да… Я просто хотела немного подышать свежим воздухом.

- Я помешаю? – осторожно спросил Терри.

- Нет, ну что ты, - Кенди взяла его за руку. – К тому же… Ты же не был здесь, верно?

Они молча брели по тропинкам сада, а последние лучики заходящего солнца освещали засыпающие заросли роз.

- Терри, - прошептала Кенди, останавливаясь, - это она…

- Она?

- Прекрасная Кенди…

Она опустилась на землю рядом с одним из кустов.

- Как давно мы не встречались! – прошептала девушка. – А ты все такая же красивая… - она нежно обняла цветок пальцами обеих рук и вдохнула его аромат.

«Будь счастлива!» - совершенно отчетливо услышала Кенди знакомый голос.

«Энтони…» - она вскинула голову и посмотрела на цветок.

«Будь счастлива, прекрасная Кенди!».

Белые розы приветливо качали своими головами, и на миг ей показалось, что она видит улыбку Энтони…

Терри восхищенно наблюдал развернувшуюся перед ним картину. В ореоле пламенных лучей заката ослепительная девушка в подвенечном платье, стоящая на коленях в окружении зелени розовых кустов. Его невеста… Нет! Его жена. И в довершение совершенства – бархатные белые розы, обрамляющие образ ангела. Казалось, что так и только так должна выглядеть гармония мира.

«А они действительно прекрасны!» - подумал Терри, касаясь кончиками пальцев белой таинственной розы.

«Береги ее!» - вдруг услышал он, и цветок дрогнул под его рукой. «Береги ее!» – настаивал голос. Молодой человек улыбнулся. Он понял, кто с ним говорит…

«Я обещаю», - подумал он, сжимая руку в кулак.

- Обещаю, - сам того не замечая, повторил он в слух.

Кенди подняла голову.

- Ты что-то сказал? – спросила она.

- Да, - ответил Терри, помогая ей подняться с земли. – Я подумал, а не прогуляться ли нам куда-нибудь?

В полном молчании они добрели до опушки леса. И только на маленьком мосту через тихую речку остановились. Багряное солнце утопало в водной глади, оставляя на ее поверхности алые подтеки.

- Терри, - тихо проговорила Кенди, заворожено глядя на мелкие волны, - я хотела сказать тебе спасибо…

- Спасибо? – Терри вопрошающе взглянул на нее.

- Ну да. За этот замечательный день…

- Кенди, о чем ты говоришь? – он осторожно развернул ее к себе лицом. – Это я должен говорить тебе спасибо.

- Мне? – Кенди подняла голову. В ее глазах плескалось неподдельное удивление. – Но за что?

- За то, что ты есть, - он нежно коснулся пальцами ее лица. – Такая, какая есть…

Кенди закрыла глаза. Ей было настолько спокойно и хорошо, что казалось, будто время остановилось. Несмотря на вечернюю прохладу, она чувствовала, что ей становится тепло от одного осознания того, что Терри рядом. Она знала – он сейчас ее поцелует, она ощущала его дыхание…

Это произошло более чем неожиданно. Если может существовать на самом деле земное воплощение фразы «Гром среди ясного неба», то это было именно так. Потоки ливня обрушились внезапно из ниоткуда, превращая гладкую поверхность реки в узорчатое полотно.

- Бежим, - услышала Кенди голос Терри сквозь раскаты грома и почувствовала, как он увлекает ее в пелену дождя. Вилла Эндри осталась в противоположной стороне…

Покатый деревянный навес небольшой хижины стал их спасением. Кенди сосредоточенно пыталась разглядеть хоть что-то сквозь завесу водных струй.

- Как же мы вернемся обратно? – задумчиво проговорила она и почувствовала, что ее заворачивают во что-то мягкое и теплое.

- А нам обязательно возвращаться? – спросил Терри, заботливо укрывая промокшую девушку шерстяным пледом.

- Но ведь все будут волноваться, - неуверенно проговорила Кенди.

Терри рассмеялся.

- Моя неугомонная тарзанка как обычно в первую очередь думает о других! Кенди, может пора хотя бы немного подумать и о себе? – он чмокнул ее в нос. – И лучше бы нам зайти под крышу, пока ты окончательно не замерзла.

Внутри избушки пахло сеном. Впрочем, это неудивительно – оно было повсюду. Видимо данная постройка и была предназначена для его хранения.

Кенди осмотрелась.

- Никогда не знала, что здесь есть подобное помещение… - задумчиво произнесла она, наблюдая, как Терри методично ворошит солому, из-под которой появляются один за другим свертки с едой. Венчала все это великолепие бутылка шампанского.

- А как ты догадался, куда надо бежать? – спросила вслух Кенди, хотя уже начала понимать, что к чему. – И откуда здесь этот клетчатый плед? И шампанское… Террос Гранчестер!!! А ну признавайся! – грозно воскликнула она. – Ты все это подстроил?

Терри вытянулся по стойке «смирно».

- Признаюсь! – ответил он, и, потянув за края пледа, заключил девушку в свои объятия. – Кстати, ливень с грозой – это тоже моя идея… - добавил он, прежде чем ее поцеловать.

Капли дождя мерно отстукивали свой ритм по деревянной крыше. Стихия отступала. Но небо, затянутое невзрачными тучами, уже отошло ко сну. Даже луна не смела показаться на его торжественно-сером просторе. И только одна маленькая, но храбрая звездочка, чудом пробившись между облаками, мягко светила над покосившейся старой хижиной…

Есть ли жизнь после свадьбы?
Глава XXIII,

повествующая
как раз об этом…



Маленькая речка продолжала невозмутимо течь куда-то по своим делам. Капельки воды, поселившиеся на листьях и траве после ночного дождя, робко поблескивали в мягких предрассветных лучах. Небо, избавившись от туч и облаков, как от ненужных улик, казалось прозрачным и недосягаемым.

Момент, когда солнце уже решило проснуться, а природа еще и не думает этого делать, наполняет душу тех, кому доводится за этим наблюдать, особым чувством.

Спокойствие. Умиротворение… Торжество! Ощущение вечности, которую можно пощупать…

Кенди блаженно закрыла глаза, подставляя лицо еле различимому дуновению ветерка. Ее не смущала ни влажная трава, ни не успевший еще прогреться воздух… Наоборот, казалось, что в этот момент пробуждения мира ей хочется быть как можно ближе к природе, стать частичкой ее.

- Рассвет… - прошептала она, улыбаясь восходящему солнцу.

- Уважительная причина… - послышался такой же тихий шепот. – А я все гадал – ради чего жена покинула меня в первое утро совместной жизни?

Терри осторожно обнял ее, и только почувствовав его тепло, Кенди поняла, что замерзла.

- Пора возвращаться, - еле слышно проговорила она, словно боясь помешать природному уединению. – Нас, наверное, ищут…

- Ну да, ходят по саду с фонариками и кричат «ау», - усмехнулся Терри, приподнимая ее на руки. – Кенди, все еще спят, - он слегка коснулся губами ее веснушек, - и, я думаю, нам не стоит отрываться от коллектива… - добавил он, направляясь к хижине, над крышей которой уже поднимался рассвет. Рассвет нового дня. Рассвет их новой жизни…

… В гостином зале Лейквудского поместья не осталось и следа от свадебного торжества. Теперь здесь царила необыкновенно уютная домашняя атмосфера.

Глава семьи расположился в кресле у окна. У него на коленях свернулся клубком скунс, блаженно щурясь от пробивающихся из окна солнечных лучей. Уильям Альберт Эндри, закрыв глаза, неспешно почесывал своего питомца за ухом.

Анни Брайтон снова что-то вязала. Спицы мелькали в ее руках, сплетая затейливые шерстяные узоры. Арчибальд Корнуэл гордо восседал рядом. Время от времени он отвлекался от газеты, которую читал, чтобы взглянуть на сосредоточенный профиль своей невесты.

На соседнем диване, вооружившись сборником пьес из местной библиотеки, сидел Ричард Уолтер. Полностью погрузившись в свои мысли, он делал заметки в новенькой хрустящей тетрадке. Неподалеку от него, в обнимку с учебником по медицине, сидела Бланка Моралес. Периодически отрываясь от интересного, но не всегда понятного ей чтения, девушка украдкой поглядывала на молодого режиссера.

В противоположном углу огромной комнаты, над необъятных размеров столом, склонились двое… Поглощенные понятными только им одним чертежами, они не замечали ничего вокруг. Иногда Алистер Корнуэл как бы ненароком задерживал руку девушки в своей, а Патриция О,Брайн смущенно краснела, случайно столкнувшись с ним лбами.

Появление на пороге четы Гранчесторов если и заметили, то не подали виду. Каждый продолжал заниматься своим делом.

Кенди нервно одернула платье. Измученная угрызениями совести, что все ужасно переживают из-за их отсутствия, она ожидала чего угодно, но только не полного безразличия.

- Доброе утро, - робко произнесла она, не зная, как себя вести.

- Мы уже пообедали, - отозвался Арчи, не отрываясь от газеты.

Явное напоминание о времени суток совсем выбило Кенди из колеи. Терри оставался абсолютно невозмутимым и лишь слегка усмехался за ее спиной.

- Нас вчера застал дождь, и… - начала Кенди и запнулась.

- А мы и не подозревали, что вчера с неба падала солома, - простодушно выпалил Ричард, указывая на застрявшую в густых локонах Кенди соломинку.

Еще больше покрасневшая Кенди посмотрела на Терри, ища спасения.

- Да, такой вот необычный дождь… - загадочно произнес Терри, глядя в глаза жене и не обращая внимания на друга.

- Кенди, - послышался голос Альберта, решившего вмешаться в разговор. – Тебе невероятно идет подвенечное платье, но, может, стоит…

- Спасибо, мистер Альберт! – выпалила девушка и устремилась к лестнице.

Оказавшись в комнате наедине с собой, Кенди нерешительно осмотрела свой гардероб.

«Я замужняя женщина», - подумала она, пытаясь осознать это. «Ну и что я теперь должна делать?» Она задумчиво провела ладонью по волосам, высвобождая соломинки из золотого плена. Как же это она их раньше не заметила?

- Придется становиться серьезнее, - заявила она своему отражению в зеркале. – Теперь, Кенди, ты должна быть умницей.

- Только попробуй! – услышала она у себя за спиной. Терри смотрел на нее, облокотившись о дверной косяк. Небрежно перекинутый через плечо пиджак, расстегнутая рубашка и его в целом, казалось бы, неряшливый внешний вид, придавали ему, тем не менее, особый шарм. От него веяло невероятной силой мужества и благородства, так, что у Кенди перехватило дыхание.

- Чего это ты придумала? – спросил он, шагнув навстречу, бросая пиджак на кровать.

- Ну, как же… - неуверенно улыбнулась Кенди. – Должна же твоя жена быть настоящей леди…

- Понятно… - усмехнулся Терри, обнимая ее за талию. – Как же это ты так не подготовилась?

- Я… - смутилась девушка.

- Кенди, - перебил ее Терри, внезапно становясь серьезным. – Что в твоем понимании «настоящая леди»?

- Ну…

- Только не вздумай вспоминать уроки сестры Грей! – нахмурился он, но в глазах блеснули лукавые искры. – А то станешь похожей на Элизу… Упаси меня Бог от такого счастья!

- Терри!

- Теперь послушай меня, Кенди, - продолжал Терри, не обращая внимания на ее попытки освободиться из его объятий. – Я женился на женщине, которую люблю, - он не отрывал взгляда от ее изумрудных глаз, словно гипнотизируя. – Моя жена – тарзан с веснушками, - он улыбнулся. – Моя жена – истинная леди. Она необъяснимо сочетает в себе эти качества, и за это я ее люблю. Не вздумай меняться, Кенди!

Его лицо было совсем близко, губы практически касались ее губ…

- Кстати, насчет веснушек… - услышала Кенди тихий шепот. – Как насчет пари?

- Пари? – Кенди внимательно посмотрела на мужа. В его глазах читался вызов.

- Дерево, - продолжал шептать Терри, - то, что на поляне возле реки…

- Дашь мне времени переодеться? – таким же заговорческим шепотом спросила она.

- Пять минут, - ответил Терри, целуя ее.

- Мне хватит и трех! – парировала Кенди, ловко выворачиваясь из его рук.



… В гостиной еще не успели обсудить появление молодоженов, как дверь второго этажа с грохотом распахнулась и Кенди, скатившись вниз по перилам лестницы, сломя голову выскочила на улицу. За ней прыжками, как голодный лев, несся Терри.

Гости Лейквудской виллы молча переглянулись. Арчи аккуратно свернул газету в трубочку и первым шагнул к выходу. Остальные последовали за ним…



… Кенди с легкостью преодолевала последние ветки, в тот момент как сверху Терри протянул ей руку.

- Леди, вам помочь? – усмехнулся он.

- Спасибо, справлюсь сама, - ответила она, усевшись рядом. – Ты победил…

- Правда? – продолжал дразнить ее Терри. - А мне показалось, что опять ничья…

- Терри, ты гадкий! – заявила Кенди, толкнув его в грудь.

Терри расхохотался, ухватившись одной рукой за ветку, а другой заключив жену в железные объятия.

- Ты действительно так считаешь? – испытующе спросил он.

- Эй вы, влюбленные! – послышался снизу голос Арчи, прерывая семейный споры. – Вы обедать будете, или вы и любовью сыты?

- Арчи, не мешай им! – ехидно заметил Стир, бережно поглаживая внушительный сверток, который он прихватил с собой. – Ты разве не видишь – они решили свить себе уютное гнездышко на этом дереве, - он ухмыльнулся, и его глаза хитро блеснули из-под очков. – А уже потом Терри полетит добывать пищу. Кстати, у нас в саду водятся довольно крупные червяки…

- Ну, все… - выдохнул Терри и в два прыжка оказался на земле.

- Спокойно! – остановил его Стир, срывая бумагу с загадочного свертка. Внутри оказалось нечто, густо покрытое шипами различной величины.

- Стир, что это? – удивленно спросила Пати. Видимо даже для нее это было сюрпризом.

- Леди и джентльмены, представляю вашему вниманию мое новое изобретение! – гордо возвестил Стир и одел «нечто» себе на голову. – Это шлем, который защищает голову от ударов во время рукопашного боя. Я готов, - добавил он, поворачиваясь к Терри.

- Я тоже, - отозвался Терри с кривой усмешкой и поставил ему подножку.

Пати поспешила к распластавшемуся на траве горе-изобретателю.

- Стир, - со смесью тревоги и укора проговорила она, освобождая его голову от колючего шедевра, - ты похож на ежика…

- Нда… - прокряхтел Стир, потирая ушибленное место. – Опять я что-то не рассчитал…

- Вы подлец, сэр! – воскликнул Арчи, взмахнув газетой, как шпагой, и встал в боевую стойку. – Я вызываю вас на дуэль!

- Как пожелаете, сэр, - лениво отозвался Терри, и лишь слегка увернулся в сторону. Арчи, сделав выпад, споткнулся о некстати подвернувшуюся кочку и, пролетев мимо, угодил носом прямо в семейку полевых цветов.

- Арчи… - взволнованно прошептала Анни, помогая ему подняться. – Ну что же ты делаешь?

- Устал, прилег отдохнуть, - мрачно пробурчал Арчи, вытаскивая из волос ни в чем не повинный лютик. – Это тебе, - добавил он, протягивая цветок невесте.

Терри непринужденно пожал плечами и повернулся к дереву в поисках Кенди. На его пути стоял Ричард, скрестив руки на груди.

- Прошу прощенья, сэр, я был не прав, - заговорил вдруг он, опустив голову. – Но вы, как дворянин, меня простите… Все, чем мог задеть я ваши чувства, честь и положенье, прошу поверить, сделала болезнь, - хотя речь его и была полна драматизма и раскаяния, еле уловимая мимолетная улыбка сглаживала это впечатление. – Оскорбление нанес не Гамлет. Гамлет ни при чем. Кто ж этому виной? Его безумие.

Услышав свой текст, Терри на секунду опешил. Но лишь на секунду…

- В глубине души, где ненависти, собственно, и место, я вас прощу, - ответил он словами Лаэрта, грозно надвигаясь на друга. – Иное дело честь: тут свой закон, и прощать не вправе!

Потерпев поражение в словесной дуэли, Ричард отступил назад и не заметил корней старого дуба, выступающих на поверхности земли. Приземлившись на мягкий травяной ковер, он не мог не рассмеяться. Давно он уже не проводил время так беззаботно.

- Вам помочь? – раздался робкий голос. Даже и не оборачиваясь, молодой человек знал, кому он принадлежит. Бланка…

Альберт наблюдал за происходящим, прислонившись к стволу дерева. На одном плече у него расположился скунс, на другом уютно устроился енот, в ожидании хозяйки.

- Что здесь происходит? - спросила Кенди, спускаясь на землю.

- По-моему, им весело! – подмигнул ей Альберт, кивая в сторону остальных.

Над поляной возле реки звенел смех, наполняя воздух беззаботной радостью.

- Хорошо… - проговорил Том, стоя неподалеку, не осмеливаясь присоединиться к всеобщему веселью. – Хорошо, когда у всех все хорошо. А я… - он грустно улыбнулся и одел шляпу. – Мне пора возвращаться…



… И вот уже готов отправиться в плавание белоснежный пароход…

- Вы там не очень-то задерживайтесь, - заявил Арчи молодоженам. – Анни сказала, что без вас свадьбы не будет.

- Ну что ты, Арчи, - ободрила его Кенди. – Разве мы можем пропустить вашу свадьбу?

- Две свадьбы… - заметил Стир, и все обернулись на него.

- Две? – удивленно переспросил Терри.

- Ну да, - пожал плечами Стир. – Мы же с Пати тоже женимся…

- Что?!? – недоуменно подпрыгнула Пати, не понимая, что происходит.

- Пати, а разве я тебе не сказал? – Стир почесал затылок. – А я то думал, что же я забыл сделать…

- Стир!

- Пати, дорогая, а ты разве против? – продолжал молодой человек невинным голосом. И теперь уже все взоры обратились на Пати.

- Я… но… нет… - покраснела девушка, не зная, что сказать. – Я… Но ведь бабушка…

- А бабушка Марта в курсе! – весело отозвался Стир, блеснув очками, и все, кто наблюдал за этим необычным предложением руки и сердца не выдержали и расхохотались. – Ну да, - оправдывался Стир. – Она уже даже познакомилась с мадам Элрой. Кажется, они нашли общий язык…

… А вечером того же дня молодожены уже стояли на палубе корабля, плывущего по широким просторам Атлантического океана.

- Когда-то в такой же вечер мы с тобой познакомились, - произнес Терри, вглядываясь в синюю даль. – Никогда не забуду тот день…

- Да уж, я тоже, - с едва уловимой иронией ответила Кенди. – Кстати, мистер Гранчестер, вы тогда меня обидели и, между прочим, до сих пор еще не извинились!

- Ах, прошу прощения! – в тон ей отозвался Терри. – Примите мои самые глубочайшие извинения, леди с веснушками!

- Что? Ты опять?!?

- Извините, я хотел сказать миссис Гранчестер, - не унимался Терри.

- Терри, я тебя сейчас побью!

- Бей! – Терри широко раскинул руки, выражая тем самым смиренную покорность судьбе.

Кенди, ничего не подозревая, кинулась к нему и ловушка захлопнулась. Она оказалась в крепких объятиях мужа…

… Корабль мягко скользил по волнам…


Категория: Очень старые фанфики | Добавил: Владанна (04.04.2011)
Просмотров: 533 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 1
1  
biggrin happy surprised smile tongue wacko

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск по сайту

Опрос

Сайт оказался для Вас полезным?
Всего ответов: 301

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Смотреть и скачать лучшие сериалы и мультсериалы

Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, РекламаКультура и искусство :: Кино

Каталог ссылок. Информационный портал - Старого.NETRefo.ru - русские сайты

Каталог ссылок, Top 100.Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru

http://candy-candy.org.ru/Сайт о Кенди

Семейные архивы